Дмитрий Пучков (Гоблин): 12 июня Ельцин бросил 25 миллионов русских за кордоном. Я не знаю, что тут праздновать

Дмитрий "Гоблин" Пучков со своим иронично-язвительным взглядом на главные события нашей жизни.
Надана Фридрихсон и Дмитрий Пучков (Гоблин) обсуждают, кого называть русскими в России, почему сейчас активно поднимается тема Донбасса и о чем договорятся Путин и Байден

Н. Фридрихсон:

- Добрый вечер. Как обычно в это время, «Война и мир». И проповедует Пучков Дмитрий Юрьевич, а послушница сегодня я, Надана Фридрихсон. Дмитрий Юрьевич, давайте с главного начнем. Тут прошел День России 12 июня. Не могу не спросить. Вы отмечали?

Д. Пучков:

- Ну, как-то нет.

Н. Фридрихсон:

- А почему?

Д. Пучков:

- Я как-то не понимаю, про что он. Я в 90-е годы жил, и я неплохо помню, что вытворял гражданин Ельцин и какие праздники он нам организовал. Поэтому как-то так.

Н. Фридрихсон:

- То есть считаете, что это неправильный праздник, надо отменить?

Д. Пучков:

- Ну, как сказать… Праздника 7 ноября больше нет, так сказать, государствообразующего, вместо него назначили праздник 4 ноября, когда мы выманили поляков из Кремля и всех убили. Для меня удивительно, что это может быть государственным праздником. Но куда деваться? Выходной, и слава богу. Гражданин Ельцин объявлял независимость в этот день. Независимость от чего, понять мне тогда было сложно. От мозгов, по всей видимости, независимость. То, что от нас все отваливались, это понятно. Но вот от кого независимы мы, это понять затруднительно. Но раз образовался такой праздник, пусть будет.

Н. Фридрихсон:

- От наследия советской империи, видимо, по замыслу.

Д. Пучков:

- Да, от промышленности, от людей. Бросил 25 миллионов человек русских за кордоном, и теперь это надо праздновать. Президент когда-то сказал, что это страшная геополитическая катастрофа – развал Советского Союза. Поэтому я, честно скажу, не знаю, что тут праздновать.

Н. Фридрихсон:

- Если бы к вам обратились из администрации президента за консультацией, спросили бы, как вы считаете, может, отменить, или перенести, или переименовать, - что бы вы им сказали по поводу 12 июня?

Д. Пучков:

- Есть древняя традиция, знаете, еще христиане придумали, когда берутся языческие праздники, а поверх них назначаются христианские – ну, вы тут вроде чего-то празднуете постоянно, а теперь немножко другое, тысяча лет пройдет – привыкните, ничего. Так и тут.

Н. Фридрихсон:

- Коль мы затронули этот болезненный вопрос, у нас тут идет продолжение дискуссии. Дискуссия эта ведется в Телеграм-каналах активно. В чем суть этой проблемы? Есть такой политтехнолог Игорь Минтусов, и он строго указал Петру Толстому, что недопустимо использовать слово «русский». Там в чем была история? Он назвал Толстого российским ястребом, а Толстой его поправил и сказал: «Нет уж, извольте, русский ястреб». Это какая-то такая мещанская потасовка. Но дальше началось интересное. Телеги взорвались. Одни стали писать: ну, конечно, русский, какого черта, почему нельзя произносить «русский»? Вторые стали кричать: нет уж, извольте, россиянин, потому что мы многонациональные, большие и великие. И понеслось. Дмитрий Юрьевич, давайте расставим точки над «I». Вы на чьей стороне?

Д. Пучков:

- Мне кажется, вопрос не решаемый абсолютно. С одной стороны, это националистическая фигня, а с другой стороны, такая, чтобы никого не обидеть. И середины здесь никакой нет, и нащупать ее будет невозможно. Тут мы с вами, по всей видимости, не совсем русские, если генетические анализы проводить…

Н. Фридрихсон:

- Я служу России.

Д. Пучков:

- Аналогично. Но если копнуть, то масса граждан… Ну, до прихода гражданина Ельцина у меня у меня в паспорте было написано, что я русский, а других были написаны другие национальности. Но это старательно отменили, графа пятая не должна существовать, ты не должен никому сообщать, что ты русский. Воспринималось это тогда именно так. То есть, чтобы русские не могли называться русскими. Ну, хорошо, Россия – страна многонациональная. А как назвать граждан, которые живут в России – русскими? Это неправильно. Вот я сам по себе, не как государственный деятель, с моей точки зрения, мы, живя в России, все практически говорим на русском языке, живем внутри нашей русской культуры, имеем один культурный код. И я бы мог сказать, например, русский немец, русский француз, русский чеченец, без разницы. Но большинство из них себя русскими называть не согласятся, они сразу скажут: я – чеченец, ингуш, осетин, живу в России – это да, но русским не являюсь. И будут абсолютно правы.

