Николай Бондаренко: Сегодня такое страшное время, что каждый, кто говорит правду - экстремист

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на весь день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!
Самый известный региональный депутат России рассказал Сергею Мардану, за что его задержала полиция и почему он отделался штрафом всего в тысячу рублей

С. Мардан:

- Здравствуйте. В эфире радио «Комсомольская правда». Я – Сергей Мардан. Город Саратов является на сегодняшний день третьей столицей России. Вот такая мысль у меня есть. Первая, конечно, это Москва (ну, в силу, в общем, волюнтаристского решения Владимира Ильича Ленина, который сюда столицу перевел). Вторая столица – город-герой Санкт-Петербург (Петроград, Ленинград), родина трех революций. А Саратов возник на повестке дня… Во-первых, это родина Володина, спикера парламента. Во-вторых, это родина Рашкина, убийцы лося. И в-третьих, это родина Николая Бондаренко, самого известного регионального депутата. Задайте себе вопрос, друзья мои. Можете ли вы назвать хотя бы трех просто региональных депутатов региональных парламентов, даже в том регионе, где вы живете? Вот меня спроси: «Сергей Александрович, ты знаешь кого-нибудь из депутатов Мосгордумы?» Я вспомню Андрея Медведева, и то лишь потому, что он мой коллега, журналист с ВГТРК. Больше никого. Если бы он не был моим коллегой, я бы его тоже не знал.

У нас на связи Николай Бондаренко. Здравствуйте, Николай.

Н. Бондаренко:

- Здравствуйте.

С. Мардан:

- Я вас кратко представил. Вы самый известный региональный депутат регионального парламента, вообще уникальная фигура в российской политической жизни.

Почему мы решили Николая пригласить в наш эфир и поговорить. Он не сходит с первых полос газет. Не сложилось с выборами в Государственную Думу, но главное, история не заканчивается. Вас вчера приговорили к административному штрафу за хулиганство. Объясните, пожалуйста. Вы взрослый мужчина, семейный, депутат, вы и есть та самая власть. Вы зачем хулиганите и беспредельничаете в мирном Саратове?

Н. Бондаренко:

- Я считаю, что хорошо воспитан, и дорожу своей честью и достоинством, чтобы идти на такие низкие поступки, чтобы где-то меня в хулиганстве кто-то мог уличить. Понимаете, сегодня такое страшное время, что каждый, кто говорит правду, экстремист, каждый, кто борется за права, свободы людей, - хулиган, за честные выборы – беспредельщик. В общем, это страшное время. И вчера в суде мне вменялось в вину то, что я пресек фальсификацию, разоблачил, раскрыл эту фальсификационную схему, не дал переписать итоги голосования. И в результате меня же сделали виновным. Такое вот страшное время сегодня. Мне вменялось в вину то, что я чуть ли физически не избивал членов комиссии, председателя, хватал их за плечи.

С. Мардан:

- А вы хватали кого-нибудь или нет?

Н. Бондаренко:

- Да нет, конечно. В интернете есть видео, два миллиона человек посмотрели. Никто там пальцем никого не трогал. Я 10 лет занимаюсь выборами и больше 10 лет в политике, я прекрасно знаю, что мне грозит, если я хоть пальцем кого-то там трону. Там скажут, что смещение шейного позвонка, и на всю жизнь меня в тюрьму упрячут. Да и с моральной стороны… Все-таки женщины. Какой адекватный человек поднимет руку на женщину? Поэтому нет, конечно.

С. Мардан:

- Вы знаете, по нынешним временам вполне можно и понять. У нас время победившего феминизма, поэтому, как пел Высоцкий, «я женщин не бил до 17 лет, а после 17 уже можно». Я пытаюсь понять логику. Выборы прошли в середине сентября, вас никуда не выбрали, ни в какую Государственную Думу. А чего вас не оставить в покое-то? Это первое. И сразу второй вопрос. Если вы такой красный, если вы такой настоящий коммунист, такой неугодный этой власти, чего вас не отправили на пару лет хотя бы за хулиганку? Статья-то позволяет. Почему только позорные 1000 рублей? Может быть, вы там в сговоре с местными?

Н. Бондаренко:

- С какого вопроса начать отвечать?

