Меньше контрольных, меньше нагрузок: для чего нужно сокращать число проверочных работ в школах

Родительский вопрос
Александр Милкус и Дарья Завгородняя вместе с экспертами и слушателями обсуждают всё, что касается детей и их родителей

А. Милкус:

- Доброе утро, добрый день, добрый вечер, как всегда, мы приветствуем вас. Я – Александр Милкус, также со мной Дарья Завгородняя. Говорить мы сегодня будем про важные вещи. В начале прошедшей недели было опубликовано несколько поручений президента, касающихся образования. В частности, несколько вопросов касалось контрольных работ и домашних заданий. Сегодня мы будем говорить с Сергеем Владимировичем Станченко, директором Федерального института оценки качества образования, как раз по поводу этих поручений, что за этим стоит и как нам с вами, родителям и учителям, на эти поручения реагировать.

Сергей Владимирович, давайте начнем с проверочных работ. Некоторое время назад у нас в эфире был Евгений Евгеньевич Семченко, директор департамента Министерства просвещения, и мы обсуждали как раз всероссийские проверочные работы, то, что они облегчают работу учителя. Потому что ему не надо самому придумывать какие-то контрольные, ему дается набор возможностей проверить своих школьников в соответствии с тем материалом, который подготовлен лучшими методистами, учителями страны. Это поручение связано как-то с всероссийскими проверочными работами или нет?

С. Станченко:

- Здравствуйте, уважаемые друзья. Поручения в целом, наверное, более широкой картины касаются. Потому что все-таки проверочные работы, они проходят, если говорить про конкретного школьника, по конкретному учебному предмету, то всероссийскую проверочную работу он пишет всего одну, по одному предмету, в одном классе. Обсуждать одну проверочную работу по одному предмету было бы странно, мне кажется, это не должно вот так системно связываться именно с поручением президента.

Картина на самом деле гораздо шире, и ситуация немного глубже. Здесь могут быть совершенно разные случаи. Ну, например, два учителя по разным предметам в один день проводят контрольные работы (просто не договорились). Хорошо это? Нет, конечно, это большая нагрузка на ребенка, и в нормальных школах уже давно такие вещи планируют как-то для себя и пытаются этих накладок избежать.

Другая ситуация. Какая-нибудь важная контрольная работа предстоит в школе или экзамен. Очень часто учителя начинают либо натаскивать, выполнять какие-то конкретные виды заданий: дети, делайте только вот эти задания, чтобы нам хорошо справиться ровно с этой контрольной работой. Иногда даже доходит до того, что в классе проводятся контрольные работы по подготовке к контрольной работе. Это, конечно, явный перебор. Наверное, можно понять учителей, они хотят добиться более высокого результата, но здесь уже возникает путаница. Потому что все-таки школа призвана давать образование, а высокий результат по конкретной контрольной работе должен быть следствием хорошего образования, хорошей программы и активной работы на уроках и дома.

Поэтому есть разные ситуации. Часто управленцы дают свои работы. Очень часто, например, мы сталкиваемся с ситуацией, когда проводятся всероссийские проверочные работы, о них же объявляется заранее, обычно расписание всероссийских проверочных работ уже в сентябре-октябре публикуется. Но весной часто бывает, что и регион свою работу проводит (какая-нибудь региональная диагностическая работа), и муниципалитет может в это время прийти с какой-то своей административной работой. То есть здесь налицо явная недоговоренность разных уровней управления, которые начинают одновременно на школу набрасывать все эти многочисленные работы. В этом случае, конечно, возникает ощущение перебора. Мне кажется, в основной части поручения президента именно об этом. То есть надо всем, кто, так или иначе, инициирует контрольные работы, между собой хотя бы договориться.

А. Милкус:

- Сергей Владимирович, это настолько серьезная проблема, что аж президенту пришлось вмешаться? Я напоминаю формулировки. «Рособрнадзору, Минпросвещения, региональным органам исполнительной власти предписано уменьшить количество контрольных и проверочных работ в школе. При этом должен быть обеспечен методически обоснованный режим контроля знаний». У нас это настолько серьезная проблема в школе, что пришлось президенту лично оформлять поручение?

