Анкара и Баку запускают строительство Великого Турана: турецкие военные базы появятся под Махачкалой

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на весь день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!
Сергей Мардан и Мария Баченина обсуждают вместе с политконсультантом Игорем Димитриевым, как Турция строит новый союз, который будет очень опасен для России

С. Мардан:

- Я вчера в своем Telegram-канале разместил пост: «Пока российские СМИ захлебываются от восторга, отмечая разгром Байдена под Женевой, Турция выходит на расстояние суточного перехода до Дагестана. Самое время копипастить свой пост от 8 января: «Немного уточню про строительство трех турецких авиабаз в Азербайджане. Авиабаза в Ленкорани - это контроль за акваторией всего Южного Каспия. Того самого, где Каспийская флотилия и «Калибры». Они теперь - под прицелом Турции. А расстояние от авиабазы в Гяндже лучше всего отмерять не до Тбилиси (который даром никому не нужен), а до Махачкалы. Это - 273 км. И до нефтепровода Баку-Джейхан. Примерно - 50 км».

М. Баченина:

- Как в воду глядел!

С. Мардан:

- Я не эксперт. Это просто настолько бросалось в глаза уже в начале этого года, что лично для меня никакой новостью не вчерашнее заявление товарища Эрдогана – большого друга российской власти, о том, что мы теперь братья, один народ – два государства, поэтому построим военные базы в Азербайджане.

М. Баченина:

- Он не сказал, что он построит. Он заявил о возможности размещения этих баз.

С. Мардан:

- Он заявил о планах. Возможность есть у всех. У России есть возможность построить военную базу в Белоруссии. Только хрен в сумку, чтоб сухари не мялись. Возможность есть, только планов нет. А у Эрдогана есть планы построить. И эти планы, как и все ключевые планы Эрдогана, видимо, в ближайшее время и будут реализовываться.

Поговорим о том, что это означает, с Игорем Димитриевым, политконсультантом, нашим коллегой, автором Telegram-канала «Русский ориенталист».

И. Димитриев:

- Доброе утро.

С. Мардан:

- как же так получилось, с кого-то погоны снимут за то, что турецкие военные базы появятся в 270 километрах от российской Махачкалы?

И. Димитриев:

- Я думаю, что этот вопрос был очевидным, прогнозируемым. Турецкие базы рано или поздно должны были там появиться. Неформально они там находились уже очень давно. Мы рассматриваем это в каких-то немного устаревших формах, канонах.

С. Мардан:

- У нас проблемы со связью. Игорь находится в Крыму, который российские операторы сотовой связи не считают российским. Это к вопросу, почему в Азербайджане будут построенные турецкие военные базы, а в Крыму не работают российские мобильные операторы. Вот потому! Есть даже не две логики, а двадцать две логики – для каждого своя. Оффшорная аристократия в действии. Если вы думаете, что это российские мобильные операторы, вы сильно ошибаетесь. Они голландские, британские, какие угодно, только не российские. Владельцы их – резиденты Лондона в массе своей.

Помимо трех военных баз, что является с моей точки зрения прямой и явной военной угрозой Российской Федерации, есть еще необъяснимая вещь – Зангезурский коридор.

И. Димитриев:

- Проблема не только в том, что там размещаются турецкие военные части, а в том, что теперь Российская Федерация напрямую граничит в самых чувствительных местах с целым военным блоком, который связан не только военными союзами, но и экономическими интересами, четко противостоящими интересам России.

М. Баченина:

- Блок – НАТО?

И. Димитриев:

- Нет. Кстати, в том числе он может называться и НАТО. Потому что вчера азербайджанские чиновники обсуждали возможность вступления в блок НАТО. Но тут речь даже не о самом НАТО, сколько о том пресловутом Великом Туране, зародыш которого в Шуше был два дня назад оформлен. К союзу Турции и Азербайджана будут со временем присоединяться другие страны региона. В первую очередь – страны Средней Азии. Они будут создавать единый военный союз. И вслед за ним – экономический союз с определенными логистическими маршрутами, с определенными интересами и совместными проектами в добывающей отрасли.

Сергей Мардан писал о том, что Азербайджан будет привлечен к добыче нефти и газа на черноморском шельфе. Вчера Турция предложила Азербайджану участвовать в подобных проектах в Ливии. Это единый большой экономический и военный союз, у которого довольно активная позиция во многих сферах. И который в последнее время довольно активно ведет военные действия. Интересы его раскрываются не только в зоне влияния традиционной Российской Федерации, но и в самой Российской Федерации, в ее мусульманских и тюркоязычных регионах.