С. Мардан:

- А какой вам больше нравится, с такого и отвечайте. Вот я, например, прочел эту новость и первым делом задался вопросом: может быть, Бондаренко, он на самом деле из этих, из подментованных?

Н. Бондаренко:

- Давайте с первого вопроса, раз вы с него начали – почему не оставят в покое, ведь выборы-то прошли. Это помните, как в анекдоте, сережки нашлись, а осадочек остался. Вот здесь, я думаю, приблизительно тот же сценарий. Знаете, клокочет, видимо, внутри, не могут ужиться со своими амбициями, задето их достоинство, как они считают – кто это посмел перечить? Да, наверное, сводят политические счеты. А на моем примере заодно, помимо того, чтобы попытаться заткнуть рот мне, еще и запугать всех остальных – вот, посмотрите, вы следующие (как они это умеют делать).

Теперь что касается…

С. Мардан:

- Тысячи рублей.

Н. Бондаренко:

- Почему не упрячут. Вы путаете. Там же статья о мелком хулиганстве, она не предполагает лишение свободы. Мелкое хулиганство предполагает либо штраф, либо 15 суток административного ареста.

С. Мардан:

- Почему не дали 15 суток ареста хотя бы?

Н. Бондаренко:

- Я по этому поводу имею свое предположение. В первой половине дня вчера около здания Саратовской областной думы меня задержали несколько сотрудников полиции с применением физической силы, в общем, всё, как они любят. И после того как меня доставили в суд, спустя несколько часов эта новость висела в топе Яндекса, все федеральные информационные агентства, в том числе ваше уважаемое СМИ, блогеры, а самое главное, огромное количество граждан во всеуслышание в интернете, соцсетях, везде, на всех платформах начали эту тему муссировать, нагнетать. Возник резонанс, который, на мой взгляд, по сегодняшним полуфашистским этим нашим правилам страны является практически единственным сдерживающим фактором, который хоть как-то может влиять на принятие решений.

С. Мардан:

- Скажите, вы правда так думаете или пытаетесь сейчас мной манипулировать? Вы хотите сказать, что попадание в топ Яндекса может остановить государственную машину?

Н. Бондаренко:

- Нет, я ни в коем случае манипулировать не собираюсь. Я всегда говорю, что с человеком можно спорить, но с логикой спорить очень трудно. Я считаю, что информационный резонанс может не просто влиять, а может развернуть государственную машину. Вспомните пример Голунова. Вы думаете, это было просто какое-то перманентное решение? Да нет, это был указ с самого верха. Те, кто подложил ему наркотики, делали это не потому, что им скучно было, а потому что так сказали наверху. Почему его отпустили? Почему Устинова отпустили? Почему Шиес перестали превращать в помойку для московского мусора? Это что, всё случайные вещи, что ли?

С. Мардан:

- Это всё вещи совершенно другого резонанса. При всем моем к вам уважении, вы действительно единственный региональный депутат с всероссийской известностью. Тем не менее, даже Алексею Анатольевичу Навальному, великому и ужасному, административку давали на счет раз, несмотря на резонанс, несмотря на публикации. Уезжал он на свои 10-15 суток и мирно там как-то проводил время. А вы, депутат-коммунист, получаете штраф 1000 рублей. Тут больше разговоров. Вы же на месте могли расплатиться.

Н. Бондаренко:

- Давайте так. В отличие от Алексея Анатольевича Навального я являюсь не просто блогером, не просто российским политиком, я являюсь членом Коммунистической партии, самой крупной политической силы в стране, которая существует по всей Федерации. В самой, простите за выражение, богом забытой деревушке, где никогда канализации не было и света, даже там есть наши товарищи, которые объединены общей идеей. Власть это понимает, и лишний раз как-то отмобилизовывать этих людей, наверное, не очень хочется. И в тот момент, когда они понимают, что процесс вышел за пределы допустимого информационного резонанса, наверное, это как-то влияет на их психологическое состояние.

