Чтобы не обижать татар. Власти Тобольска решили исключить имя Ермака из списка претендентов на название аэропорта

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на весь день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!
Сергей Мардан и Мария Баченина обсуждают, что важнее - щадить чувства нацменьшинств или ценить историю

С. Мардан:

- И снова здравствуйте! Я – Сергей Мардан.

М. Баченина:

- Я – Мария Баченина.

С. Мардан:

- Мы будем звонки принимать в эти тридцать минут. Не про политику, про более жизненные вещи. Слушайте, по поводу того, почему в 2014-2015 все случилось так, а не иначе, я во время перерыва разговаривал с теми слушателями-зрителями, которые сидят в YouTube, потому что те, кто не хочет слушать рекламу и музыку, могут дополнительно пообщаться со мной. Подписывайтесь на YouTube-канал «Комсомольская правда».

Смотрите. У России есть только один дефицит, у нас вроде и нобелевские лауреаты есть, Академия наук, вакцину придумали за три месяца практически на коленке, с умом все нормально. Не хватает какого-то врожденного чутья, атрофированы какие-то очень важные инстинкты, национальные, прежде всего.

Русский народ в течение ста лет с таким упорством гнобили, настолько целенаправленно объясняли ему, что он должен каяться и платить, что, по-моему, это въелось в сознание, в том числе, и нынешнего поколения руководителей, которые остаются, к сожалению – не к сожалению, но это факт, советскими людьми. Они все закончили советские вузы, были членами КПСС.

М. Баченина:

- Не перегибай. Украине мы алмазные фонды не собираемся отдавать.

С. Мардан:

- А что значит не отдавать? Мы и «Северсталь» не собираемся отдавать. Мы к деньгам относимся аккуратно. Я про другое. Не про деньги. Вот семилетняя ситуация на востоке Украины объясняется именно этим. И проявляется эта особенность воспитания, образования, травмированность мировоззрения во многих вещах. И вот вам еще один фантастический пример! Просто фантастический. Приготовьтесь.

Каждый знает, кто такой Ермак.

М. Баченина:

- Не каждый.

С. Мардан:

- Каждый, кто ходил в школу, помнит знаменитую картину Василия Сурикова, где казаки с лодок стреляют по татарам. Называется «Покорение Ермаком Сибири». Напомню. Сибирь русское государство покорило относительно недавно, всего лишь в шестнадцатом веке. Допустим, государя императору Петра Первого от того времени, когда в Сибири еще жили люди в звериных шкурах, к России она не имела никакого отношения, отделяло два поколения. Всего лишь. Еще в девятнадцатом веке в российской литературе и публицистике Сибирь называли колонией. В хорошем смысле этого слова. То есть, тогда слово «колония» было не ругательным. Просто в сознании людей Россия и Сибирь – это были два разных места.

М. Баченина:

- Еще до Ермака, что оно входило в Московское государство, не считалось.

С. Мардан:

- До Ермака ни в какое русское государство она не входила.

М. Баченина:

- В состав Московского государства.

С. Мардан:

- Никуда.

М. Баченина:

- Входило.

С. Мардан:

- Маша, потом в перерыве проведу краткий ликбез.

М. Баченина:

- Или я.

С. Мардан:

- Просто вот есть такой феномен в сознании. Некая территория, некое место – оно считается там, в нашем случае исторической Россией в какой-то момент времени, а до этого, еще пятьдесят лет назад, все было по-другому. Но начиная с начала двадцатого века, до революции, еще при проклятом царизме Россия в сознании всех русских людей, в сознании всего мира была не просто Россия, а Россия, Россия, Россия! Вот ничего более русского ни один иностранец не может себе сейчас представить. Задавая вопрос, какие у вас ассоциации вызывает слово «Россия», он скажет – Сибирь. Логично? Конечно. В России есть Сибирь, тайга, Сталин и водка. Больше ничего нет. Путин еще есть. Сталин и Путин.

