Творческие индустрии: развитие креативности у школьников

Родительский вопрос
Александр Милкус и директор «Роскультцентра» Марина Абрамова рассказывают, как творческий человек может себя реализовать в России

А. Милкус:

- Доброе утро, добрый день, добрый вечер! Нас слушают все 11 часовых поясов нашей страны - у кого-то завтрак, у кого-то обед, а у кого-то уже и ужин. Итак, сегодня у нас несколько необычный эфир. Мы выходим за рамки педагогических разговоров. Собеседник у меня сегодня Марина Абрамова, директор Рускультцентра, директор Российской креативной недели. Какое отношение имеет эта история с креативными словами к «Родительскому вопросу» и вообще к подрастающему поколению, попробуем сегодня и выяснить. Марин, не хочу я прикидываться, что не знаю слово «креативный», но для меня, а, думаю, что и для многих наших слушателей, кроме того, что в этом слове много сочетаний каркающих, не очень понятно. Мы говорим - креативный класс, креативная индустрия, креативная экономика… Вот можно как-то перейти на русский язык.

М. Абрамова:

- Да, Саш, добрый день, спасибо за приглашение. На самом деле, я с тобой поспорила бы. Потому что тема развития креативных индустрий и креативной экономики напрямую связана с вопросами воспитания и напрямую связана с тем, как сделать так, чтобы наши дети были конкурентоспособными в будущем, которое точно креативное. Мы понимаем, что сырьевая экономика уходит, что сырье - нефть и газ - это такой исчерпаемый ресурс, а единственный неисчерпаемый ресурс - это творчество человека. И этот ресурс можно найти везде, в любой точки, где этот самый человек живет. И вот как правильно этим ресурсом распорядиться, как из своего творчества сделать бизнес, как быть конкурентоспособным в мире, который сейчас переходит на интеллектуальный продукт, - это и есть та самая креативная экономика, креативная индустрия.

А. Милкус:

- Ну, например?

А. Абрамова:

- Все проще. Там, где у нас можно поставить авторское право либо получить патент - это все акторы креативных индустрий. Например, журналистика, литература, музыка, архитектура, урбанистика, IT - это самая крупная отрасль в креативной экономике. Разработка компьютерных игр, компьютерная графика. И даже гастрономия. Там, где есть вот эта добавленная стоимость творчества человека…

А. Милкус:

- Съемки роликов для Тик-Тока или для сети «Одноклассники»?

М. Абрамова:

- Конечно, да. Это новые медиа. Новые медиа кино и телевидения - это тоже отрасли, которые входят в креативную индустрию нашей страны и не только. Мы понимаем, что одно дело, когда мы с вами это делаем в свое удовольствие (ну, там поем в душе), а когда мы из этого сделаем продукт…

А. Милкус:

- Если все будут петь в душе и записывать это, кому это нужно?

М. Абрамова:

- Давай вернемся немного в историю. После каждой промышленной революции человечество очень сильно менялось. Что изменяется? Прежде всего, меняется быт человека, меняется сам человек, потом меняется общество, меняется госуправление и - проходит какое-то время - меняется даже геополитический ландшафт всего нашего шарика. Вот мы прошли уже несколько таких промышленных революций, знаем это из учебников истории и вот сейчас мы живем в эпоху четвертой промышленной революции, которая очень сильно с таким креативным акцентом. Мы видим, как поменялось все в нашей жизни, как мы по-другому смотрим фильмы, как мы потребляем контент…

А. Милкус:

- Ну, такой яркий пример того, что самые богатые и быстро развивающиеся корпорации - это не корпорации, которые занимаются нефтедобычей, хотя они тоже сейчас вполне состоятельные, но в лидеры выбились Гугл, Эппл, в России Яндекс и т.д. То есть, те компании, которые не продают металл, нефть или газ.

М. Абрамова:

- Это как раз та самая интеллектуальная креативная экономика. Это когда твоя интеллектуальная разработка, твой креатив становится гораздо дороже, чем баррель нефти. Почему он объявил 2021 год Годом креативной экономики? Потому что весь мир сейчас живет в этом тренде. Сейчас идет борьба уже не за территорию, как это было раньше.

А. Милкус:

- Ну, за территорию тоже идет.

М. Абрамова:

- Тоже, да, но в меньшей степени. Как бы сейчас наступает новый этап, когда страны начинают бороться за мозги, за интеллект.