Я сразу привычный пример приведу. В этом разваленном Советском Союзе была создана наднациональная общность – советский народ. Вот это правильно, когда она наднациональная, это шаг вперед. Когда у нас национальный вопрос на уровне, что мы едим, какая у нас национальная кухня, и давай-ка я тебя угощу, ты точно никогда не пробовал наш плов, сациви и еще что-то, а уж моя мама готовит лучше всех, сейчас ты обалдеешь. Вот это был национальный вопрос. А наднациональная общность – это правильно.

Н. Фридрихсон:

- А что мешает ее создать, Дмитрий Юрьевич?

Д. Пучков:

- А для чего ее разваливали? Зачем же ее создавать?

Н. Фридрихсон:

- Уже развалили.

Д. Пучков:

- Это точно так же, как тогдашнее атеистическое государство. Верить ты можешь во что угодно, но с религией в государственные дела не лезь ни в коем случае, стена должна стоять между государством и церковью. Ни в коем случае не приближаться никуда. Вера в бога – это твое личное дело, к управлению государством даже не суйся. Вот это правильно. И государство должно быть атеистическое, оно не должно занимать ничью сторону, потому что немедленно найдутся обиженные. Точно так же и тут. Если ты будешь всех называть русскими, они обидятся. Поэтому для них придумали слово «россияне». И это неизбежность. То есть Петр Толстой совершенно спокойно может сам себя называть русским, никаких претензий к нему не будет. Но как только это будет перенесено на окружающих, начнется возмущение.

Н. Фридрихсон:

- Петр Толстой заявил так не в частной беседе с кем-то, что называйте меня русским ястребом, он говорил как служитель закона, как депутат. И когда чиновник говорит, что, извольте, я русский ястреб, как вы считаете, это корректно?

Д. Пучков:

- Ну, такое его мнение. У нас все-таки свобода, и законом это явно не запрещено. Если он считает, что вот так надо говорить, ну, пусть говорит.

Вернемся назад. Будут последствия. Из того, что вы говорите, я вижу, что последствия есть, что многих это раздражает и бесит: а с какой целью ты это сказал, зачем?

Н. Фридрихсон:

- И что будет дальше?

Д. Пучков:

- Да ничего не будет, поорут и перестанут. И дальше все друг друга будут называть россиянами.

Н. Фридрихсон:

- Проект «россияне» вводил еще Дмитрий Анатольевич Медведев как такую госидею. Есть американцы (неважно, кто он – китаец, русский, поляк), и то же самое мы делаем (это логично – многонациональная страна). Что там потом началось? Крики, визги, оскорбления. Правда, они немножко перегибали, потому что полиция стала ловить ребят, которые носили футболку «Я русский». Они надели ее после этого гениального решения, и полиция их стала крутить в 2009-2010 году и сообщать: нет, дружок, ты тут разжигаешь. А вершиной всего этого в конечном счете стала Манежка декабря 2010 года. Да, там была главная предпосылка – убийство футбольного фаната, но в том числе эта толпа была очень раздражена и на эту историю – россиянин или русский. Вы не думаете, что сейчас это может повториться? Потому что тема опять стала будоражить умы и инфополе.

Д. Пучков:

- Ну, Манежка вряд ли повторится. Потому что ситуация в сообществах футбольных болельщиков сильно меняется. Нынешней молодежи футбол так, как нам когда-то, неинтересен абсолютно, у них совершенно другие развлечения. И бегать, метелить друг друга изо всех сил – это уже так, для относительно пожилых, молодежи это неинтересно. Для того чтобы всколыхнуть это, извините за цинизм, это надо кого-то убить. Должно произойти что-то экстраординарное, чтобы всколыхнулось. Ну а в целом, с моей точки зрения, все эти попытки подогревать какие-то националистические настроения внутри Российской Федерации – это все равно, что керосин в костер лить. И абсолютно неважно, про кого речь - про русских, про нерусских. Я понимаю, если бы эти самые националисты… Я в Советской армии когда-то служил, был комсомольцем и всякое такое. У меня есть фотография, на которой стоит 15 человек, и все разные – еврей, цыган, немец, грузин, русский один. Интернационал, и всем, по большому счету, плевать, только говори на нормальном языке, чтобы понятно было.

