Сунгоркин: «Неразворованная Беларусь ничего не может, а разворованная вдоль и поперек Россия почему-то может развиваться»

Владимир Сунгоркин
Роман Голованов и главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин в программе «Что будет» поговорили о предвыборной кампании в Белоруссии и о том, возможно ли повторение такого сценария в России.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Что будет с нашей страной и что будет со странами соседними? Сегодня мы будем много про Белоруссию говорить с вами. Сегодня с вами Роман Голованов и главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин. Владимир Николаевич, здравствуйте.

В. Сунгоркин:

- Добрый вечер.

Р. Голованов:

- Давайте мы в Белоруссию отправимся, а именно в славный город Брест, потому что там сегодня Александр Лукашенко провел встречу с оппозицией и очень много всего интересного наговорил. Можем послушать, кстати…

А. Лукашенко:

- Никто власть сегодня в Беларуси не поменяет, не потому, что мы ее будем посиневшими пальцами удерживать, а потому, что большинство подавляющее, и мы знаем, какое это большинство, мы просто не печатаем эти социологические опросы, это вы, Саша три процента уже написали… Но вы хоть верите, что у действующего президента три процента? Да вот в этой вот альтернативной кампании и то я больше трех наберу… Вот они пойдут в кабину и проголосуют знаю за что… поэтому не надо нас дергать. И никогда не оскорбляйте! Усатый таракан, еще чего-то… Я пока еще действующий президент! Ни в одной стране не позволено оскорблять людей! Я ведь никого из вас не оскорбил лично!

Р. Голованов:

- Это вообще мечта, наверное, сесть и сделать интервью с Лукашенко, потому что настолько вкусные слова, настолько забористые выражения он выдает…

В. Сунгоркин:

- Ситуация-то достаточно я бы сказал драматическая, потому что Батька, он же президент белорусов, Александр Григорьевич Лукашенко, всегда символизируется с тем человеком, который более-менее гарантирует стабильное развитие страны Беларуси – а это же наш ближайший сосед. И он гарантирует то, что он наш союзник, мы ж Союзное государство тут строили, строили… И наконец черт знает что построили… И я думаю, что сейчас – вот наблюдая по телевизору, что Александр Григорьевич там вытворяет в Бресте с группой оппозиционеров встречаясь, и его советники, его политтехнологи, его толмачи всякие разные должны просто быть в шоке и в ужасе… Я тебе объясню, почему шок и ужас все происходящее. Вот есть какие-то вещи, которые… ну, все там обзываются в адрес, допустим, своего руководителя, но в официальный обиход – это как непристойное выражение… в официальный обиход эти слова про тараканов, про три процента пускать нельзя… есть такое табу, да. И вдруг Лукашенко, будучи уверенным, я думаю, даже слишком самоуверенным, берет и эти вещи сам про себя говорит. И про три процента своего рейтинга, и про то, что его обзывают… усатым тараканом… Значит, первое. В чем драматичность происходящего, или ужас происходящего? Лукашенко совершает ошибку за ошибкой и это с ним происходит примерно так с января. Окружение его тоже за этим очень внимательно и с трепетом следит. И это все приводит к тому, что его рейтинг реально падает. Вот только что процитировали мы, что он говорит – ну, как у меня три процента? Слушайте, а вот так, три процента, может быть три процента, потому что, я напомню, что великий и ужасный Борис Николаевич Ельцин в 1996 году, когда начинал свою кампанию выборную, последнюю свою кампанию, у него было 5%. Но тогда мобилизовали всех – от семибанкирщины до широких народных масс, помнящих Ельцина на танке – и он выкарабкался… Ничего подобного сейчас у Лукашенко в Беларуси не происходит. Я к чему клоню? У нас программа «Что будет» называется, да. Вот забегая вперед, как это ни парадоксально, может быть, пока еще звучит для нас, но я бы не исключал вероятность того, что он может проиграть выборы 9 августа. Он их может элементарно проиграть.

Р. Голованов:

- Подождите. Позвольте. Там же есть Лукашенко, сильный, могучий, у него есть такое оружие из трех букв, называется – КГБ. И где сейчас находится Боборико, его главный оппонент, он сейчас под арестом, на его сына заводят дело. Там второй кандидат, насколько помню, тоже под арестом… Берут одного из авторов Телеграм-канала… вы думаете, он с такой силой может не то что проиграть, а отдать победу?