С. Станченко:

- Давайте вспомним, что по времени это лето, перед сентябрем. Понятно, что обсуждались различные острые (или острые в кавычках, или острые в понимании определенных категорий граждан) вопросы. Ну, такой вопрос точно совершенно возникал, он обсуждался в блогах, в прессе. Другое дело, насколько много разных источников и насколько это действительно массовая проблема. Все-таки кажется, что иногда действительно возникает перебор. Именно весной он реально бывает в школах, и мы это тоже наблюдаем.

А. Милкус:

- Я представляю себя на месте родителя. А как мне понять, много контрольных работ у моего ребенка или нет? Есть какие-то рекомендации или понимание? Почему обязательно должно быть много контрольных работ?

Д. Завгородняя:

- Плотность контрольных работ на единицу времени.

С. Станченко:

- Есть даже такие рекомендации, они как раз выпущены, в том числе уже во исполнение поручений президента Рособрнадзор совместно с Минпросвещения выпустили рекомендации. Это произошло в самом начале учебного года, и в рекомендациях говорится, что контрольные работы должны проводиться таким образом, чтобы соблюсти определенную этапность. Понятно, что если сегодня провели контрольную работу и проверили результаты, то если были какие-то проблемы, надо их отработать, надо сделать повторение, надо детям обязательно объяснить то, что у них не получилось. И на это все равно уйдет какое-то время. В рекомендациях говорится о том, что контрольные по одному предмету в одном классе должны идти не чаще, чем один раз в две с половиной недели хотя бы. То есть это время, которое потратится на всевозможные методические вопросы, которое потратится для того, чтобы ребенок не с тем же самым пришел на следующую контрольную.

Второй момент. В один день все-таки одна работа преимущественно. Третье. Это уже касается такого комфортного написания. Может быть, и Роспотребнадзор здесь добавлял свои какие-то пожелания. Контрольные работы, наверное, имеет смысл проводить не на первом и не на последнем уроке.

А. Милкус:

- По этому поводу есть рекомендации Роспотребнадзора, даже санитарные нормы и правила об этом говорят.

С. Станченко:

- Совершенно верно, они воспроизводятся в этих рекомендациях. Но, мне кажется, самая главная часть этих рекомендаций заключается в том, что все-таки школа должна составить график и этот график опубликовать на сайте. К вопросу о том, как родителям узнать. Можно поинтересоваться (и нужно), есть ли такой график у школы.

А. Милкус:

- На целый учебный год?

С. Станченко:

- В рекомендациях Рособрнадзора и Минпросвещения говорится о примерном графике на полугодие хотя бы. Причем этот график может быть не по конкретным датам, а хотя бы по месяцам, чтобы иметь представление, сколько на конкретный месяц запланировано контрольных работ. Это уже будет давать картину.

На самом деле школа в любом случае имеет рабочую образовательную программу, школа в любом случае имеет почасовое планирование. Поэтому, как правило, все-таки в большинстве школ и у большинства учителей это достаточно спрогнозированная история, когда проводятся контрольные работы. Здесь могут возникать еще контрольные работы, которые приходят с федерального уровня, иногда регион что-то проводит, но федеральные работы объявляются заранее. Вот ВПР объявлены уже в сентябре, можно вставлять в график и все остальное тоже в сочетании с этим планировать, чтобы не было накладок. Абсолютно разумное, мне кажется, и удобное действие, мне кажется, - составить график.

А. Милкус:

- Сергей Владимирович, я слушал несколько комментариев разных людей, связанных с поручением по поводу оптимизации контрольных работ. В частности, профсоюз «Учитель» связал эти поручения с ВПР, что ВПР нужно отменить, и вот об этом говорил президент. Скажите, почему такое неприятие у части учителей всероссийских проверочных работ, чем они так раздражают? Я, к сожалению, не работал в школе, но я себе представляю, я учитель, ко мне пришли разработанные материалы, мне не надо сидеть, писать эти контрольные самому, они написаны профессиональными людьми. Почему такое неприятие?

