Отдыхать негде. Из-за новых требований Роспотребнадзора закрылось 90% детских лагерей в природной среде

Родительский вопрос
Александр Милкус и Дарья Завгородняя обсуждают вместе с экспертами, как обстоят дела с детским отдыхом и туризмом в России

А. Милкус:

- Здравствуйте, уважаемые слушатели. Я – Александр Милкус, рядом со мной – Дарья Завгородняя. Это программа «Родительский вопрос». Говорить мы будем, естественно, о детском отдыхе, детском туризме, потому что уже пора в лагеря, на речку, к бабушке, на воздух и т.д. А о том, насколько это возможно, мы сегодня будем говорить с Сергеем Менделевичем, экспертом по детскому отдыху и туризму, и Дмитрием Смирновым, президентом Международной академии детско-юношеского туризма и краеведения.

Давайте разберемся для начала. Прошлый год был очень сложный, было много запретов от Роспотребнадзора, лагеря закрывались, дети сидели дома. Как-то ситуация в этом году изменилась, что у нас сейчас происходит?

С. Менделевич:

- Немножко постановка вопроса странная – в прошлом году было хорошо…

А. Милкус:

- Нет, в прошлом году было очень сложно.

С. Менделевич:

- Виноват, оговорился. В прошлом году было плохо, а сейчас вроде все хорошо.

А. Милкус:

- Нет, я спрашиваю, хорошо или плохо.

С. Менделевич:

- То, что натворил Роспотребнадзор в прошлом году, еще будет сказываться десятки лет. Например, те требования, которые Роспотребнадзор ввел к детскому отдыху в прошлом году, привели к закрытию множества детских лагерей, в первую очередь частных лагерей. И, как правило, эти лагеря работали в природной среде, то есть лучшие лагеря для оздоровления детей. И эти лагеря не открылись. В результате у нас уже на 1 июня, то есть до начала летнего сезона, турбизнес говорил, что нечего продавать, уже нет путевок в детские лагеря. Огромное количество детей остались дома, скорее всего, и вряд ли куда попадут, к сожалению. Это отрицательное.

Но надо сказать и положительное. К счастью, неожиданно, прямо скажем, за многие годы первые раз наши власти обратили внимание на детский отдых более целенаправленно и решили ему даже помогать финансово. Вот, например, с 25 мая действует программа Ростуризма кэшбэка. Надо сказать, что именно по поручению президента эта программа проводится, когда родителям возвращается половина стоимости путевки для детей в детские лагеря, но не более 20 тысяч. Руководитель Ростуризма Зарина Догузова говорила о том, что по этой программе (возврата 50% стоимости) получат 375 тысяч человек. С одной стороны, замечательно, потому что первый раз за всю историю России такая программа. А с другой стороны, как говорится, все познается в сравнении. Если вспомнить, что у нас детей школьного возраста в стране больше 17 миллионов, то, конечно, 375 тысяч на этом фоне выглядит как-то мелковато.

А. Милкус:

- Мне кажется, что 17 миллионов – это большая цифра. Мне кажется, что 7 миллионов.

С. Менделевич:

- Нет, вы ошибаетесь. По государственной статистике, детей школьного возраста свыше 17 миллионов. А почему так мало получилось? Потому что по непонятным причинам в эту программу не вошли, например, палаточные лагеря. Я не могу понять, почему они выкинуты. Палаточные лагеря все на природе, в них с педагогической точки зрения дети получают больше полезного, чем в каком-то стационарном лагере, где порой обслуги больше, чем самих детей. И также не вошли городские лагеря и лагеря дневного пребывания. То есть подавляющее большинство детей оказалось вне этой программы. Но правительство на первый раз решило ограничиться таким небольшим кусочком детей.

А. Милкус:

- Видимо, сколько смогли сейчас по бюджету, столько и поддержали.

С. Менделевич:

- Сначала было выделено 5 миллиардов рублей на эту программу, после критики президента буквально неделю назад выделено еще 4 миллиарда на компенсацию затрат тех родителей, которые купили путевки детям до начала официальной программы кэшбэка. Ну, почти 10 миллиардов, для начала, прямо скажем, не так уж и мало.