В. Сунгоркин:

- Смотри, у нас сегодня 25 июня, мы можем с тобой ставить ящик против трех ящиков, как любят красного или белого вина, да… Я не хочу сказать, что он проиграл. Я бы не говорил, что все, я ставлю на красного, или там я ставлю на Боборико… но вероятность такая появилась. Вот я вспоминаю советское время, на дворе, типа, 1988 год, к нам приходит помощник Горбачева, Георгий Владимирович Пряхин такой, с удовольствием вспоминаю его, он вырос у нас в газете, он приходит, мы сидим, пьем чай, и он нам говорит – вы знаете, сейчас вполне серьезно, мы там вокруг ЦК КПСС, в этих мыслительных институтах обсуждаем вполне сценарий, что, если мы проиграем – мы, Советский Союз – проиграем в соревновании с капиталистической системой? Можешь представить? Даже не развал СССР, а – мы просто можем проиграть. И вот мы сидим, взрослые люди, всем по 35-40 лет… и для нас это было такое потрясение!!! Как? Мы можем проиграть? Мы, у которых Варшавский договор, танки, и КГБ СССР, и цензура, и чего там только нет… это мы-то можем проиграть? Это было совершенно невероятно. Я помню, я несколько дней так мысленно обсуждал – ну, как мы можем проиграть?.. Сколько прошло лет до проигрыша? Пять лет. Но это же была гигантская страна. И все думали, что соревнование будет идти вечно, а в конце победит Советский Союз!

Р. Голованов:

- Но тогда был Горбачев, а не Лукашенко. Лукашенко-то пожестче, он не будет сопли жевать!

В. Сунгоркин:

- Да, время стало другим совсем. Раньше, что тянулось пять лет, сейчас можно за два месяца все развалить… Советский Союз тоже развалился в три дня. Поэтому я считаю, что, конечно, все зависит от самого Лукашенко. Все зависит от него. Пока, ты прав, ставка делается на КГБ. И всех собирают, арестовывают и так далее… Но я же вот часто бываю в Беларуси, регулярно, вижу, что там происходит. Беларусь – это самый тихий и богобоязненный народ на планете Земля. Самый спокойный, несуетный, работящий. Вот чтобы вывести белорусов на площади, чтобы они стояли в километровых очередях подписываться за кандидатов в президенты оппозиционных, такого в жизни не было в Беларуси и это вообще невероятно – то, что сейчас происходит. Это, знаешь, тоже любимая мною такая классическая фраза, была в «Золотом теленке», где там была такая реплика автора – те, кто знал зиц-председателя Фунта, они сказали бы, что он пришел в невероятное неистовство… А Фунт всего-навсего то ли ногу почесал, то ли руку поднял… Ну, то есть, для Фунта это было что-то невероятное. Так вот, для белорусов, нашего прекрасного братского народа, стоять сейчас в километровых очередях подписываться за этого Боборико – это что-то невероятное! Поэтому если Батька сейчас вдруг очнется и станет делать все правильно…

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, вот что будет, если Лукашенко начнет вести себя правильно, предлагаю ответить чуть позже, а у нас звонок. У нас Алексей из Твери дозвонился. Алексей, здравствуйте!

Алексей:

- Здравствуйте, хорошего вечера вам! У меня такой вопрос. Вот вы говорите – Белоруссия. А как вы относитесь к тому, что сами белорусы себя хотят называть Беларусь? И плюс, ничего мы плохого не говорили, но все равно у нас в стране все-таки с хозяйственной всей историей, в плане того, что именно хозяйственная часть страдает, нежели у них, и не только за это можно ему респектнуть уже… хотя я в принципе немного против того, о чем было час назад…

Р. Голованов:

- Спасибо большое. Давайте сначала про хозяйственную часть… Говорят, что у Батьки все поля засеяны и трактор у него не простаивает.

Владимир Сунгоркин

В. Сунгоркин:

- Абсолютно. Поля засеяны, коровы доятся… Это такая сильная разница между Россией и Белоруссией, но… Жизнь же идет вперед и вот если посмотреть на наши поля, сейчас у нас тоже поля все больше и больше засеяны. У нас очень много полей, которые 20 лет не распахивались, да. И мы ж говорим не о том, что сделано за эти… в 1994 году он пришел в президенты, по-моему… А речь идет о той ситуации, в которую он влип, что называется, да. Ну, это бывает – такое головокружение от успехов! У него выборы 9 августа и он совершает много запутывающих даже его сторонников жестов. Он поссорился с Россией на ровном месте. Он обвиняет этого Боборико, что за ним стоит Газпром и те, кто повыше Газпрома, а у нас повыше Газпрома только премьер и президент, что они вмешиваются…

Р. Голованов:

- А это, кстати, есть в исполнении Лукашенко, можем включить…

В. Сунгоркин:

- Давайте послушаем, это ж потрясающее заявление!