А. Милкус:

- Да, но это не новый этап. Это вот с 80-90-х годов очень ярко видно. Вот наших ученых сманивают на запад… вот у меня есть знакомый, которого пригласили в немецкий институт, он пришел, а там немцев-то не так много. А где немцы? А немцев сманили американцы. И так вот у них происходит сманивание… То есть, кто что-то собой представляет, сразу же предлагают больше денег и предлагают работать в научных каких-то исследованиях, в IT-исследованиях уже у себя на территории.

М. Абрамова:

- За людей битва, конечно, была всегда, но мы сейчас видим с точки зрения экономики как этот сегмент растет. Сейчас это 2.5 триллиона долларов.

А. Милкус:

- В год?

М. Абрамова:

- Да.

А. Милкус:

- Это прибыль, которую приносят вот эти индустрии?

М. Абрамова:

- Да. И, если брать ВВП стран, в Китае доля креативной экономики ВВП около 14%.

А. Милкус:

- А чего они такое производят?

М. Абрамова:

- Очень креативно копируют. Ну, и не только. Нет, конечно, у них много там разных цифровых гигантов и они научились как раз делать большой бизнес с точки зрения новых медиа, своих собственных.

А. Милкус:

- А вообще про Китай очень интересно. Китайцы, которые в 80-90-е годы просто здорово копировали, а теперь мы видим даже автомобили… лет 7-8 назад, если ты покупал китайский автомобиль, он был примерно по качеству, по пластику металла, по обработке наверное, Жигулям, выпущенным в 80-х. Сейчас, извините, все автомобили среднего сегмента в мире производят китайцы. Они научились это быстро делать. И дизайн, и т.д. Вот это креатив.

М. Абрамова:

- Абсолютно.

А. Милкус:

- Вот ты сказала - 14% у китайцев. У нас?

М. Абрамова:

-В Европе порядка 8-9%. У нас, к сожалению, очень мало - 0,6%. Но это та цифра, на которую мы опирались год назад, а сейчас вышло несколько исследований, в том числе Высшая школа экономики буквально в пятницу опубликовала исследование, цифры немного разнятся, говорят, что в районе 3%. А почему цифры разнятся? Потому что пока еще на федеральном уровне в стране не договорились, а кого же мы считаем креативной индустрией, а кого - нет.

А. Милкус:

- Да, вот хорошо бы договориться. И у меня в голове тогда бы уложилось быстрее.

М. Абрамова:

- Конечно. Я думаю, что сейчас что-то считать, а потом сравнивать эти цифры - методики разные, подходы разные - не имеет никакого смысла. Ты просто очень хорошую вещь сказал, хочу вернуться к ней. Про то, кто же сейчас становится успешным? У Александра Александровича Лузана, декана экономического факультета МГУ, недавно в каком-то интервью прошла такая вещь, которая меня очень зацепила. Если посмотреть на список Форбс семилетней давности, кто в этом списке? Там люди с определенным бэкграундом, с определенным историческим наследием…

А. Милкус:

- Да, кто успел на ваучеры имени Чубайса закупить крупные предприятия. Или отобрать их.

М. Абрамова:

- Если сейчас посмотреть на список Форбс, этот список очень изменился. И Александр Александрович вывел такую интересную закономерность. Что у тех людей, кто сейчас создает прорывные продукты, чаще всего, это люди очень молодые - это 24-37 - они обладают тремя качествами. Первое - это фундаментальное научно-техническое образование. Сейчас это очень важно, чтобы сделать какого-то единорога, как это называют, какую-то прорывную компанию мирового уровня. Потому что чаще всего сейчас это все-таки связано с IT. Второй очень важный аспект - это культурный бэкграунд. То есть, человек имеет большую насмотренность, начитанность, он либо играет на скрипке, либо занимается…

А. Милкус:

- То есть, Шерлок Холмс?

М. Абрамова:

- Да, абсолютно. Потому что это позволяет как-то по-другому работать мозгу и в этом точно что-то есть очень важное для придумки креативных идей, которые до тебя никто не придумывал. И третий аспект - это та самая креативность в таком понятии находчивости, что ли, гибкости, иногда, может, даже изворотливости. Вот почему сейчас очень много русских выстреливают во всем мире? Мы, может, не слышим их фамилии, но точно не без их участия эти самые цифровые гиганты состоялись. Если говорить не только про цифру, в говорить про творческий продукт, там «Маша и Медведи», которые зарабатывают сейчас больше, чем концерн «Фольксваген» и т.д. - вот есть этот аспект такой креативности в подходах у русских. И получается, что у нас есть все три составляющие, у русских.