А. Милкус:

- Скажите, а есть ли еще путевки? Мы говорим о том, что возврат денег и так далее, а может быть, уже и говорить-то не о чем, всё раскупили уже давно?

Д. Смирнов:

- Тут нужно смотреть на сегментацию рынка. У нас есть бизнес-рынок, где турбизнес занимается реализацией туристских путевок в детские оздоровительные лагеря. Есть сектор некоммерческий, который организует свои путевки по другому принципу. И если мы будем смотреть на этот кэшбэк, то он фактически оплачивает расходы только тем родителям, кто приобретает путевки у турбизнеса, а из некоммерческого сектора фактически никому из родителей, которые приобретут эти путевки, они не компенсируют.

Д. Завгородняя::

- А некоммерческий сектор тоже, получается, платный.

Д. Смирнов:

- Отчасти да.

А. Милкус:

- Давайте разберем, что такое некоммерческий сектор. Для нас, родителей, лагерь – это есть лагерь…

Д. Завгородняя::

- Коммерческий, некоммерческий, мы не знаем.

Д. Смирнов:

- Есть программы, которые сегодня организуют некоммерческие организации. Например, у нас, у академии, есть несколько партнеров или организаций, которые являются нашими коллективными членами, например, клуб «Вита» (это город Екатеринбург). Они проводят уже около 30 лет на озере Иткуль в Челябинской области лагеря для детей с родителями. И туда приезжают на отдых родители, бабушки, дедушки и дети. Это немножко другие программы, не совсем оздоровительный лагерь. Но этот лагерь отличается тем, что здесь идет совершенно другое содержание деятельности и содержание программы развития и отдыха детей.

А. Милкус:

- Туда, как я понимаю, мы кэшбэк получить не можем.

Д. Смирнов:

- Нет.

Д. Завгородняя::

- А сколько стоит там отдых?

Д. Смирнов:

- Если брать по прошлому году, пандемия сыграла отчасти злую шутку с этим оздоровительным лагерей. Они планировали в прошлом году, что за 8 смен отдохнут всего лишь 400 детей, но так как родители не могли никуда в другое место поехать, потому что оздоровительные лагеря в прошлом году не работали, они охватили около 1200 детей на своем летнем отдыхе в этом лагере. Я в августе прошлого года был на Иткуле, смотрел, знакомился с программами. Достаточно интересные и содержательные.

То есть когда родители приобретают путевку, они фактически ориентируются по тем критериям, которые нам государство или Ростуризм, или те ассоциации оздоровительных лагерей предлагают. Это пригляд за детьми, то есть организация досуга, это кормежка, какие-то программы и т.д. А по содержанию деятельности фактически родители не знают и ориентируются в основном по стоимости. И сегодня, если мы говорим про программы кэшбэка, с моей точки зрения, это касается наиболее дорогостоящих лагерей или кто из лагерей успел запрыгнуть в этот вагон. А часть из организаторов детского отдыха работают по-другому. У нас есть, например, центры станции Юных туристов, которые проводят свои лагеря. Эти центры детско-юношеского туризма и краеведения практически не попадают под эту программу, потому что там проводится немного по другому содержанию. Для того чтобы попасть в программу кэшбэка, нужно пройти определенную бюрократическую процедуру – заявиться, сдать пакет документов и т.д. Это достаточно трудоемкая работа. А сегодня педагог, если он активно работает, он в основном работает с детьми, и его задача – работа с детьми, а не на выполнение тех требований, которые…

А. Милкус:

- Вы, честно говоря, запутали окончательно. Потому что мы говорим про бизнес сейчас, а у нас программа для родителей.

Д. Завгородняя::

- Мы хотим узнать про цену.

А. Милкус:

- Что сейчас с путевками? Вот 13-е число. Купили, не купили, больше в этом году будет, чем в прошлом году, какие есть варианты для тех, кто не успел или не может купить (денег нет)? Родители тоже не сильно обогатились за этот год, мы же это понимаем.

С. Менделевич:

- Я должен поправить предыдущего выступающего в том, что никакого отношения программа содержания детского отдыха, программа лагерей к кэшбэку не имеет. Те лагеря, которые заявились в эту программу, которые находятся в региональном реестре лагерей, те и имеют право получать кэшбэк. Ну, родители, которые купили эти путевки. Независимо от того, какие там программы. Если станция Юных туристов или какие-то лагеря Академии детского туризма не соизволили заявиться в эту программу, не подготовили этот пакет документов, то, естественно, родители получать кэшбэк не будут. Это зависит только от организаторов лагеря. Третий раз говорю, с программой это никак не связано.

