Почему после выборов все сталкивают Зюганова и Рашкина лбами

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на весь день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!
Сергей Мардан и Дарья Платонова выясняют у заместителя председателя ЦК КПРФ Юрия Афонина, что сейчас происходит в стане коммунистов

С. Мардан:

- Здравствуйте. Я – Сергей Мардан.

Д. Платонова:

- Я – Дарья Платонова.

С. Мардан:

- В субботу Владимир Владимирович Путин встретился с главами крупнейших российских политических партий. Мне кажется, это был ключевой, финальный такой аккорд этой симфонии, которая звучала в течение недели, под названием выборы в Государственную Думу Российской Федерации 8-го созыва.

Что добавило пикантности? Мы сейчас обсудим основные идеи, которые президент озвучил с довольно скучающим лицом, надо сказать. Мне кажется, что пикантности все это добавило исключительно в контексте Коммунистической партии Российской Федерации, как она в выборах участвовала, соответственно, какие результаты там сложились. Ну, и те события, которые по результатам выборов развернулись, по крайней мере, в городе Москве. И тут, конечно, возникает некоторое количество вопросов, на которые хотелось бы получить ответы.

В Москве в субботу прошла (естественно, несогласованная) акция, несогласованный митинг, я подчеркиваю, по ковидным ограничениям. В стране-то бушует страшная эпидемия, поэтому коммунистам и запретили собираться больше одного. (Что, правда, не помешало собраться поклонникам «Единой России» до этого мероприятия, но мы никаких аналогий не проводим.) По разным данным, от тысячи до трех тысяч человек пришли на Пушкинскую площадь. Эти цифры должны были бы эту новость снять с повестку дня. Ну, не о чем тут говорить. Тысяча человек, три тысячи человек… Для города, в котором только официально живет 15 миллионов, это меньше, чем ничего. Ну, это совсем ничего, значит, люди проигнорировали, людям неинтересно, у людей глубокая клиническая апатия, депрессия, все, что хотите. Но тем не менее. Естественно, московская полиция тоже постаралась из этого устроить некое шоу, это был интертеймент, там включали музыку, пели всевозможные патриотические песни, очень громко, так, чтобы ораторов нельзя было никого услышать. Тем не менее, никого не повязали, то есть автозаки остались в субботу без работы. Но самое поразительное… Ну, в учебнике по истории партии сказали бы: в этот момент в партии случился раскол.

О чем я говорю? Главным хедлайнером этого фестиваля выступал товарищ Рашкин, глава МГК КПРФ. Соответственно Рашкин – это главный, я так понимаю (не побоюсь этого слова), радикал внутри КПРФ, его избирательная кампания была самой непримиримой во время выборов. Естественно, он не прошел, естественно, он не попал в Государственную Думу (кто бы сомневался, я лично не сомневался, что он туда не попадет). А то, что его не включили в партийные списки, по которым, по идее, он должен был попасть, тоже понятно. Видимо, у Геннадия Андреевича Зюганова и вариантов особо не было включать Рашкина и, соответственно, вступить в жесткие контры с администрацией президента. Или не включать Рашкина и, соответственно, сохранить вот ту конфигурацию, к которой все привыкли за последние 25 лет. Ну, соответственно, и не включили.

Тем не менее, поскольку довольно много москвичей, в том числе не симпатизирующих совершенно коммунистическим и вообще левым идеям, просто не согласным, за КПРФ голосовали, возникает некий такой обывательский, житейский простой вопрос. Как же так, глава московской партийной организации в красной куртке разжигает ненависть по социальному признаку на Пушкинской площади, кричит, что он не признаёт выборы, о том, что голоса украдены, о том, что электронное голосование – это, в общем, такая Панама, наглая совершенно, бесстыдная. Ну, и все другие оскорбительные слова, по которым как минимум несколько дел о клевете можно завести. И в это же самое время Генеральный секретарь в лице Геннадия Андреевича Зюганова совершенно спокойно и даже с чувством глубокого удовлетворения отправляется на прием к президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину. И там с чувством глубокого удовлетворения (ну, только что руку царственную не целует) говорит, что, конечно же, КПРФ поддерживает политику президента, направленную (и далее по тексту)…

Д. Платонова:

- То есть здесь вопрос, что раскол КПРФ, о котором мы не знаем, почему о нем не говорят, что происходит?