А. Милкус:

- Ну, кто ж сомневался? В общем-то, их много, но почему-то реализовываются они - и в 80-е годы, и сейчас - больше, когда они уезжают. А если у них бизнес развивается в России, о них мало кто знает. Почему?

М. Абрамова:

- Мы все знаем про то, что Илон Маск чипировал обезьяну и она теперь играет в компьютерные игры, но мы не знаем, что в МГУ это сделали восемь лет назад. И много того, о чем ты говоришь, на самом деле так. Мы реально во многих вещах первые, но мы не умеем это доносить, мы не умеем это пиарить и мы не умеем создавать вот эту среду для того, чтобы эти разработки доходили до рынка, для того, чтобы наши инженеры чувствовали себя, как чувствуют инженеры Илона Маска, на которых работают основные продюсерские агентства. Ты знаешь какого-нибудь инженера из Роскосмоса, на которого бы работали лучшие продюсерские агентства России?

А. Милкус:

- Я, честно говоря, не знаю и инженера и СпейсХ, на которого бы работали продюсерские агентства, если мы говорим про космос.

М. Абрамова:

- Я тебе пришлю ссылку на Инстаграм, посмотришь, какие красивые картинки…

А. Милкус:

- Картинки красивые, да. Я не был, к сожалению, туда не пускают иностранцев, на предприятия СпейсХ, но я разговаривал с ребятами, которые там работают. И там русские инженеры, кстати, и американцы. Очень много молодых. Зарабатывают они не существенно больше, а, может, столько же, сколько на предприятиях НАСА, или на Боинге. Они вкалывают 6-7 дней в неделю, но главная мотивация у них - они делают будущее. И ребята приходят туда не за большими деньгами, а они приходят потому, что они потом могут гордиться тем, что они создали вот этот корабль, они создали новую ракету, которая может полететь к Марсу и т.д. То есть, он их заводит вот именно этим. И я так понимаю, что молодежи как раз интересны даже не столько деньги, сколько возможность проявить себя и что-то сделать самим. Я знаю, что коллектив, который создает сейчас новую российскую ракету, «Союз-5», в Самаре, там в основном молодые ребята.

М. Абрамова:

- Мне кажется, сейчас вообще очень четко ощущается вот этот тренд среди молодого поколения. Я их очень люблю, я считаю, что они гораздо лучше, чем мы… наши дети совершенно иные и у них, конечно же, система мотивации и ценностей другая. Вообще, когда меня спрашивают, а что для вас лично креативная индустрия, я говорю - во-первых, это вся моя жизнь, потому что сначала я работала в журналистике, потом 10 лет в книгоиздании, а это все креативные отрасли, - сейчас я делаю крупнейшие федеральные проекты в сфере креативной экономики. Для меня это жизнь. И я понимаю, что все, кто работает в креативных индустриях, они очень влияют на ощущение счастья, удовлетворенности всех людей в стране...

А. Милкус:

- Как нам выстроить систему, чтобы ребята в школе, в вузе могли себя проявить?

М. Абрамова:

- Ты сейчас просто в корень бьешь. Вопрос очень больной. Это качество профобразования.

А. Милкус:

- Вот Фейсбук придумал Цукерберг, когда он был на первом курсе университета. Классмейт - первая социальная сеть, которая возникла в Америке - была придумана тоже недавним выпускником университета. То есть, все такие прорывные вещи, опять же Гугл, Брин, поисковые системы - созданы в гараже. Стив Джобс первый Эппл собирал в гараже недоучившимся студентом… То есть, это вот как раз продуктивное время взрыва, когда ты можешь не очень прислушиваться к авторитетам и создать что-то новое, это как вот, наверное, 14-15, до 24-25 лет. А в 24 это уже надо реализовывать те идеи, которые ты скопил. Как нам это сделать для наших ребят?