А. Милкус:

- Я хотел бы задать вопрос нашим слушателям. Как вы сейчас организуете детский отдых ваших ребят?

Вот тут нам пишут: «Лучший отдых для детей – физический труд, лагерь для труда, убираться, прополка, помощь пожилым. Организуйте такие лагеря, не растите бездельников».

Давайте разберемся. В этом году как было с путевками? Мы понимаем, что ситуация сложная до сих пор, Москва опять объявила нерабочие дни с 14-го числа.

Д. Завгородняя::

- И по всей России не здОрово.

А. Милкус:

- С чем мы можем столкнуться? Как родителям планировать отдых? Потому что нужно планировать, нужно брать отпуск, нужно понимать, когда отпуск, когда можно ребенка отправить в лагерь, к бабушке и т.д. Сергей, что делать? Ваши советы в нынешней ситуации.

С. Менделевич:

- Знаете, очень сложно. Давайте разберемся в ситуации. Но для этого нужно вспомнить о структуре детских лагерей. У нас есть в стране 4 федеральных лагеря, куда 90% путевок выделяется детям бесплатно.

А. Милкус:

- «Артек», «Орленок», «Смена» и «Океан»

Д. Завгородняя::

- Но туда уже не попадешь сейчас.

А. Милкус:

- Попадешь. Еще можно попасть.

С. Менделевич:

- Те дети, которые стали победителем каких-то конкурсов, чемпионатов, фестивалей, они, как правило, попадают бесплатно, им путевку дают. Есть небольшое количество путевок, которые продаются. Где-то около 90 тысяч рублей стоит путевка на 3 недели.

А. Милкус:

- Я разговаривал с ребятами из «Артека». Около 5% путевок они продают. И эти путевки уже практически раскуплены, даже несмотря на ту цену, которую вы назвали.

С. Менделевич:

- Почему так происходит? А потому что не хватает мест. Надо вспомнить законы бизнеса. Товар стоит столько, сколько за него готовы заплатить. Если наши власти устроили дефицит путевок в детские лагеря, то естественное желание бизнеса – поднять стоимость путевки. Потому что купят за любую цену. Многие родители ради своих детей готовы пожертвовать какими-то деньгами, гораздо большими, чем, допустим, в прошлом году, лишь бы отправить детей в лагерь.

А. Милкус:

- Тут не наше правительство оказалось таким злобным, а потому что коронавирус, и вынуждены были принимать определенные меры. Может быть, они были излишние, не знаю.

Д. Смирнов:

- Знаете, меры есть разные. Если, допустим, поставить задачу Роспотребнадзору о том, чтобы в Москве не было тараканов, и в ответ Роспотребнадзор предлагает просто сбросить на Москву атомную бомбу – и тараканов не будет…

А. Милкус:

- Это уже какой-то перебор сравнений.

С. Менделевич:

- Знаете, я специалист в этом вопросе, и я не говорю зря. Если бы было больше времени, я мог бы конкретно, по пунктам расписать. Например, в прошлом году Роспотребнадзором были запрещены все палаточные лагеря. Просто одной фразой – «Запрещена организация палаточных лагерей». Почему? Неизвестно. Никакой аргументации, ничего. Я пытался у руководителей Роспотребнадзора лично узнать.

А. Милкус:

- Мы про это вместе с вами сделали целую программу. Сейчас отменили это решение?

С. Менделевич: :

- Сейчас вопрос о палаточных лагерях Роспотребнадзор отдал на откуп региональным властям, но с учетом мнения главных санитарных врачей по региону. И вот вам самый свежий пример. 1 июня губернатор Ростовской области Василий Голубев запретил работу всех палаточных лагерей в регионе. Почему, непонятно. Хотя Роспотребнадзор, наоборот, призывает, что дети должны быть больше на природе, потому что там меньше опасность заражения коронавирусом, а палаточные лагеря запрещены во многих регионах, и почему, непонятно. Я не могу это понять. Я считаю, что это просто от невежества сотрудников Роспотребнадзора. Я предлагал устроить им экскурсию в нормальный палаточный лагерь, посмотреть, можно ли там заразиться или нельзя. К сожалению, ответа на это не получил никакого от руководства Роспотребнадзора.

