Что вырастет из детей, которые учат математику через TikTok?

Родительский вопрос
В эфире учителя- звёзды TiKTok и других соцсетей Петр Земсков и Диана Минец обсуждают, какие возможности используют современные учителя в обучении

А. Милкус:

- Здравствуйте! У нас идет прямая трансляция в группе Радио «Комсомольская правда» в YouTube. И вы нас можете видеть, слышать и можно нам звонить.

И сегодня у нас необычные учителя в гостях. Мне бы хотелось, чтобы они были обычные…

Д. Завгородняя

- Чтобы таких было большинство.

А. Милкус:

- Много и разных!

У нас в гостях Петр Александрович Земсков, учитель математики лицея №35 из Челябинска. И словесник, преподаватель женской гуманитарной гимназии Череповца, призер недавнего конкурса «Учитель года России-2020» Диана Минец. Здравствуйте!

Слушайте, чего вот необычного? Люди цифровые и совсем из другой эпохи. Как я наткнулся на Петра Александровича? Я зашел в TikTok. Я не в тиктоковском возрасте, но мне просто было интересно, что это такое? Какие-то дети, розыгрыши подростковые. И вдруг суровый такой мужчина на экране говорит: так, решай со мной! Думаю, что это такое? Смотрю, интересное математическое задание, а я в детстве математикой увлекался, даже побеждал на математических олимпиадах. Думаю, надо включиться в это дело.

Я подсел на Петра Александровича! Я подсел на эти задачи! Петр Александрович, как вы дошли до жизни такой? Как вы, взрослый и серьезный человек, оказались в TikTok? И что вы там делаете?

П. Земсков:

- Привет всем любителям математики! Я всегда думал, что было бы здорово, если бы отцы сидели на кухне и решали задачку. И мимо проходивший сын вдруг спросил бы: папа что ты делаешь? А я вот решаю задачу. И сын бы заинтересовался, и пошла бы наша математика по всей стране!

Как я попал в TikTok, это интересует?

А. Милкус:

- Вроде как-то не солидно для серьезного челябинского учителя.

П. Земсков:

- Челябинского сурового учителя. Дело в том, что TikTok уже давно. И мои личные дети давно предлагали мне…

А. Милкус:

- Личные – это из ваших классов?

П. Земсков:

- И из классов, и те, которые рождены мною. Вот. Они предлагали, что давно нужно заняться TikTok. Я считал, что еще рано. Помните, как в фильме «Чапаев»? Анка говорила: подойди ближе. Я ждал, когда TikTok подойдет ближе, когда будет запрос на качественный образовательный контент. И вот это время наступило. Именно примерно январь 2021 года, как я посчитал, и мы начали работать.

А. Милкус:

- А много у вас рожденных своих детей-то?

П. Земсков:

- У нас с женой на двоих шестеро, целая большая «Санта Барбара», поэтому долгая история.

А. Милкус:

- И все увлекаются математикой?

П. Земсков:

- В какой-то мере да.

А. Милкус:

- Сколько у вас сейчас подписчиков в TikTok? Вы вот меня обратили в свою веру, я тоже рисую треугольники.

Д. Завгородняя

- И окружности, можно вычислять площадь.

А. Милкус:

- Результат какой?

П. Земсков:

- 260 тысяч подписчиков.

А. Милкус:

- Отлично!

Диана, мы с ней в среду долго говорили. Вы-то как и в цифру, и в школу? Женская гимназия, словесник! Девочки, рюшечки, бантики! А тут обучение в интернете и не только своих.

Д. Минец:

- Здравствуйте! Когда я работала в вузе, мне было интересно, что надо как-то привлекать современное поколение, оно другое, у них другие интересы. У них TikTok и Instagram. И у меня такое глубочайшее убеждение, что если человеку хочешь быть интересным, ты его уважаешь, ты должен быть ему интересным, а что значит – быть интересным? И в плане контента, то есть, содержания и в плане харизмы. Вот тогда у тебя не будет вопросов, Это главный закон коммуникации для любого филолога.

Я со времен работы в вузе со студентами, геймификация, диджитал, интерактив - это стандартные методы работы. А женская гуманитарная гимназия, они просто восприняли это все на ура. И поэтому мы там много чего экспериментировали.