С. Станченко:

- У нас несколько разных профсоюзов в стране есть – профсоюз «Учитель» есть, профсоюз «Образование». Можно понять работников профсоюзов, потому что они в принципе собирают определенные мнения учителей, пытаются их концентрированно выразить. Можно понять также определенные опасения со стороны учителей по одной причине. Все-таки результаты всероссийских проверочных работ, они прозрачны, и они направляются органам управления образованием. То есть всероссийские проверочные работы это такое большое мероприятие, по результатам которого все итоги собираются на федеральном уровне. Это очень важно на самом деле. Например, мы впервые начали наблюдать и мониторить такое множество школ, у которых низкие образовательные результаты. То есть реально есть школы, в которых абсолютно честно проводятся эти работы, объективно оцениваются, но при этом результаты низкие. В том числе эта система помогла запустить соответствующие специализированные программы поддержки этих школ. В любой стране, которая занимается своим образованием, это такая общепринятая модель работы, когда школам оказывается поддержка на федеральном, региональном, местном уровне, и это совершенно нормально. Чтобы это увидеть, нужно видеть результаты. Поэтому всероссийские проверочные работы, их характерная особенность состоит в том, что результаты поднимаются наверх, и они становятся известны управленцам. И здесь, конечно, возникает масса различных историй и последствий. И, наверное, самое неприятное из этих последствие как раз на местном муниципальном уровне возникает, когда муниципалитеты по итогам, может быть, низких результатов начинают оказывать на школы давление.

А. Милкус:

- Давление вместо помощи.

С. Станченко:

- Да.

Д. Завгородняя:

- Ну, и родители очень боятся этих ВПР.

С. Станченко:

- Знаете, есть такой термин - стокгольмский синдром. Я думаю, что родители боятся их вследствие того, что их боятся учителя, которые родителей просто накачивают. И это иногда начинается с начала учебного года. Мы проводили с родительской ассоциацией специальные опросы, мероприятия и выяснили очень быстро, что во многих школах прямо в сентябре родители приходят на первое собрание, и им начинают говорить: у нас в этом году ВПР, поэтому ноги в руки и начинайте своих детей готовить, вы должны сами их тоже подготовить к этим работам.

А. Милкус:

- Да, еще и репетиторов требуют нанять.

С. Станченко:

- Да, совершенно верно. Родительское возмущение и родительские опасения – это, конечно, следствие опасений, которые есть у учителей, которые они перекладывают на плечи родителей.

Д. Завгородняя:

- Так что эта фобия все равно останется с нами. А в целом станет меньше контрольных в итоге?

С. Станченко:

- Я думаю, что в первую очередь задача не в том, чтобы сделать их кардинально меньше. Все-таки здесь важно не выплеснуть ребенка. И в поручении президента конкретно говорится, что все надо делать с учетом необходимости мониторинга качества образования. Я думаю, что вопрос все же не в количестве, а в определенной упорядоченности этого процесса. Не должно быть много контрольных на каком-то узком промежутке времени.

Д. Завгородняя:

- То есть распределить их по времени более равномерно?

С. Станченко:

- Совершенно верно, их надо распределить, их не надо дублировать. Если проводятся всероссийские проверочные работы, то совершенно не обязательно в регионе параллельно проводить что-то похожее (а это, к сожалению, тоже есть до сих пор). То есть вопрос в том, чтобы это было равномерно. Возвращаясь к опасениям родителей и боязни, которая у родителей возникает по поводу любого контроля (это ведь есть и с основным государственным экзаменом в 9-м классе, это есть и с ЕГЭ). С одной стороны, это совершенно естественно – бояться экзаменов, но, с другой стороны, давайте вспомним, все десятилетия, столетия всегда в школе были экзамены. Мы с вами сдавали и не столько еще экзаменов в том же самом 9-м классе, и все было нормально. То есть экзамены и контрольные работы – это абсолютно естественная и нормальная часть учебного процесса.

А. Милкус:

- Если слабый учитель чувствует, что он слабо готовит, устраивает по этому поводу накрутку родителям.

С. Станченко:

- Либо слабый, либо учитель, на которого оказывается несправедливое давление, от которого требуют высочайших результатов, не обращая внимания на уровень контингента, на исходный уровень тех детей, которые сидят у учителя в классе.

А. Милкус:

- Сергей Владимирович, вы сказали, что вопрос распределения контрольных по дням или по неделям – это вопрос договоренности между учителями. Если мы говорим и про нагрузку внешкольную (домашние задания), то в принципе мы опять выходим в ту же проблему. Я помню, что Алихан Динаев (победитель конкурса «Учитель года» 2018 года) на конкурсе рассказывал как большое достижение, что он собрал учителей-предметников 5-го или 6-го класса вместе в своей школе, и они договорились, в какой день кто дает побольше заданий, чтобы распределить внешкольную нагрузку у детей равномерно по всем дням недели. И это большое достижение, ему зал аплодировал. Это вообще возможно, чтобы учителя внутри школы договорились и по контрольным, и по домашней нагрузке? Как это сделать?

