Видеокамеры, охрана, питание и занятия: как выбрать хороший детский сад

Родительский вопрос
В эфире Радио «Комсомольская правда» победитель конкурса «Воспитатель года России -2018» Анастасия Шлемко рассказывает, каким должен быть современный воспитатель, как он справляется в переполненных группах, и чего ждать родителям от современных детсадов

А. Милкус:

- Доброе утро! Сейчас мы поговорим с Пермью, и поговорим мы с Анастасией Шлемко. Будем считать, что Анастасия наш специальный корреспондент. Потому что сегодня в Перми вечером подводятся итоги Всероссийского конкурса «Воспитатель года России-2020». Анастасия, кстати, победитель конкурса «Воспитатель года России» 2018 года, то есть, два года назад. Она работает в детском саду «Котенок». Анастасия, что сейчас происходит на конкурсе? Когда мы узнаем имя самого-самого лучшего воспитателя страны?

А. Шлемко:

- Здравствуйте всем. Очень рада с вами побыть здесь в прямом эфире и сказать о том, что только недавно закончился профессиональный разговор, это ток-шоу, лучших 15 воспитателей, с ними разговаривал Михаил Полицеймако, отец четверых детей, он их интервьюировал, и сейчас члены жюри ушли на подведение итогов, выставление баллов и скоро, где-то вечером мы узнаем имя абсолютного победителя конкурса «Воспитатель года России».

А. Милкус:

- Анастасия, меняется вообще образ воспитателя? Я знаю, что в прошлом году победил мужчина. До этого, по-моему, в 2013-м, победил мужчина. У нас тут время от времени замечательный воспитатель, но теперь уже теоретик воспитательного дела Баатр Егоров принимает участие. Что, в воспитатели мальчики пошли?

А. Шлемко:

- Нет, я бы так не сказала, но есть регионы, в которых преобладают даже иногда мужчины. Это Саха/Якутия, там очень много мужчин в дошкольном образовании. Но образ сейчас меняется все-таки в сторону свободного такого педагога, который может эту же свободу уметь давать детям. Свободу в рамках правил.

Д. Завгородняя:

- А какие критерии вообще выбора лучшего воспитателя? Ну, с учителем более-менее что-то понятно…

А. Милкус:

- Ну, да, банально - кто лучше на горшок сажает?

Д. Завгородняя:

- Или заставляет есть манную кашу?

А. Шлемко:

- Нет, у нас есть три таких момента, в которых идет развитие детей. Развитие детей дошкольного возраста идет не как у учителей - урок отвел, немножко дал знаний и все. У нас воспитатели развивают детей в течение дня. И можно частично разделить это на совместную деятельность, на образовательную деятельность и на режимные моменты. И вот в этих трех направлениях всегда в течение дня идет развитие детей дошкольного возраста. Поэтому в рамках конкурса жюри смотрит взаимодействие с детьми в рамках организованной образовательной деятельности педагога и детей.

Д. Завгородняя:

- Важно, чтобы ребенок хорошо относился к воспитателю и…

А. Милкус:

- …воспитатель относился хорошо к ребенку.

А. Шлемко:

- Да, и не только хорошо. Очень много воспитателей хорошо относятся к детям. Но есть еще как бы осознанная деятельность, образовательная деятельность по отношению к детям. То есть, зачем я сейчас это делаю? Важно это детям, нужно это детям, как мою педагогическую цель сделать значимой для детей? И чтобы это не был набор бессмысленных действий - пойдемте сюда, польем цветочек или пойдемте здесь наденем на куклу одежду - а чтобы в течение этой деятельности все логично, правильно предусмотреть и чтобы ребенок вышел из этой деятельности образовательной в какой-то свой результат. У каждого он будет свой.

А. Милкус:

- Анастасия, я вот много лет занимаюсь образовательной политикой и до сих пор не могу понять, зачем люди идут в воспитатели? На мой взгляд, у нас абсолютно безобразно перевернута пирамида оплаты труда учителя и воспитателя. Для ребенка, для развития его, самое главное - это дошкольные годы и начальная школа, когда все навыки - и учебные, и психологические, и социальные закладываются. Потом уже в старшей, в средней школе это во многом уже сложившийся человек со своим характером, со своим стилем поведения. Но при этом у нас абсолютно наоборот. Меньше всех получают воспитатели, чуть больше получают учителя младшей школы, а учителя-предметники… ну, а те, кто готовит к ЕГЭ, наверное, раза в два получают больше, чем воспитатели. На мой взгляд, должно быть наоборот. По значению для ребенка учитель и воспитатель должен так и получать. Скажите, что ведет человека в воспитатели?