Но, в общем-то, Советский Союз разваливали исключительно по национальному признаку. Когда создавали Национальные фронты в Прибалтике, в Азии, на Кавказе, везде эти замечательные люди вылезали. А в армии это выглядело так. Например, один пацан с Кавказа, с юга, неважно откуда - прекрасный человек, отличный друг. Два – начнутся проблем, три – проблемы можно решить только мордобоем. Постоянные драки. Почему? «Потому что мы втроем собрались, и совершенно очевидно, что мы лучше тебя». – «Чем?» - «А тем, что мы правильной национальности, а ты какой-то осёл». И так происходит всегда и везде. Это специфический уровень культуры, умственного развития и пр.

Первое, что говорит националист: я лучше тебя, потому что я вот такой национальности. При этом неважно, кто он, богоизбранный еврей или не менее богоизбранный русский. Вот если бы эти самые националисты организовывали бы какие-нибудь культурные центры, развивали изо всех сил русскую культуру, какую-нибудь нашу национальную кухню, национальную одежду, национальные праздники и прочее, - я такого не видел ни разу. Я слышу только «хватит кормить Кавказ», «черные, вон из Москвы», «Россия – для русских, Москва – для москвичей» и т.п. бред. Вот этого нам не надо.

Н. Фридрихсон:

- Объясню, почему я вообще зацепилась за эту тему. Как вы знаете, мы живем в веке XXI, и медиатехнологии шагнули ого-го куда, просто в сторону космоса практически взлетели. Мне очень не понравилась реакция Телеграм-каналов на эту, казалось бы, обычную перепалку. Ну, один говорит «я русский», второй кричит «нет, россиянин». Ну всё, поговорили и разошлись. Сам факт, что началась массированная, причем по сеткам идущая кампания с обеих сторон, меня наводит на мысль следующего порядка. Мы все знаем, что элита в России неоднородна, это ни для кого уже не секрет. Мы все догадываемся, что наши западные партнеры, восточные партнеры, бог знает какие еще партнеры пытаются нащупать внутри России болезненные точки, на которых можно сыграть по аккордам. Не то, чтобы прямо развалить, но расшатать как минимум конкурента. Или чтобы Россия углубилась в себя и занималась своими проблемами.

Мне кажется, эта история – начало этой большой кампании. Тут Владислав Юрьевич Сурков давал недавно интервью на одном YouTube-канале. Он там отчитывался по работе на украинском направлении. В том числе он сказал фразу, что президент России – в принципе русский националист. Попросил не путать с нацистом, но подчеркнул, что националист. Дмитрий Юрьевич, вам не кажется, что эта история пойдет сильно дальше, и вовлечены будут многие игроки? Сурков просто так никогда ничего не говорил.

Д. Пучков:

- Да в этом никаких сомнений нет. Я вернусь к тому, что говорил. Советский Союз разваливали по национальному признаку, организуя этнические Национальные фронты. И, обратите внимание, развалили. Ничего страшнее национализма (русского, нерусского, любого) для России нет. Многонациональное государство Российская Федерация будут разваливать точно так же. С благими намерениями вы хотите какие-то национальные вещи продвигать, не с благими, разницы никакой, все это ничем хорошим не закончится, поверьте.

Н. Фридрихсон:

- То, что это ничем хорошим не закончится, я с вами согласна. Интересно другое. На что рассчитывает часть внутренней элиты, которая расшатывает как раз эту тему?

Д. Пучков:

- Не знаю. На деньги, наверное. Обычно они зарабатыванием денег занимаются. Ну, так и тут, кто-то с этого, безусловно, получит бонусы. Достаточно посмотреть на соседнюю некогда братскую Украину. Что там произошло? Кто-то же с этого обогатился. Они только ради этого затевают. Где все эти Яценюки? Давно в Америке сидят уже, миллионы пересчитывают, прекрасно устроились. Так и тут. Если кажется, что эта так называемая элита в различных ее фракциях и еще чем-то заботится о так называемом народе, - нет, она в первую очередь заботится о самой себе, о своем материальном благополучии. Как нас в уголовном розыске учили? «Дима, если не понимаешь, из-за чего, значит, из-за денег». Ничего нового на белом свете нет.

Н. Фридрихсон:

- Вы упомянули, что Советский Союз занимал такую жесткую позицию атеистическую, что верь в кого хочешь, но не лезь с этим в политику. Вам нравится то, что в современной России в этом смысле происходит? Потому что очевидно было некое не то, что слияние, конечно, но сближение церкви и государства.