М. Абрамова:

- Все говорят про Илона Маска, а я хочу вспомнить его маму, которая точно, наверное, знает, как вырастить успешного ребенка. Она говорила - есть один принцип. Нужно обеспечить безопасность и отстать, оставить в покое, для того, чтобы какая-то креативность проросла. Обеспечить безопасность ребенка и - отойти. Это про что? Это про возможность эксперимента, это про безопасность того, что, даже если тебе дают какое-то финансирование, тебе не опасно получить негативный результат, тебе не опасно ошибиться. Потому что мы видим, например, по мировым стартапам, что несколько десятков нужно пройти неудач в своих проектах, чтобы что-то выстрелило. Получается, что нам не только нужно сделать среду и обеспечить там какие-то классы, где можно что-то экспериментировать, где стояло бы хорошее оборудование, где можно получить грант, даже если ты еще совсем молод, на какую-то разработку… Силиконовая долина - что они делают? Они поощряют неудачи.

А. Милкус:

- Мы называем - венчурное инвестирование.

М. Абрамова:

- Когда ты приходишь к кому-то с проектом, смотрят на перечень твоих неудач. То есть ,у тебя в портфолио обязательно должно быть записано, сколько у тебя было неудачных попыток проектов, стартапов и т.д.

А. Милкус:

- Есть ли у тебя опыт подниматься заново?

М. Абрамова:

- Конечно. И чем больше у тебя неудачных попыток, тем больше вероятность, что тебе поставят балл при инвестициях. У нас наоборот. У нас нет этой системы поощрения эксперимента и ошибок. У нас тебе дадут деньги, если ты гарантированно пропишешь, что ты выдашь за эти деньги через год, а в любой экспериментальной модели это тяжело. И вот у нас, наверное, сейчас создается определенное количество всяких технопарков, каких-то там институтов развития…

А. Милкус:

- Нет, у нас сейчас для детей очень много всего, но почему-то это все не выстреливает.

М. Абрамова:

- Пока не работает.

А. Милкус:

- Нет, оно работает. Вот IT-кубы, местные «Сириусы», кванториумы и т.д. Много всего. Но это пока проявляется только в том, что ребята у нас побеждают на международных олимпиадах школьников. И все.

М. Абрамова:

- А потому, что это не завязано с рынком. Мы с тобой начали обсуждать, почему ООН объявила Год креативной экономики и, когда мы говорим с вами про креативные индустрии, важно слово «индустрия». Это как ты свой творческий продукт можешь довести до реализации. Так как у нас частный бизнес - это тоже понятие не так давно пришедшее в российскую действительность - я про то, что определенное уважение к интеллектуальной собственности, к твоему частному труду, который приводит тебя к независимому бизнесу, как-то это всегда странно для россиян. Мы только-только приходим к тому, когда ты заработал деньги на чем-то своем творческом - ну, молодец, круто! У нас нет вот этой системы как бы доставить творческую идею и какой-то суперпроект до инвестора и заставить работать это уже в реальном секторе экономики.

А. Милкус:

- Причем, так, чтобы инвестор или его друзья не украли у тебя идею.

М. Абрамова:

- А это вот про первое - это про исторически сложившееся неуважение к интеллектуальной собственности в стране. Если вспомнить 2014 год, то в 2014 году у нас 99% в интернете было нелегальным. То есть, мы были абсолютно пиратской страной. Почему? Потому что у нас исторически так сложилось. Ты написал песню, ты написал книгу - и это уже достояние всех. Что, тебе с каждой книги роялти платить? Как бы нет вот этого уважения к частному продукту. А креативная экономика - это исключительно про роль личности. В креативной экономике роль личности первична, потому что ты своей головой и своим сердцем создаешь какой-то продукт, который имеет ценность. И вот проблема в том, что сейчас наши дети, которые очень талантливы, у них очень много креативных идей, их не учат управленческим навыкам своего проекта. Вот мы начали говорить про то, что, если вы живете в небольшом городе и у вас ребенок играет на гитаре, ребенок должен знать, на чем эти биты записывать, где какие биржи есть, где он может выставить музыкальную композицию, как вот это перевести в бизнес и как начать на этом зарабатывать. Мы очень много ездим по субъектам и работаем не только готовясь к Российской креативной неделе, но и в целом работаем с губернаторами. Мы делали большой опрос. 7000 респондентов в нем было и говорили - большая проблема, мы все тут очень креативные, но у нас нет управленческих навыков. Оплатить учебу в Сколково или получить МВА невозможно. Поэтому, наверное, задача номер один сейчас быстро, какими-то бесплатными образовательными проектами, например, как проект «Артим» - если ты понимаешь, что у тебя есть суперпродукт, суперидея, но тебе не хватает навыков, ты можешь пройти бесплатный курс обучения в «Артиме», тебя доведут, доупаковывают до инвестора и, возможно, выстрелит что-то. И на самом деле сейчас тоже акселераторы такие стали появляться, и они есть в разных институтах развития, но просто пока их мало, наверное.