А. Милкус:

- Например? Геймификация в области словесности?

Д. Завгородняя

- Очень интересно!

Д. Минец:

- Очень много есть мобильных приложений, например, игра Castle Quiz. Это такая стратегия по захвату чужого замка.

А. Милкус:

- Даша записывает.

Д. Минец:

- Это на уроках можно использовать в парной работе, можно играть с учителем. Там реальные вопросы по всем предметам. Плюс я сама создаю, есть куча шаблонных вещей, связанных с игровыми элементами, а начинку я делаю свою. Это квест-комнаты, это платформы Genially, там много тренажеров. И какую мы начинку сделаем? Задание в духе ЕГЭ, связанные с теорией русского языка. Вот это все у нас упаковано в такую оберточку. Интерактив – это лишь оберточка, содержание от этого не страдает.

Мы готовились все минувшее лето к ЕГЭ, есть дети-стобалльники, которые сдали ЕГЭ на сто баллов.

А. Милкус:

- По литературе или по русскому?

Д. Минец:

- По русскому сто баллов, по литературе у меня 98 были, 97…

Д. Завгородняя

- Петр Александрович, у него довольно традиционная манера само презентации. Вы стоите у доски, очень быстро и емко рассказываете правило, уравнение. Задачку. И все просто и четко, ясно, как мне мечталось бы получить объяснение, когда я училась.

Петр Александрович, как вы выбираете темы для своих мини-уроков?

П. Земсков:

- В TikTok я решил дать геометрию 7 класса. И со 2 по 15 января мы изучили всю геометрию 7 класса с некоторыми задачками.

А. Милкус:

- Стоп! С 7 по 15 января, за восемь дней…

П. Земсков:

- Нет, со 2-го.

А. Милкус:

- За две недели вы прошли курс 7 класса!

П. Земсков:

- Да. И TikTok это позволяет сделать. Я вот на доске рисую прямую, провожу общую сторону, говорю: сумма смежных углов равно 180 градусов. Это длится 15 секунд. И пока человек не нажмет кнопку «стоп» в TikTok, он будет слышать «суммы смежных углов 180 градусов». И этих 15 секунд достаточно, чтобы это изучить правило. И все остальное время на решение задач.

Д. Завгородняя

- А есть у вас ответная реакция, что там дети пишут, что говорят?

П. Земсков:

- Кстати, должен сказать, что TikTok – это по моему мнению уже не совсем детская социальная сеть. Там просто все уже практически. И очень много комментариев от взрослых людей. «Я учился в школе двадцать лет назад, сейчас вспоминаю, ой, как здорово, подпишу сына, мы всей семьей смотрим» и так далее. И дети, конечно, пишут. Но очень много взрослых.

А. Милкус:

- Двойки ставите?

П. Земсков:

- Я? Я ставлю лайки, я отвечаю на комментарии. И чем еще хорош TikTok, есть возможность видео-ответа. Я вот вижу, что человек не понял решение задачи, тогда мы делаем видео-ответ. И он становится доступен не только ему, но и всем. И все могут видеть текст этого ответа.

А. Милкус:

- Немного отойдем в сторону. Вышла книжка, которую я написал, которая называется «Как мы перестраивали советское образование. И что из этого вышло». Там я пытался проанализировать, что осталось от советской школы в нашей жизни сегодня. Началось все брожение в преподавательской жизни с появлением в 80-е годы учителей-новаторов. Тогда вся страна смотрели встречи с учителями-новаторами в концертной студии «Останкино». И в 90-х это движение учителей-новаторов куда-то исчезло. И я вот пытался найти концы, где эти замечательные учителя? Что с ними случилось? Часть учителей реализовалось, построили свои школы, сообщества. И я сейчас понимаю, что такие учителя, как Петр Земсков и Диана Минец и есть наследники, но уже не новаторы, это старое слово, а прогрессоры. Люди, которые нашу школу ведут вперед.

У нас учителей-новаторов было всего семь человек, сейчас у нас много учителей, которые используют новые и интересные формы обучения.

