Олег Кашин: Трамп олицетворяет собой наш любимый ХХ век и поэтому он обречен

Сергей Мардан и Олег Кашин обсуждают, почему заболел Трамп, а лихорадит рубль, как болезнь президента США повлияет на всю мировую экономику и почему российские деятели культуры подписали письмо в защиту Юрия Дмитриева, даже его не зная

С. Мардан:

- В эфире Радио «Комсомольская правда», я – Сергей Мардан.

О. Кашин:

- Привет, Сергей! И я – Олег Кашин из Лондона.

С. Мардан:

- Первостатейное значение имеет тяжкое заболевание Дональда Фредовича Трампа.

О. Кашин:

- Дональд Трамп написал в Твиттере, что заболел коронавирусом. Эта история должна была случиться. Его советница Хоуп Хикс, сопровождавшая его в предвыборных поездках, заболела. Она была с ним рядом и без маски. И Трамп, и первая леди болеют, находятся в самоизоляции, под угроза срыва очередные раунды президентских дебатов. Противники Трампа пишут, что он хитрец, ушел на больничный, чтобы не участвовать в дебатах, которые он проиграл. Сергей, ты веришь, что он проиграл дебаты?

С. Мардан:

- Мы с тобой сейчас по-серьезному будем разговаривать?

О. Кашин:

- Я считаю, что угроза наступления этой мировой жабы в образе дедушки Байдена, понятно, он всего лишь лицо этой силы, которая сильнее любого государства. Но это не та могущественная сила, про которую говорил профессор Соловей, а всемирная федерация приличных людей, которые готовы разнести в щепки весь мир ради своей идеологии. В общем, делают примерно то же самое, что сто лет назад с Россией сделали советские большевики.

Да, очевидно, я болею за Трампа. И вижу, как против Трампа болеют другие люди. И зря Сергей смеется.

С. Мардан:

- Это, действительно, главная новость сегодняшнего дня.

О. Кашин:

- Для меня новость о Навальном более главная. Я наблюдаю за США из более серьезной империи. И вижу разницу между Великобританией и Штатами. Мелочь, но показательная. На днях британское правительство разослало в музеи бумагу на тему того, что если вы посмеете убрать из экспозиции какие-нибудь предметы искусства или чего-то еще под давлением BLM и прочих активистов, тогда мы…

С. Мардан:

- …вам кишки на шею намотаем.

О. Кашин:

- Англичане – умные люди. И как раз вот эта молодая американская империя, которая переживает болезни роста, действительно, рискует скатиться в ад большевизма, старик Трамп стоит на ее страже. Даже можно подумать: а не придумали ли эту пандемию вообще только для того, чтобы вывести из игры Трампа? Я надеюсь, что болезнь и победа над болезнью, которую мы ему желаем, даже Путин ему послал телеграмму с пожеланиями здоровья, победа, которую мы ему желаем, обеспечит ему и дополнительные голоса избирателей, потому что американцы, как мне кажется, любят сильных людей, любят победителей. И уж социология, которая стала таким ответвлением пропаганды, тоже мы не верим. Это как в 90-е в России всегда политтехнологи на всех выборах устраивали фейковые соцопросы, доказывая населению, что кандидат уже победил. Поэтому либо за него не надо голосовать, и тогда он проигрывал, либо наоборот. Ждем, волнуемся, переживаем за Трампа и первую леди.

С. Мардан:

- Я думаю, что болезнь Трампа и состояние его здоровья – это та новость, которая должна волновать абсолютно весь мир. От того, как все будет развиваться в Штатах, простите за банальность, все так же будет примерно развиваться и у нас.

О. Кашин:

- А можешь расшифровать эту мысль? Мы же великая страна. Почему настолько Россия зависит? Я склонен с этим согласиться. Но интересно мнение патриота и лоялиста.

С. Мардан:

- Во-первых, потому что мы встроены в мировую экономику последние 25 лет. Любая болезнь мировой экономики отражается на экономике российской.

О. Кашин:

- Ну придут демократы, будет экономика.

С. Мардан:

- Нет, не так. Сегодня стоимость нефти упала до 39 долларов за баррель. Российский бюджет потерял еще немножко денег, которые нам из своего кармана придется компенсировать. На ништяки Родины придется раскошелиться за счет налогов, сборов, штрафов.

О. Кашин:

- Нам еще Додону деньги давать на поддержку фермеров.

С. Мардан:

- У нас 25-го числа выборы в Молдавии. Нужно будет поддержать братьев-молдаван. А там еще выборы на Украине. Им тоже нужно будет отправить денег. И на восстановление Нагорного Карабаха, Азербайджана и Армении тоже придется потратиться.