А. Милкус:

- Марин, мы остановились на том, что, кроме творчества, ребята должны понимать, как этот продукт, который они создают, может быть востребован на рынке. Но мы прекрасно понимаем, что творческий человек далеко не всегда может быть менеджером, продюсером, да. Я знаю, что достаточно долго Майкрософт проводила, в частности, и в России кубок воображения с командами, которые придумывали всякие разные интересные социальные, в первую очередь, проекты, связанные с IT. В этой программе команды собирались и тренировались, поддерживались Майкрософтом как раз вот в составе того, что были творческие ребята и был обязательно в последние годы человек, который менеджерил это, то есть, руководил, собирал, отвечал за всякие связи с общественностью и тому подобное. Это тоже талант, этому тоже надо учить. Где мы найдем такое количество людей, которые бы могли продвигать, руководить, поддерживать? Насколько я знаю, на рынке сегодня громадный спрос на людей, которые могут работать с проектами, молодых людей.

М. Абрамова:

- Ты прав. Но тут, получается, есть как бы две составляющие этой проблемы. Первая, конечно же, должна быть система. Ну, вот я уже привела в пример «Артим» - да, есть бесплатно проект, который на федеральном уровне двигается и любой человек может туда попасть и там как бы система ему поможет двигаться дальше. С другой стороны, мы понимаем, что креативный навык… то есть, все вопросы связаны с бюджетализацией, с самопродвижением и т.д.

А. Милкус:

- Говорите по-русски…

М. Абрамова:

- С работой в интернете, умение себя презентовать на разных площадках, умение работать, начиная от Тик-Тока и заканчивая Фейсбуком, в основных соцсетях, понимать, как эта машина работает. К сожалению или к счастью, это уже не факультатив. Сейчас это обязательная программа. И для того, чтобы оставаться конкурентоспособным человеком, специалистом, дальше компанией, регионом и даже страной нужно вот этот креативный навык наращивать. Вот мы же научились все пользоваться телефоном в свое время, да. До этого людям это было не надо, а сейчас мы точно так же понимаем, что это необходимость иметь качественные креативные навыки. Даже для того, чтобы ты смог пойти и получить хорошую работу в другой сфере. Ты должен уметь пользоваться ресурсами, должен сделать себе качественное электронное резюме и т.д. Вести правильно свой блог, если ты хочешь чего-то добиться, потому что тебя уже будут оценивать по твоим цифровым следам и т.д.

Еще я хотела сказать по поводу… ну, мы обсуждали с молодыми учеными эту тему, в том числе, и с МГУ, и вот мы пытались понять, почему мы не знаем о тех разработках, которые все делают? В чем задача? Это задача маркетологов, журналистов и ты должен мониторить разработки и кого-то приглашать, либо сами ученые должны, понимая, что мы живем сейчас в другом, таком креативно-цифровом мире, этими навыками активно пользоваться. К какому-то конкретному выводу не пришли. Но есть понимание, что теперь креативный навык это очень важно и им должны владеть все.

А. Милкус:

- Марин, вот ты до эфира рассказывала самое интересное, или во время перерыва. Ты рассказывала очень интересную вещь о том, как страны настраивали у себя вот эту самую креативную экономику. Расскажи про Корею, про арабские страны. И почему мы так не сделали, если это уже было сделано другими странами?

М. Абрамова:

- А потому, что все страны разные. И в этом-то интерес. Вроде как креативная экономика, это понятие в принципе плюс-минус одно, вот эти креативные профессии и индустрии тоже плюс-минус у всех одни, а почему же такие подходы разные? Вот, например, да, корейцы одни из самых первых в мире написали концепцию развития креативных индустрий на уровне государства, у них была потом целая национальная программа. Это было в 2013 году, в 2014-м она заработала. Что сделали корейцы? Они сделали для себя вывод - нам сейчас важно развивать аудиовизуальное искусство, мы делаем ставку на кино, на сериалы и на все, что связано с этим. И они не прогадали. Они вот этим точечным решением, сейчас мы видим, что корейские сериалы занимают лидирующие позиции и они точно…

А. Милкус:

- Корейское кино зарабатывает призы практически на каждом втором кинофестивале международном.