Хотел бы задать педагогическую задачку для наших гостей. Она не связана с вашими предметами, достаточно сложная. Вчера мне позвонил один учитель, он абсолютно растерян. Зеленоград, учитель, восьмой класс, хороший и популярный учитель в школе. Приходит восьмиклассник с опозданием, разбитной такой и нахальный. Бросает рюкзак на парту, с учителем не разговаривает, начинает ему хамить. Учитель пытается его выгнать в ответ, потасовка, ученик имитирует, что учитель его побил расцарапал себе лицо, пришел к директору. Такой манипулятор. И будет вызывать полицию и так далее.

Д. Завгородняя

- Учителя очень уязвимы в таких случаях.

А. Милкус:

- Учитель подошел к директору и вышел из этого кабинета уже не учителем. Написал заявление об увольнении. Школа – полторы тысячи детей – написали письмо-обращение не увольнять этого учителя, потому что учитель замечательный. Учитель сказал: нет, мне важнее личное достоинство и я не хочу в такой ситуации быть.

Мы разбирались с психологом. Вот я со стороны, я никогда не преподавал в школе. Эта ситуация для учителя патовая, что бы он ни сделал, он не выигрывает. Как бы вы?.. Может, у вас есть опыт? Много вопросов по этому поводу у нас.

П. Земсков:

- Я в свое время уходил на пятнадцать лет из школы. Я с 1989 года работаю в школе, в 2000-м году уволился и 15 лет занимался частным бизнесом. Потом вернулся. И уже семь лет работаю.

Меня друзья часто спрашивают: какие школьники современные? И самое удивительное, у меня, мне кажется, замечательные. И сколько я работаю, если человека нарушает установленный порядок, я вижу, что это он делает не со зла. По крайней мере, может, у меня такие дети. Не видел ни одного злого выпада в свою сторону за минувшие года с 2014 года.

Тут, действительно, патовая ситуация. И основное, наверное, не допустить бы ее каким-то образом, проявить какой-то педагогический трюк тот момент, когда начал безобразничать мальчишка.

Д. Завгородняя

- Возможно, имеет место профессиональное выгорание.

Д. Минец:

- Я, помимо школы, работаю в череповецком строительном колледже. Это система СПО, вы понимаете, какие это мальчики и девочки. Уличные ребята. И когда я туда пришла, у меня было совместительство – вуз, школа и СПО. И там на первых порах у меня была группа плотников, это, знаете, лучше не поворачиваться спиной. Было реально такое сопротивление материала, как в физике и в математике – сопромат.

В таких ситуациях, когда тебя намеренно провоцируют, я считаю, тут не надо агрессировать, надо в шутку. Вот ты опоздал, давай пошутим: где ты был, что ты там делал.

Моя коллега-однокурсница рассказывала историю. Она приходит на урок, а это десятый класс, возраст, когда гормоны играют. Он кладет на край парты презерватив в упаковке и смотрит на ее реакцию. И говорит: Юлия Николаевна, я сегодня думал о вас в душе. Вот что вы будете делать? У меня коллега, она тоже такая, она сказала: ну, и что? Максим, тебе понравилось? И мальчик весь покраснел. И все. И не было больше проблем.

Тут надо не агрессировать, а ответить как бы с юмором, но чтобы он понял. С тех пор у меня не было проблем в среднем профессональном образовании, то есть, даже с такими ребятами. Агрессия – это способ вызвать агрессию. Нужно сопротивление этого материала от них преодолевать немного с юмором, но в то же время, чтобы можно было поставить на место. Это решает все проблемы.

Д. Завгородняя

- Диана Владимировна, я по своему опыту небольшому. Бывает, пошутишь и все начинают хохотать, рабочая обстановка разлаживается. И как их обратно вернуть в рабочую атмосферу?

Д. Минец:

- Ну, посмеялись. Делу время, потехе час. Я никогда не повышаю голоса, чтобы совсем вот покричать. Можно пошутить и так же их вернуть. Они легко на эту идут, потому что они хотят, чтобы их слышали. Эта агрессия и провокация – не потому, что они такие. Все эти TikTok, Instagram – они таким образом кричать: заметьте нас! Мы есть.

Я работала с парнишками ого-го какими, которые и выше меня в два раза, такие прямо ребята уличные качки. Ничего, с ними можно найти общий язык. Иногда их нужно сделать своими союзниками. Главное – не переходить на агрессию, потому что она порождает только агрессию.