С. Мардан:

- По поводу раскола в КПРФ давай с тобой пофантазируем, есть ли он на самом деле или нет. Я своим долгом считаю уведомить дорогих слушателей, что Рашкин отказался отвечать на этот вопрос. Этот вопрос нужно задавать двум людям – Рашкину и Зюганову. Ну, Зюганов-то практически небожитель. Он давал комментарий «Комсомольской правде» вчера, насколько я понимаю, или позавчера. Давайте послушаем, что сказал Геннадий Андреевич. Но он же блистательный человек, я люблю его слушать на самом деле.

Г. Зюганов:

- Ну, исключительный характер носила эта ситуация. Кризис усугубляется, санкции наложились. Ну, и наша программа получила поддержку избирателей. Социализация жизни и поворот в сторону очевиден. Надо уважать выбор граждан. Ну, и президент подтвердил, что да, это принципиальный характер носит. Мы под это подготовили большой пакет законов – и бюджет развития, и всё. Выборы завершились, и полезла цена на бензин, солярку, на гречку. Это недопустимо. Мы сказали, что не приемлем электронное удаленное голосование. Они разлагают общество и парализуют. При удаленке не нужны ни наблюдатели, ни комиссии, ничего не нужно в принципе. Но они настаивают: прогресс. Прогресс должен подчиняться контролю. Договорились расследовать все, что связано с этим делом.

С. Мардан:

- Я человек достаточно взрослый, но даже меня, взрослого человека, оскорбляют эти постоянные отсылки к 1992 году: растут цены на солярку и гречку. В плане солярки – это Геннадий Андреевич о ком беспокоится, о владельцах дорогих тяжелых джипов стоимостью 120 тысяч евро, которые на турбодизеле ездят?

Д. Платонова:

- Где солярка вообще используется?

С. Мардан:

- Ну, вот, например, в них используется дизель. Или о владельцах дорогих американских комбайнов Deere стоимостью 300-400 тысяч долларов? Он о них беспокоится по стоимости солярки? Он о ком беспокоится-то?

Д. Платонова:

- Может быть, об МЧС. Потому что служба МЧС использует их для аварийного отопления.

С. Мардан:

- Я придираюсь, конечно. Но если вы послушаете последние публичные выступления Рашкина… А я их слушал множество, и брал у него интервью, и даже в неком баттле с ним принимал участие, он полемист блестящий, но его амплуа – непримиримость, несогласие, если коротко сказать, никаких сделок с проклятым буржуазным режимом Путина. Вот это концепция Рашкина. Я ничего подобного не слышу, не слышал и, скорее всего, не услышу в публичных выступлениях главы КПРФ. А, собственно, почему? Это что, кого-то шокирует. Да нет, коммунисты, они на то и коммунисты, чтобы не идти ни на какие сделки с буржуазным режимом, потому что, так сказать, экзистенциальные противоречия с капитализмом. Но при этом нет, все нормально, «ситуация кризисная, санкциями обложили со всех сторон». Кого обложили санкциями? Товарища Ленина санкции особо не беспокоили в 1914 году.

Мы говорим о такой довольно парадоксальной вещи, как несовпадение публичных позиций главы московского отделения КПРФ Валерия Рашкина и главы партии Геннадия Зюганова. Я прежде всего имею в виду стилистику заявлений. Рашкин – радикал, как его называют, в государственных СМИ по крайней мере, а Зюганов – такой вежливый, мягкий, обходит острые углы. Раскол это или нет? – этот вопрос мы с Дарьей друг другу задаем. Зададим этот же вопрос и Юрию Афонину, заместителю председателя ЦК КПРФ. Юрий Вячеславович, в КПРФ есть раскол или нет?

Ю. Афонин:

- В КПРФ нет никакого раскола. И съезд, который выдвигал список кандидатов и формировал программу, показал единство наших рядов. Поэтому, мне кажется, какие-то расколы, которые пытаются КПРФ пририсовать все последние 30 лет, это во многом хотелки власти для разъединения широкого фронта левопатриотических сил. Наоборот, в КПРФ в ходе этих выборов была создана большая такая народно-патриотическая коалиция, фронт левопатриотических сил, который и дальше продолжит работу.