Что касается Трампа и Байдена. На чьей стороне быть – это не вопрос для нормального русского человека. Трамп – олицетворение консерватизма. В таком уже умирающем изводе. Он человек преклонных лет, но старой закалки. И то, что противостоит ему, это, действительно, ужасающая вещь. Это не большевизм – это гораздо хуже. Большевизм был чисто дьявольским изобретением, перевернутой правдой.

О. Кашин:

- А эти?

С. Мардан:

- А эти довели эту идею вообще до полного абсурда. Я думаю, что эти президентские выборы в США будут иметь судьбоносное значение вообще для всей западной цивилизации, для Запада, к которому относимся и мы. Сейчас весь нормальный христианский мир должен противостоять этой левацкой идеологии гендерного, расового и прочего равенства. Невзирая на все возможные издержки. Дальше бомбить будут не за недостаточную демократичность режимов, а за то, что квота на гомосексуалистов в местном парламенте не будет выбрана.

О. Кашин:

- Так интересно нагнетаешь. В России как раз гомосексуалистов обещают по-настоящему сажать за усыновление суррогатных детей. Я подпишусь здесь под каждым словом Сергея Мардана. Да, Трамп олицетворяет мировой консерватизм, наш любимый ХХ век, все лучшее, что в нем было, все, чем мы дорожим, все, о чем мечтали мы в советском детстве или юности, когда смотрели на Запад. Потому что Трамп – человек из этих рейгановских времен. Ровно поэтому он обречен. Потому что есть выбор между консерватизмом и тем, что принято называть прогрессом. И на кону стоит всего четыре года при Трампе, а потом все равно придет мировая жаба, которая будет внедрять эти квоты, которых боится Сергей Мардан. И ладно бы одни только квоты. Много всего будет нехорошего и плохого, в том числе ревизия история, ревизия мировой культуры, запрет «Гарри Поттера» и вообще много несерьезного.

Ставя себя немножко робко на место российских властителей, я примерно допускаю, что им, наверное, демократ во главе США был бы выгоден. По крайней мере, чтобы не обвиняли Россию во вмешательстве в американские выборы и в давлении на США, чтобы Америка и Россия были публичные и открытые враги, как при позднем Обаме в начале десятых годов. Как у нас Обама мочился в подъездах, на Трампа так обычно не принято валить. На Байдена, конечно, валить будут. Опять найдут для пропаганды какую-нибудь Псаки, над которой будет положено смеяться. В общем, естественное комфортное состояние для этой путинской России в формате полуосажденной крепости. Вот оно будет при Байдене. Будет такой новый стиль управления Россией. И уже какая сменяемость власти? Нет, что вы! Ведь кругом враги, кругом Байден, демократы введут нам квоту для гомосексуалистов. Поэтому, нет-нет, Путин до 95 путинских лет.

С. Мардан:

- Я думаю, что рассчитывать на такую прекрасную тихую жизнь с баклажаном, которая была у нас при негритянском президенте американском, совершенно не стоит. При любом раскладе – будет Трамп, или будет Байден, или через четыре года будет Байден-2, - я абсолютно убежден, что Россия, Европа, а, возможно, весь мир входит в этап совершенно чудовищной турбулентности, которая не обещает нам ничего хорошего.

Здесь можно еще разок вспомнить и Нагорный Карабах. То, что Турция почувствовала себя встающей с колен, это о многом говорит. То, что даже Франция почувствовала себя встающей с колен и отправляет свой экспедиционный корпус по всей Центральной Африке, даже предлагает протекторат мирному Ливану, это тоже о многом говорит.

А что касается моего прогноза по поводу американских выборов, я пока что на ближайшие полгода верю в лучшее. Я надеюсь, что после 3 ноября в Америке начнется гражданская война. Что там начнут убивать полицейских, начнут жечь полицейские участки. Что негры будут стрелять в белых, а белые будут стрелять в негров. В кого будут стрелять гомосексуалисты и трансгендеры, я понятия не имею. Но я им желаю хотя бы на год всяческого зла. Чтобы хотя бы на год про нас они забыли. И мы немножечко разобрались со своими…

О. Кашин:

- Нет доказательств, что сейчас они про нас думают. Хотя даже Байден получал, по словам Трампа, деньги от жены московского мэра, и это не жена Сергея Собянина.

С. Мардан:

- Специально давали деньги на американскую революцию. Или контрреволюцию.

О. Кашин:

- Было бы забавно, если бы Елена Батурина устроила революцию в Соединенных Штатах и привела бы туда, допустим, Церетели, которому однажды не дали поставить памятник Колумбу.