С. Станченко:

- Это действительно очень большая, я бы сказал, даже классическая и традиционная проблема школы, и она выходит далеко за пределы одной конкретной школы. Потому что давайте посмотрим программы, почасовое планирование, и всегда было определенное, я бы сказал, соперничество между предметами по количеству часов, кто сколько берет, влиянию на ребенка. Мы довольно много в последние годы занимаемся аналитикой по школам, у нас очень большая база результатов различных, исследовательских в том числе, по итогам международных исследований. И мы можем сопоставить школы успешные и неуспешные и за счет этого посмотреть, что является таким ключом, определенным рецептом успеха в тех школах, которые его добиваются. Вы знаете, я бы его сформулировал несколькими словами так. Это школы, в которых есть педагогический коллектив. И педагогический коллектив нацелен на то, чтобы создать для каждого ребенка условия для его развития. Вот такие ключевые положения, и из них дальше все следует. Потому что если это коллектив, значит, он способен договариваться. Если ребенок воспринимается как объект для создания условий для развития, нужно смотреть, какие у ребенка интересы, какие у него склонности, в каком предмете он более заинтересован, продвинут, и, может быть, здесь ему давать побольше, а другие предметы, может быть, давать на уровне какого-то необходимого обязательного минимума. Насколько учителя способны не просто договариваться по каким-то мероприятиям, но отслеживать каждого ребенка именно как единое целое… Ребенок на разные предметы приходит, но он-то один. Учителя разные, но ребенок один, и он должен получить хорошее образование, и ему должны быть созданы условия, для того чтобы он дальше в жизнь вышел, понимая, куда он идет, в каком направлении, и что он может сделать.

Д. Завгородняя:

- Все равно мы упираемся в загруженность учителей на самом деле.

А. Милкус:

- Во-первых, в загруженность. Я хочу подчеркнуть то, что сказал Сергей Владимирович, про коллектив. Это не значит, что все пришли и разошлись по своим кабинетам, а вместе поговорили, пообщались. И для родителей это важно, есть единство у учителей, можно с ними договариваться о судьбе своего ребенка или нет. Спасибо, Сергей Владимирович.

У нас в гостях директор Московского международного салона образования Максим Казарновский. Почему мы попросили Максима включиться в наш эфир? Дело в том, что на этой неделе начинается Московский международный салон образования и вообще будет много образовательных мероприятий. Важно, что сейчас в Салоне образования могут принять участие люди из разных городов, поселков. Максим, расскажи, что будет интересного и каким образом нам всем, живущим в разных городах, можно послушать полезные, интересные лекции, мастер-классы, включиться в какое-то обсуждение.

Д. Завгородняя:

- Всех касается – и родителей, и преподавателей.

А. Милкус:

- Да, и родителей, и педагогов – и вузов, и школ, и колледжей, и даже детсадовских работников.

М. Казарновский:

- Я попробую коротко рассказать, зачем нужен Салон образования, что такое Салон образования сегодня, в новых реалиях. Новые реалии почему? Потому что, понятно, ковид в последние полтора года внес много изменений в нашу жизнь, в организацию событий. С прошлого года Салон перешел в формат онлайн. Мы были первыми, кто попробовал создавать интеллектуальную среду, атмосферу и общение в онлайне, хотя это оказалось очень сложно. Весь год мы это практиковали, и вот создалась платформа, которая называется «ММСО.Коннект», которая открыта с этой пятницы, и теперь можно разобраться в этом сложном мероприятии, как Салон образования, достаточно детально для каждой аудитории.

Салон, я напоминаю, это такая штука, которая объединяет все сообщества в образовании, от детских садов до вузов, корпоративного образования и до непрерывного образования, как мы это называем.

А. Милкус:

- И частного.

М. Казарновский:

- Да, и частного в том числе. Таким красивым языком это называется экосистема образования, когда все участники этого процесса строят на Салоне свои коммуникации и пробуют разобраться в тех проблемах, которые существуют. А какие проблемы вынесены сегодня на Салон? Главная тема – границы новой реальности. Что мы имеем в виду? Мы имеем в виду, что традиционные формы обучения, начиная с этого учебного года, почти вернулись образно в образовательные учреждения, но цифра никуда не ушла. Цифра очень глубоко стала частью нашей повседневности, и вот теперь мы строим новую реальность, когда мы пробуем взаимодействовать двумя новыми форматами образования и управлением образовательных процессов – прошлой, ковидной, и как это рождается в некоторую новую реальность. Эти границы, есть они или нет? Мы знаем, что их почти нет. Даже то, что во всех мероприятиях Салона участвует порядка 1,5 тысяч городов, то есть села, маленькие города, которые были выключены из такой коммуникации в прошлой жизни, потому что нужно было физически взять и куда-то приехать, сейчас нужно физически иметь интернет и подключиться к правильному поставщику хорошего контента.

