Как Юля Навальная смогла попасть в Берлин, если Германия закрыта для въезда россиян

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на весь день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!
Сергей Мардан и Мария Баченина обсуждают, каковы шансы на успех проекта «Тихановская 2.0» и что хотел сказать своим манифестом Константином Богомоловым

С. Мардан:

- Перед перерывом я высказал такую оригинальную, а, может, не очень оригинальную мысль о том, что сценарий с женским лицом протеста, с тем, что Юлия Навальная должна заменить своего мужа в качестве главы российской оппозиции, вот этот сценарий, возможно, стал основным для группы поддержки, для кураторов там в Штатах, в Европе, мне кажется, еще летом. А, может быть, даже и раньше. Объясню почему. Тут вообще сплошные плюсы. Это такой классический ребрендинг. Та же самая фамилия - ничего не меняется - вообще идеально. У нее нет судимостей. Соответственно, что для Юлии Навальной не существует никаких законодательных ограничений внутри России для участия в любых выборах. Хоть в Госдуму в сентябре этого года, хоть в президентских в 2024 году. Опять-таки немаловажное соображение. Образ жены декабриста - один из самых узнаваемых символов в русской истории и культуре. Это одна из действительно национальных скреп, которая прошита в голове у каждого поколения, каждый через это прошел. Те, кому 20 лет, те, кому 40 лет, те, кому 60 лет, - вот этот образ жены декабриста считывают на раз абсолютно. Это чисто русская черта. И это при всем при том, что женский сценарий разыгрывается последние 50 лет во многих странах мира и почти везде он очень хорошо работает. А если что-то хорошо работает, если какая-то технология доказала свою жизнеспособность, чего ради от нее отказываться?

Обсудим эту идею с Маратом Башировым, политологом. Марат, здравствуйте.

М. Баширов:

- Доброе утро.

С. Мардан:

- Как вы думаете, вот Юля Навальная, как альтернативный Навальный, обновленный Навальный, нравится вам как политологу, как политтехнологу? Или нет?

М. Баширов:

- Мне нравится идея, что все больше и больше женщин появляется в политике. Но с Юлей Навальной пока все непонятно. Потому что идея должна быть продаваемой. Очень важно, с чем Навальная пойдет. Если она пойдет как новая Крупская или а-ля Тихановская, это непродаваемо, грубо говоря, ну, на таком профессиональном языке. Это не продается. За это не голосуют. Поэтому важна не фамилия все-таки, а важна идея.

С. Мардан:

- Ну, я просто напомню, что Крупская это как бы вообще, на мой взгляд, не вариант. Тут даже Инесса Арманд не очень подошла бы. Ну а как вам такие женские имена, как Индира Ганди? Как Корасон Акино? Как Беназир Бхутто? Ну, для тех слушателей, кто не в курсе, Индира Ганди - Индия, Корасон Акино - Филиппины, Беназир Бхутто - Пакистан. Виолетта де Чаморро - Никарагуа. Да и много кто еще. Хиллари Клинтон и Мишель Обама - чтобы вот совсем заполировать.

М. Баширов:

- Ну, с Мишель Обама еще не очень понятно. Но вы же абсолютно правы. Вы резонируете с тем, что я говорю. Важна идея. Все эти женщины шли в политику с какой-то идеей. Идея, что я жена Навального - это не то, за что люди будут голосовать.

С. Мардан:

- Конечно. Но идея-то несложная. Мы с вами за вечер идей набросали бы ей, готовую программу, манифест.

М. Баширов:

- Это правда, да. Но важно, чтобы за это проголосовало какое-то значимое количество людей. Если отталкиваться от того, что она жена Навального, а Навальный действует как разрушитель, как человек, который координирует свои действия с какими-то людьми на западе, то это такая идея предательства, это идея разрушения, это не идея созидания или движения к чему-то лучшему.