С. Мардан:

- Они должна об этом пожалеть.

О. Кашин:

- И «Слезу боли» в Нью-Джерси напротив бывшего Всемирного торгового центра.

Следственный комитет сообщил, что самоубийство Елены Славиной в Нижнем Новгороде не связано с проведением у нее накануне обысков. Потому что она была свидетелем. Это запредельный позор. Следственный комитет за полчаса разобрался и выяснил, что обыски не виноваты. Хотя ее посты были посвящены обыскам. У нее была изъята вся техника, все блокноты. Этим она жила последние сутки. И в смерти обвинила Российскую Федерацию. Когда Следственный комитет опровергает, то лучше бы он молчал.

Теперь мы говорим о том, что российские силовики планируют реально аресты мужчин, которые…

С. Мардан:

- Это Следственный комитет поднял волну противостояния этому аду, который спустился на землю. Они же борются с трансгендерами, гомосексуалистами и суррогатным материнством.

О. Кашин:

- Я это и люблю. В том смысле, когда ты или твои единомышленники так абстрактно говорят: вот, наступает голубая чума!

С. Мардан:

- А ты толераст, что ли?

О. Кашин:

- Будем считать, что я толераст.

С. Мардан:

- Ты в Лондоне, тебе приходится, думаю, шифроваться.

О. Кашин:

- Поверь, у меня есть друзья-гомосексуалисты, которые обижаются, когда их называют гомосексуалистами. Потому что они гомосексуалы.

С. Мардан:

- У всех есть друзья-гомосексуалисты.

О. Кашин:

- Продолжу свою мысль. Когда Сергей Мардан и его единомышленники говорят абстрактно об этих надвигающихся западных ценностях, это такой ничего не значащий застольный разговор. Когда доходит до российской конкретики, оказывается, что Следственный комитет разбирает дела о суррогатных матерях, которые по классификации российских силовиков являются торговцами людьми, через ТАСС была утечка о готовящихся арестах тех мужчин, у которых рождались дети от суррогатных матерей.

Есть Киркоров, есть еще кто-то. Вспомнили Евгения Миронова – любимого актера Владимира Путина и других российских главных людей. Вот что, этих людей будут арестовывать? Нет, понятно, будут арестовывать в провинции.

С. Мардан:

- Да никого не будут арестовывать.

О. Кашин:

- Да? У нас никого не арестовывают ни за что. У нас нет «дадинской» статьи за пикеты, за митинги, когда три пикета с административкой – и все, уезжаешь в тюрьму по-настоящему.

С. Мардан:

- Сколько человек сейчас сидит по этой статье?

О. Кашин:

- Даже если бы сидел один, а мы помним, как сидел один, в честь которого назвали статью, Эльдар Дадин, который подвергался пыткам в тюрьме, даже это недопустимо. Сколько сидит? Сколько надо, столько и сидит. Даже если есть одна ошибка российского государства или тем более одно сознательное действие на причинение вреда какому-то гражданину, нужно бить во все колокола, чтобы сидящих не было тысячи или сотни. Это нормально. И вот так хихикать: а сколько сидит? А сколько убили? А всего одного Немцова убили.

С. Мардан:

- Вернемся к гомосексуалистам.

О. Кашин:

- Так вот, гомосексуалистом быть нормально, дорогой Сергей Мардан.

С. Мардан:

- Серьезно?

О. Кашин:

- Да, абсолютно. Более того, представь, любой человек может представить, что его дети могут вырасти гомосексуалистами. И это тоже не повод отказываться от детей, не повод убивать детей, не повод проклинать или лечить детей, как лечат их в Чеченской республике. У нас в России есть регион, где, по очень достоверным слухам, убивают за эту сексуальную ориентацию. И это тоже ненормально. У нас есть совершенно адский, омерзительный цензурный закон, запрещающий так называемую гей-пропаганду и по факту оборачивающийся…

С. Мардан:

- Абсолютно правильный!

О. Кашин:

- Да здравствует цензура! – говорит журналист Мардан!

С. Мардан:

- Да здравствует моральная цензура! Именно так. Ты только что проклинал Байдена и либеральные ценности, которые наступают на западный мир. И тут же включаешь тему, которую проповедуют Байден и его идеологи. Я сразу поправлю важную вещь. Это не западные ценности. Западные ценности – это триста тысяч христианских церквей в Америке. Это десятки миллионов американцев, которые каждое воскресенье идут на воскресную службу. Вот что такое западные ценности. Это мы, это Россия в 1917 году выпала из западных ценностей. А то, что ты предлагаешь принять как западные ценности, нет, это противоречит всей христианской западной цивилизации.