А. Милкус:

- Учитель, с которым я вчера общался, разбирали эту историю, он мне прислал статью о том, что нынешние подростки более агрессивные, чем поколение 90-х, 2000-х. Что вы скажете? У меня нет ощущения, что сейчас более отвязное поколение.

Д. Завгородняя

- Нет такого ощущения, правда.

П. Земсков:

- Вы проходили по коридорам школы? Вот звенит звонок. Что делал школьник 80-70-х? Вскакивал и бежал. С первого по десятый класс. Сейчас школьник достает телефон и спокойно играет. По школе никто не бегает, все учтены, играют, нажимают пальцами, смотрят TikTok и разговаривают.

Д. Завгородняя

- Можно предположить, что менее агрессивные.

А. Милкус:

- «Сейчас учитель такая же массовая профессия как слесарь, не все будут гениальными новаторами. А вот как сделать, чтобы 90% учителей качественно выполняли свою работу и с ними было интересно?». Тут даже написано, чтобы выполняли в соответствии с ГОСТ. Вот такие пожелания.

Из Ставропольского края написали: «интересный эфир, не приглашайте чиновников, которые «рапортуют» о победах российского образования». Ирина, мы будем приглашать чиновников тоже, но говорить о проблемах, не о победах. Нужно понимать, куда мы идем.

У нас есть звонок из Челябинска.

Д. Завгородняя

- Степан, говорите!

Степан:

- Я работаю учителем. За семь лет поменял три школы. Одна по отношению руководства к педагогам, потому что там стояла такая политика: ребенок и родитель всегда во всем правы, даже если ребенок не прав, он все равно прав. И за счет этого получилось, что некоторые семьи в этой школе ребенок делал, что хотел, а если что-то не нравилось, родители подавали в суд конкретно на учителя. Меня так пытались обвинить в том, что я ребенка якобы побил перед всем классом, унизил и все остальное. А когда началось разбирательство, школа сказала, что ты сам за себя. И все! Я нанял адвоката, провели исследование и, в итоге…

А. Милкус:

- Понятно.

Степан:

- Руководство сверху говорит, что во всем виновата школа, родители всегда правы, учителя – это обслуживающий персонал. Если дети замечены в каких-то митингах, виновата школа. Если дети напакостили, виновата школа. А родители тогда зачем?

Д. Завгородняя

- Ну…

Степан:

- Простой пример. Я, как классный руководитель, столкнулся с проблемой. Приходит мама и говорит: моя задача – накормить, одеть ребенка и отдать в школу. А школа должна контролировать его в школе, после школы, чем он занимается, почему он играет в компьютерные игры, почему он не ходит в кружки. И директор ничего не может сделать.

А. Милкус:

- Диана, а у вас есть такое? Сейчас часто говорят, что школа – это услуга.

Д. Минец:

- Раньше в СССР у нас как было? Учитель, ребенок и родитель. Причем, в роли обвиняемого у нас всегда был ребенок.

А. Милкус:

- Учитель всегда прав!

Д. Минец:

- Да. Сейчас у нас обвиняемый всегда учитель. Но тут важный момент. Мы должны понимать, что и учителя, и родители – у нас общий ребенок, которого мы обучаем. Он общий и поэтому выяснять это из серии, как в семьях в разводе: кто прав и кто виноват. И это будет чревато для самого ребенка. Очень важно договориться, что у нас общий ребенок. Важно, что школа, ребенок и родители – они в таком треугольнике равностороннем, они в равных отношениях. И когда все могут договориться, это будет адекватно.

А. Милкус:

- Степан правильно говорит, что во многом зависит от позиции директора, управленческой команды школы.

Д. Минец:

- Да.

Д. Завгородняя

- Учитель стоит над ребенком, они не совсем равны.

А. Милкус:

- Мне написали. История про Зеленоград, про которую мы говорили. «Школа, дети, родители собирают сейчас деньги на адвоката вот этому учителю».

Д. Завгородняя

- Очень хороший учитель.

А. Милкус:

- Это очень важно: школа встала на защиту учителя.

Петр Александрович, как вы выстраиваете взаимоотношения с родителями?

П. Земсков:

- С родителями надо выстраивать партнерские взаимоотношения. И вот мне полных 52 года. Вот Диана как сказала… Если мать меня отправляла в школу, она говорила: слушай Марию Михалну, слово каждое не пропускай.