Мы поговорили о федеральных лагерях. Кроме федеральных у нас есть муниципальные лагеря, и таких лагерей, надо сказать, большинство. Эти лагеря, из-за того, что в регионах мало денег, это, как правило, так называемые лагеря дневного содержания, в городских школах. У нас в позапрошлом году, когда не было ковида, в стране работало летом 44,5 млн. детских лагерей всех видов.

А. Милкус:

- Нет, 44,5 тысячи.

С. Менделевич:

- Да, оговорился, 44,5 тысячи. Из них лагерей дневного пребывания, то есть городских лагерей, было 34,5 тысячи. Как видим, на лагеря в природных условиях, где, собственно говоря, и происходит оздоровление ребенка, остается очень мало. Так вот, в регионах, как правило, за счет того, что денег мало (а самые дешевые детские лагеря – лагеря дневного пребывания, которые организуются в школах)…

А. Милкус:

- Там берут только за питание обычно с детей.

С. Менделевич:

- Да. Причем регион, как правило, доплачивает за питание, поскольку дают путевки почти бесплатные родителям или детям-сиротам, детям-инвалидам, детям из многодетных семей и т.д. Мне называли сумму 3 тысячи рублей за смену. Подавляющее большинство детей находится в городских условиях, где оздоровление не происходит.

А. Милкус:

- Ну, хотя бы они под присмотром.

С. Менделевич:

- Это тоже важно, но нет оздоровления.

Д. Завгородняя::

- И они как-то полезно проводят время.

А. Милкус:

- Не бегают по улицам.

С. Менделевич:

- Хорошие лагеря в природных условиях, их весьма мало. И всегда их было мало, и в прошлом году они позакрывались. Более того, есть еще причины, почему не осталось путевок. Ну, например, в прошлом году 12 тысяч детей получили бесплатные путевки в наши хорошие федеральные лагеря. Они стали победителями различных конкурсов. Из-за запретов прошлого года эти дети не попали в прошлом году в лагеря. Минпросвещения приняло решение, что они будут отдыхать этим летом. То есть места в хороших лагерях (12 тысяч мест) заняты теми детьми, которые выиграли в прошлом году путевки. А их у нас не так много вообще, этих мест. Еще раз говорю, лагеря закрываются. Давайте говорить о цифрах. В марте в Краснодарском крае провели опрос, какие лагеря будут летом работать, а какие нет. Оказалось, что 8 лагерей не откроются, которые были раньше. Если мне память не изменяет, в этих 8 лагерях в смену отдыхало 2900 детей, за лето отдыхало в них 37 тысяч детей. Для сравнения. В «Артеке», лучшем лагере страны, за год отдыхает 32 тысячи детей. То есть закрытие этих 8 лагерей оставило детей без отдыха больше, чем если бы закрылся «Артек». И это только по одному региону, а ведь у нас регионов много по стране.

А. Милкус:

- Это связано как раз с запретом Роспотребнадзора.

С. Менделевич:

- С запретами нелепыми. Вот я недавно выступал на одном телеканале. И там очень удивились, когда я сказал, что дети, родители которых отправили своих детей к морю, в большинстве своем к морю не попадут, даже если лагерь находится у моря. А почему? Потому что до сих пор (с прошлого года) действует запрет Роспотребнадзора на выход всех детей из лагеря. За территорию лагеря детям выходить во время смены нельзя.

Д. Завгородняя::

- И на пляж не попадешь?

С. Менделевич:

- Есть запрет…

Д. Смирнов:

- Территория лагеря огорожена, и за территорию детям выйти нельзя. Даже в однодневный поход, костер провести. Если вы помните свое пионерское детство, в лагерь ездили, вы костры разводили за территорией лагеря. Сегодня этот эмоционально ценный для ребенка костер лагерь провести не может, потому что нельзя выйти за территорию.

А. Милкус:

- То есть шутка такая – лагерь закрытого режима, это сейчас…

С. Менделевич:

- Да, у нас к этому и идет. У нас только не хватает вышек с пулеметами по углам. Если лагерь находится на береговой линии (ну, как «Артек»), то дети могут купаться.