Так вот, эта тема будет исследована на всех уровнях образования. То есть мы посмотрим, как детский сад сегодня существует в новой реальности, в балансе между онлайном и офлайном, как дополнительное образование, как может перейти преподавание драмы, музыки, художественного творчества в гибрид, Как может спорт быть организован в гибридной реальности, какая часть все-таки на стадионах, а что будет вынесено в некоторые дистанционные форматы. Как сама школа будет управляться с этой точки зрения. То есть, по сути дела, всю систему образования мы разворачиваем сквозь призму последних полутора лет. То есть Салон в этом году это такая лаборатория, когда можно прийти и очень конкретно выбрать ту методику и кейс, который за последние полтора года вошел в нашу повседневность, и этот кейс можно взять себе и с ним уйти.

То есть наша задача была построить очень практическую, очень прагматическую программу, которой можно пользоваться любому участнику. На сайте «ММСО.Экспо» Сейчас выложены все эти события, можно зайти, заполнить анкету, и на основании алгоритма мы порекомендуем вам те мероприятия, которые будут наиболее полезны, исходя из вашего профиля. То есть на каждый день работы салона (с 6 октября по 8 октября) можно собрать индивидуальную программу, то есть ваш конкретный ММСО, чтобы понять, как его можно наиболее эффективно использовать.

Салон традиционно это еще и выставка. То есть, по сути дела, это единственная выставка образовательных технологий в сфере образования, и мы ее тоже перевели к онлайн.

А. Милкус:

- А как можно выставку перевести в онлайн? Надо прийти, почувствовать, посмотреть, потрогать.

М. Казарновский:

- Ну, прийти, почувствовать, посмотреть, потрогать хочется везде и всё, и события деловой программы тоже. В этом смысле у нас будет такой цифровой двойник. То есть все офлайн-события будут проходить на площадке в Московской области «Крокус Экспо» (это такой большой выставочный комплекс), а все цифровые двойники этих событий будут проходить на платформе. То же самое произойдет с выставкой. То есть партнеры физически строят свои традиционные стенды на выставочном пространстве, но у каждого партнера получается виртуальное пространство, и все, с чем можно тактильно взаимодействовать на выставке, виртуально можно взаимодействовать на платформе.

То есть все продукты, все мероприятия, все элементы взаимодействия с поставщиками оборудования, идей и технологий выстроены сейчас на платформе. Можно зайти в карточку экспонента-партнера, провалиться в его виртуальное пространство и начать знакомство с компанией. Мы создали такую виртуальную среду, которая имитирует, по сути дела, реальное посещение выставочного пространства. И это как бы такая новая коммуникационная среда. Она никогда не заменит, естественно, каких-то традиционных наших, понятных форматов, но точно расширит проникновение партнеров в самые отдаленные уголки России.

Но еще нужно понимать, что бизнес стал таким полноценным участником образовательного процесса. В том смысле, что он влияет на образовательные результаты, на технологии, и последние полтора года это проникновение достаточно глубокое. В рамках программы мы тоже будем щупать эти новые границы, куда зашел бизнес, с какими технологиями, с какими идеями, как эти идеи и технологии соотносятся с государственной политикой, со стандартами, и каким образом новые технологии оказывают влияние на нашу повседневность и взаимодействие друг с другом.

Большая часть посвящена родителям. У нас 10 мероприятий построены вокруг семейного обучения и вокруг тех размышлений, которые, конечно, у многих родителей за последние полтора года возникают, могут ли они заменить, по сути дела, собой школу, либо могут ли они достраивать самостоятельно те процессы, которые школа не успевает, или не хочет, или не может. И новые границы ответственности между школой и семьей – это предмет нашего исследования. То есть где заканчивается территория ответственности школы, где должна семья вступать в активную позицию и с какими компетенциями родитель должен в эту позицию вступить. Потому что Асмолов, например, считает, что самая сложная профессия – быть родителей. Понятно, это метафора, но быть родителем это достаточно ответственная история. И вот ровно про это там 10 мероприятий 7 и 8 октября. Просто много родителей размышляют над этим, но не решаются принять до конца ответственность за образование своего ребенка, а вот мы попробуем проанализировать, какие последствия… Они не всегда однозначные, это не всегда позитивная история, это, конечно, многогранная штука, может ли родитель целиком выстроить образование своего ребенка за территорией школы – это вопрос. И вот этот вопрос будет исследован на Салоне.