С. Мардан:

- Мы-то точно к власти не относимся даже близко. Я смотрю на заявления, которые сделал после выборов главы московского отделения Валерий Рашкин, я смотрю на публичные заявления, которые делает Зюганов. Мой опыт изучения истории партии говорит о том, что это именно раскол. Потому что Рашкин говорит, что выборы нелегитимные, что результаты выборов признавать нельзя, что они подтасованы и все такое прочее. Радикальные заявления. Ничего подобного глава КПРФ не говорит, более того, он отправляется на встречу с президентом и выражает, так сказать, согласие с политикой президента. Так это борьба за власть или нет? Как это может быть?

Ю. Афонин:

- Должны быть четкие интерпретации. Я видел и трансляцию встречи Геннадия Андреевича и руководства партии с президентом, и читал заявления Рашкина. Первое. Я думаю, что на этой встрече, как и в 16-м году (я присутствовал на этой встрече, там была очная встреча), Геннадий Андреевич Зюганов, единственный, наверное, из всех лидеров прошедших в Госдуму партий, выступил с достаточно жесткой характеристикой и тех нарушений, которые были, и был обозначен ряд зон, где, мы считаем, были серьезные фальсификации. И в ходе этой встречи еще раз обозначил нашу программу «10 шагов к достойной жизни», и требования отменить повышение пенсионного возраста. То есть достаточно принципиальная, твердая позиция была.

С точки зрения нарушений на выборах мы сразу и в ночь выборов (Геннадий Андреевич Зюганов, руководство партии) заявляли о достаточно большом количестве нарушений, которые были. Наша юридическая служба вместе с региональными отделениями сейчас работает по этим нарушениям, мы уже добились отмены результатов на целом ряде избирательных участков, будем сейчас доказывать и привлекать, в том числе к уголовной ответственности, тех людей, которые нарушали выборный процесс.

С точки зрения голосования в Москве очевидно, что и вся партия не признала электронное голосование, которое происходило. Потому что мы считаем, что не открытая система, она не поддается контролю, а те результаты, которые она дала, она дала победу в подавляющем большинстве округов именно представителям партии власти. Поэтому Рашкин, исходя из выборной ситуации в Москве и из выявленных нарушений, говорит о том, что результаты выборов в Москве были изменены за счет электронной системы голосования.

С. Мардан:

- С Рашкиным понятно. Поэтому Рашкин и говорит, что результаты выборов в Москве нужно отменить. Ничего подобного Зюганов не говорит. Ни на встрече он этого не сказал, ни до встречи он этого не сказал. То есть подача исков по конкретным нарушениям на избирательных участках – ну, это же имитация чистой воды. Я задам конкретный вопрос. КПРФ признаёт результаты выборов в Государственную Думу в Москве?

Ю. Афонин:

- Мы результаты конкретных выборов в Москве не обсуждали. На этой неделе состоится президиум партии, потом – форум левопатриотических сил, где будет выработана партийная и союзническая позиция по итогам этих выборов. С точки зрения результатов выборов в Москве в целом здесь можно увидеть, что электронное голосование серьезно повлияло. И Рашкин как первый секретарь Московского городского комитета от имени Московского городского комитета выступил с этой позиции. Президиум Центрального комитета, вся партия примет окончательное решение о признании или непризнании. Наша позиция – работать в Государственной Думе. Если кто-то нас хочет вместе с нашей программой, с теми почти 11 млн. избирателей, которые проголосовали за Коммунистическую партию Российской Федерации (мы считаем, проголосовало еще больше), вывести в непарламентскую форму, не давать возможности реализовывать посылы наших избирателей, я думаю, что это не получится. С точки зрения борьбы за чистоту избирательного процесса мы эту борьбу будем продолжать, в том числе и в первые дни заседания Государственной Думы внесем пакет законопроектов по 17 законам репрессивным, которые были приняты накануне окончания полномочий нынешней Государственной Думы, которые ухудшают избирательный процесс. То есть мы будем бороться и на улице, и в Государственной Думе, реализовывая те наказы избирателей и ту поддержку, которые нам дали.

С. Мардан:

- А как вы будете бороться на улице? Если вам разрешат выходить на улицы… Ну, в Москве не согласовали митинг.