Теперь что касается того, что там всего 1000 рублей. Вы знаете, там не просто 1000 рублей. Прямо в зале суда мне вручили еще одну повестку. На этот раз все более серьезно, это не мелкое хулиганство. Мне вменяют повторное нарушение правил проведения публичного мероприятия. Там ответственность до 300 тысяч и административный арест до 30 суток. Это прямо в зале суда произошло. Зашли полицейские и под видеокамеры вручили мне эту повестку. Знаете, за что мне ее вручили? За то, что мы в гайд-парке после выборов проводили митинг против фальсификации и переписывания итогов голосования. А знаете, что самое страшное? Что мы провели несколько таких митингов. То есть у них есть 4 месяца, чтобы вручить мне третью повестку и прилепить мне статус уголовника.

С. Мардан:

- А третья повестка – это дадинская статья, что ли?

Н. Бондаренко:

- Да, это та самая дадинская статья, вы абсолютно правы. Знаете, я часто слышу фразы: Бондаренко, а почему ты до сих пор не сидишь со своей активной позицией? Знаете, что говорят мои товарищи, когда их спрашивают на эту тему? Они говорят: «А еще не вечер. Вы подождите. Посмотрите на того же Навального. Что, его сразу посадили? Сколько, 10 лет прошло, 15 лет прошло, сколько он занимался политикой?» Я бы очень хотел, чтобы меня это обошло, но будучи реалистом и человеком, который политикой занимается профессионально, я понимаю, что ни я, ни вы, никто не может чувствовать себя в безопасности.

С. Мардан:

- Вы готовы немножечко присесть или нет?

Н. Бондаренко:

- На берегу все смелые, все герои. Время все рассудит и проверит истинные убеждения, кто на самом деле готов идти до конца.

С. Мардан:

- Николай, я вот что у вас хотел спросить. Хорошо, что вас не посадили, отличный ответ, что на берегу все смелые, а там жизнь покажет, очень русский. Давайте поговорим теперь про думские выборы. Вот вы сейчас прогнали такую телегу про то, что КПРФ – крупнейшая партия и т.д., в общем, проявили себя таким очень лояльным человеком, ну, настоящий член партии. Почему эта самая партия не включила вас в партийные списки? Вы почему не в Москве-то?

Н. Бондаренко:

- Слушайте, это вам надо руководство спросить. Я даже не член Центрального Комитета.

Н. Бондаренко:

- Я так и знал, что вы так ответите.

Н. Бондаренко:

- Нет, простите, вы какой ответ-то ожидаете от меня?

С. Мардан:

- Я думал, что вы сейчас скажете: потому что они оппортунисты и трусы.

Н. Бондаренко:

- Нет, простите, это ваша позиция. Каждый волен думать, как ему хочется. Но если вы хотите какую-то более конкретную информацию, у нас есть руководители, у вас есть телефоны, я думаю, ваше уважаемое агентство может легко организовать какой-то диалог, интервью. Просто я, во-первых, некомпетентен, во-вторых, я не могу…

С. Мардан:

- Друзья мои, поскольку здесь довольно большая группа поддержки Николая Бондаренко, я прошу ответить. Он слился с темы, он сам себя проявил как оппортунист, не стал говорить плохо про Зюганова. Но, впрочем, это нормально, это хорошо.

Н. Бондаренко:

- Давайте так. Во-первых, еще не вечер. Мы понимаем, что Дума избирается на 5 лет, что ротация, что замещение, люди будут уходить – кто-то на другие должности, кто-то…

С. Мардан:

- Может быть, даже умирать на самом деле (смертельная эпидемия).

Н. Бондаренко:

- Поэтому вы меня не списывайте раньше времени.

С. Мардан:

- Упаси бог. Я-то хотел, чтобы вы были в Думе на самом деле. Потому что Жириновскому нужна замена, очевидно.

Н. Бондаренко:

- То есть вы опускаете мой уровень до уровня этого болтуна, который дальше слов не идет, что ли? Я не хочу.

С. Мардан:

- Нет. Лично мне нравятся люди яркие, которые умеют громко и интересно говорить как минимум, которые просто взрывают это болото.

Н. Бондаренко:

- Но у него дальше слов не идет. Посмотрите на Фургала. Чем закончилось, куда он соратника своего дел? Сидит. А обещал что? На улицу выходить, мандаты сдать.

С. Мардан:

- Так Зюганов тоже обещал за Бондаренко впрягаться. Тем не менее, в партийные списки вас не включили, и вы не в Думе, вас оставили в Саратове.