Но я хочу о другом сказать. Степан поднял правильную проблему. Учитель в случае ошибки остается с этой проблемой один на один. Посмотрите: росгвардеец ударил в Петербурге женщину, генерал вместе с ним пришел решать его вопрос. У нас же, если учитель допустит ошибку, не знаю, кто прав в Зеленограде, кто виноват, с этим надо разбираться на месте, но если учитель допустил ошибку, он остается один на один. Брошенный в одиночку. Это серьезная проблема.

Будет у нас корпоративная солидарность? Или не будет? И, вообще, учитель имеет право на ошибку? Или вот Макаренко: учитель имеет право на педагогический взрыв? Вспомните, как Макаренко схватил табуретку, разбил ее о землю, когда был распоясавшийся у него в колонии мальчишка. Или это уже прошлый век? Сто лет прошло со времени «Педагогической поэмы». Вот такая проблема.

Д. Завгородняя

- Но учитель живой человек. И ему, мне кажется, тоже надо дать право на ошибку.

А. Милкус:

- У нас звонок от Александра из Клина.

Александр:

- Здравствуйте! Всех под одну гребенку нельзя определять несовершеннолетних. Конечно, есть такие дети, которые ведут себя вызывающе. У меня был опыт, я был немножко учителем по физкультуре. Первоначально – должен быть правильный устав школы. С этим уставом должны быть все ознакомлены, в первую очередь, родители, где должно быть все прописано. И поведение детей, и поведение родителей.

Должен быть в школе совет профилактики правонарушений, куда входит директор, завуч, так далее. И человек, который непосредственно решает процесс режима школы, профилактические беседы с этими правонарушителями.

У меня был случай, когда во время урока один несовершеннолетний мальчик, восьмой класс, естественно, он физически хорошо подготовлен. Приходит на урок и говорит: я не буду сегодня заниматься. Ради бога, сиди, только тихо. Но он включает телефон с нецензурной бранью, с матершинными песнями и срывает урок. И я подхожу, делаю замечание: выйди, пожалуйста. Он мне грубит. Конечно, пришлось немного применить физическую силу. Класс это одобрил, я его взял за руку, чуть прижал, вывел, отдал педагогу специальному, который занимается ими.

Первоначально они не знали моих действий, но впоследствии уже стали относиться по-другому.

А. Милкус:

- Понятно, учитель показал свою силу и возможность.

Диана Владимировна, как вы думаете, школу надо превращать в такое подобие пенитенциарной системы, где должна быть профилактика правонарушений?

Д. Минец:

- Нет, я не сторонник подобных вещей. Есть замечательная книга. Журналист Александр Мурашов «Другая школа» и «Другая школа-2». Он поездил по Евросоюзу, по странам ближним в поисках школы мечты, в которой он бы хотел учиться. Знаете, там были рассмотрены разные модели, но нигде, где было бы по типу пенитенциарной системы там не было. Есть школы, где полная свобода. Детям предоставляется свобода, они не хотят, чтобы их контролировали. Наоборот, они принимают эти правила игры.

Агрессия всегда будет вызывать агрессию в духе вот прямо Достоевского. Мы должны договариваться. Если мы не будем договариваться, уважать личные границы того и другого, это тогда превратится в что-то, не знаю…

А. Милкус:

- Спасибо! К сожалению, у нас заканчивается эта часть эфира.

Итак, продолжаем. Сейчас мы поговорим с Григорием Тарасевичем – известным научно-популярным журналистом. Гриша, не буду обращаться на «вы», мы давно знакомы.

Г. Тарасевич:

- Давай, да.

А. Милкус:

- Почему мы позвали Григория? Григорий - инициатор фантастического проекта. Это сайт, на котором выложены в бесплатный доступ самые горячие и интересные научно-популярные книги. Гриша, расскажи. Это большой подарок!

Г. Тарасевич:

- Инициатором был не столько я, сколько Георгий Васильев, который «Фиксики», «Норд-Ост» и так далее. Но не в этом де6ло, ключевое слово – бесплатно. Ты его не достаточно громко произнес. Бесплатное лучшие и самые свежие, специально отобранные книги можно скачать. Например, Хокинг «Теория всего», «Эгоистичный ген» Докинза, феймоновские лекции, «Эффект Дюцифера» Зимбардо и много наших авторов – Сергей Попов «Вселенная», Сурдин с «Астрономией». Светлана Бурлак с «Происхождением языка». Очень много прекрасных книг!

