Нужно ли родителям участвовать в занятиях детей на дистанте

Родительский вопрос
Александр Милкус и Дарья Завгородняя вместе с заместителем директора московской школы Наргиз Асадовой обсуждают особенности дистанционного обучения в школах

А. Милкус:

- Здравствуйте! Я – Александр Милкус, со мной Дарья Завгородняя. Мы поговорим про школы с членом управляющей команды «Европейская гимназия» в Москве Наргиз Асадовой. Здравствуйте!

Н. Асадова:

- Здравствуйте!

А. Милкус:

- Что плохого в том, что школы переходят на дистант? Выходит много материалов для школ, для учителей, как учиться на дистанте. С другой стороны, просто массовое количество публикаций о том, что дистант – зло и вообще это заговор.

Н. Асадова:

- Плохое то, что многие учителя в наших школах, к сожалению, не очень хорошо освоили инструменты для интерактивного дистанционного урока. И у них есть проблемы, как включить всех учеников в урок, например. И многие пользуются платформами, например, ZOOM, вы знаете, в одном окошке помещается 12-14 человек, а в наших классах 30 с лишним. И как вести урок, когда ты не можешь контакт с людьми глазами установить.

У многих учеников нет достаточной аппаратуры, камер, компьютеров. Технически это затрудняет возможность вести урок, в который все включены.

Но это не значит, что онлайн-урок – это зло. И есть условия, при которых этот урок может быть абсолютно полноценным и не хуже оффлайн.

Д. Завгородняя:

- По компьютеру больше 20 минут нельзя урок вести по физиологическим нормам. Как запихаться в 20 минут? Плюс мотивация.

Н. Асадова:

- Если мы будем брать наши санПИНы, а не здравый смысл, а мы знаем, в каких технологических условиях живут наши семьи, то дистант, конечно, это зло.

Мы в «Европейской гимназии» сделали целое подразделение дистанционное, которое у нас работает вне зависимости от того, есть пандемия или нет. И мы видим, что многие вещи прекрасно можно преподавать онлайн. Но для этого реально стоит учителям много учиться самим. Мы в одном уроке можем использовать две, три, четыре платформы разные, чтобы урок вовлекал всех детей одновременно, чтобы они могли, как в оффлайне, работать в парах, дебаты устраивать и так далее. Я не очень себе представляю, как это можно делать с 30 детьми в классе, когда у половины нет нормальной аппаратуры, камер, плохой интернет.

А. Милкус:

- Что тогда делать? Вы – московская гимназия, можете себе позволить. Частная еще.

Н. Асадова:

- Да.

А. Милкус:

- А что делать обычным школам?

Н. Асадова:

- Единственное, прибегать к здравому смыслу. И думать про то, как детям на той стороне провода. И сейчас существует большое количество платформ. Можно часть уроков запрограммировать на отечественной платформе – Stepik. Вы включаете, как можете к детям. Кто-то с камерой, кто-то без камеры. Даете им инструкции, объявляете тему урока и они должны переключиться на платформу Stepik, а дальше самостоятельно что-то сделать, что вы для них запланировали. Есть онлайн-решения. Но я не понимаю, как с детьми, у которых нет интернета, который глючит. Это должно решаться на локальном уровне и в конкретной ситуации.

Родителям нужно взять инициативу на себя в этой ситуации. И перестать патерналистскую позицию занимать, что нам школа все должны, пусть выкручиваются учителя, как хотят.

А. Милкус:

- Мы слышали очень много аргументов от родителей, что учителям зарплату платят, а нам за это не платят. Тем более, что многие тоже из дома работали.

Н. Асадова:

- Проблема в том, что это ваши дети, а не дети учителей. И с этими детьми жить вам. И я подумала бы про это, помогла бы своему ребенку наиболее эффективным способом пройти этот сложный период.

Если вы не можете обеспечить ребенку бесперебойный интернет и отдельный компьютер, это значит, что вы с учителем должны выстраивать такие взаимоотношения, когда он дает вам на дом задания, вы отслеживаете, что ребенок это делает. А какие еще варианты? Либо ребенок будет болтаться, то ждать чуда, жаловаться на природу, на пандемию, на вирусы и все, это неправильное отношение к жизни.

Д. Завгородняя:

- А вы советуете родителям присутствовать на уроке? Контролировать это.

А. Милкус:

- Ребенок сидит за компьютером. Некоторые учителя, наверное, не очень приветствуют, когда за спиной сидит мама. Или, наоборот, может, это и хорошо? Бабушку посадить сбоку.

Н. Асадова:

- Здесь вступают правила хорошего тона. Если вы знаете, что ваш ребенок без дополнительного контроля не учится, то вы заранее говорите учителю, что ребенок будет отвлекаться. И сразу предупредить, что будете сидеть рядом. Уверена, что преподаватели будут только за. И по возрастным особенностям, мой ребенок тоже на дистанте, вот с первого по пятый класс большинство детей не могут самостоятельно учиться. Им нужна поддержка, помощь в овладении программами, как прикрепить, как отправить письмо. Мы привыкли думать, что у нас поколение digital-natives. Ребята, открытие дистанта заключается в том, что дети очень плохо владеют компьютерами! Они плохо владеют элементарными программами, которые мы с вам используем для своей работы. Мы пытаемся использовать их графический редактор, прикрепить к такой платформе задание, к сякой, сделать фотографии, они этого ничего делать не умеют в большинстве своем.