Ю. Афонин:

- Слушайте, это как раз этот репрессивный закон, ограничивающий свободу митингов…

С. Мардан:

- А как тогда бороться на улице?

Ю. Афонин:

- …в силу коронавирусных ограничений. Это нарушение Конституции РФ.

С. Мардан:

- И что вы с этим делать будете?

Ю. Афонин:

- Мы будем настаивать на возможности гражданам выходить на митинги и отмены репрессивных законов. И будем использовать, в том числе форму встреч депутатов Государственной Думы со своими избирателями. Народ имеет право как выбирать власть на выборах, так и получать информацию, обратную связь и высказывать другие точки зрения на улицах городов и площадях.

С. Мардан:

- Я правильно понимаю, что заявления Валерия Рашкина как главы московской организации о том, что он (или московская организация) не признаёт результаты выборов в Москве, мягко говоря, слишком торопливое, и у партии пока нет единой позиции на этот счет?

Ю. Афонин:

- Рашкин как первый секретарь от имени московского горкома имеет право высказать такую точку зрения, так же как и другие региональные комитеты.

С. Мардан:

- Но поддержит его партия или нет, это вопрос.

Ю. Афонин:

- Окончательное решение, в каких регионах мы признаём выборы, какое решение принимаем в целом по итогам выборов, это будет решать президиум Центрального комитета партии.

С. Мардан:

- Когда это будет?

Ю. Афонин:

- Обсуждение президиума и пленум состоится в ближайшие недели.

С. Мардан:

- В ближайшие недели? То есть, может быть, через неделю, а может быть, через четыре. Я правильно понимаю?

Ю. Афонин:

- Будут приняты решения. У нас есть сложившаяся структура партийных органов, и все решения принимаются коллегиально.

С. Мардан:

- Юрий Вячеславович, а вам это не кажется довольно странным? С выборов прошла уже неделя, а решение по позиции партии будет принято еще через несколько недель.

Ю. Афонин:

- Слушайте, Москва высказала свою точку зрения. Москвичи на встречу с депутатами пришли поддержать эту точку зрения. Возможно, кто-то выступает с обратной позиции. Поэтому ничего тут странного нет. Региональные отделения, в том числе и по массиву выявляемой дальше информации, принимают решения. Слушайте, сказать, что какие-то судебные иски, привлечение к уголовной или административной ответственности фальсификаторов – это точечно, то я бы сказал, что не точечно. У нас каждые выборы до 50-70 уголовных дел, порядка 1,5 тысяч административок мы возбуждаем по нашим заявлениям. В ходе этих выборов, я думаю, их будет намного больше.

С. Мардан:

- Посмотрим. Спасибо большое. Ну, будем ждать, как через несколько недель КПРФ выработает консолидированную позицию по отношению к этим выборам. Но это точно произойдет после распределения постов по комитетам Государственной Думы. То есть выборы уже сильно-сильно закончатся, и весь послевыборный расклад уже будет точно совершенно определен. Ну, по спикеру Путин уже сказал, что есть Володин, он этого достоин. А по поводу электронного голосования Путин тоже сказал абсолютно революционную, на мой взгляд, речь. Он сказал, что против прогресса идти совершенно бессмысленно. И я считаю, что это революционное заявление, и даже не в российском масштабе, а как минимум в европейском. Потому что электронное голосование вообще уничтожает сложившуюся электоральную систему, как она сложилась в течение последних 300-400 лет в Европе. И электронная демократия теперь возможна вообще на любом уровне, и голосовать можно теперь вообще по любому поводу. И ни у одного начальника, ни у одного мэра, ни у одного губернатора больше не будет никаких оснований отказывать людям в голосовании.

Простейший пример – выбор места для строительства кафедрального храма в Екатеринбурге. Помните, какой был скандал? С противостоянием, какими-то спортсменами, с какими-то несогласными. А всего-то можно было провести электронное голосование среди всех жителей города и снять все вопросы.

Д. Платонова:

- И есть, кстати, такая платформа – «Активный гражданин».

С. Мардан:

- И как теперь с этим будет обходиться, особенно местная власть, мне очень интересно. Вообще вся конфигурация меняется. Вот об этом, я думаю, мы будем говорить уже в ближайшее время. Ну, а про КПРФ вряд ли будем говорить. Они, конечно же, признают все выборы.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отклики!