Н. Бондаренко:

- На минуточку, когда последний раз меня посадили (я не помню, сколько месяцев назад это было) и возили по судам, застенкам режима, Зюганов с трибуны парламента потребовал от МВД, прокуратуры и власти немедленно меня выпустить. Выпустили. Это так, для информации. Как бы моя судьба развивалась, если бы с трибуны парламента таких заявлений не было? Сложный вопрос.

С. Мардан:

- Согласен.

Н. Бондаренко:

- Повредило это или на пользу пошло?

С. Мардан:

- Нет, я согласен, тут все люди взрослые, все понимают, что КПРФ это системная партия, что ее руководитель регулярно ходит на Старую площадь и, естественно, там свои интересы отстаивает.

Давайте поговорим про политику. Давайте поговорим про коммунизм. Вот вы – молодой депутат, даже если вас в эту Думу не включат, до следующей точно доживете, даст бог.

Н. Бондаренко:

- Да, надеюсь.

С. Мардан:

- Вы в коммунизм-то верите или нет?

Н. Бондаренко:

- Слушайте, когда я слышу такие слова, меня всегда это так умиляет. Вы сейчас поднимаете научный вопрос. Вера – не то, что мной движет.

С. Мардан:

- А что вами движет?

Н. Бондаренко:

- Я четко и однозначно убежден в правоте этой позиции как в научном подходе. Я вижу, как развивается общество. Вооруженный самой революционной идеей, научной идеей, я понимаю, какие противоречия движут обществом, и понимаю, во что это выльется. И вы, человек, может быть, далекий от коммунистических идеалов, видите, насколько сегодня те же кредитные пузыри нарастают, те же ипотечные рынки, страховые эти мошеннические схемы, пирамиды, которые рухнут завтра. Во что они выльются, в Великую депрессию новую? Чем она закончится?

С. Мардан:

- А что, Великая депрессия закончилась великой Америкой. Поэтому почему бы, собственно, и нет?

Н. Бондаренко:

- Мы должны с вами быть заинтересованы подчинить материальное производство интересам каждого гражданина, а не только 20 семьям нашей страны. Вот это наша с вами задача. И когда я говорю такое на улице, люди обоснованно называют меня коммунистом.

С. Мардан:

- Я хотел бы одну ремарочку сделать. Вы меня несправедливо обидели, сказав, что я страшно далек от коммунизма. Я в отличие от вас был кандидатом в члены КПСС.

Н. Бондаренко:

- Круто.

С. Мардан:

- Я историю партии сдавал в университете. Поэтому со мной вести научную дискуссию про коммунизм довольно затруднительно. Даже Рашкину было затруднительно меня переорать, когда разговор был про коммунизм.

Н. Бондаренко:

- Я даже не подумаю орать. Цивилизованный диалог, если позволите…

С. Мардан:

- Не позволю. Давайте поорём наконец.

Н. Бондаренко:

- Ладно, как скажете. То есть вы клялись идеям Ленина, защищать марксистские идеалы? А что случилось сейчас, почему не защищаете?

С. Мардан:

- Нет, я не клялся. Я же не сказал, что был членом КПСС. Я собирался вступить в КПСС, но я в коммунизм никогда в жизни не верил.

Н. Бондаренко:

- А зачем хотели вступить?

С. Мардан:

- Карьеру делать, естественно. Я много чего хотел. Поэтому когда спустя 30 лет, после того как коммунисты развалили Советский Союз, и они продолжают ездить добрым русским людям по ушам про социальную справедливость, у меня опять, как я уже сказал, шерсть дыбом встает. Я поэтому и спросил вас, молодого человека. Я как бы не по-старпёрски это спрашиваю: вы верите в коммунизм или нет? А в какой коммунизм вы верите, в китайский или в советский? Правда интересно.

Н. Бондаренко:

- Если изучали, то коммунизм это все-таки социально-экономическая формация. Социализм, который вы имеете в виду, советский, это переходная стадия. Китай сегодня абсолютно капиталистическое государство, да, под руководством Коммунистической партии. И это позволяет говорить о том, что будут проведены реформы в будущем, которые сделают общество еще более справедливым. Поэтому да, китайская модель по сегодняшним мировым трендам вполне себя хорошо зарекомендовала. Можно ли говорить, что сделать еще эффективнее эту модель? Да, мне кажется, можно, мне кажется, что это вероятно. Но этот процесс, я думаю, достояние всего нашего общества, что референдумы, максимальное вовлечение общества в процессы управления – вот, на мой взгляд, залог, который должен ответить на эти вопросы.