Д. Пучков:

- С моей точки зрения, эта самая упомянутая элита, она лихорадочно искала, чем заменить Коммунистическую партию. Коммунистическая партия – это, так сказать, скелет, на котором держится тело страны. Это не столько политическая партия была, сколько управленческая структура, так скажем. Это то, что управляло государством, обеспечивая одновременно идеологию, администрирование и т.д. Вместо этого что-то надо, что-то должно быть. Вот, например, без идеологии государство нежизнеспособно. Давайте у нас вместо этого будет вера. Хорошо это или плохо? С моей точки зрения, это от безысходности. Потому что сами мы ничего придумать не можем и идеологии боимся, как огня, а вера, она уже есть, давайте ее развивать. Но тут беда в том, что, например, православная вера, она не годится на замену КПСС. Как вера она прекрасна, ей тысячи лет, как замена механизму управления государства и идеологии – нет, не годится вообще. Не считая того, что православие – религия крайне суровая, требовательная к верующим. Но у них ничего другого нет – давайте вот так делать. А тут вопрос сразу. А чего это у вас в телевизоре все время православие, а где ислам, например, а где буддизм? Вот я буддистов, например, вообще не вижу. Нам все время рассказывают, что есть три религии – христианство, ислам и иудаизм. А у нас, например, бурятов достаточное количество живет, буддистов. А чего вы их никогда не вспоминаете, они неинтересные, что ли, или их мало, или они недостойны? То есть все это непрерывно порождает трения: а чего вы про нас забыли, на основании чего? На замену, повторю, религия не годится. А ничего другого нет, боятся.

Н. Фридрихсон:

- А что бы вы предложили? Учитывая, что советски опыт устарел, мир шагнул дальше.

Д. Пучков:

- Да невозможно ничего предлагать. Можно только смотреть. Мы же не принимаем участия в управлении. Мы как толковые китайские крестьяне, сидим на дереве и смотрим, как внизу дерутся тигры. Нельзя слезать и принимать участие в схватке с тиграми – тебя порвут.

Н. Фридрихсон:

- Только тигры уже раскачивают это дерево. Потому что, с одной стороны, культивируется: мы русские, с нами бог, православие и т.д., а с другой стороны: нет уж, извольте, мы россияне, многонациональные. То есть дерево шататься стало.

Д. Пучков:

- Это к добру не приведет. Вцепиться надо пока что покрепче. Спускаться можно, когда ты подготовлен, когда у тебя есть база, организация, склады с оружием, еще что-то.

Н. Фридрихсон:

- У вас точно что-то есть, по глазам вижу.

Д. Пучков:

- У меня все лицензионное.

Н. Фридрихсон:

- Давайте вернемся к Суркову. Вы не смотрели его интервью?

Д. Пучков:

- К сожалению, не видел.

Н. Фридрихсон:

- У него помимо темы, которую я уже обозначила, была тема Украины. Владислав Юрьевич Сурков старательно подчеркивал свою немалую роль в истории с Донбассом. Он в том числе проговаривает, что Минские соглашения были подписаны со стороны ополчения, потому что Сурков с ними как-то поговорил. А самое интересное, что он настаивал на том в этом интервью, что в Минских соглашениях был важнейший пункт, который он, собственно, и добавил. Что особый статус Донбасса подразумевал изначально по Минским соглашениям, что законы Украины там не действуют. Допустим, все это правда, допустим, Владислав Юрьевич покаялся, как на исповеди практически. Как вы считаете, зачем он это озвучил, для кого, для чего, да еще накануне саммита Путин – Байден? И, во-вторых, считаете ли вы правильными его действия тогда?

Д. Пучков:

- Владислав Юрьевич очень умный человек. Я с ним даже как-то общался, впечатление он производит человека крайне серьезного и исключительно умного. Какой смысл ему врать, правда ли это? А зачем врать-то, в чем смысл вранья?

Н. Фридрихсон:

- Политика.

Д. Пучков:

- Конечно, это правда.

Н. Фридрихсон:

- В политике все врут.

Д. Пучков:

- Ну, как сказать. Смотря про что. Скорее говорят не всю правду, я бы так сказал. Врать в таких вещах не надо. Тут вопрос сложный. Я, например, не понимаю, почему Крым можно было взять к себе, а Донбасс и Луганск нельзя. Для меня это загадка. Никто ничего не объясняет. По всей видимости, как обычно, в политике все решения принимаются, например, на основании полученной развединформации. Когда тебе шепчут: ты вот это сейчас сделаешь, а мы тебе в ответ – вот это. Потому что если это боязнь каких-то санкций, - нет. За Крым санкции наложили. Но если бы Донбасс забрали, еще бы санкции наложили? Какие? Чем бы это кончилось? Я лично не понимаю. Понять могу, что невозможно это переварить, скажем так. То есть Россия с ее нынешней экономической мощью эти регионы не сможет приладить к себе и наладить там достойный уровень жизни, мне кажется. На основании чего они принимают решения, понять невозможно. То есть при всех этих сказках про демократию, свободу слова все государственные решения принимаются втайне. Информация, по которой они принимаются, она вся секретная. Понять можно через 10-20-30 лет. Ну, это как эти наши клоуны про пакт Молотова – Риббентропа: какой ужас, вы представляете, кровавый Сталин чего там учудил. Кровавый Сталин заботился о своем народе, чтобы наших людей как можно меньше убили. И делал то, что было возможно сделать в тех условиях. При этом, если посмотреть на наших дорогих зарубежных партнеров, они тогда рвали Чехословакию на куски и прочее. А товарищ Сталин предлагал ввести туда советские войска, чтобы этого не случилось. «Нет-нет, никаких войск не надо, Польша вас не пропустит, все хорошо». А в результате Чехословакия поставляла 30% вооружений вермахту. Зачем вы это сделали? Видите, все вам про свободу говорят и прочее, а на деле получается вот так. Так и здесь. Лично я не понимаю, на основании чего они принимают решения. Только, как обычно, сижу и смотрю.

Н. Фридрихсон:

- Тема Донбасса входит во внутриполитическую повестку России. Захар Прилепин идет в Госдуму, Бородай собрался идти в Госдуму, и Сурков его двигает. То есть тема Донбасса заходит. Вы считаете, это правильно?

Д. Пучков:

- Конечно. А куда деваться? По всей видимости, все идет к объединению, если их туда уже зовут, и если они продвигают такие темы.

Н. Фридрихсон:

- Но Бородай – гражданин России, равно как и Прилепин, но тему Донбасса продвигают.

Д. Пучков:

- И что? Значит, они крепко в теме. И продвигать будут это в Думе.

Н. Фридрихсон:

- От внутренних проблем пойдем к внешним рубежам. Готовится встреча Путина и Байдена. Понятно, уже много идет статей на этот счет, предположений, допущений, вбросов, провокаций. Особенно переживает украинская сторона. Там прям паника по этому поводу. Вот что важно. Перед встречей Владимир Путин в том числе дал интервью каналу NBC. Важнейшей темой стала в том числе кибербезопасность. Президент России заявил, что обвинения, что Россия будто бы ведет кибервойну против США, бездоказательны. Также президент России не исключает, что американская разведка может действовать в киберпространстве против России. Укрепление НАТО в киберсфере беспокоит нашу страну.

Понятно, что перед встречей идет такой розыгрыш, преферанс, выбрасываются карты. И ведется игра на ставки. Тема кибербезопасности будет красной чертой, за которую американцы согласятся более не заходить?

Д. Пучков:

- Тут затруднительно сказать. Если с их точки зрения совершаются некие противоправные деяния в отношении их, например, кто-то неопознанный вмешивается в их выборы, о чем они яростно орали годами, что в их выборы вмешались русские хакеры, так вот, если происходит некое противоправное деяние, то будьте любезны, проведите следствие, а после этого ознакомьте общественность с результатами, что это конкретно гражданин Иванов, Петров и Сидоров в такие-то даты, с таких-то адресов оттуда-то заходили, проделали вот это, последствием чего стало вот это. Ничего подобного мы с вами не услышали.

Начиная с того, что русские хакеры выбрали Трампа, чего-то как-то они ничего не нашли, кто его там выбирал. И заканчивая вмешательством русских хакеров во все на свете. Никаких доказательств нет. Это голословные обвинения. Это уже настолько низкий уровень политической деятельности, что я даже не знаю. Вот заорать, тыкая пальцем: вот это он! Вот у них там злые русские хакеры! Покажи этих хакеров, родной, покажи! Нам страшно интересно.

Н. Фридрихсон:

- Но их же невозможно показать.

Д. Пучков:

- Ничего себе! Я вам как специалист скажу, это более чем возможно. При этом учтите, одни из лучших мировых университетов расположены на территории Соединенных Штатов. В Соединенных Штатах столько денег, что они как пылесос высасывают самых лучших выпускников самых лучших университетом планеты Земля, а не соседней Мексики и Канады. Все лучшие, кто хочет работать за деньги, у них. Если я правильно помню, они 250 млрд. баксов выделяют на развитие искусственного интеллекта. Ознакомьтесь с бюджетом Российской Федерации и ужаснитесь. Как вы думаете, за такие деньги можно нанять лучших специалистов? Можно, конечно.

Мало того, интернет придумали у них, а не у нас. Так если у вас там кто-то бомбит, вопрос: бомбит ли? Я вам, как оперуполномоченный, скажу: с обеих сторон бомбят так, что только шубы заворачиваются. И с их, и с нашей. Это абсолютно естественно. Не ломают, но лезут везде, докуда только могут долезть.