О. Кашин:

- Как говорится, поучи христианскую цивилизацию западную щи варить. Я как отец ребенка, который учится в британской английской христианской школе церковной, могу сказать вполне авторитетно, что с христианскими ценностями все у них в порядке. Так вот, ты прав совершенно, что Россия выпала из цивилизации в 1917 году. И вот тот уродливый росток, который пророс на руинах нашей родины в 1917 году, дал два ответвления. Одно растет там, где оно растет, доросло до наследников ВЧК-ОГПУ – нынешний чекизм, нынешняя российская полицейщина, цензура, которую ты восхваляешь. Другая ветвь – это то, что есть на Западе, это необольшевики во главе теперь с Байденом. Но они растут из одного корня – ленинско-сталинского.

С. Мардан:

- Нет, они растут из другого корня. Он растут из корня французских просветителей, если уж так говорить. Весь современный европейский гуманизм растет из Жан-Жака Руссо.

О. Кашин:

- Они растут из корня масонов, как известно. Гуманизм отдельно. Потому что именно что большевизм, который в разной форме существует и на Западе, и у нас, в очень разных формах, но это один большевизм, он противоречит гуманизму и противоречит христианству. И наша задача – выкорчевать его с корнем.

С. Мардан:

- Для начала европейское понимание, европейский гуманизм противоречит христианству. Это самое простое и самое удобное – максимально упростить философское учение, назвать его большевизмом. Что такое большевизм?

О. Кашин:

- Христианство по Мардану – это убивать, бить полицейскими дубинками, запрещать какую-то пропаганду.

С. Мардан:

- Ты хочешь, чтобы я тебе кратко изложил суть христианства?

О. Кашин:

- Изложи!

С. Мардан:

- В европейском гуманизме, из которого берет истоки в том числе и коммунизм, большевизм и современное американское левачество, есть примат человека. Человек есть абсолютная ценность. Физическая жизнь человека – это то, что не обсуждается. В христианстве абсолютным приматом является бессмертная человеческая душа. Вот и вся разница. Ты либо на земле, либо ты на небе.

О. Кашин:

- Давай спустимся на землю. Твое христианство позволяет убивать?

С. Мардан:

- Это не мое христианство. Это вообще христианство.

О. Кашин:

- Твое христианство в твоем пересказе. Оно позволяет тебе убивать, имея в виду, что душа останется? Позволяет тебе убивать геев? Скажи: я готов убивать геев.

С. Мардан:

- Нет, совершенно.

О. Кашин:

- А кого ты готов убивать?

С. Мардан:

- А с какой целью ты передергиваешь? У нас с тобой не политический диспут. В политическом диспуте подобные полемические приемы были бы уместны.

О. Кашин:

- Мы говорим уже вторую неделю подряд. Ты прошлый раз радовался, что в Белоруссии бьют дубинками, и сам бы бил. Твоему христианству эти дубинки не противоречат?

С. Мардан:

- Не противоречат. Две тысячи лет в христианских государствах царь карал и правил именно так. И бил, и казнил.

О. Кашин:

- Скажите еще раз вслух: Александр Лукашенко – христианин, который делает то, чем был бы рад Христос.

С. Мардан:

- Нет, Лукашенко прямо говорит, что он не христианин. Что он верит, что он как бы сочувствует, но он не верующий.

О. Кашин:

- Хорошо, он не верующий. Но его каратели занимаются христианством, избивая дубинками людей?

С. Мардан:

- Ты опять передергиваешь. Ты пытаешься со мной полемизировать и пользуешься нечестными приемами.

О. Кашин:

- Пользуйся честными. Честный должен побеждать.

С. Мардан:

- Честный не должен побеждать. Я тебе объяснил суть философскую европейского гуманизма и …

О. Кашин:

- Философскую суть мы прилагаем к нашей практике.

С. Мардан:

- Нет, она не прилагается ни к какой практике, ни к какому современному государству.

О. Кашин:

- Она абстрактная?

С. Мардан:

- Она не абстрактная. У нас не христианское царство. В России не царство. У нас правит не христианский государь. У нас типа республика. У нас наследие тех самых французских гуманистов. Ровно как у белорусов, как у американцев. Мы живем в другой совершенно парадигме.

О. Кашин:

- Ты выступаешь с позиции христианства. Я неправильно понял тебя? Ты называешь себя христианином.

С. Мардан:

- Я называю себя христианином, конечно.

О. Кашин:

- И говоришь, что убивать и бить людей – нормально?

С. Мардан:

- Это ровно тот же самый прием, который используют на «Эхе Москвы». Я тебе отвечу точно так же. Я вообще не об этом сейчас с тобой разговаривал.

