Домогательство или любовь: как отличить подростку

Родительский вопрос
Александр Милкус и Дарья Завгородняя вместе с детским омбудсменом в Татарстане и многодетной мамой Ириной Волынец обсуждают, как научить детей разбираться в отношениях и защищать свои права

А. Милкус:

- К нам подключилась Ирина Волынец, главный защитник детей в Татарстане. Точнее, уполномоченный по правам ребенка республики Татарстан. Почему мы пригласили в наш эфир именно 14 февраля Ирину? 14 февраля день влюбленных. Ну, кто-то празднует, кто-то не празднует, кто-то говорит, что это католический праздник, но у меня всегда ответ такой. Если есть повод поздравить какого-то человека с этим днем и сказать какие-то романтические слова, почему бы этого и не сделать? Тем более, сейчас практически на всей территории страны зима, холодно…

Д. Завгородняя:

- Русская культура вообще любит праздники, она любит принимать все праздники, какие бывают, поэтому мы не склонны делиться в нашей повседневной жизни на католические и православные, мы любим все, как показывает опыт.

А. Милкус:

- Ну, если есть возможность попраздновать, тем более, что он пришелся на воскресенье… Тем более, я вот эту часть нашего разговора немножко в другую сторону поверну - в образовательную, педагогическую и т.п. Может быть, сейчас кто-то скажет, что мы не о том говорим в день влюбленных, но все-таки. Вот так получилось, что на прошедшей неделе мы обычно подводим итоги в нашей программе или там комментируем какие-то события. Вот буквально недавно сошлось два таких информационных повода, две информации криминальных. Два человека, два учителя в Санкт-Петербурге, против них возбуждены уголовные дела, идут следствия… 61-летнего учителя ОБЖ, который домогался восьмиклассниц, отправили под домашний арест. Человек признал, что он вел себя нехорошо и т.д., и его обвиняют по довольно серьезной уголовной статье - развратные действия в отношении лица, не достигшего 16-летнего возраста.

Д. Завгородняя:

- Он ее поцеловал…

А. Милкус:

- Нет, нет, это другая история. В другой гимназии в том же самом Санкт-Петербурге девочка пожаловалась, что учитель ее поцеловал и пытался потрогать за грудь. Это другая история. Там педагог просто пока по собственному желанию уволился, но следственный комитет проводит проверку. И вот что меня зацепило в последней истории? Что девочка несколько раз говорила и одноклассникам, и классному руководителю, что учитель ведет себя непотребным, недолжным образом, ей говорили - ты это придумываешь, у тебя не сложились отношения, он тебе ставит плохие оценки, а ты вот таким образом хочешь его выставить в негативном свете. Ирин, вот у вас четверо детей, как вы учите своих детей защищать свои права? Как в этом случае нужно поступить? Смотрите, девочка осталась беззащитной сначала… хорошо, что потом кто-то, видимо, из умных взрослых, обратил на это внимание. Но ведь куча историей, когда учитель всегда прав… а у ребенка это травма на всю жизнь… Что в этом случае делать? Как воспитывать детей? Как им говорить?

И. Волынец:

- Да, конечно, для того, чтобы ребенок был счастлив и счастлив в любви, он должен знать о своих границах. В этом плане не только своих детей, а у меня четверо школьников действительно, но и остальных детей, которые являются нашими подопечными, мы обучаем тому, как правильно эти границы расставлять и защищать свои права. И вот сейчас как раз мы запускаем интересный проект - «Детская академия права». Конечно же, наши дети должны знать, что они находятся под надежной защитой и, прежде всего, своих родителей и родных, либо иных людей, которые представляют законные интересы детей. Следующая ступень - это учителя. И вообще все окружающие, конечно, должны делать все для того, чтобы наши дети чувствовали себя комфортно…

А. Милкус:

- Ирин, это теоретически…

И. Волынец:

- Да, я сейчас нарисовала идеальную картинку. Но есть еще и закон. И в данном случае вот то, что с девочкой происходило, к сожалению, это полная ответственность учителей, которым она пожаловалась. То есть, они обязаны были сделать компетентную доскональную проверку ее слов, а не просто обвинить ее в том, что она что-то придумывает. Я с этой историей незнакома, но мне непонятно, почему бездействовали родители? То ли девочка не рассказала этого дома…

А. Милкус:

- Вот тут я абсолютно понимаю, почему девочка не сказала родителям. Мы эту историю не знаем, но обычно так и происходит. Потому что стыдно, неудобно, не хочется тревожить родителей… тем более, подростковый возраст.