А когда вы сказали, что коммунисты развалили Советский Союз… Разве они были коммунистами? Посмотрите сегодня на президента. Он был коммунистом. Или посмотрите на Медведева. Какой он коммунист?

С. Мардан:

- Да такие же они коммунисты, как Зюганов.

Н. Бондаренко:

- Тем не менее, Зюганов не предал идеалы. Не сжег свой партбилет, как все остальные, и не начал поливать грязью, какие все были плохие, хотя раньше клялись этим идеям.

С. Мардан:

- У меня есть еще пара важных вопросов. Вопрос первый. Мне кажется, с точки зрения политических технологий вы такой оптимальный преемник. Зюганова в принципе прямо сегодня можно отправлять на пенсию, чтобы он ехал удить рыбу или охотиться на лосей (купив, естественно, лицензию сначала), а во главе партии поставить Бондаренко. У вас перспективы в ЦК есть или нет?

Н. Бондаренко:

- У меня перспектива, которую я сейчас ставлю приоритетной для себя, это не сесть в тюрьму. Я бы очень хотел справиться с этой задачей. Что касается оптимальности и так далее. Вы пытаетесь оценить с точки зрения власти или с точки зрения моих однопартийцев? Чтобы вы понимали, я и мои товарищи занимаемся политикой не для того, чтобы просто отобрать у олигархов награбленные миллиарды.

С. Мардан:

- А для чего?

Н. Бондаренко:

- Мы идем, чтобы уничтожить порядки и правила, которые позволяют им наживать на нашей стране.

С. Мардан:

- Уничтожить – ясно, а что построить хотите, я так и не понял, честно говоря. Вот отнять и поделить – это я понимаю.

Н. Бондаренко:

- Они приняли законы, по которым все наше народное хозяйство, которое создавалось нашими и вашими отцами и дедами, теперь с табличкой «их собственность». Вот это нужно уничтожить. А им за то, что они присосались к нашему обществу, к трудящимся, и бесконечно высасывают все общественные блага, вот за это надо воздать. Эта социальная несправедливость, которая сегодня позволяет 20 семьям 50% всех денег страны располагать, а 90% всех денег в руках 3% граждан – вот это мы идем исправить, а не просто красивые слова: все будет хорошо, все будет нормально, мы будем заботиться о людях. А деньги, простите, откуда взять на эту заботу? Никто же ничего не делает, экономических реформ не проводится, богатые платят одинаковые проценты, что и бедные. Ни в одной стране мира нет такого убожества.

С. Мардан:

- Почему, много где такое есть на самом деле.

Н. Бондаренко:

- В Африке есть? Ну, может быть.

С. Мардан:

- Нет, почему. В Америке. Вы же читаете новости о том, что корпорации платят меньше…

Н. Бондаренко:

- В Америке платят более 50% от своих доходов…

С. Мардан:

- Ничего подобного. Это при Рузвельте они платили до 85%.

Н. Бондаренко:

- И сейчас платят.

С. Мардан:

- Давным-давно нет такого. На самом деле у меня последний, очень важный вопрос, я не могу его не задать. Вы на охоту ходите?

Н. Бондаренко:

- Нет, я ни разу не был на охоте.

С. Мардан:

- Слава тебе, господи. Мы за Бондаренко (по крайней мере, в этом смысле) можем не беспокоиться, он лося не убьет.

Н. Бондаренко:

- Подождите. Кому-то наркотики подбрасывают, кому-то что-то еще. Не зарекайтесь.

С. Мардан:

- Главное, мимо лосей, пожалуйста, ходите, вы нам дороги, мы рассчитываем вас видеть и в политической жизни, и вот здесь, в эфире нашей утренней программы.

Николай Бондаренко был с нами, депутат Саратовской областной думы от Коммунистической партии Российской Федерации. Николай, спасибо большое.

Друзья мои, вы услышали живого человека. Я почему хотел с Николаем поговорить? Я могу с ним не соглашаться, но он реально живой человек, и это для нашей жизни уже очень немало.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отклики!

Мардану это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.