А. Милкус:

- То есть, если у него есть выход на пляж.

С. Менделевич:

- Не выход, а если пляж находится на береговой линии лагеря. Но таких лагерей крайне мало. В обычном лагере, даже если он находится в 100 метрах от моря, то эти 100 метров ребенок должен пройти, а выходить за территорию он не имеет права. В результате, получается, запрещены все походы, все экскурсии. И запрещено купание детей фактически.

А. Милкус:

- К нам подключился по скайпу заслуженный путешественник России, кандидат педагогических наук Александр Яковлевич Миндель. Здравствуйте!

А. Миндель:

- Здравствуйте!

А. Милкус:

- Мы говорим о лагерях. Может, правильно организовывать отдых родителей? Подсказать им, как самим отдыхать с детьми?

А. Миндель:

- Очень здравая мысль. Я присоединяюсь ко всему, о чем говорил Сергей Владимирович. Это констатация положения вещей. Но как практик я полагаю предлагать какие-то варианты.

Школа уже давно переложила обучение детей на родителей. Об этом говорят много.

А. Милкус:

- Давайте не будем обобщать.

А. Миндель:

- Я о другом. Раз уж переложили обучение, почему бы не переложить и воспитание?

А. Милкус:

- Воспитанием родители должны тоже заниматься постоянно.

А. Миндель:

- Верно. Так вот семейный формат летнего отдыха, считаю, в сегодняшней ситуации самый правильный. Он малозатратный, исключает обращение куда-то за путевками, но предполагает, что родители выступят инициаторами такого отдыха. Для того, чтобы он был безопасным, конечно, надо иметь определенные навыки, знания. Об этом можно поговорить со специалистами, можно в интернете найти самую разную информацию, как в лесу организовать отдых, обезопасить его

Я считаю такой формат самым правильным. Больше того, сейчас очень много брошенных деревень и территорий в сельской местности, которые подходят для семейного отдыха. Надо только предварительно выехать и договориться. У нас есть канал «Путешествуем семьей», мы там такие предложения делаем, причем, это предложения, которые к нам пришли от владельцев земель. Они пишут и говорят: пожалуйста, обращайтесь к нам.

А. Милкус:

- Это в YouTube канал?

А. Миндель:

- Да. Называется «Путешествуем семьей». Это как бы один из вариантов. Таких много.

Мы там даем информацию. И при желании родителей выехать на активный отдых, все это возможно. Другое дело, что лучше это делать не одной семьей, а в компании двух-трех семей. Это безопасней и организационно правильней.

Раньше мы, как инициативные общественники, более активно включались в организацию палаточных лагерей. После введения СанПиНов нам пришлось исключить свою организационную функцию. Но мы нашли новый формат. Мы не предоставляем никаких услуг, мы сами являемся участниками отдыха. И называем это инициативно организованным семейным отдыхом на условиях самоорганизации, самообслуживания и самообеспечения.

А. Милкус:

- Спасибо!

Д. Завгородняя::

- Все-таки, экстремальный отдых.

А. Милкус:

- Мне кажется…

С. Менделевич:

- Ничего экстремального нет. Александр Яковлевич уже много лет организует такой семейный лагерь на Селигере. Родители приезжают с детьми в определенное место, сами отдыхают, готовят пищу, гуляют и так далее.

А. Милкус:

- Я бы акцентировал на другое. Если вы собираетесь с семьей или несколькими семьями, очень важно прочитать правила безопасности поведения на воде, в лесу и так далее. Если есть среди вас опытный путешественник, хорошо. И будьте внимательны к правилам, которые есть.

Д. Смирнов:

- Карантинные требования Роспотребнадзора, они были чрезмерными, как сказал даже бывший руководитель Роспотребнадзора Онищенко. У нас в лагерях ни один ребенок за прошлое лето не погиб, в том числе, от коронавируса. А вот среди детей, которые не попали в лагеря, остались дома и в большинстве своем без присмотра, потому что родители работают, погибло – страшная цифра – 885 детей.

А. Милкус:

- За летний период. За каникулы?

Д. Смирнов:

- За три летних месяца.

А. Милкус:

- А откуда такая статистика?