Все три дня будут посвящены в отдельном зале частному образованию. Мы наблюдаем, как негосударственные образовательные учреждения гораздо больше экспериментируют и с технологиями, и с контентом, и с выстраиванием образовательного процесса. Все крупнейшие участники негосударственного образования будут представлены на Салоне, и все самые яркие и конкретные педагоги, и директора школ будут выступать на Салоне, для того чтобы понять и рассказать, каким образом они могут быть полезны, эффективны для всей системы образования в целом.

А. Милкус:

- Максим, ты сказал, что пришли на Салон. Все-таки «пришли» - это виртуальное понятие. Насколько легко подключиться, какие требования к подключению? И бесплатно ли это?

Д. Завгородняя:

- Я смотрю, зарегистрироваться надо.

М. Казарновский:

- Да. Здесь такой простой потребительский путь. Можно либо в поисковой системе вбить название «Московский международный салон образования», и вы попадете сразу на наш сайт. Либо в строке вбить «ММСО.Экспо» - и тоже попадете на наш сайт. Нужно будет зарегистрироваться. Регистрация необходима для того, чтобы мы могли подобрать для каждого посетителя первичную навигацию, то есть некоторые рекомендации – и для мероприятий, и продукты, которые представляют экспоненты на виртуальной выставке, и сами виртуальные пространства экспонентов. Мы предварительно рекомендуем, чтобы было проще ориентироваться.

Но безотносительно рекомендаций сейчас уже опубликована вся программа, она разбита по уровням образования. То есть можно в настройках отсортировать те зоны интереса, которые вас беспокоят, например, дошкольное образование или, например, новые технологии. И вы получите все мероприятия и всех партнеров, которые в эти три дня будут рассказывать о дошкольном образовании сквозь призму новых технологий.

Что значит рассказывать? Это значит, что по расписанию будут включаться трансляции деловых мероприятий, которые происходят на офлайновой площадке. То есть Салон происходит в гибридной реальности. Все мероприятия физически проходят в Москве, на площадке «Крокус Экспо», но благодаря платформе они зеркально отображаются в ваших компьютерах, когда вы сможете на эту трансляцию нажать и подключиться в режиме реального времени. Но не обязательно быть в режиме реального времени. Все мероприятия, как только заканчиваются, они сразу на карточках самого мероприятия появляются в записи.

А. Милкус:

- Кстати, у нас об этом и спрашивают – можно ли, не успев, посмотреть запись?

М. Казарновский:

- Можно не просто посмотреть, а можно собрать свою библиотеку. Есть там специальный алгоритм, когда вы обозначаете звездочкой избранное, и все мероприятия, которые вас интересуют, в записи или в прямой трансляции оказываются у вас в личном кабинете. И через личный кабинет вы смотрите тогда, когда вы хотите, все, что вы хотите, с возможностью увидеть комментарии, которые возникают в чатах. Потому что все мероприятия подключены к чату, и вы можете видеть, как профессиональное сообщество, то есть ваши коллеги из разных регионов обсуждают, что им нравится, что не нравится, что важно, что неважно.

То есть это достаточно отработанный механизм, когда можно комфортно взаимодействовать со всеми идеями, которые возникают на Салоне. Я еще раз повторю, в этом году, по сути дела, такая лаборатория кейсов, когда все мероприятия будут построены на практических кейсах, которые можно применять у себя, на месте.

А. Милкус:

- То есть в принципе люди будут делиться опытом?

М. Казарновский:

- Это была наша первая концепция – максимально прагматично рассказать о том, как строить сегодня образовательный процесс, когда класс сегодня перед вами и вы в традиционно сильной позиции - у доски, на следующий день заболел ребенок, весь класс ушел как минимум на две недели на дистант, и у вас позиция ослабленная, вы уже не у доски, и у вас как бы теряется связь. И каким образом не потерять ее реально, как завоевать доверие у учеников на дистанте, каким образом продолжать быть наставником вот в этой новой реальности, это то, о чем мы будем говорить с педагогами и родителями.