Д. Завгородняя

- Вы называете все книжки, которые на платных библиотеках стоят от трехсот рублей.

А. Милкус:

- Как это вообще получилось?

Г. Тарасевич:

- Спокойно! Все легально, все добровольно, все честно. Мы собирали деньги со спонсоров. Нам помогла Российская академия наук, «Иннопрактика», РГБ библиотека. И выкупили права. Человек, который скачивает книгу бесплатно, ничего не нарушает. Это согласовано и с авторами, и с издательствами.

А. Милкус:

- Сайт?

Г. Тарасевич:

- Всенаука – vsenauka.ru.

А. Милкус:

- Латиницей?

Г. Тарасевич:

- Да. Набираете в поиске vsenauka.ru – книги.

А. Милкус:

- Я читал, что там то ли триста, то ли четыреста томов уже. Будет пополняться библиотека?

Г. Тарасевич:

- Там меньше, там сорок книг. И это, на самом деле, очень много. Представьте, сколько вы их будете читать? Года два. И это отобранные книги, у нас не было цели собрать количество. Мы перелопатили тысяч десять книг.

Но делать бесплатные стали важнейшие сорок по ключевым темам – космос, материя, гены, все, что нужно нормальному человеку в современном мире. Я имею в виду не тому, кто занимается наукой, а это надо читать всем!

Д. Завгородняя

- Просто любопытному человеку. А какой принцип отбора книг?

Г. Тарасевич:

- Мы сначала выделили ключевые 33 темы, которые формируют научную картину мира потом мы по этим темам набирали книги, потом мы по этим темам набирали книги. Это десятки тысяч книг перелопатили. Мы взяли экспертов, они ранжировали книги. И те, которые оказались наверху, которые и актуальны, и легко написаны, достоверны, вот те попали в эти сорок.

А. Милкус:

- Насколько я помню, эта пещера Али-Бабы открылась два-три дня назад?

Г. Тарасевич:

- Она официально открывается завтра, но мы открыли чуть раньше.

А. Милкус:

- Я читал, что сервер не выдержал наплыва.

Г. Тарасевич:

- Мы не ожидали, что в России такой интерес к научно-популярным книгам. За сутки там скачали, по-моему, миллион томов. Многие скачивали все сорок. Сервер рухнул, мы его починили, потом он опять завис, но книги там лежать будут долго, поэтому можете скачивать.

А. Милкус:

- Можете завтра и послезавтра.

Г. Тарасевич:

- Да. Можно в закладку положить этот сайт и потом скачать.

Д. Завгородняя

- А какая траектория книжки? Выхода ее в издательстве до вашего бесплатного сайта. Тут смотрю у вас есть Стивен Пинкер «Чистый лист». Это новая книга этого автора, есть у новой книги…

А. Милкус:

- То есть, есть на сайте новинки?

Г. Тарасевич:

- Прекрасная книга, которая вышла в конце прошлого года Пинкера с таким гуманистическим посылом, она прекрасна и очень вдохновляет, но чтобы говорить людям – берите именно эту книгу, ведь сорок книг – это не только бесплатно, это еще и рекомендация. Эти книги вам нужны в первую очередь. Не рыскайте среди тысяч книг, вот вам сорок, мы с экспертами отобрали.

«Чистый лист» уже прошел экспертизу. Его читали, есть читательские отзывы, успели почитать эксперты. А вот «Ангелов» я прочитал, мне понравилось, но надо, чтобы почитало нужное количество экспертов, может, через несколько лет будет бесплатный и свежий Пинкер.

А. Милкус:

- Гриша, а бесплатная библиотека будет пополняться?

Г. Тарасевич:

- Надеемся, что будет. Мы продолжаем сбор денег, и желающие могут пожертвовать на planeta.ru у нас сбор идет. Несколько сот человек уже вложились за эти несколько дней. Кто-то сто, кто-то тысячу. Я две тысячи или пять положил, не помню уже.

Конечно, это будет продолжаться.

А. Милкус:

- Спасибо большое! Это большой подарок! Гриша, спасибо! Всем участникам этого проекта низкий поклон!