Д. Смирнов:

- Ее приводит уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова. Это официальные цифры. И более 11 тысяч детей пострадали: получили травмы или стали жертвами преступников. И когда дети остаются без присмотра, а у нас даже детей летнего пребывания на всех детей не хватает, даже за деньги.

И дети начинают ездить на крышах электричек, лазать по стройкам, больше всего тонут. И за прошлое лето погибло в четыре раза больше детей, чем в позапрошлом от выпадения из окон.

Вот Роспотребнадзор очень боится карантина, ковида, принимает жесточайшие меры. Почему никто не озаботится тем, что у нас ежегодно сотни детей погибают от выпадения из окон!

А. Милкус:

- А с чем это связано?

Д. Смирнов:

- Потому что они остаются без присмотра. Вот личный пример. В прошлом году в конце года я был приглашен в Сочи на конференцию. Я взял жену и младшего сына полутора лет. Нас поселили в хорошую гостиницу. И пока мы разбирали вещи, а там окна в пол в гостинице. И ребенок залез на батарею под окном, встав на батарею, открыл окно. Ручка окна внизу, а за окном ничего нет. Ни балкона, ничего. Седьмой этаж. До сих пор страшно! Слава богу, жена заметила.

Почему нельзя принять СНиПы, ГОСТы, так далее, чтобы этому препятствовать?

Д. Завгородняя::

- Давайте поговорим о том, что делать людям, которые не успели купить путевки?

А. Милкус:

- Или не смогли?

Д. Смирнов:

- Сегодня информации достаточно много. У нашей академии есть страничка в соцсетях, в Facebook, ВКонтакте – Международная академия детского и юношеского туризма. Мы ищем опыт, который есть на территории России, в Казахстане, на Украине и в других странах. И даем информацию.

У нас в Подмосковье есть лагерь навыка, где вы можете обратиться к организаторам, посмотреть путевки и выбрать себе по душе. Там программы идут от того, что дети не только отдыхают в природной среде, но они получают необходимые жизненные навыки. И в течение прошлого года этот лагерь активно проводил свою работу в регионах. Там сталкивались с определенными трудностями, конечно, но наши члены Академии пытаются эти проблемы решать. И решаются проблемы с непосредственными людьми, с исполнителями в регионах и муниципалитетах. Такая работа ведется активно.

А. Милкус:

- Были очень популярны языковые лагеря.

Д. Смирнов:

- Я хотел бы вас предостеречь. Это достаточно опасная ситуация. Я с языковыми лагерями знаком с 2007 года. И мы работали на Украине. Эти языковые лагеря навязывала активно Польша в свое время. И мы предупреждали наших украинских коллег. И закончилось это майданом, где участвовала молодежь. Но это по содержанию деятельности.

А. Милкус:

- Так, давайте выйдем хоть на какой-то оптимизм. Что делать родителям? Как организовать отдых детей?

Д. Завгородняя::

- То есть, все-таки, хорошо отправить в лагерь?

Д. Смирнов:

- Пока я вижу две лазейки, которые Роспотребнадзор умудрился не закрыть еще. Если богатенькие родители, они могут купить детям путевку в заграничный лагерь. У нас прекрасные детские лагеря в Болгарии, в Белоруссии. И туда фактически наших детей из страны выталкивают туда! За границей не действуют вот эти все требования. Например, в Белоруссии вообще не вводили карантин как таковой. И у них, например, общая смертность не увеличилась. В то время, как в России в прошлом году была на 500 тысяч больше.

А. Милкус:

- Давайте не будем рассуждать про коронавирус.

Д. Смирнов:

- А эта смертность не от коронавируса.

А. Милкус:

- У кого достаточно денег, они знают, куда пристроить своих детей.

Д. Завгородняя::

- Неужели в Белоруссии так дорого?

Д. Смирнов:

- В Белоруссии замечательные лагеря. Один лагерь у них не хуже «Артека». Республиканский. Я с удовольствием посмотрел картинки, недавно был на мероприятии в Москве, которое проводило посольство Белоруссии. Очень симпатичный.

Опять же, Александр Яковлевич правильно говорил – отдых родителей с детьми. Я 3 июля, например, с женой и двумя детьми отбываю на Кавказ к друзьям в альплагеря.