О. Кашин:

- Убивать нормально? Бить нормально? Избивать протестующих?

С. Мардан:

- Допустимо ли убивать? Допустимо ли государству казнить преступников? Да, допустимо, конечно.

О. Кашин:

- Или стрелять по демонстрантам, или избивать демонстрантов?

С. Мардан:

- Да, именно так. Для сохранения спокойствия – именно так, это допустимо. Так всегда было, есть и будет. А как ты себе государство представляешь?

О. Кашин:

- Я примерно так и представляю. Но я считаю, что это плохо.

С. Мардан:

- Плохо – что? То есть ты сторонник абстрактного гуманизма, которого не бывает?

О. Кашин:

- Упаси боже, нет!

С. Мардан:

- Ты сторонник розовых пони, что ли?

О. Кашин:

- Есть Белоруссия, есть рядом Польша. И польские власти поляков не насилуют дубинками в задницу. Если для тебя Белоруссия образец правильного государства…

С. Мардан:

- Да мне дела нет ни до поляков, ни до белорусов.

О. Кашин:

- Белоруссия самая острая тема последних месяцев, поскольку нас, возможно, ждет похожее.

О. Кашин:

- Грустная новость. Умер певец Александр Кальянов. Для меня он герой из детства, человек, который, откровенно говоря, не умел петь, но постоянно мелькал в телевизоре. Он был звукорежиссером Аллы Пугачевой, и в какой-то момент они подумали: а почему бы ему не попеть? Я много об этом думаю. Тот посттоталитаризм, когда как бы отменили советскую власть, но вся инфраструктура осталась. Когда есть два телевизионных канала, и они тебе навязывают то, что в рынке бы совершенно никакой конкуренции не выдержало. Но вряд ли сейчас повод об этом говорить, человек умер, земля ему пухом, потому что, так или иначе, такая знаковая фигура русского шансона.

Давай говорить о деле Дмитриева.

С. Мардан:

- Письмо 250 деятелей культуры. Спасибо, что написали. В этом же была просто потрясающая ирония. Зачем они писали это письмо, я так и не понял. Но главное, что сразу после его публикации появился этот совершенно фантастический приговор, которого никто не ожидал.

О. Кашин:

- Я бы сказал, в ответ на публикацию письма…

С. Мардан:

- Ты высокого мнения о силовиках, мне кажется. Люди, которые не смогли отравить Навального… Ты же говоришь о том, что это силовики его отравили. И они вот так быстро отреагировали на письмо?

О. Кашин:

- Одни силовики травили, другие спасали. Это нормально. У меня у самого есть знакомые силовики, они умные, бодрые, быстро соображающие.

С. Мардан:

- У всех есть знакомые силовики и знакомые гомосексуалисты, как известно.

О. Кашин:

- Действительно, между приговором и письмом деятелей искусства, где было, между прочим, три нобелевских лауреата, и Наталья Солженицына, вдова великого писателя, знакомая Владимира Путина.

С. Мардан:

- Это самое удивительное на самом деле, единственное, что меня поразило.

О. Кашин:

- Нет, я как раз легко могу это объяснить. Потому что я до этого сталкивался. Я сам пытался ее еще на Болотную позвать. И при этом нам всегда передавали, что у нее есть соглашение с Владимиром Путиным, что она в политику не лезет, кроме тех сюжетов, которые касаются ревизии наследия ее мужа. И, конечно, атака на «Мемориал», атака на память о жертвах советских репрессий с точки зрения наследия Солженицына – да, конечно, он бы сам восстал из гроба и, наверное, защищал бы Дмитриева.

Здесь такой момент. Между этим письмом и приговором был еще сброс тех самых фотографий девочки, с которых все и началось.

С. Мардан:

- Кто хотел, мог их посмотреть гораздо раньше, они ходили по сети.

О. Кашин:

- Кто хотел, мог даже по телевизору посмотреть, потому что их 26-го показали, потом удалили с сайта, потом вернули.

С. Мардан:

- Для тех, кто не вполне в курсе, надо немного рассказать про это дело. Юрий Дмитриев, активист «Мемориала», его называют историком, его называли человеком, который открыл захоронение в Сандармохе (это в Карелии). Дело тянется несколько лет. Его обвиняли «в действиях сексуального характера по отношению к несовершеннолетним».

О чем там шла речь? В течение нескольких лет он фотографировал голой свою падчерицу, начиная, по-моему, с 6 до 11 лет. Давал на это путаные объяснения о том, что он использует телемедицину, и прочие глупости. Там еще было обвинение в педофилии. По этому обвинению его оправдали.