Хороший пример, в Иране строят установки по обогащению ядерного топлива. Оказывается, там на центрифугах установлены специальные вирусы, которые портят эти сами центрифуги. Кто же это сделал? А когда не могут центрифуги угомонить, они просто убивают иранских ученых.

Н. Фридрихсон:

- Но это уже Моссад.

Д. Пучков:

- Да какая разница? Разведки везде и всегда действуют одинаково. Одни только впадают в безумие и убивают людей, а вторые стараются в некоторых рамках действовать. Да, естественно, действуют и с той, и с другой стороны. Но чтобы вмешиваться в какие-то выборы – это же безумие. Зачем, кому это надо?

Н. Фридрихсон:

- А почему нет?

Д. Пучков:

- Незачем.

Н. Фридрихсон:

- Кибервойны уже наступили.

Д. Пучков:

- Незачем абсолютно. Это ваше внутреннее дело – выберете вы вот этого балбеса или вот этого. Что Трамп, что Байден – они для России одинаково «полезны». Наши дурачки, когда кричали, что Трамп за нас, они дурачки, в первую очередь. Никакой он не за нас. Ни тот, ни другой. Без разницы, кто там у руля стоит. Внешняя политика США от смены президентов никогда не меняется.

Н. Фридрихсон:

- Обратите внимание, это важно, Трамп, кстати, сегодня Дональду нашему Трампу исполнилось 75 лет, так что мы его категорически поздравляем. Он, кстати, обещает вернуться в политику.

Д. Пучков:

- Молодец.

Н. Фридрихсон:

- Когда он был президентом и, по версии Соединенных Штатов, мы там чего-то ломали и Трампа куда-то выдвигали, за время его президентства его отношения с Украиной были снижены до предельного уровня. Официальная версия, что они подыгрывали демократам в ходе выборов. А Трамп не развязал ни одной новой войны. Пару раз бомбанул по пустырю в Сирии, слава богу, никто не погиб, для проформы. Трамп развязал торговую войну с Китаем, его за это сначала били палками в Америке, теперь Байден продолжил эту славную традицию. В принципе, как президент Соединенных Штатов, для России, для ее интересов он был самым удобоваримым за последние лет десять.

Д. Пучков:

- Ну, то, что он не начал войн, это не говорит о том, что он для нас полезен. Он для Соединенных Штатов может быть полезен. Все эти попытки вернуть промышленность домой. Тут он опоздал лет на 15 минимум. Давайте построим стену возле Мексики, еще чего-то. Инициативы, мягко говоря, бредовые. И то, что там весь истеблишмент его решительно отвергает, этого самого Трампа, тоже, наверное, неспроста. Для нас, повторюсь, никакого смысла нет.

Если вы говорите, что на вас совершено нападение, покажите, кто нападал и где. Если вы не можете показать, прекратите публично лгать хотя бы. Вот так это должно звучать.

Н. Фридрихсон:

- Мы можем сегодня конкурировать с Соединенными Штатами именно в киберпространстве? Потому что президент России не исключает, что американская разведка может действовать в киберпространстве против России. И действует, пытается, по крайней мере.

Д. Пучков:

- Это президент говорит о том, что она действует.

Н. Фридрихсон:

- Я так аккуратно.

Д. Пучков:

- Надо понимать, что соперничество между государствами – это не какой-то там спорт типа бокса. Вот где есть перчатки, правила, нельзя бить ниже пояса, головой нельзя бить. А политика без затей. У тебя боксерские перчатки? А у меня – шило. И я тебе сейчас его воткну в глаз без разговоров. Так, да, конечно, можем противостоять.

Это как когда-то, когда была оглашена программа звездных войн, что американцы выведут на орбиту мегалазеры «Экскалибуры», которые будут жечь наши баллистические ракеты на взлете с орбиты, ни одна ракета с территории Советского Союза взлететь не сможет, решение было найдено примитивное. А мы сейчас туда отправим ведро с болтами на орбиту, а внутрь положим толовую шашку. Вот она возле вашего «Экскалибура» взорвется, и кранты вашему «Экскалибуру». Сколько он там у вас миллиардов долларов стоит? А ведро болтов с тротиловой шашкой – это 8 рублей примерно.

Н. Фридрихсон:

- Болты в интернет не закинуть.

Д. Пучков:

- Но вы же видели, как у них там недавно нефтепровод какой-то затормозился. Вот, пожалуйста.

Н. Фридрихсон:

- Вы сегодня садист. Вы таким вещам прямо радуетесь.

Д. Пучков:

- Когда ты бросаешься кирпичами, сидя в стеклянном доме, задумайся, надо ли это делать. А если тебе кирпич бросят?