И. Волынец:

- Ну, кто-то же знал об этом. Вот мы сейчас как ставим вопрос? Что кто-то знал, но не защитили права ребенка? Или просто какой нехороший развратник, растлитель, педофил... То есть, это разные направления беседы. То ли знали и молчали. То ли просто никто не знал и, к сожалению, мы тогда будем обсуждать, и, думаю, не только мы, но и правосудие, этого педофила, которому, конечно, не только не место в школе, но и вообще на свободе.

А. Милкус:

- А в вашей практике такие истории насколько часто случаются?

И. Волынец:

- К счастью, такие истории большая редкость. Но здесь можно говорить не только о том, как все замечательно, но и о латентном характере этих преступлений. Потому что педофилы знают, как найти подход к ребенку и иногда даже они это лучше знают, чем педагоги, и они знают, как сделать так, чтобы ребенок боялся об этом говорить. Поэтому вы абсолютно правы, что эта травма остается на всю жизнь. Более того, вот эти отношения с педофилом могут продолжаться годами и часто педофилом выступает не учитель или тренер в спортивной команде, а кто-то из родственников. То есть, это может быть и дядя, и дедушка. И вот такие случаи родственной педофилии, по статистике, к сожалению, более распространены, чем остальные. Ну, я даже неправильно выразилась - к сожалению, их много. То есть, надо, чтобы вообще их не было… И здесь многое зависит от того, насколько внимательны взрослые, которые проживают вместе с ребенком, которые знают о его поведении, что что-то с ним не так.

А. Милкус:

- Где провести грань? Вот приходит молодой учитель - девочки влюбляются в этого 25-летнего молодого человека. Или, наоборот, старшеклассники влюбляются в молоденькую, хорошенькую учительницу. Я знаю несколько семейных пар, которые образовались, когда молодой человек закончил школу, молодые люди расписались и счастливы…

И. Волынец:

- Вы имеете в виду Эммануила Макрона?

Д. Завгородняя:

- Кстати, в частности, она была учительницей…

И. Волынец:

- Да, да, и она развелась.

А. Милкус:

- Кстати, я про него не подумал… Вот где эта грань? Молодой учитель оказывает знаки внимания старшекласснице…

Д. Завгородняя:

- Да, как понять, он хочет совершить развратные действия или влюблен в нее?

И. Волынец:

- У нас есть Уголовный кодекс, есть закон, в соответствии с которым вступление в связь с лицом младше 18 лет - это преступление: педофилия как раз. И есть еще этические нормы профессии, такой кодекс чести. И учителю или преподавателю даже в вузе, например, непрофессионально вступать в связь со своим учеником. Поэтому если такая сильная любовь, которая все преграды готова победить, значит, нужно дождаться, пока ребенку исполнится 18 лет, уволиться из школы и тогда - делайте, что хотите. Такие гражданско-правовые отношения не связаны с злоупотреблением служебным положением. Да, бывает такое, что и учитель, которому всего 22 года, и девочки, которые учатся в 11-м классе, им уже может быть 18 лет… Вот, например, моей дочери Елизавете, которая учится в 11 классе, ей уже исполнилось 18 лет в декабре. То есть, по сути, под закон о педофилии она не подпадает, если бы кто-то из учителей проявлял к ней какой-то интерес. Но есть еще профессионализм - как врач с пациентом, учитель с учеником - поэтому здесь такая тонкая грань и выбор стоит, конечно, за педагогом, готов ли он пожертвовать своей карьерой, уволиться из школы и связать свою жизнь с этим человеком, если, конечно, это взаимная любовь. Чаще-то как раз влюбляются в учителей старшеклассники и старшеклассницы в таком романтическом стиле - то есть, это действительно платоническая любовь, которая не заходит дальше девичьих грёз. И, наверное, это нормально. Проблема в том, что молодых учителей мужского пола не так уж много в школах у нас сегодня, и учителей женского пола тоже, потому что профессия учителя по-прежнему не является престижной для молодежи, и те, кто окончил педвузы, ищут любую возможность, лишь бы не идти в школу. Но это - отдельная тема…