О. Кашин:

- Там еще было хранение оружия.

С. Мардан:

- Хранение оружия меня совершенно не интересовало, а обвинения в действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетних, это на меня действует, как красная тряпка. Поэтому когда полгода назад ему сначала дали 3,5 года колонии, и он должен был выйти в ноябре этого года, я, честно говоря, слегка обомлел от такого решения суда. Верховный суд Карелии пересмотрел это дело и дал ему 13,5 лет.

О. Кашин:

- Его сначала оправдали, заметь. Потом его снова посадили, дали 3,5 года. И после такой медийной атаки, когда по телевизору показывают голую девочку, я бы допросил Эдуарда Петрова, начальника этой передачи на российском телевидении, откуда он взял эти фотографии, на каком основании он их показывает, а не детская ли это порнография. То есть, когда нам говорят: ах, государство защищает ребенка от педофила, - мы видим, как оно защищает ребенка, буквально ломая и портя ему жизнь.

С. Мардан:

- Ему уже испортили жизнь на самом деле. Там толпа этих защитников, которые выворачивали наизнанку ее. Ее оскорбляли в сетях, обвиняли в ложных показаниях. Эту девочку просто смешивали с говном несколько лет.

О. Кашин:

- Я ничего про это не знаю, хотя слежу за этим делом. Но когда по «России» показывали эти фотографии, была такая подводка, что пользователи возмущены. И два одиноких твита от неизвестных людей. Ты зря про оружие говоришь, что это неважно. Если к какому-то делу подверстывать еще и оружие, а заодно и наркотики, значит, хотят посадить.

Просто два разных сюжета. Он действительно может быть каким угодно педофилом, это, что называется, отдельный вопрос. Другой вопрос, почему именно в него так политически вцепились? Реально же идет публичное использование федеральных медиа, борьба за посадку этого человека. То есть кто-то его зачем-то хочет посадить. И поскольку фоном идет еще очередная битва за Сандармох, удивительным образом теперь эти люди, которых убили большевики, вдруг объявлены задним числом жертвами финского концлагеря. Карта финских концлагерей в Карелии общеизвестна - где были финские лагеря, где были немецкие лагеря, где пытали и убивали пленных. В этом месте не было финского лагеря. Но Российское военно-историческое общество тоже говорит: Дмитриев – не историк. Да, Мединский – великий историк, выпускник какого-то факультета научного коммунизма МГИМО.

С. Мардан:

- Там нет такого факультета. Международные отношения он закончил.

О. Кашин:

- Он там был секретарь комсомольской организации.

С. Мардан:

- Он закончил факультет международных отношений, самый крутой, самый лучший. У него хорошее образование.

О. Кашин:

- Да, самый крутой, но он не историк профессиональный. А если бы он Физтех закончил? Тоже крутое образование, но историком его называть не стоит.

С. Мардан:

- А кто-то его называет историком?

О. Кашин:

- Конечно. Диссертация же была скандальная, когда у него пытались ее отобрать. Диссертация кандидата исторических наук. Так вот, историк Мединский доказывает…

С. Мардан:

- Вернемся к Дмитриеву. Мы сейчас про Мединского говорим?

О. Кашин:

- Мы про Сандармох говорим.

С. Мардан:

- А я предлагаю про Дмитриева поговорить.

О. Кашин:

- Подожди. Это важно. Потому что параллельно делу Дмитриева идет история Сандармоха, который Дмитриев нашел, Дмитриев открыл, Дмитриев его сделал…

С. Мардан:

- Его нашел не Дмитриев на самом деле. Его нашел другой человек, который умер.

О. Кашин:

- Нет, его нашли вместе «мемориальцы». Это известная история. В 90-е годы, когда министром безопасности республики Карелия был Николай Платонович Патрушев. Я всерьез думаю о том, что как-то это связано с ним – особый контроль.

И еще у меня есть теория такая очень странная, про педофилию карельскую. Потому что она гремела, наверное, 5 лет назад, когда покончили с собой два курсанта петрозаводского речного училища. Вскоре арестовали зама по учебной работе этого училища. Оказалось, что он поставлял молоденьких морячков карельской элите. Даже отставка тогдашнего главы региона и последующая его посадка за коррупцию, говорили, что на самом деле не за коррупцию его сажают. В общем, Карелия такая важная точка на карте российской педофилии.