М. Абрамова:

- Конечно. Вот - конкретный результат. У японцев была большая национальная программа, которая называлась «Общество интеллекта». То есть, они понимали, что сейчас для них это некий фокус. Если говорить именно про креативную экономику, буквально 3-4 месяца назад правитель Дубая вышел с громким заявлением о том, что Дубай становится новой креативной меккой. И они себя позиционируют так. Представьте, что нас нет, мы просто даем вам территорию, на которой вам будет очень комфортно работать. У нас классные экономические послабления - приезжайте к нам, работайте. Но нас интересует в большей степени два направления - архитектура и IT. Ждем.

Мы обсуждали с тобой Катар. Катар совершенно по-другому подходит к развитию креативной экономики. Они держатся за свой культурный код и за свои культурные индустрии. И все пропускают через это. То есть, такую самоидентичность сохраняют очень сильно. И интересно, что, если говорить про креативных людей, которые работают в этом сегменте, с одной стороны, это про объединение людей в мире. Это как бы новая такая тема, культура, как мягкая сила - все это понятно, все правильно, но мы видим, что появляется новая энергия в виде вот этих креативщиков, у которых нет границ. Это как бы единый такой творческий интеллектуальный язык и нет границ политических. Мы говорим на каком-то творческом языке, с другой стороны, креативный продукт… ну, давайте возьмем какой-нибудь дизайн одежды. Мы понимаем, что порой локальный бренд может быть гораздо интереснее и гораздо качественнее, гораздо дороже, чем унифицированный глобальный «юбка в «Заре». Потому что мода - это тоже креативная индустрия. Потому креативные индустрии могут помогать и сохранять, и развивать культурный код в территориях, в которых этот дизайнер работает.

Ты попросил рассказать о том, какие у всех разные фокусы и я думала, вот как же Россия, на что она сделает фокус?

А. Милкус:

- Ну, а почему мы это не делаем сейчас?

М. Абрамова:

- Мы видим, как много всего произошло за последние там полтора года. Я говорю сейчас с точки зрения работы и поддержки креативной индустрии. То есть, если мы вспомним года два назад, то даже этого хайпа не было, никто не говорил про креативную экономику. И вот этот хайп сейчас раскручен. К чему мы пришли? Кстати, вот какой важный вопрос мы не обсудили. Вот эта социальная значимость. Почему люди, которые теряют работу, вдруг, сидя дома, вспоминают, что «я умею кодить», дай-ка я попробую сделать что-то там с сайтом, либо «я умею что-то сделать с дизайном», либо я стану играть на гитаре и из этого сделаю продукт…

А. Милкус:

- У меня есть девочка, которая в 14 лет стала делать свои украшения из какого-то пластика, необычные, и через полгода мама обнаружила, что у девочки обновился гардероб. И она сказала - это что такое? А она 50 тысяч в месяц стала зарабатывать на продаже вот этих украшений собственных, сделав презентацию в Инстаграме.

М. Абрамова:

- Вот это про тот самый навык, который должен быть у ребенка, для того, чтобы его творчество могло его дальше кормить. Это очень важно.

Возвращаясь к пандемии, на самом деле, вот эти креативные навыки сейчас спасли ни одного человека. Потому что, сидя дома, не дай бог, ты потерял работу в какой-нибудь крупной компании, у тебя всегда останется твой творческий креативный навык и имея вот эти навыки работы с интернетом, ты точно сможешь зарабатывать. А, может, наоборот, ты станешь там самым известным в каком-то сегменте в мире, потому что, сидя дома, у тебя открыт весь мир перед тобой, весь рынок… Вот сейчас будет Российская креативная неделя в августе, 26-29, в парке Горького, приглашаю всех москвичей - приходите, будем очень рады видеть.

А. Милкус:

- У москвичей-то все время есть какие-то развлечения, это хорошо. А вот насколько я знаю, мы участвовали в креативной неделе 2019 года, были трансляции.

М. Абрамова:

- Были трансляции. И еще важно, что к нам приедут делегации из 18 регионов.