Д. Завгородняя:

- Я не представляю вообще, как можно влюбиться, да даже хотя бы в 18-летнего человека, если там тебе 30…

А. Милкус:

- Легко, легко. Ты учительница русского языка, Онегин что тебе говорит? Татьяна влюбилась в Онегина, сколько было Татьяне? 14 лет.

Д. Завгородняя:

- Нет, не 14, ей было 18. И об этом писал Пушкин Вяземскому, что ей было уже то ли 17, то ли 18 лет - то есть, она была уже зрелая девушка и вполне себе могла влюбиться. Но все равно, это же полуфабрикаты какие-то… Вот я себя вспоминаю в 18 лет - я же была просто какой-то 45 килограммов глупости чистейшей…

А. Милкус:

- Вот как раз в этом счастливом возрасте и совершаются главные поступки в жизни…

Ирин, вот смотрите, все-таки школа - это время пубертата, это время, когда играет гормон, это время, когда учиться, особенно в старших классах, лет с 14-15, не хочется. Хочется любви, взаимоотношений и целоваться где-нибудь под вязами. Как совместить учебу с этим процессом? И как вот родителям быть? С одной стороны, понятно, что дети должны выстраивать какие-то свои отношения. С другой стороны, вот эта первая любовь, она достаточно часто трагическая. Вот как уберечь?

И. Волынец:

- Вообще к любви надо относиться бережно в любом возрасте. Особенно к детской и юношеской любви…

Д. Завгородняя:

- Да, к детям нужно очень бережно относиться… Так часто происходит, что родитель говорит - у тебя несчастная любовь? Перестань, это пустяки… Вот ни в коем случае так нельзя говорить.

А. Милкус:

- Первая любовь пройдет… а ты не учишься…

И. Волынец:

- Да, я помню себя в этом возрасте, когда ты себе не нравишься, то не так, это не эдак, подростки проводят часы перед зеркалом не потому, что они не могут на себя налюбоваться, а потому, что они думают, как скрыть те недостатки, которые они в себе находят.

Д. Завгородняя:

- Или они пытаются осознать вообще, насколько я симпатичный, да?

И. Волынец:

- Конечно. И признаться бывает даже себе самому страшно, а не то что кому-то, что ты влюблен. Я одного мальчика любила со второго по девятый класс, представляете?

Д. Завгородняя:

- Да, у меня тоже такое было.

И. Волынец:

- Это вообще просто какое-то странное чувство… так он за это время три раза успевал в меня заново влюбиться, разлюбить, забыть, потом опять, видимо, я росла, менялась, он опять обращал на меня внимание - и это продолжалось бесконечно. И это было очень болезненно, потому что такого замирания сердца, таких эмоций, конечно, наверное, уже впоследствии не было, хотя каждая любовь отличается от предыдущей. Поэтому родителям, если уж они стали владельцами этой детской тайны, нужно поступать очень аккуратно, осторожно. И, когда родители запрещают общаться, ради того, чтобы были пятерки, и сдать на 100 баллов ЕГЭ, я считаю, что это преступление против личности, против этого светлого чувства и это просто жестокое обращение с ребенком. Поэтому можно совмещать. А как мы совмещаем с вами семью и карьеру? Ребенок общается… опять-таки это несколько иной уровень отношений, чем у взрослых. Дети дружат, общаются, приходят друг к другу в гости, знакомятся с родителями. И я считаю, что это правильно. Другой вопрос, что редко это бывает взаимно и здесь, конечно, ребенка нужно всячески поддержать, утешить его. Допустим, вот моя дочь Катя, которой 13 лет, влюбилась в британского актера Томаса Фэлтона. И несмотря на то, что он уже такой взрослый дядька, ему там уже ближе к 40, но она открыто говорит о том, что я люблю этого человека, поставила на телефон, на заставку, его фотографию, где он похож вообще на какого-то рыжего таракана, такого советского инженера 70-х годов в этом образе, и вот он ей нравится. В итоге это для нее великолепная мотивация. Она занимается вокалом, планирует стать звездой мировой оперной сцены, приехать в город, где живет Томас Фэлтон, и пригласить его на лучшее место, вручить ему билет, познакомиться и, может быть, из этого что-то и выйдет. Понятно, что это детские мечты, тем не менее, для ребенка это хорошая мотивация, которая направляет ее в правильное русло, я считаю, и мы ее в этом поддерживаем.

Д. Завгородняя:

- Слушайте, у вас совершенно гениальный ребенок. Она сама всю эту историю выстроила или вы ей помогали? Потому что зачастую девочки влюбляются в звезд совершенно в полном отрыве от реальности. А ваш ребенок совершенно реалистично рассуждает.

А. Милкус:

- Да, это такая психологическая история…

И. Волынец:

- Ну, не буду скрывать, я, конечно, помогла выстроить эту траекторию, но ей это понравилось и она теперь занимается с новым усердием и вот буквально вчера была в оперном театре и сказала, что я, наверное, так тоже смогу лет через пять. И вот такое реальное оценивание событий тоже здорово…

Д. Завгородняя:

- Это прекрасно!

А. Милкус:

- Хорошо, когда такой романтический герой, и родители спокойны, потому что ничего у них в жизни физической не выйдет…

И. Волынец:

- Да. Хотя, как знать… Я имею в виду, что она действительно познакомится с ним, будучи певицей. А почему нет? Если ребенок с 4 лет идет к своей мечте… ну, тогда еще не было Томаса Фэлтона, но она занимается этим очень серьезно, ей это нравится… и результаты-то как раз бывают в тех случаях, когда человек положил на это жизнь, не побоюсь этого слова.

Д. Завгородняя:

- Наверное, имеет смысл вообще мотивировать человека хорошо учиться, например, чтобы поразить своими талантами, своими умениями, своими знаниями того человека, в которого ты влюблен. На меня это всегда очень действовало в юности.

А. Милкус:

- Но влюбляются в основном девочки все-таки в городских хулиганов.

И. Волынец:

- Не всегда. И в хороших мальчиков тоже влюбляются. Это такой миф, что хорошие девочки любят плохих парней. В жизни бывает по-всякому, давайте согласимся.

Д. Завгородняя:

- Я вот в учителей влюблялась… Вот нейрофизиологи говорят, что платоническая влюбленность в учителя очень полезна, потому что она направляет на предмет.

А. Милкус:

- Главное, чтобы не перейти грань, чтобы эта платоническая любовь не перешла в физическую.

Д. Завгородняя:

- Нет, а зачем? Ты сублимируешь эту любовь сразу в интерес к предмету. Я вот в учителя истории была влюблена, поэтому я очень хорошо знала историю первой половины 20 века.

И. Волынец:

- В буквальном смысле смотрела ему в рот, да?

Д. Завгородняя:

- Да.

И. Волынец:

- А, может быть, поэтому произошла влюбленность, что это был классный учитель? И интерес к предмету распространился на интерес к человеку.

А. Милкус:

- Да, конечно. Давайте так. Мы всех поздравляем с 14 февраля! Желаем всем любви! Любите своих учителей, не переходите грань закона. И любите своих детей - прислушивайтесь к их проблемам и к их первой влюбленности.