Я ставлю себя на место какого-нибудь генерала в Москве, которому сказали: борись с карельскими педофилами. Он смотрит: так, этот министр, этот депутат, их трогать опасно, присмотримся к этому дедушке, у которого дочка какая-то подозрительная. Конечно, это «Мемориал», он иностранный агент, конечно, по нему тюрьма плачет. Логика могла быть такая. Говорить о том, что это государство строго в рамках закона с завязанными глазами Фемиды решило защитить ребенка от посягательств педофила, здесь оснований так говорить нет.

С. Мардан:

- Я обозначу важные вещи. Мне дела нет до Сандармоха. Я считаю, что эта тема высосана из пальца. То есть 35 лет прошли с начала перестройки, и говорить о том, что кто-то запрещает говорить о репрессиях 37-го года, это анекдот ходячий. Если кто-то из генералов решил получить звезду на погоны и не закрыл высокопоставленного педофила, а закрыл педофила, который по совместительству оказался активистом «Мемориала», мне до этого тоже нет никакого дела. Меня во всей этой истории заинтересовал один простой вопрос. Вот есть уголовка, есть вопиющее дело, а главное, что есть совершенно чудовищная реакция так называемого порядочного либерального, честного общества, которое готово закрыть глаза на все и, как Лия Ахеджакова, орать: руки прочь, это не порнография, это нормально – фотографировать голых детей, это фашизм, это сталинизм.

О. Кашин:

- Мне как раз на Лию Ахеджакову плевать, а не плевать на то, что в России нет суда, которому люди верят.

С. Мардан:

- Да. Но педофилы должны гнить в тюрьме при всем при этом. Кстати, вот слушатель нас поправляет. Мединский закончил факультет международной информации.

О. Кашин:

- Я к Мединскому очень нежно отношусь, но он комсомольский работник из МГИМО. Конечно, он не историк. Он пиарщик, лидер московского исполкома «Единой России» при Лужкове. Такой, в общем, человек без профессии на самом деле.

Нам дозвонился Илья из Москвы.

Илья:

- Олег Владимирович, я хотел бы вас поздравить с первым тупиком, в который вы завели собеседника. То ли еще будет.

Касательно дела Дмитриева. Это какая-то безусловная лажа…

С. Мардан:

- Задайте вопрос.

Илья:

- Мы разговариваем про Азербайджан, про Армению, говорим на всякие интересные темы. Сергей, вопрос к вам. Вы видели, что происходит на полках? Цены в магазинах на продукты, на вещи подорожали на 20%.

С. Мардан:

- Неправда, не на 20.

Илья:

- На 25?

С. Мардан:

- За какой период?

Илья:

- С начала года.

С. Мардан:

- Ко мне вопрос какой? Хожу ли я в магазин? Да, я хочу в магазин. Знаю ли я, что такое продуктовая инфляция? Да, я знаю, что такое продуктовая инфляция.

Илья:

- Нет, не только продуктовая инфляция. Мне кажется, это очень интересная тема, что у нас как-то идет сдвиг повестки в сторону каких-то нерелевантных тем, которые не волнуют всех. А мы как-то все скатываемся в бедность. Если сравнить Москву ту же с 2005 годом, когда был абсолютно другой мир, то мы сейчас живем абсолютно в другой реальности, на грани Зимбабве…

С. Мардан:

- Вы были в Зимбабве?

Илья:

- Я был в Зимбабве.

С. Мардан:

- Вы считаете, что мы живем, как в Зимбабве?

Илья:

- Я считаю, что мы живем не очень хорошо.

С. Мардан:

- Хорошо, мы с Кашиным обсудим бедность на следующей неделе.

У нас звонок Василия из Санкт-Петербурга.

Василий:

- Не кажется ли вам, что война между Азербайджаном и Нагорным Карабахом спланирована? Я провел исследование, и мне казалось, что постоянно создается великая Турция…

О. Кашин:

- Мы уже обсудили про великую Турцию.

Следующий звонок. Ольга из Казани.

Ольга:

- Я звоню по очень печальному случаю. Это гибель известного Максима Марцинкевича. Мои соболезнования его близким, родным, соратникам.

Хотелось бы выслушать ваше мнение относительно неординарной деятельности Максима. Я не во всем была с ним согласна (в методах), но было очень тяжело, он действовал в очень тяжелой ситуации, которая была тогда в стране. И сейчас в Госдуме опять подняли вопрос…

О. Кашин:

- Знаете, сейчас самое главное, что его тело не отдают семье. Более того, странная дырка в голове. По-моему, очевидно, что его убили. И когда Сергей говорит, что кто-то там должен гнить в тюрьме… Гнить в тюрьме не должен вообще никто. Убивать в тюрьме нельзя, потому что это, получается, такая нелегальная смертная казнь.

Давайте перейдем к следующему звонку. Сергей, Павловский Посад.