Значит, город Тобольск. Меня тут часто пеняют, что я присваиваю звание столицы Сибири каким-то странным городам. У меня есть несколько версий. Столица Сибири – это Иркутск, Новосибирск, Тюмень, Тобольск. Как хотите, так и понимайте.

Но Тобольск – это историческая столица Сибири. Это там самый старый и известный, самый не испорченный советской властью город, в котором не оказалось нормального аэропорта. И аэропорт сейчас строят. И местные власти выбирают ему имя.

Как вы думаете, а сейчас всем аэропортам присваивают имя. «Шереметьево», оказывается, имени Пушкина, как это ни смешно.

М. Баченина:

- Тут, действительно, дико скандальная новость.

С. Мардан:

- Они стали выбирать имя аэропорту города Тобольску. И стали думать, с кем ассоциируется Сибирь. И оказалось, просто вдруг оказалось, что фигура Ермака Тимофеевича местным властям показалась не очень подходящей.

М. Баченина:

- Он не вошел в пятерку главных претендентов. Да, не толерантно.

Атаман Ермак – человек, чье имя, действительно, ассоциируется с Сибирью как никакое другое. О чем ходят разговоры? О том, что в роли бабы Яги, которая против, выступили некие активисты, которые якобы представляют сибирских татар. Именно у них на поводу, судя по всему, и идет общественная палата, которая почему-то вычеркнула Ермака изх финального списка.

С. Мардан:

- Там было два этапа. В первый включали кого угодно. И там на первом был и Ермак, ну, как…

М. Баченина:

- Даже Александр Абдулов был.

С. Мардан:

- Кого только не было! Я перечислю некоторых: номер один стоял Ермак. Стоял основатель Тобольска – воевода Даниил Чулков. Семен Ремезов – это архитектор, картограф, историк Сибири. Первый ректор Российской академии художеств Александр Кокоринов. Александр Алябьев – композитор. Поэт Петр Ершов – «Конек-горбунок». Он жил в Тобольске. Художник Василий Перов. Тобольск много дал великих и значительных людей для российской истории, культуры.

Тем не менее, в итоговый список, в короткий список вошли Семен Ремезов. Вот я люблю, значит, историю. Я услышал о Семене Ремезове только в прошлом году, когда прочитал роман Алексея Иванова «Тобол».

Александр Алябьев, композитор. Хорошо, но, мягко говоря, не Петр Ильич Чайковский.

Поэт Петр Ершов. Великая фигура, значительна.

Этнограф Михаил Знаменский. И художник Василий Перов.

М. Баченина:

- В общем, при всей величественности имен, ни одна из них не стоит рядом с Ермаком. При всем уважении. И, знаете, почему? Потому что, конечно, со всех сторон начинают фальсифицировать. Начинаешь копать: Ермак Сибирь не завоевывал, вообще кровавую принес туда жизнь, взяв ее силой, никто его не хотел.

С. Мардан:

- На картине это видно. Вот эти вот упыри, бандиты, незаконные вооруженные формирования приплыли на каких-то вот незаконных лодках и стреляли! Стреляли в местных аборигенов, в людей. В татар сибирских стреляли. Оккупанты и колонизаторы проклятые!

М. Баченина:

- Даже не зная глубоко историю, руководствуясь только здравым смыслом, легко понять, что подобные обвинения в истреблении населения сибирского ханства, очевидно, не состоятельны. В ханстве земледелие отсутствовало. Платили дань пушниной. Пушнина была на вес золота в прямом смысле этого слова, золота тогда не было в России, его просто не нашли. И вот истреблять или сокращать собственную налогооблагаемую базу, выражаясь современным языком, Ермаку было как-то не логично. Поэтому совершенно вот эти вот подоплеки, подлоги, они, ну… Знаете, что встречаю самое неприятное? «Да мы даже не знаем, откуда он!», «Непонятно, как его звали!».

С. Мардан:

- И вопрос у меня к вам следующий. Как вы считаете, нам нужно учитывать и щадить чувства вот тех меньшинств, которые живут рядом с нами? Хотя сибирские татары – это не такое уж меньшинство. Там более полмиллиона человек – сибирские татары. Это этнос коренной, который всегда там жил.

