В Госдуме предложили установить потолок цен за обучение в вузах не более 8 прожиточных минимумов

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на весь день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!
Сергей Мардан и Юлия Хожателева обсуждают идею установить потолок цен за обучение и приостановку работы российского представительства при НАТО

С. Мардан:

- Депутаты Василий Власов и Владимир Сипягин выступили с очень правильной инициативой, достойной того, чтобы возникла общественная дискуссия. Они отметили, что должен быть законодательно установлен потолок цен за обучение в вузах. Предложена формула – 8 прожиточных минимумов. В московских вузах сегодня стоимость обучения может превышать полмиллиона рублей в год, что в 20-30 раз больше прожиточного минимума.

Говорим с первым заместитель руководителя фракции ЛДПР в Госдуме восьмого созываВасилий Власов. Когда у вас родилась эта идея?

В. Власов:

- Во время выборов. Очень много обращений граждан поступало во время избирательной кампании касательно того, что не у всех есть возможности бесплатно поступить в высшее учебное заведение, а учиться в хорошем вузе хочется. Я смотрю даже на примере своих знакомых, когда они приходили в вуз, была одна стоимость обучения – 100-150 тысяч рублей. Проходит время – там уже больше 200. Есть такие примеры. Допустим, Московский педагогический государственный университет. Посмотрите стоимость обучения на программе бакалавриата на политологии или на мировой истории пять-семь лет назад и сейчас. Мы исходим из того, что нужно отталкиваться от минимального размера оплаты труда в регионе.

С. Мардан:

- В чем логика? Почему вы отказываетесь от работающей рыночной модели: есть спрос – есть предложение?

В. Власов:

- Почему мы исходили из минимального размера оплаты труда? У нас из каждого утюга говорят о том, что необходимо сделать высшее образование общедоступным. И несмотря на то, что вы говорите о том, что это рыночные отношения, это не магазин и не автосалон, где есть дешевые автомобили, дорогие автомобили. И каждый производитель и продавец диктует свои цены. Наша задача – сделать так, чтобы несмотря на то, что иногда увеличивается количество бюджетных мест, но все равно во многих вузах и по определенным направлениям есть платное обучение, которое возрастает как на дрожжах. Даже инфляция здесь ни в какое сравнение не идет. Стоимость высшего образования возрастает намного быстрее, чем темпы инфляции.

Поэтому мы и руководствовались минимальным размером оплаты труда. Для Москвы это чуть больше 20 тысяч рублей. Максимальная стоимость одного года бакалавриата должна равняться максимум 240 тысяч рублей за год. Когда мы видим, как в топовых хороших вузах платное обучение стоит 500, а иногда и 600 тысяч рублей, Высшая школа экономики тому пример, мы понимаем, что это явно не образование, доступное для всех. Если мы говорим про регионы Российской Федерации, там МРОТ – 13-14 тысяч. Максимальная стоимость обучения в этих регионах должна быть 150 тысяч рублей. Есть много хороших направлений, на которых очень мало бюджетных мест.

Я сам тому пример. Я политолог по образованию. И закончил направление «Политология». Когда я пришел поступать с очень хорошими результатами ЕГЭ, более 230, мне сказали, что бюджетных мест нет, только платные. Можете с этими результатами пойти на юриспруденцию. Я сказал, что мне интересна политология. И не прогадал. Но пришлось платить за обучение, как и многим в нашей стране.

Я считаю, что необходимо максимальную стоимость ограничить. Если будут выпадающие доходы, у нас сейчас огромные доходы от нашей газовой отрасли. Это связано с тем, что вы сами знаете геополитическую обстановку и как растут цены на газ. Вот эти деньги можно потратить, если у вуза будут выпадающие доходы. Но у нас очень много топовых вузов – коммерческих и не только, у которых зарплаты ректоров не один, не два и не три миллиона рублей, а намного больше. Рынок рынком…

С. Мардан:

- Дело ведь не в том, откуда взять деньги. Тут и говорить нечего. Если коснуться бюджета следующего года, то там заложено сокращение расходов на здравоохранение и образование. Вы за него еще не голосовали, наверное, свое слово скажете. Речь ведь принципиальное – высшее образование в России должно быть либо платным, либо бесплатным. Я понимаю, что история с платным образованием возникла в 90-е годы, когда вузы выживали, когда нужно было хоть какую-то копейку заработать, плюс полная вольница. В каждом техникуме возникли факультеты политологии или журналистики, бухучета или маркетинга. Но достаточно посмотреть на МГУ им. Ломоносова, на список новых факультетов, которые практически целиком и полностью коммерческие, но в другом формате они МГУ и не нужны. Это вопрос политического решения. Вот завтра Путин может сказать: значит, так, мы делаем систему высшего образования как в Америке, она вся будет за деньги. Но это невозможно. Либо тот же Путин или коллективный Путин скажет: все образование теперь бесплатное. Как хотите, так и крутитесь.

В. Власов:

- Я думаю, если бы наше правительство просчитало эти меры, и оказалось, что образование можно сделать бесплатным, хотя я это в принципе полностью поддерживаю, но я думаю, что они бы это сделали перед выборами, а не сейчас. Время выборов прошло. На ближайшие пять лет такие прекрасные инициативы и хорошие идеи, о которых вы сказали, к сожалению, реализованы не будут. Хотя впереди выборы президента, только в этом случае. Это было бы прекрасно, если бы был реализован вариант бесплатного образования для всех.

Но мы исходим из того, что мы имеем. На данный момент есть часть бюджетных мест, часть коммерческих мест. И мы исходим из того, что стоимость за год не должна быть полмиллиона рублей. Не должен человек, обучающийся по программе бакалавриата, отдавать за пять лет обучения квартиру.

С. Мардан:

- Если у него родители идиоты, которые согласны платить за медиа-технологии в Вышке по 600 тысяч в год, да пусть платят. Дураки должны платить.

В. Власов:

- Давайте исходить из того, что очень много специальностей – мы же не знаем, какой процент этих людей будет трудоустроен.

С. Мардан:

- Они все трудоустроятся, но точно не по профессии.

В. Власов:

- Может быть. Но есть новые профессии, которые перспективны. Минтруд, я уверен, нам такую статистику даст. Что касается того, что до сих пор мы руководствуемся при распределении бюджетных мест старыми советскими методичками, то такое количество мест у бакалавриатов политологии, юриспруденции, а на новых ничего не дает. Я считаю, что перспективные направления должны быть поддержаны. И стоимость обучения должна быть снижена.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отклики!