Почему руководство Российской Федерации игнорирует эту проблему, не знаю. Но явно противоречат в этом смысле интересы российского крупного бизнеса, который участвует в совместных проектах с турками, который привлекает турецкие компании для работы в России, и интересы собственно России, которая явно может в противостоянии с этим блоком потерять не только влияние вовне, но и это может вызвать волну сепаратизма в национальных республиках. Это очень серьезная проблема, но она пока почему-то замалчивается в российских медиа. Рассказывают всякие глупости о том, что этот союз русско-турецкий ждут большие перспективы, что у руководства стран особенное взаимопонимание, мужские симпатии и так далее.

С. Мардан:

- Термин «мужские симпатии» меня очень настораживает. У меня шерсть сразу дыбом встает. Я думаю сразу о плохом.

Давай попробуем порассуждать о том, кто может быть лоббистом турецких интересов, турецкого бизнеса. Причем не в политическом аспекте. Я понимаю, что у тюркоязычных народов может быть некая склонность, симпатия к проекту Великого Турана, к успехам Турецкой республики. Хотя на месте политических администраторов на это нужно реагировать соответствующим образом. Но вот экономические интересы, связи – это угроза куда более серьезная. А кто это? Энергетические компании, Росатом?

И. Димитриев:

- Росатом, который строит АЭС «Аккую» в Турции, притом строит за российские деньги, но турецкими подрядчиками. Это означает, что эти деньги поступают в турецкую экономику и не приносят непосредственной пользы экономике России. Это очень стыдный момент, потому что турки продавили наших переговорщиков на очень невыгодные условия.

С. Мардан:

- А обычно АЭС строятся по другой схеме, с привлечением своих компаний?

И. Димитриев:

- Конечно, с привлечением в том числе своих строительных компаний. Что касается крупного бизнеса, кроме Росатома, в сотрудничестве с Турцией заинтересован Газпром, речь идет о «Турецком потоке». Фактически мы в этом плане зависим от позиции Турции. Сначала пытались обойти возможное противостояние, санкции со стороны стран Запада и довести газ до Европы, в обход Украины, традиционных маршрутов. А теперь оказалось, что Россия и ее газовый монополист находятся в зависимости не только от Украины, но и от Турции.

С. Мардан:

- Транзитеры всегда за яйца держат держателей месторождений.

И. Димитриев:

- Еще речь шла о строительстве Роснефтью нефтепровода из Курдистана. Непонятно, на каком этапе это сейчас. Это касается только крупного бизнеса. Но вы должны понимать, что происходит взаимопроникновение. Значительную часть инфраструктурных проектов в России, как-то строительство терминалов аэропортов, строят турецкие компании. Турецкие строительные компании очень активно зашли на рынок, получают крупнейшие заказы в бюджетной сфере. Явно у них есть партнеры из российского бизнеса, которые лоббируют эти проекты.

Произошло взаимопроникновение крупного российского и турецкого бизнеса, которое, видимо, объяснялось санкционным давлением длительным. И эти санкции решили с помощью турок обходить, но стали заложником Турции не только в экономической сфере, но и в политической. Потому что разорвать отношения с турками – это себе воздействовать негативно на карман. Я имею в виду крупный бизнес и его руководство.

Политика России на данный момент фактически в заложниках у российского крупного бизнеса и у турецких партнеров. И мы вынуждены постоянно уступать давлению со стороны Турции, даже пусть прикрывая это медийным шумом про то, что ситуация в Карабахе с введением миротворцев – это победа, а не поражение. Но этот шум развеивается рано или поздно. И реальная суть вещей оказывается понятной.

Вот, например, с военной базой Турции в Азербайджане. Это очень опасно в том числе тем, что турки будут находиться вблизи от очень нестабильного региона России – Северного Кавказа. Мягкая сила турецкая, которая в форме телевизионных сериалов, развития турецкой культуры, многочисленных фондов, которые ее поднимают, она уже изменила настроения на Северном Кавказе. Появление военной силы в непосредственной близости – это очень большая опасность для нас.

М. Баченина:

- Несмотря на то, что Анкара играет роль собирателя земель мусульманских, что с Арменией?