М. Баченина:

- Для примера. Когда в том же Тобольске местный бизнесмен на своей земле хотел поставить гранитный пятитонный крест Ермаку и соратникам, крик поднялся до небес, говорят. Члены национальной культурной автономии сибирских татар и общественная организация татар под названием «Наследие» были очень против креста завоевателю, поскольку это разжигает межнациональную рознь.

С. Мардан:

- Вот так самая межнациональная рознь…

Принимаем звонки.

М. Баченина:

- Вадим?

Вадим:

- Да.

М. Баченина:

- Вы откуда?

Вадим:

- Город Владимир.

С. Мардан:

- Что вы думаете по поводу разжигания межнациональной розни?

Вадим:

- Это уже было в Адлере или в Хосте – снесли. И эта политика выдавливания всего русского, мне кажется. Подобно, как это делается на Украине. Можно даже вот эти меньшинства, их даже с секс-меньшинствами сравнить. Ну, это очень неприятно.

С. Мардан:

- Хорошо, спасибо.

М. Баченина:

- Чтобы не быть голословными, напомню, крымские татары требуют сносить памятники, нет, они, наверное, потребуют. Не раз же Суворов их обижал – точно потребуют. Кавказцы уже требуют убрать памятники русским героям и полководцам Кавказской войны. Памятник Александру Второму, ее завершившему, как раз в том числе. И даже можно здесь вспомнить про Ивана Грозного в Орле.

С. Мардан:

- Ну, это вообще фигура, которая вызывает изжогу даже не у меньшинств, а вообще у широкой группы либеральных граждан, которым все русское поперек горла.

Так, кто у нас еще? Александр, здравствуйте!

Александр:

- Здравствуйте! Все нации и все этносы должны учитывать, принимать во внимание.

С. Мардан:

- А как?

Александр:

- Они тоже какую-то роль играют в нашей стране.

С. Мардан:

- Это понятно, а как учитывать? А памятник Ермаку, что, не ставить? Вычеркнуть его?

Александр:

- Нет, ставить обязательно. Вот как народный повстанец, он призывал всех…

М. Баченина:

- Он не был повстанцем.

Александр:

- Он же был атаман.

С. Мардан:

- Его царь туда отправил.

Александр:

- А… Ну, всех надо учитывать.

С. Мардан:

- Понятно.

М. Баченина:

- Давайте рассматривать название аэропорта в Тобольске как памятник, потому что это тоже памятник.

У нас на связи Сергей.

Сергей:

- Я к вопросу. Знаете, мое личное наблюдение. Вот советская армия – это был слепок всего многонационального нашего общества, но рулили там именно меньшинства. У нас было с разных областей мало, но когда приехали ребята из Сибири, там был сержант Тимоха, если вы помните – Ермак Тимофеевич, он поставил вот эти все меньшинства на место.

С. Мардан:

- Хороший ответ! Поняли, услышали вас .

И последний звонок. Дальше начнем делать выводы. Алексей?

Алексей:

- Здравствуйте!

С. Мардан:

- Вы откуда?

Алексей:

- Я из Волгограда. Тобольск основали русские люди, а не татары. Аэрропорт не в татарском селе сибирском. Третье – татары не коренные жители Сибири, они пришлые.

С. Мардан:

- Ну, как и русские.

Алексей:

- Местное население поддержало Ермака, потому что Ермак предложил условия царя о выкупе пушнины, а татары - куски Золотой Орды – отбирали и унижали местное население.

М. Баченина:

- Все верно говорите.

С. Мардан:

- Спасибо!

М. Баченина:

- В общем, отменяем Россию – тюрьму народов и героев наших – кровавых чудовищ.

С. Мардан:

- Я не знаю, как это можно лечить, боюсь, никак.

М. Баченина:

- Как с Донбассом – никак нельзя лечить. Надо действовать.