А . Милкус:

- А в этом году будут трансляции?

М. Абрамова:

- Да, обязательно. Сидя на диване, вы можете посетить любое мероприятие, которое запланировано у нас. У нас 700 спикеров, при этом, есть и мировые звезды. Что мы хотим обсудить?

А. Милкус:

- Да, так что мы хотим обсудить? Вот для меня, например, в 2019 году, когда мы участвовали, было очень интересно послушать ребят, которые делают абсолютно неожиданные и интересные вещи в том же Инстаграме из Томска, из Курска, которые создали СМИ прямо на пустом месте и сейчас оно просто невероятно популярно и дает возможность зарабатывать региональным журналистам совсем из разных регионов… Я даже потом на лекциях своим студентам потом об этих ребятах рассказывал. Если бы не было такой креативной недели, я бы в жизни о них не узнал. Как вы о них узнаете? И что дальше происходит после того, как они участвуют в такой вот неделе?

М. Абрамова:

- Сама креативная неделя - с одной стороны, это 16 тысяч метров квадратных застройки, где у каждой отрасли есть свой павильон. И в каждом павильоне четыре дня идет программа, которая показывает основные тренды в этой отрасли, которая рассказывает об основных стартапах. Но нам еще было очень важно докрутить тему про регионы. Потому что у каждого региона, конечно же, своя специфика. Вот мы обсуждали Якутию, в которой выстрелило кино, да. Мы можем назвать Калининград, который стал точкой притяжения для съемки кино, и там 25 фильмов в год теперь снимается. И важно, чтобы в каждом регионе была какая-то своя специализация, но она не исходила из того, что губернатор что-то увидел и разрешил. А чтобы была органика, когда мы точно видим, что у нас вот в этих трех домах исторически живут крутые промышленные дизайнеры… это я фантазирую так. Соответственно, не надо вам строить ничего другого, у вас есть уже живые люди, которые могут вокруг себя собирать сообщество, обопритесь на них и сделайте вокруг проект, который связан с промышленным дизайном. Не надо лезть в музыку и делать какой-то образовательный кластер по музыке, если этих людей нет. Начните с того .что уже есть. И нам всегда было интересно найти интересных людей именно в регионах… и показать этот опыт Москве и Санкт-Петербургу, потому что есть вот эта разница в подходах. Поэтому, уважаемые слушатели, заходите на сайт, смотрите трансляции, 700 спикеров, огромное количество мероприятий, и мне, как директору этого мероприятия, очень хотелось бы, чтобы после просмотра этих лекций, воркшопов, встреч у вас точно появилось больше ответов на вопрос - как же сделать то творчество, которым я занимаюсь или занимается мой ребенок, более успешным, в том числе, финансово. И как обеспечить, чтобы эту идею никто не украл, как защищать свои авторские права, как работает этот рынок. Если для вас это будет результативно, то мы будем счастливы.

А. Милкус:

- А есть какая-то еще, может быть, консультативная служба, куда можно обратиться? Или вот неделя закончилась - дальше что? К кому мне прийти? В агентство социальных инициатив, в Роскультцентр?

М. Абрамова:

- Сейчас несколько институтов развития и занимается развитием креативной экономики, аналитикой, делает много разных проектов. Я бы вернулась к самому простому. Мы с тобой говорили про управленческие навыки. Вот первое - за какой консультацией все обращаются? Это как раз консультация про те самые управленческие навыки. Как посчитать долю авторского права в проекте? К кому обращаться, чтобы получить патент? Какие есть сейчас компании, которые готовы рассматривать проекты для инвестиций? И все эти вопросы точно так же можно задавать в Российской креативной неделе, можно писать - есть постоянно работающий телефон Российской креативной недели. А есть еще так же крупные федеральные проекты, такие, как «Артим», «Хакатон города»…

А. Милкус:

- А я бы еще попросил рассказать про фонд, который вот недавно был создан. Я так понимаю, что уже первый этап, когда можно было подать заявки, закончился, но будет следующий. Тем более, что возглавил его бывший зам генерального директора «Комсомольской правды» Роман Карманов.