Н. Фридрихсон:

- Вы сами сказали: интернет – это их вотчина. Они его создали. И надо отдать им должное, действительно, сегодня крупные гиганты принадлежат Соединенным Штатам Америки и наводят свои порядки в инфополе, в том числе в России. Все эти споры с YouTube, все эти проблемы с Twitter и так далее. Мы пока альтернативную площадку не создали. Я делала интервью с одним влиятельным человеком в медиа-пространстве, и он говорил, что альтернативная площадка появится уже в сентябре, бомбанет так, что мама не горюй. Но пока не бомбануло. И не знаю, бомбанет ли.

Вот смотрите, они уже кирпичами давно не кидаются. Они помогают выводить на несанкционированные акции протеста наших сограждан, в том числе школьников, через вот эти платформы. Они подливают масла в огонь – русский или россиянин. Они подливают масла в огонь – чей должен быть Татарстан, хотя это неотъемлемая часть Российской Федерации. Они запускают кампанию: а давайте-ка подумаем на эту тему. И так далее.

Бегать за всеми этими источниками и все банить – не метод. Вот это и есть кирпич. Нам-то что противопоставить?

Д. Пучков:

- Да то же самое. Чего там изобретать? Ну вот у них есть, например, негры, из которых они двести лет пили кровь. Давайте помогать негритянским вождям. Давай, разваливай Америку! Это ж на ура все идет. Второе. У них есть латиноамериканцы, их очень много. И в южных штатах практически все говорят по-испански. Там впору делать его государственным языком. Давайте латиноамериканцев приведем к власти, отлично получится. Не надо стесняться вообще ничего. Как говорил Остап Бендер: Киса, побольше цинизма, людям это нравится! Не надо сдерживаться. Помогайте неграм, помогайте латиносам, всем помогайте, кто, придя к власти, будет не способен управлять государством.

Н. Фридрихсон:

- Вам внутри России скажут, что у бабушки Агафьи нету газа, потому что вы спонсируете BLM или латинское движение в далеких Соединенных Штатах.

Д. Пучков:

- На здоровье. Когда выяснилось, сколько денег Советский Союз выделял на все эти анголы, кубы и прочее, оказалось, 0,13 % от ВВП. Не смешно. А там достаточно чемодана бабла.

Н. Фридрихсон:

- Продолжаем. Вы предложили финансировать в США движение BLM, всякие латинские дела. Чтобы они в итоге пришли к власти. Вы были одним из тех, кто люто критиковал, что США влезли в дела Украины, привели к власть черт знает кого. Теперь вы нам предлагаете опуститься на этот же уровень?

Д. Пучков:

- Что значит – опуститься? Это передовая демократическая держава. Это светоч для всего человечества.

Н. Фридрихсон:

- Вы сами говорите с сарказмом.

Д. Пучков:

- Ни в коем случае. Это они себя такими полагают. Богоизбранными. Это сияющий град на холме. Это они ведут нас в светлое будущее. Ну, если они считают возможным действовать вот так, то почему мы-то себя должны ограничивать? Некоторое время я нес службу в милиции. У нас там есть такой закон об оперативно-розыскной деятельности, который разрешает подсматривать, подслушивать, шантажировать, провоцировать и всякое такое. Если вы имеете дело с негодяями, которые готовят преступление втайне, то по-другому действовать просто нельзя.

Если они разваливают наше государство и они приводят к власти людей, которые нашим государством руководить не могут, уничтожают его своим руководством так называемым, а мы-то чего должны стоять в стороне и смотреть? Непонятно.

Н. Фридрихсон:

- Правда, чего мы стоим? Чего мы ведем себя как джентльмены?

Д. Пучков:

- Я не руководитель страны. Возможно, это спровоцирует какие-то страшные ответные меры, как с присоединением Донбасса. И поэтому ничего не делается. А скорее всего, США – это же проекция рая на земле. Там все прекрасно. Там вот этот замечательный капитализм великолепный – светлое будущее всего человечества. Там человеческие отношения великолепные, там все друг друга любят, там все хорошо. Это надо просто копировать. Вы же понимаете, у нас культура вся скопирована оттуда, научные достижения все – оттуда. Все вообще идет оттуда. Только непонятно, а чего же это мы будем ломать белого господина? Такие настроения среди наших этих… они преобладают, в общем-то.

Н. Фридрихсон:

- Возможно. Идем дальше. Скоро будет большая встреча президента России и президента США. Байден тут сегодня Ливию с Сирией перепутал. Причем как-то люто перепутал. Я все пыталась понять, это шутка? Некрасиво стебаться над старым больным человеком, у которого уже пенсия давно должна была наступить. Тем не менее, встреча будет. И накануне этой встречи Владимир Путин дал интервью каналу NBC. В частности, он заявил, что Россия готова рассмотреть вопрос об обмене заключенными с Соединенными Штатами Америки.