С. Мардан:

- Абсолютно верно. Поэтому я и сказал, что речь там может идти о классическом ребрендинге. То есть, когда у тебя есть старая торговая марка, которую ты наполняешь новым смыслом, новыми месседжами, новыми образами, вот вообще чистый, классический маркетинг. А муж пусть сидит. А разрушитель пусть шьет тапки в Сибири, проблемы никакой нет. Смотрите, он становится актером второго плана, у него тоже образ становится более трагическим, обновляется, то есть, все забывают, как он тут истерически пищал в суде, все его воспринимают как страдальца, а на первый план выходит молодая красивая блондинка, которая начинает говорить, что мы построим прекрасную Россию будущего, в которой все будут любить друг друга. А? Ну, как?

М. Баширов:

- Ну, за молодую красивую блондинку голосуют не на выборах президента или депутата. Ей нужно будет тогда отказаться от Навального. Ей нужно будет отказаться от всего того, что говорил Алексей Навальный.

М. Баченина:

- А в реальности как это? Она выйдет к трибуне и скажет - ребята, я поняла, мой муж был не прав? Я не могу понять, как это отказаться?

М. Баширов:

- Примерно будет именно так.

М. Баченина:

- А, мы пойдем другим путем! Муж был не прав, а у меня вот такая мысль!

С. Мардан:

- Кстати, это тоже очень по-русски - сказать, что мой муж козел…

М. Баченина:

- …а я тут одна в белом плаще красивая стою…

С. Мардан:

- Да, да.

М. Баширов:

- Тогда определенная группа женщин, особенно брошенных женщин, могут за ней пойти. Только из-за того, что она поступила именно так.

М. Баченина:

- Это не русский сценарий, господа. Русский сценарий - это женщина, которая страдает, но не бросает своего непутевого или путевого страдающего мужа. Она не бросает своего мужа.

С. Мардан:

- Стоп. Даю вам еще одну маркетинговую идею. Значит, в течение ближайшего месяца делается вброс о том, что Навальный ей изменял с Певчих, постоянно с ней шарахался по всяким командировкам…

М. Баширов:

- И это правда.

С. Мардан:

- Да. Она об этом узнает, плачет на камеру, говорит - ну, что ж делать, все мужики козлы, но, пока он сидит, я не имею права с ним развестись. Все. Он обнуляется. Фамилия остается. Навальный, как подлец, обнуляется и она, как настоящая русская героиня, мать практически брошенка, одиночка, начинает формулировать образ прекрасной России будущего. Ну, что может быть лучше?

М. Баширов:

- Тогда у нее очень узкий коридор. Это коридор процентов 5-7, если она попытается выйти на выборы президента России, но вполне возможно, что в каком-то не очень благополучном округе она вполне может стать депутатом Госдумы. Это, кстати, хороший вариант для Кремля. Обнуление Навального руками его жены, соответственно, после этого ну, пусть занимает эту нишу - ради бога.

С. Мардан:

- Мне кажется, вы, Марат, сужаете социологический срез. Да у нас две трети женщин либо разведенки, либо потенциальные разведенки. Это мощный электорат.

М. Баширов:

- Вы правы. Но тут есть одна хитрость. Не вы одни можете претендовать на такую простую идею. То есть, против Юлии Навальной появится еще кто-то кто точвно так же был брошен.

С. Мардан:

- Кто будет еще более несчастным?

М. Баширов:

- Ну, конечно.

С. Мардан:

- У кого муж еще бОльший мерзавец.

М. Баченина:

- О, мы так зайдем в леса сибирские!

С. Мардан:

- Марат, спасибо большое. Я, конечно, рассчитывал, что мы с вами глубокомысленный такой разговор будем вести, а все превратилось в какое-то безобразие и скабрезность завуалированную. Спасибо большое. Марат Баширов был с нами. Юлия Навальная вернулись и это обещает нам просто следующий сезон, еще более блистательный, чем первый. Не знаю, с каким сериалом это сравнить, тут ведь на вкус и цвет… Мне нравится про маньяков? А вам, возможно, про красивую турецкую любовь.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отклики!

Мардану это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.