А. Шлемко:

- Я могу отвечать только за себя, скорее всего, потому что целеполагание у каждого разное, когда ты идешь в профессию и в ней остаешься. В основном это несколько путей. Это, как говорится, потомственные педагоги-дошкольники, приход в детский сад с ребенком своим в какой-то должности. Ну и многие еще другие варианты возможны. В моем случае я пришла с ребенком и осталась потому что…

А. Милкус:

- Ну, я знаю, что часто бывает так - ты приходишь к заведующей и говоришь - возьмите моего ребенка. Места нет, говорят, но, если вы к нам придете поработать, потому что у нас есть вакансия, то мы и ребенка возьмем.

А. Шлемко:

- Александр, ну, какой вы продвинутый человек и знаете, что такие схемы работают. Да, именно так я пришла.

А. Милкус:

- Но для этого у мамы, которая пришла с ребенком, должно быть какое-то образование. Просто так же не берут.

А. Шлемко:

- Мне повезло в какой-то мере. Когда приходила я, а это было уже почти 15 лет назад, время было сложное, и брали абы как - женщин с улицы… И здорово, что так случилось. И здорово, в моем случае, что я сразу же начала учиться, получать второе высшее образование, но уже именно дошкольное, педагогическое.

Д. Завгородняя:

- А с какими трудностями сталкивается воспитатель в работе? Вот я приведу пример. У меня есть подруга, у которой есть дочь - моя крестница. И с воспитателем прекрасные отношения. Но оказалось, что ребенка не пускает в туалет нянечка во время тихого часа. Почему-то в некоторых детских садах у нас в Москве это проблема - ребенка не отпускают в туалет. Мама бежит ругаться с воспитательницей, воспитательница делает круглые огромные глаза и говорит - я не знала, что ребенка не отпускают в туалет… У вас что-нибудь подобное бывает в работе? И как вы разрешаете конфликты эти?

А. Шлемко:

- Ну, здесь такая странная ситуация для меня, потому что педагог главный в группе воспитатель, поэтому он отвечает, прежде всего, и, конечно, смещение главенствующих ролей налицо. И понятно, что в это время, возможно, воспитателя не бывает в группе или он поручает смотреть младшему воспитателю за детьми и там происходит такая невразумительная ситуация. Вот очень важно выстроить некую иерархию в группе - имеет в виду в отношениях между двумя педагогами воспитателями и их помощником. Если это команда, если все согласовано, если есть очень понятные и четкие правила, которые обговорены с детьми, если это старший возраст или средняя группа, тогда не может возникать таких недоразумений и неприятностей.

Д. Завгородняя:

- Но, понимаете, иногда такое бывает по умолчанию. Нянечка человек старшего поколения, она привыкла детям все запрещать.

А. Милкус:

- Подождите, а есть вообще нянечки сейчас в детских садах, кстати?

А. Шлемко:

- Да, конечно, есть.

А. Милкус:

- А откуда они берутся, если у нас и воспитателей серьезный дефицит?

А. Шлемко:

- Я бы не сказала. Вот сейчас нет дефицита в воспитателях. Ну, по крайней мере, мы не ощущаем. Хотя в общем-то с зарплатой, как вы сказали, некоторые могут быть трудности, и в регионах по разному же все получают… я не могу сказать за всю Россию, что воспитатели получают очень мало денег… но нужды в кадрах прямо вот такой нет.

А. Милкус:

- Анастасия, вот сколько лет занимаюсь всякими образовательными делами, не бывает года, чтобы мне кто-то не звонил - раньше звонили знакомые и просили: подскажи, как выбрать детский сад для сына/дочки, теперь уже звонят знакомые, которые говорят: подскажи, как выбрать детский сад для внука/внучки. Скажите, пожалуйста, как выбрать детский сад? Важно ли, чтобы в группе была видеокамера? Как мне проверить биографию воспитателя? Мне важно, чтобы были дети определенного круга - как мне это организовать? Вот такие сейчас запросы. Это объективно? Действительно ли сейчас в группах стоят камеры и все дети одного круга?

А. Шлемко:

- Все эти вопросы связаны с одной болью родителей - это тревога за эмоциональную и физическую безопасность своего ребенка в детском саду. Ее обеспечивает, естественно, воспитатель и, может быть, пространство группы. И чтобы снимать эти вопросы, для меня лично, как для воспитателя, который работает с детьми, очень важно быть открытым. Когда ты открыт для общения, когда ты открываешь двери группы, когда ты можешь взять на себя такую еще одну ношу по тому, чтобы родитель мог в любой момент к тебе прийти к группу и там побыть, это как раз и плетет ниточку доверия. А когда случается доверие, тогда снимаются все вопросы.

А. Милкус:

- Подождите, это вы говорите про родителей, у которых уже ребенок у вас в группе.

А. Шлемко:

- А если мы говорим про камеры, то в разных садах, пожалуйста, есть камеры. Но устанавливают их в основном для того, чтобы, например, в каких-то спорных ситуациях прокрутить, посмотреть, что там да как было…

Д. Завгородняя:

- А в принципе, бывают такие конфликты, которые связаны с тем, чтобы нужно было обязательно смотреть на камеру? Я опять вспомнила историю из жизни близких друзей - там воспитательница недокармливала детей. Допустим, ребенок отказывается есть, так она вообще ему не дает. Дети худели, например, в группе. И это Москва, напоминаю. Наверное, все-таки нужны камеры для этого?