Моя семья, а я пенсионер, а у меня пенсия всего 22 тысячи рублей, а средняя путевка на 2 недели на коммерческий лагерь без дороги – 50 тысяч рублей. И если с кэшбеком, то надо 30 тысяч из кармана. У нас нет таких денег, поэтому мы не можем отправить детей в августе в лагерь по финансовым соображениям. Хотя мы многодетная семья, но мне почему-то не положено льгот.

По данным Ростуризма кэшбек начал действовать с 25 мая. И за две недели продано 100 тысяч путевок на общую сумму 3 миллиарда рублей. Из этих денег 1 миллиард 300 миллионов уже вернулись покупателям путевок. Это работает! Но мы возвращаемся к тому, что да, 100 тысяч – это замечательно. Но у нас детей 17 миллионов. Детей школьного возраста. Почему так мало – 100 тысяч? Потому что нет путевок в продаже уже. Лагерей-то у нас… Мест нет!

Мы много раз говорим, что нужна федеральная программа по поддержке детского отдыха. В первую очередь, по возрождению структуры детских лагерей, потому что много лагерей закрылось не только в прошлом году, но и раньше. Надо, чтобы государство обратило на это внимание.

А. Милкус:

- Сергей, вы говорите про возрождение. Да, советские лагеря – это прекрасно. Во многих регионах они находятся в полуразрушенном состоянии. Хорошо бы восстановить или отстроить заново. Но тогда была система профсоюзов в СССР. И многие лагеря принадлежали предприятиям. И сейчас этой системы нет.

А. Миндель:

- Отчасти есть. Мы в прошлом году разговаривали с одним из депутатов от ЛДПР Госдумы. Они организовывают лагеря под прикрытием службы Росгвардии, потому что Роспотребнадзор туда не сунется.

А. Милкус:

- Ну, это…

Д. Смирнов:

- Это тоже выход!

А. Милкус:

- Это ЛДПР.

Д. Завгородняя::

- Это выход не для всех!

А. Милкус:

- Вот кто должен взять…

Д. Смирнов:

- У РЖД замечательные детские лагеря!

А. Милкус:.

- Это богатая организация.

Д. Смирнов:

- У Роскосмоса, у Минобороны есть свои лагеря. Они хорошо работают.

Я хотел бы вернуться к родителям и что им делать. Могу привести пример по Нижегородской области для активного отдыха. Есть разработанная областным клубом туристов маршруты. Пешие, велосипедные, водные. Эти маршруты выигрывали несколько грантов президентских. И по ходу этого маршрута можно пройти в день 10-15 километров. Есть щиты, геолокация. Можно посмотреть в интернете и по этим маршрутам пройти.

Такие же примеры есть в других регионах. Например, в Кемеровской области есть вершина воинской славы - такой социальный проект. Они обозначили вершины, присвоили им названия героев. И дети с родителями могут совершить в выходные дни или рабочие походы, восхождения на вершину, в том числе, выполнив нормативы ГТО и так далее.

Есть программы. Их просто надо поискать. А если активный отдых, то надо обращаться в федерации спортивного туризма, в регионах они есть, на станции детского туризма, они тоже кое-где еще сохранились. Информацию можно посмотреть на сайте нашей Академии. Или в социальных сетях.

Но хотелось бы предостеречь, если вы организуете отдых с детьми – выбор инструктора. На сегодняшний день существует федеральный реестр Федерации спортивного туризма, где есть все инструкторы по видам сертификации. Они, по крайней мере, имеют документы. И можно с ними договориться и организовать путешествие.

А. Милкус:

- Инструктор должен быть опытным и быть в реестре?

Д. Смирнов:

- Да. И сегодня проходит обучение – ГЦОЛИФК – университет физической культуры и спорта за последний год прошло обучение около 100 человек. И еще 200 готовятся на обучение по специальности «инструктор туризма». В регионах тоже есть такие программы, которые реализуются.

А. Милкус:

- Я так понимаю, совет такой: родители, все дело в ваших руках. Старайтесь организовывать отдых детей и включайтесь в него сами!

А. Миндель:

- Это совет для очень узкого количества родителей. С ребенком пойти на вершину, я бы сходил, как мастер спорта по туризму, но далеко не все это могут.

А. Милкус:

- Спасибо!