А. Милкус:

- Они в соцсетях больше сидят!

Н. Асадова:

- Именно! Это значит то, что вот мы, например, в школе сделали целый образовательный модуль, в котором мы обучаем детей пользоваться всеми этими программами. И это такой бонус нашего дистанта, если позитивно относиться к жизни. Когда бы еще у нас возникла такая массовая потребность обучить массово digital-грамотности наших детей?

А. Милкус:

- Наше digital-сомнительное поколение!

Н. Асадова:

- Точно!

А. Милкус:

- Я разговаривал со многими экспертами, которые говорят, что дистанционное обучение для младших не эффективно. Учителя с ними вынуждены проходить программу, но оказывается, что смысла в этом особого не было. Насколько можно заменить прохождение учебной программы какими-то онлайн-экскурсиями, просмотром образовательных фильмов, рассчитанных на малышей? Как я понимаю, это эффективнее.

Н. Асадова:

- Эффективнее смотря для чего. Если мы хотим, чтобы они проходили эту программу по каким-то причинам, то все эти мультики, фильмы и онлайн-музеи вам мало помогут в этом. В начальных классах надо поставить руку ребенку, чтобы он много писал, чтобы у него формировались все нейронные связи, которые отвечают за мелкую моторику.

А. Милкус:

- А можно ли поставить руку правильно в дистанционном режиме? Учительница должна подойти, проверить наклон.

Н. Асадова:

- Это возможно сделать в онлайне, проверить, но невозможно сесть рядом с ребенком и проконтролировать. Поэтому единственный выход – сотрудничество между родителями и учителями в это сложное время. Мы должны друг другу помочь. Интерес у всех один – дети должны развиваться. И мы понимаем, что мы на выходе от них хотим в начальной школе.

Возможно, есть смысл учителям писать какие-то инструкции не столько детям, сколько родителям, которые с ними занимаются. Абсолютная утопия, мне кажется, что в началке без помощи поддержки и полной вовлеченности родителя можно ребенка развить. Я сама и работаю в онлайн, когда мы переходили на онлайн, мой ребенок был в первом классе. И это очень тяжело. Но я реально выделяла три часа в день, когда я занималась только со своим ребенком.

А. Милкус:

- Сейчас меня проклянут родители, но я хочу сказать, давайте признаемся честно, что половина родительского сообщества сами в школе учились плохо. И сами не очень грамотные. И не очень хотят заниматься детьми, обучением. Для многих школа – это еще и возможность переложить на нее подготовку детей, воспитание и тому подобное. Призывать к родительским обязанностям родителей – это, по-моему, утопия.

Н. Асадова:

- Возможно, в каком-то количестве случаев это утопия, но я уверена, что достаточно много родителей, которые относятся к этому с пониманием. И готовы взять на себя ответственность, если они понимают, что делать.

Педагоги знают программу, методику, родители не знают, это не их профессия. Что нужно сделать педагогу? Выдать инструкцию родителям, как развивать ребенка, а родителям следовать этой инструкции.

А. Милкус:

- Педагог должен еще заниматься и обучением родителей!

Н. Асадова:

- По сути, да. К сожалению. И мне кажется, что это касается не только онлайна, но и нашей жизни в оффлайне. Принято говорить, когда вы хотите сесть за руль, вы полгода должны учиться, сдавать тесты и так далее. Когда вы хотите завести ребенка, вы просто его заводите. Будто бы ребенка вырастить сильно проще, чем водитель автомобиль! Это не так. И я вижу, что родительское сообщество сейчас сильно развивается. Это я вижу по родительским онлайн-семинарам, бесконечным группам, в разных школах делают семинары для родителей, потому что умение воспитывать детей – это отдельная профессия.

Д. Завгородняя:

- Очень многие родителя жалуются, что приходится с детьми вместе делать домашнюю работу, именно с младшими школьниками! Поделки без конца, рефераты пишут в восемь лет. Понятно, что мама за нее пишет. И получается, что это история с тем, что родители учатся за детей. Вместо детей.

Н. Асадова:

- Это неправильно выстроенная обучающая стратегия тогда. Зачем давать ребенку такие задания, которые он априори не может выполнить?

Д. Завгородняя:

- Это сплошь и рядом!

Н. Асадова:

- Это дефицит педагогического мастерства.

А. Милкус:

- Ребенок пришел со школы, а была знаменитая история в Москве с чебурашкой, когда учитель попросил, чтобы все принесли в класс чебурашку. И директор, в результате, был уволен из этой школы, потому что не дело – бегать и искать чебурашку. Что должен делать родитель, когда он видит, что ребенок получает непосильное задание?

Н. Асадова:

- Разговаривать с учителем, с администрацией. Говорит, что вот вы дали реферат, покажите, где вы учили моего ребенка писать реферат? Покажите, где критерии, по которым вы будете оценивать и так далее.

А. Милкус:

- Хорошо. А что вы посоветуете родителям и учителям, потому что в большинстве школ, видимо, будет переход на дистант?

Н. Асадова:

- Родителям советую оборудовать удобное место для ребенка для обучения, обеспечив ему желательно компьютер, хорошую интернет-связь. Распечатывать расписание, чтобы оно висело перед глазами, чтобы ребенок мог справиться со своим временем. И настроиться на сотрудничество.

Учителям – сил и здравого смысла! И добра.

А. Милкус:

- Спасибо. И на этой оптимистической ноте мы заканчиваем программу.

Отдельная тема с Олегом Кашиным