И. Димитриев:

- Это тоже была прогнозируемая ситуация. Турки не скрывали своих планов о дальнейшем разделе Армении. Южная часть Армении – Зангезур или Сюник, по-армянски, это, по словам турок и азербайджанцев, изначально тюркская территория. Армяне ее отобрали у них в ХХ веке уже, очистив эти горы от азербайджанского и курдского населения. Планы они свои реализуют, в том числе нагнетая напряжение на границе, прорываясь небольшими группами на территорию Армении, постепенно сжимая кольцо окружения. Армения находится очень невыгодно в географическом плане. Рано или поздно, если так будет развиваться дальше ситуация, если не остановить турок, они Армению по факту ликвидируют, учитывая ее окружение недружественными странами.

М. Баченина:

- Я думала, они ее принуждают к дружбе. Эрдоган предложил и так…

И. Димитриев:

- Они ее принуждают к Зангезурскому коридору. Через территорию Армении будет построен переход от Турции к Азербайджану, вернее, от Нахичевани азербайджанской к основной территории Азербайджана. И Армения в этом смысле потеряет не только свои территории, но и выход к дружественному Ирану. По факту оказавшись анклавом внутри тюркских территорий.

С. Мардан:

- На севере еще Грузия находится – вполне сателлит Турции.

И. Димитриев:

- Грузия на данный момент в зоне влияния Турции. Турецкий крупный бизнес под азербайджанской вывеской активно заходит в Грузию. Значительная часть инвестиций в Грузию тоже турецкая. Это окружение, а не выход через Грузию. Армения находится в окружении.

Что касается российских миротворцев в Карабахе, размещенных несколько месяцев назад, тоже ситуация была очевидной. Что это по большей части такое подмораживание ситуации, это даст возможность армянам за пять лет привыкнуть к новой ситуации, когда они потеряли Карабах – Арцах. Осталось четыре с чем-то года. Я думаю, большая часть армян оттуда уедет. Азербайджан, вероятнее всего, не продлит договоренности и права размещения на территории Карабаха российских миротворцев. И в случае размещения там турецких баз Россия вынуждена будет этих миротворцев вывести. Потому что силы будут несопоставимы. Фактически они находятся там в определенном смысле в западне.

Если экспертное сообщество российское, в первую очередь медийное, называло это победой российской дипломатии и военных сил, мол, остановили кровопролитие, закрепили за собой регион, то по факту, я думаю, будет как раз через несколько лет…

С. Мардан:

- Это была очевидно бесстыдная ложь. Какая там была победа? У нас военный союзник. Он может нравиться, не нравиться, он капризный, сложный. Наш военный союзник потерпел военную катастрофу. У него отняли непризнанную территорию, но которая для него жизненно важна, принципиально важна. Мы сделали вид, что все под контролем. Причем ясно, что эти две тысячи десантников – это заложники, такие же как наши военные заложники в Сирии, с такими растянутыми коммуникациями. Зачем российская власть создает себе все новые и новые проблемы, в том числе военные?

И. Димитриев:

- Мы не создаем военные проблемы себе, если мы просто выходим. В данном случае мы выходим, просто прикрывая отступление пиарными показушными мероприятиями. Как и в Сирии, ты правильно сказал. Потому что в Северной Сирии российские части тоже не в очень выгодном положении. Но мы отступаем, сохраняя лицо.

С. Мардан:

- Вопрос относительно Армении. В такой ситуации, когда Армения оказывается абсолютно беззащитной перед совершенно очевидной турецкой угрозой, для них это экзистенциальная, историческая угроза, как ты оценивает шансы, что на Центральный Кавказ вернутся американцы? Не просто как они появились в Грузии в 2006 году, а еще и в Армении. Армянам же придется где-то искать защиту.

И. Димитриев:

- Придется. Они пытаются в качестве защитников привлечь французов и американцев. Французы в этом смысле менее выгодный партнер, потому что они находятся в непрекращающемся конфликте с Турцией. Франция принадлежит к другому блоку стран – это Франция и ее партнеры на Ближнем Востоке, типа ОАЭ и так далее. Это очень далеко для Армении. Она может в какой-то момент использовать дипломатические возможности. Американцы вернутся, но я не думаю, что они полноценно будут Армению защищать. Скорее всего, они как с Байденом Эрдоган обсуждал пару дней назад, отдадут этот регион в целом Турции в работу. Турция будет генподрядчиком в работе по Ближнему Востоку и Центральной Азии.

С. Мардан:

- Спасибо!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отклики!