А. Милкус:

- А можно назвать каких-то топовых людей, которых хочется послушать, на лекции которых просто так не попадешь?

Д. Завгородняя:

- Наконец, мне дадут советы, как урок вести по дистанту.

М. Казарновский:

- Будет очень любопытный первый день, 6 октября. Впервые на площадку приедут лучшие учителя года. Потому что одновременно по датам совпадает конкурс «Учитель года России-2021». И мы сможем победителей из каждого региона увидеть на площадке в действии. Вся программа первого дня будет разбита по предметам, областям (русский язык, литература, английский, химия и т.д.), все предметные области будут на площадке. И лучшие учителя года будут проводить, по сути дела, мастер-классы в предметных областях, с модератором от ММСО. Это очень любопытный кейс, мы никогда раньше, кроме финалиста, не знали новые лица образования, сейчас можно будет увидеть вживую и в действии этих педагогов. 6 октября, зал «Атмосфера», уже на платформе отсортировать эту программу и вбить себе, грубо говоря, в календарь.

Безусловно, будут все лучшие эксперты, скажем так, до которых сложно добраться в последнее время. Это и Асмолов, о котором я говорил. У него будет очень любопытное событие, которое называется «Условная свобода». То есть мы имеем в виду, что, с одной стороны, технологии дают свободу конкретному учителю в организации образовательного процесса, в выборе контента, но, с другой стороны, есть регулятор, есть система управления образованием, которая не согласна с такой свободой, которая зашла в последнее время в школу. И вот этот баланс между свободой и несвободой - Александр Григорьевич будет одним из действующих лиц этой дискуссии.

Мы попробуем сформировать стандарт этого гибридного образования. Потому что тот опыт, который есть, он пока не систематизирован. У нас будет отдельная сессия, посвященная вот этой сборке понимания и со стороны управленцев. То есть у нас будет несколько региональных министров, в частности, с Сахалина. Потому что на Сахалине в 20-м году они создали стандарт дистанционного обучения для региона, а им это как никому нужно, потому что островной регион, который всегда оторван от жизни. И вот сейчас они попробовали это собрать, а мы попробуем в этом разобраться.

Безусловно, Александр Адамский, Юрий Ээльмаа, Фрумин. Скажем так, все звезды школьного образования (в том числе дошкольного) будут на Салоне. Сейчас можно зайти в строку спикеров, отсортировать всех по вашим запросам, посмотреть, кто в каких мероприятиях участвует. На платформе это очень удобно сделать. То есть можно в течение 15 минут разобраться в мероприятиях и спикерах и добавить их себе в личный кабинет для посещения.

А. Милкус:

- В общем, люди дорогие, я понимаю, что первая неделя октября это достаточно напряженная учеба, достаточно напряженный график в школах и в других образовательных учреждениях. Но у вас есть отличная возможность зарегистрироваться, подобрать себе мероприятия и потом отложить их, сохранить их и в свободное время (вечером, в выходные дни) неспешно смотреть.

Максим, а сколько будет это видео храниться? Вот люди отложили, сохранили себе в библиотеку…

Д. Завгородняя:

- …а потом – раз! – и кабинет захлопнулся.

А. Милкус:

- Да, мероприятие закончилось, и видео тоже ушло.

М. Казарновский:

- Мы разработали такой ММСО-ID, то есть это ваш идентификационный номер, с которым вы, один раз зарегистрировавшись, можете присутствовать и участвовать во всех наших мероприятиях. Потому что ММСО переходит почти в круглогодичный формат, и мы в течение года строим порядка 50 конференций как раз по предметным областям и по разным сообществам. Поэтому личные кабинеты ваши не закроются, они будут активны всегда, а библиотека в полном объеме будет собрана на сайте «ММСО.Экспо», соответственно, это тоже будет доступный бесплатный контент. То есть вернуться к тому, что было в эти три дня, можно будет всегда, плюс там будут дополнительно появляться те события, которые будут проходить в течение года. То есть это, по сути, такой Netflix, Ivi, навигатор по всему самому ценному, что происходит в сфере образования. Мы туда будем подгружать не только события ММСО, но и те события, которые будет выбирать программная дирекция.

А. Милкус:

- Дорогие друзья, подключайтесь к этому замечательному события. Спасибо, Максим.