Что нового приносят российской политике «Новые люди»

Изображение предоставлено партией «Новые люди»

До единого дня голосования 13 сентября остается чуть больше двух недель, а четкой конфигурации, кто фаворит, а кто — аутсайдер, так и нет.

Более того, очень похоже, что политические партии в России каждая вошли в свою строго определенную колею и планируют въехать в местные законодательные органы на старых заслугах. С так называемыми системными партиями все более-менее понятно — они так привыкли. Разве что ЛДПР может попробовать получить какие-то дивиденды от истории с Хабаровском (хотя учитывая, какой кандидатурой они отреагировали на необходимость замены губернатора в регионе — вряд ли). Непарламентские же партии выглядят весьма инертными. Даже «Партия Роста», которая могла бы использовать главное медийное лицо — Сергея Шнурова, — ограничилась блеклой кампанией с баннерами со словом «где?».

Единственным в хорошем с политической точки зрения смысле ярким проектом на этих выборах пока выглядит партия «Новые люди», основанная бизнесменом Алексеем Нечаевым (при этом сооснователем партии часто называют Александра Даванкова, но это скорее реверанс, лидерские позиции Нечаева очевидны).
«Новые люди» проводят большие и запоминающиеся съезды, Нечаев раздает интервью, партию поддерживает ряд лидеров общественного мнения. Некоторые представители несистемной оппозиции уже видят в «нечаевцах» серьезных соперников, судя по нападкам (зачем нападать на тех, кто ничего из себя не представляет?). Парадоксально, но такие же нападки идут со стороны части пропагандистского аппарата, прежде всего т.н. «сурковцев» — которые пытались создавать новые проекты, но ничего приличнее движения «Наши» у них не вышло. При этом для многих партия — все еще «темная лошадка», поскольку общество хочет более четкой артикуляции «Новых людей», как минимум в части программных обещаний, а еще лучше — сразу партийной идеологии. Но все эти вещи на самом деле лежат на поверхности, их вполне можно разложить на смысловые блоки. Вот из чего состоят «Новые люди».

«Новые люди» — явление в российской политике достаточно уникальное, поскольку в своей партийной повестке они не заигрывают ни с крупным бизнесом, ни с классическими пролетариями и люмпенами, то есть в их словах начисто отсутствует нужный для умасливания таких групп популизм. Ядром своего электората Нечаев выбрал новый средний класс в России: это квалифицированные наемные служащие, представители малого и среднего бизнеса, а также самозанятые (то есть все те, с кем сам Нечаев привык работать, управляя компанией Faberlic). В то же время программа партии не выглядит строго ориентированной исключительно на один только middle-class: Нечаев тщательно перемешал в своей идеологии элементы разных политических и общественных запросов. И хотя подобная синтетичность для нового партийного проекта, как правило, сопряжена с определенным риском, конкретные ее «ингредиенты» выглядят предельно цельными и акцентированными.
К примеру, одним из «столпов» «Новых людей» является требование изменить подход к технологиям управления обществом: партия выступает за сокращение количества госструктур и, соответственно, чиновников. Это не только повлечет за собой уменьшение государственных расходов (что уже само по себе — прекрасный пункт предвыборной программы), но и позволит ускорить внедрение новых технологий в политике и госуправлении. Речь не только о цифровизации, но и вообще о развитии высоких технологий, которые можно будет применять и в политике, и в науке, и в образовании, и даже в экологии.

По сути, речь идет об осовременивании не только управленческих, но и социальных институтов. В России они традиционно строятся по вертикальной модели, Нечаев же предлагает движение снизу вверх и оставляет пространство для проявления инициативы. Схема опробована в компании Faberlic, успех которой определяют не только менеджеры, но и сотрудники, которых можно назвать предпринимателями, совместно развивающими огромный проект: Faberlic вкладывается в образование сотрудников (факультет с необычным названием «Капитаны России» при Институте управления и социально-экономического планирования Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова), а также готов рассматривать и софинансировать проекты сотрудников (еще более необычная практика, нежели название факультета).

Если говорить о политической платформе «Новых людей» в классических терминах, то ее обоснованно можно назвать правоцентристской. Но реальность шире такого определения.