Сергей:

- У меня к Мардану вопрос. Не кажется ли вам, что Россия сидела на двух стульях между Азербайджаном и Арменией, поэтому так и получилось?

С. Мардан:

- Нет, Россия не сидела между двух стульев. Россия вообще ни на чем не сидела. У России вообще не было и нет никакой политики, что касается ее бывших национальных окраин. Вот, допустим, у Турции есть абсолютно четкая, внятная национальная концепция – они строят национальное государство, соответственно, Великий Туран. Россия занимается по-прежнему каким-то советским интернационализмом.

О. Кашин:

- В общем, соглашусь. Но это плохо, что у России нет концепции.

С. Мардан:

- Конечно, плохо.

О. Кашин:

- Давайте послушаем следующий звонок. Дмитрий, Вышний Волочек.

Дмитрий:

- Конфликт между Азербайджаном и Арменией можно ли рассматривать с той точки зрения, что боевые действия там ведутся вдоль линии газопровода? Может быть, это связано с тем, что Россия на пятом месте по поставкам газа в Турцию?

С. Мардан:

- Россия на третьем месте по поставкам газа в Турцию. Сейчас газопровод находится примерно в 100 километрах от границы. Да, конспирологическая версия ничего себе, что война затеяна для того, чтобы этот газопровод взорвать, но я боюсь, что все не так. Потому что никто России не позволит перерезать этот газопровод.

О. Кашин:

- Следующий звонок. Сергей, Белгородская область.

Сергей:

- По поводу Армении хотел бы уточнить. Мне кажется, они просто делят земли.

О. Кашин:

- И на людей всем плевать, естественно. И когда государство говорит: а давайте умрем за эту землю, - лучше как-то быть осторожным государству, даже если оно – твоя родина.

С. Мардан:

- Слушайте, земли без людей не бывает. Это безнадежный этнический конфликт, точно не там его судить. И азербайджанцы, и армяне совершенно непримиримы по этому вопросу. Что тут сказать? Ну, нечего сказать. Да, они готовы враждовать десятилетия, столетия, как угодно долго. То есть никакого просвета, никакого решения, которое устроило бы всех, нет. Потому что есть беженцы и с той стороны, и с другой стороны.

О. Кашин:

- Я думаю, что там людей, готовых умирать за родину, в процентном отношении гораздо больше, чем в России. И при этом я не скажу, что армяне и азербайджанцы лучше русских. На самом деле такой скользкий момент. Потому что патриотизм у нас принято относить к каким-то базовым ценностям, но не уверен, что лучше быть покойником, чем живым человеком, даже лишенным Нагорного Карабаха.

Следующий звонок. Андрей из Москвы.

Андрей:

- У меня вопрос, касающийся наших либеральных товарищей. Назовите мне хотя бы одного или двух людей, которые, допустим, были взяты правоохранительными органами за хранение оружия, за убийство, за педофилию, неважно за что, были осуждены, и чтобы из либерального круга хоть кто-нибудь сказал: да, знаете, мы признаём, эти люди действительно гады. А у нас получается постоянно, неважно, за что взяли либерала, что бы он ни совершил, говорят: что вы, он явно по политической статье, явно его хотят убрать, он не может быть ни убийцей, ни казнокрадом, ни вором, он же святой.

О. Кашин:

- Вы помните расчленителя Кабанова? Как раз «Комсомольская правда» пыталась его подтянуть к Болотной, что вот, человек ходил на Болотную, а потом жену расчленил, вот видите, они все такие, - писала Ульяна Скойбеда. Но я не помню кампанию в защиту этого Кабанова. Не было кампании даже в защиту Ефремова, в общем-то. Потому что как-то вся история Ефремова прошла под аккомпанемент войны адвокатов.

С. Мардан:

- Она больно токсичная была изначально, поэтому за Ефремова впрягался его личный круг всего-навсего, все остальные отползли.

О. Кашин:

- Да. Поэтому говорить о том, что либералы всегда за всех негодяев, - нет, неправда. Либералы не хуже лоялистов, не хуже патриотов.

Давайте еще звонок примем. Алексей из Воронежа.

Алексей:

- Скажите, вы в рекламных паузах сильно ругаетесь?

О. Кашин:

- Мы молчим.

Алексей:

- И как случилось, что такая фееричная передача получилась? Как вы сошлись?

О. Кашин:

- Это нас свело руководство «Комсомольской правды», за что ему спасибо в очередной раз говорим.

А мы прощаемся до следующей пятницы.

С. Мардан:

- Хороших вам выходных. Берегите себя, не болейте.

Программа «Деловая пятница»