Д. Пучков:

- Полезное начинание.

Н. Фридрихсон:

- Кого на кого будем менять? Американцы к себе заберут Навального, что ли?

Д. Пучков:

- Он гражданин Российской Федерации. Вот, например, американцы захватили, осудили и удерживают у себя в тюрьме Виктора Бута, что, с нашей точки зрения, как-то странно. Может, и у нас есть какой-нибудь американец, полезный для американцев, пойманный шпион, например, американский.

Н. Фридрихсон:

- Навальный.

Д. Пучков:

- Вот его можно поменять. Ну, Навальный недоказанный шпион. Он – гражданин Российской Федерации, его вообще неправильно отдавать. Он должен здесь муки принимать, раз уж здесь его посадили образцово-показательно. А вот Виктора Бута поменять на какого-нибудь американского гражданина – вполне. Очень даже надо.

Н. Фридрихсон:

- У нас есть какая-то тайная тюрьма, где набита куча американцев?

Д. Пучков:

- Она не тайная. У нас лагеря, где иностранцы сидят, их ни от кого не прячут. В том числе и шпионы есть. Я бы еще заметил, что вот вы говорите, что нехорошо глумиться. Я помню, они над Брежневым глумились изо всех сил, рассказывая про какую-то геронтократию, которая стоит во главе Советского Союза, маразматиков, которые ни на что не способны. Непонятно, почему в ответ нельзя говорить что-то подобное? Если это маразматик и геронтократ. Смело надо говорить.

Н. Фридрихсон:

- Вот это все говорили в самом Советском Союзе, советские люди были самые в этом плане…

Д. Пучков:

- Это никак не оправдывает американцев. Если им можно, значит, можно и остальным.

Н. Фридрихсон:

- Я не уверена, что стоит уподобляться. Это уже вечный спор.

Также президент России заявил о важности искать в отношениях с Америкой компромиссы и взаимоприемлемые решения.

Д. Пучков:

- Абсолютно правильно.

Н. Фридрихсон:

- Какие могут быть точки?

Д. Пучков:

- Наш президент, кому бы это как ни показалось, он человек умный, образованный и очень большой дипломат. Говорит правильные вещи, облекая их в совершенно правильную форму. Да, лучше дружить, чем воевать. Лучше торговать, чем воевать. Да, давайте определим некие границы, когда он говорил про красные линии, давайте определим некие границы. Вот сюда не надо ходить, вот здесь ракеты ставить не надо. Сюда НАТО приходить не надо. Давайте поговорим. А если вы не хотите говорить, вернемся к примеру вот этого боксера-тяжеловеса ростом под 190 и гражданина с шилом в руках. Посмотрим, как у вас получится.

Н. Фридрихсон:

- А Байден готов слить Украину, как гипотетический актив?

Д. Пучков:

- Нет. Мне кажется, что он, как персонаж, вообще ни к чему не готов. Если он путает Сирию с Ливией, то я вообще не понимаю, о чем он там говорить будет. Там же прекрасно прозвучало, что давайте дадим пресс-конференцию по окончании. Нет, никаких пресс-конференций. Потому что Байден будет выглядеть идиотом. А тут сразу вопрос: если ты даже журналистам не можешь отвечать на вопросы, вы боитесь, что он ляпнет что-нибудь не то, откуда такая уверенность, что он с Владимиром Владимировичем на равных общаться может, вот этот маразматик?

Н. Фридрихсон:

- А там Блинкен будет. Смотрящий. Он будет карточки ему показывать. Что-то будет делать.

Д. Пучков:

- Не поможет, боюсь.

Н. Фридрихсон:

- Хорошо. Коллективная Америка там будет, на этой встрече. Может, там еще черлидерш позовут на всякий случай: Байден, держись! Как вы считаете, к чему-то вообще придут они?

Д. Пучков:

- Это неизбежность. Если они уже хотят поговорить, это уже неизбежность. Как это говорят латиносы, что если тебе гринго угрожает, то он хочет у тебя что-то отнять. А если гринго говорит с тобой ласково, он хочет у тебя что-то украсть. Надо крайне осторожно к ним подходить. Обманут вообще во всем, в чем только могут. Ни единому слову верить нельзя. Они понимают только силу. Они сами везде действуют только силой. Слон в посудной лавке. И с нашей стороны поймут только точно такое же.

Н. Фридрихсон:

- Понятно. Встреча скоро состоится – все узнаем.

Д. Пучков:

- Счастливо!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts, CastBox и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!