А. Шлемко:

- Чтобы следить родителям, возможно, да. Но в муниципальных детских садах такая услуга не предоставляется, это, видимо, какие-то частные организации могут предоставить онлайн для подключения родителя, да. В муниципальных детских садах я не знаю таких прецедентов…

А. Милкус:

- Вот давайте все-таки по пунктам - как выбрать детский сад? Что нужно сделать, что нужно знать родителю? Я знаю, что во многих регионах у нас большие очереди и, слава богу, если записали в детский сад - я знаю, что вот ребенок родился, его записывают в очередь, чтобы через три года он попал в детский сад и счастье, когда предоставляют место. Но все-таки родители волнуются и вот в Москве, скажем, можно выбрать три детских садика на выбор. Вот как, куда прийти? Что делать, чтобы родительское сердце было спокойно?

А. Шлемко:

- Когда родитель заходит в группу, нужно посмотреть на обстановку, каким образом расположена мебель, висят ли на стенах продукты детской деятельности, видно ли, что это не казенное учреждение, а дети здесь хозяева, они знают, где что лежит, они имеют доступ к материалам, с которыми могут взаимодействовать и что-то строить…

А. Милкус:

- То есть, должно вот все быть разбросано, чтобы была творческая обстановка? Или все должно быть в ящиках, в порядке?

\А. Шлемко:

- Да. Все время разбросано там, конечно, быть не может, но свободная игра, свободная деятельность, она видна сразу. То есть, легкий хаос - это хорошо. Частое сидение за партами, дисциплинарная модель, авторитарный подход - он тоже виден. И это тоже может насторожить родителя.

А. Милкус:

- То есть, это плохо?

А. Шлемко:

- Да.

А. Милкус:

- А где они должны быть? На ковре, беситься, что ли?

А. Шлемко:

- Нет, на ковре, в каких-то уголках, где, как я говорила, есть такие вот уголки, как норки, и они там в них играют, что-то делают… занимаются какой-то деятельностью интересной. По своему выбору. И воспитатель тоже не за столом в основном, если там только отметить посещаемость и т.д., а он все время то с одними, то с другими… он всегда доброжелателен, он не жалуется на то, что у него сейчас вот много детей, он не успел надеть шарфик или что-то, что полагалось… не оправдывается в этом смысле.

А. Милкус:

- Спальное место как должно быть оборудовано? Что родитель должен вот посмотреть и успокоиться? Что все кровати заправлены там или… в моем старом советском детстве вообще спальных мест не было, мы доставали из чулана раскладушки, сами их раскладывали и - как получалось, так и получалось…

А. Шлемко:

- Сейчас очень высокие требования родителей к безопасности детей. Поэтому и такой запрос от родителей сразу к воспитателям тоже предъявляет некоторые требования, воспитатели об этом тоже думают, в рамки какие-то загоняются, и это тоже иногда мешает. Мешает вот эта самостоятельность, о которой вы сейчас сказали, - самому заправить, открыть, что-то убрать. Опять же, это все от родителя зависит, от его внутреннего состояния, от жизненных ценностей - что ему важно, что ему неважно… поэтому тут прямо вот такого универсального средства или какого-то образца я дать не могу, но вот то, что я сказала, это важно сейчас в дошкольном образовании. Сохранить детство, не сажать детей за парты и проводить занятия все-таки в деятельности больше где-то на ковре, в каких-то других местах…

Д. Завгородняя:

- Хорошо. А сколько времени дети должны быть предоставлены сами себе?..

А. Шлемко:

- Ну, лучше бы, конечно, этого времени было бы как можно больше. Но в любой самостоятельной деятельности педагог включен тоже. То есть, он не самоустраняется, самостоятельная деятельность детей все равно происходит под некоторым наблюдением педагога. Здесь он играет роль такой мухи на стене. Он фиксирует, наблюдает, он делает выводы, у кого получается лучше коммуницировать, кто слишком зажат, какие вот здесь и сейчас ребенок решает задачи, не знаю, кидая шарик куда-то много раз или запуская машинку. Это очень важно - педагогическое наблюдение воспитателя, поэтому в режиме дня, к сожалению, в наших детских садах сейчас очень много занятий и очень много реализуется самых разных программ интересных - и робототехника, и финансовая грамотность, и чего только нет. И вот на эту самостоятельную деятельность, к сожалению, времени не хватает.

Д. Завгородняя:

- У детсадовских финансовая грамотность?

А. Шлемко:

- Вы представляете, да. Но она, слава богу, по желанию, но все равно, да, вот предлагают даже такие программы для дошкольников.