Поскольку сам Нечаев еще с позднесоветского времени близок и к социальному предпринимательству (его работа с детско-юношеским клубом «Рассвет» — к этой теме очень близка), и к обычному, которым начал заниматься еще в 1990 году, он умело разыгрывает эту карту и в партийной программе. «Новые люди» делают ставку на малый бизнес, предпринимательские инициативы в регионах — таких людей очень много и среди их региональных и муниципальных кандидатов (кстати, по количеству выдвинутых кандидатов в округах — это вполне объективный критерий — партия находится на пятом месте, сразу после четырех парламентских). Интересно, что это вполне коррелирует с их же заявлениями о том, что нужно переносить часть бюджетного финансирования из Москвы в остальную Россию — в том числе на реализацию инфраструктурных проектов. Это позволит в числе прочего увеличить количество рабочих мест в регионах — и в таком ракурсе это сильный аргумент в пользу «Новых людей».
Упомянутая выше синтетичность партийной повестки видна и в том, в какие направления общественной жизни она готова уходить. Так, крайне необычным выглядит предложение партии выделить каждому россиянину землю для индивидуального строительства — в партии называют это направление «Двухэтажная Россия» — на расстоянии не меньше 150 километров от места фактического проживания. По мнению «Новых людей», Россия плохо приспособлена для комфортной жизни и нужно создавать поселения-кластеры, чтобы туда можно было уехать в случае необходимости, как с эпидемией коронавируса. Партии также нужно было сыграть на лояльности самозанятых, то есть необходимы были истории про специальный налоговый режим для этой категории людей (пока публично заявлялось о границе в 5 млн рублей в год для самозанятых). Оригинальным — но от этого не менее важным, — выглядит требование законодательного запрета на добавление в продукты питания, произведенные в России, вредных веществ (антибиотиков, трансжиров, гормонов роста). Да и вообще, логика «Новых людей» следующая: все, что вредит здоровью россиян, должно в стране закрыться. Подход идеалистичный, но с ним почти невозможно спорить, да и не хочется, если откровенно.

Может создаться впечатление, что «Новые люди» — это исключительно про хорошую жизнь людей, которую нужно создавать в тех политических условиях, что даны по умолчанию. Но это не так: Нечаев и его сторонники открыто заявили о том, что условия они тоже намерены менять. Более того, «Новые люди» настаивают на том, что к политическим решениям как раз и нужно привлекать людей: партия хочет потребовать снятия ограничений на проведение референдумов в стране. Задача-минимум — снизить число необходимых для его инициирования подписей с 2 млн до 300 тысяч на федеральном уровне, а также убрать искусственные преграды вроде предельно странного права региональных парламентов рассматривать соответствие формулировок вопросов референдума законодательству, депутаты — это же не суд, а политики со своими интересами. Когда и эти референдумы будут разрешены, «Новые люди» рассчитывают, что они выстрелят, в первую очередь, на местном уровне. С помощью референдумов или через сбор подписей, предполагает партийное руководство, можно будет прекращать полномочия чиновников или отзывать депутатов-одномандатников. Этим управление людьми государством не ограничится: их участие в государственном и муниципальном управлении партия предлагает закрепить через народное бюджетирование.
При этом предлагается использовать механизм краудсорсинга идей. В частности, так называемые сквозные проекты, которые должны быть масштабированы на всю страну, изначально предлагают региональные партийцы, большинство из которых — социальные предприниматели.

Иными словами, политическая программа партии «Новые люди» выглядит наиболее разнообразно и — как минимум — нестандартно на общем политическом фоне. Более того, вполне можно говорить и об идеологии, в которой Алексей Нечаев выглядит одновременно как прогрессист и коммунитарист. Прогрессизм заявлен уже в названии: «Новые люди» — это не только новые лица, но и новые походы. Коммунитаризм в большей степени раскрывается через акцент на принципы социального предпринимательства, на которых был построен сначала бизнес-проект Нечаева, а теперь и его партия. Кроме программы, важно, конечно, и наличие ресурсов для избирательной кампании, и готовность их тратить. По большому числу кандидатов и партийных списков, выдвинутых на региональном и муниципальном уровне, а также наружной рекламы и газет для почтовых ящиков можно сделать вывод о том, что проблем с этим нет. В случае, если партия преодолеет барьер хотя бы в одном регионе, она получит право выдвигать партийный список в Госдуму без сбора подписей. Так что, весьма вероятно, нас ждет обновление партийной системы.

Сергей Владимирович Жаворонков — старший научный сотрудник Института экономической политики им. Гайдара.