М. Абрамова:

- Я думаю, мы сейчас поговорим про возможности - вот какие конкретные возможности у каждого слушателя сейчас есть? Если есть творческий проект, на который нужно стартовое финансирование, буквально несколько месяцев назад заработал новый президентский фонд, называется он «Президентский фонд поддержки культурных креативных инициатив». В этот фонд выделили 3,5 миллиарда рублей. Чем он отличается от других фондов? На прошлой креативной неделе мы собирали проблемы от каждой отрасли. Спрашивали - что конкретно вас тормозит, что мешает развиваться? Вот эти барьеры мы собрали, была сделана рабочая группа Сергея Владиленовича Кириенко с правительством, что-то удалось отрешать. И вот проблема номер один, о которой говорили креативщики особенно с регионов, - то, что отсутствует модель грантовой поддержки. Потому что чаще всего молодой человек, айтишник, не будет создавать НКО, подавать сложные документы в фонд президентских грантов… там другая система, для других людей…

А. Милкус:

- И задачи другие у фонда президентских грантов…

М. Абрамова:

- Конечно. А нужен был фонд, который может поддерживать самозанятых, ИПэшников, небольшие ОООшки, такой более коммерческий сектор. И вот этот фонд заработал. И сейчас уже закончен первый этап подачи в этот фонд, но будут другие, поэтому следите за новостями.

А. Милкус:

- Роман говорил, что уже вот только фонд возник, было подано больше 12 тысяч заявок.

М. Абрамова:

- Да, очень много тысяч заявок желающих, и вы можете быть в числе их, несмотря на то, какой у вас опыт, либо сколько вам лет.

А. Милкус:

- То есть, там не только один раз в год будут собираться заявки и рассматриваться?

М. Абрамова:

- Нет, не один раз в год. Есть институт развития интернета - ИРИ - коллеги очень активно работают, у них тоже грантовая система и, если ваш проект какой-то, если вы снимаете какие-нибудь фильмы…

А. Милкус:

- В общем, что связано с цифровыми технологиями?

М. Абрамова:

- Да, и как бы с визуальной картинкой, посмотрите сайт ИРИ, подайте ваш проект туда. Например, расскажу про проекты федеральные, которые, в том числе, мы ведем, урбанистические хакатон-города. Что это? Если вы молодой архитектор, у которого еще небольшое портфолио, либо урбанист, вот вы чувствуете, что вам нравится создавать другую среду вокруг себя и у вас есть в этом компетенции, и вы хотели бы поработать, но у вас нет заказов, потому что мало кто вас знает и заказ это определенные деньги, а в наших городах, к сожалению, сейчас очень маленькие суммы на вот эту ревитализацию, на урбанистику… соответственно, заказов нет. Вот зайдите на сайт, посмотрите урбанистические хакатон-города - это большой хап молодых урбанистов, архитекторов, мы находим заказы… ну, например, небольшой город Сатка, ну и масса других городов, сейчас 12 субъектов с нами в этом проекте. У мэра города есть задача преобразить улицу, либо набережную, но денег на экспертизу у него нет. Но деньги на реализацию есть. Поэтому мы берем его потребность, его улицу, либо какой-то сквер, загружаем в проект, и несколько тысяч молодых урбанистов, которые уже сейчас в проекте, могут предоставить свои наброски и идеи. Как бы свою визуализацию. Проходит конкурс, мэр выбирает какую-то конкретную работу и обязуется ее в течение двух лет реализовать. То есть, вы получаете опыт в портфолио, вы можете написать, что для такого-то города вы участвовали в таком-то конкурсе и были там в десятке победителей. А если вы победили - это конкретный заказ от конкретного региона - и ваш проект реализуется.

И еще один очень эффективный федеральный проект. Это «Артим». Это вот про те самые управленческие навыки. У него тоже есть сайт. 5000 человек отучилось в том году в «Артим», если вы попадаете в проект, с вами работает ментор, у вас задачи, решение каких-то вопросов и, самое главное, что все эти месяцы вы работаете не над чем-то виртуальным, вы работает над своим проектом. И в итоге мы его с вами допиливаем, докручиваем и доводим вас до инвестора.

А. Милкус:

- Я надеюсь, что ребята, которым было интересно, или их родителям, а, может быть, молодые студенты, которые не знают, как проявить себя… послушав нашу программу, поняли, куда в первую очередь идти. Напоминаю, у нас в студии была директор Роскультцентра и директор Российской креативной недели, которая будет проходить с 26 по 29 августа, Марина Абрамова. Всем хорошего дня!