С. Мардан:

- Тот же Путин, он разжижает мозг чиновникам практически каждый день. То он говорит, что он, на самом деле, русский националист, свидетельств этому в интернете вы найдете. В хорошем смысле этого слова! Ну, его по-другому на Западе и не называют, то есть, вы можете прочитать любую серьезную статью о Путина в американской или в европейской прессе, они говорят, что Путин – это адепт вот то, что они называют русского национализма. Для них россиян и русский – это одно и то же. Значит, интересы России для него превыше всего.

Но при этом тот же Путин несколько дней назад заявляет, что надо бороться с межнациональной рознью. А что, у нас проблемы с рознью?

М. Баченина:

- У нас очень большие проблемы с рознью.

С. Мардан:

- Скажи коротко.

М. Баченина:

- Ты манипулянт везде. И прямо сейчас внутри меня прямо большая проблема с межнациональной рознью.

С. Мардан:

- У нас большие проблемы с межнациональной рознью, когда местные чиновники вдруг сходят с ума, я имею в виду сейчас Сибирь, вряд ли это на уровне одного Тобольска принимается решение. Думаю, что там и аппарат полпреда сибирского тоже, там возможные чиновники… Думаю, что на уровне полпредства – вот там обсуждают: вот как бы чего не вышло! Может, не надо обострять? А давайте назовем имени Ершова! И конек-горбунёк у нас будет на логотипе! Серьезно? А Василия Сурикова куда вы денете? С «Покорением Сибири Ермаком»?

М. Баченина:

- Интересно другое. За что такой прогиб?

С. Мардан:

- Да не за что, а от трусости! Все прогибы от трусости и от скудоумия. Я поэтому и начал с этого. Какие-то важные инстинкты у людей вытравлены! Поколениями! Несколько поколений советских людей, которые сегодня находятся на вершинах власти, они по-прежнему остаются советскими. Их отравили, стигматизировали и советским интернационализмом, и чтением работы Владимира Ильича Ленина «О национальной гордости великороссов», в позитивной дискриминации. То есть, русских позитивно дискриминируют сто лет, на самом деле. В этом смысле ничего не изменилось. Ровно как при царе батюшке на окраины вваливали бобла, при советской власти мы опережающим образом подращивали национальные республики, где они теперь все? И кто нам благодарен? Кто нам в рожу еще не плюнул?

М. Баченина:

- Даже больше. Мы все долги на себя взяли после развала.

С. Мардан:

- И сейчас то же самое. Вместо того, чтобы строить дороги, поднимать, оберегать, спасать остатки русского народа, без которого Росси просто нет, чем занимается Родина? Сами знаете, чем она занимается – братской семьей народов бывшего СССР. Кому мы только не помогаем! Вон тут у нас министр строительства Хуснуллин изо всех сил лоббирует завоз мигрантов, ну, в том числе, потому что они тоже братские народы. Как они без работы?

М. Баченина:

- А русские работать не хотят. Не забывай о правде.

С. Мардан:

- Работа не нужна, русским деньги не нужны! Им история не нужна, им вообще ничего не нужно! И желательно аэропорт в Тобольске назвать именем какого-нибудь сибирского мурзы. Для гармонии межнациональной. И будет идеальная межнациональная гармония, как себе ее представляют те люди, которые, по идее, должны осознавать себя базово русскими людьми, представителями русской культуры, истории.

М. Баченина:

- Конек-горбунок! Будут аэропорт называть!

М. Баченина:

- Обожаю эту сказку!

«Глупый ты, Мардан!» - пишут тебе из Краснодарского края. «Что ты удивляешься, когда украинцы ущемляют права русских. Значит, и русские могут ущемить у себя права в России. Делай выводы, Сережа!».

С. Мардан:

- Я и делаю выводы.

М. Баченина:

- Вы берега путаете. На своей территории, на чужой.

С. Мардан:

- Нет никакой чужой территории. Украина – это часть исторической России.

Ну, ладно! Пишите свои комментарии.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отклики!