Р. Голованов:

- Вот как Лукашенко говорит про кукловодов и его разговор с Путиным.

А. Лукашенко:

- Они, что, нас толкают на нечестность такую, как они себя ведут? Ну, ясно, что там за ними кукловоды эти стоят. Они и там, и с одной, и с другой стороны. И в Польше живут, и с России подкидывают. Ну, мы об этом с президентом Путиным поговорим в ближайшее время при встрече, но эта ситуация очень сложная. Очень сложная. Применяются самые современные фальшивые технологии, идет вмешательство из-за рубежа в наши выборы, в наши внутренние дела, но мы не ядерная держава, мы не можем взять ядерную боеголовку, размахивать и кричать о гиперзвуковом оружии, что мы вам ответим…

Р. Голованов:

- Вот так … тут и на запад камень, и сюда камень…

В. Сунгоркин:

- Да. Даже не запад, это просто к нам, потому что гипероружие… мы достаточно много про него в последнее время говорили. Он же впрямую сказал, что за этим стоит Газпром, потому что Боборико этот из газпромовского банка был… Но в чем парадокс-то? В чем опять наш замечательный Лукашенко опять всех запутал? Это Боборико ну никак не может быть нашим агентом по простой причине. Вся его программа, которую он излагает, никакого Союзного государства в этой программе нету близко, он сторонник нейтралитета Беларуси, чтобы она никуда не входила. Дальше. Его поддержали все антироссийские силы в Беларуси, охотно поддержали. Его поддержала вот эта мадам Алексиевич, она поддержала его руками и ногами… Слушайте, скажи мне, кто твой друг и я скажу, кто ты. Вы можете себе представить, что Алексиевич поддерживает агентуру Путина? Короче, этот парень всю свою программу изложил. Она многих устраивает в Беларуси, она вполне для белорусского уха привлекательна, самому парню, по-моему, там 45 лет сейчас… плюс усталость от Лукашенко и от его вот этих закидонов всех. Там же не только Боборико! А Боборико тут же арестовали, и не только его, а 15 человек. Ну, понятно, что осадок очень жуткий остается… Взяли, арестовали 15 человек в этом банке, сменили управления. Банк, на минуточку, российский, он российским акционерам принадлежит. Там есть еще один кандидат, который тоже вполне серьезный, и в этом именно новизна ситуации… до выборов остается полтора месяца… гонг ударит и очень вероятен, как минимум, второй тур… Значит, КГБ, безусловно, очень активно сейчас всех, кого можно, вылавливает, вяжет и т.д. Но если есть народные какие-то серьезные ожидания, а Боборико этот собрал 400 тысяч подписей, а во всей Беларуси, если не ошибаюсь, живет 9 миллионов примерно… И в этом новизна ситуации… там всегда были такие кандидаты, которые не очень пользовались народным доверием….

Р. Голованов:

- В Беларуси живет 9 миллионов 400 тысяч человек.

В. Сунгоркин:

- Ну вот, на 9 миллионах сойдемся… Кроме этого Боборико есть еще один персонаж, даже два персонажа. Один просто блогер, Тихановский, его тоже до кучи посадили сейчас… и Лукашенко считает, что все нормально, почему бы и нет? А третий там тоже очень интересный персонаж, я забыл его фамилию, но он вообще-то был послом Беларуси в Америке, он долгое время работал в администрации президента, и он понимает, куда он вышел, зачем он вышел и т.д. И он тоже сторонник нейтральной Беларуси… Но Лукашенко воюет сейчас со всеми ими и всех их, или через одного… вообще там главный заговор – это Россия, значит, плетет какую-то паутину, и нормальный белорусский обыватель сейчас тихо сходит с ума, наблюдая все это. Потому что вроде бы Лукашенко был главным пророссийским политиком, но Лукашенко постоянно ведет критику России в эти дни, да. Тогда за кого голосовать? Лукашенко сейчас говорит – ну, мы встретимся с Путиным, обо всем поговорим и т.д. Маленький пустяк – президент с ним не очень-то, видимо, рвется встречаться, потому что никакой встречи на параде и вокруг парада не случилось. Это очень интересный знак. Сейчас будет еще одно знаковое такое действо… Вот я всех политически озабоченных болельщиков хочу призвать посмотреть на следующее такое событие в календаре, оно скоро. По-моему, 30 июня будет открытие мемориала во Ржеве, в честь Ржевской многомесячной битвы, и там должны встретиться Путин и Лукашенко, и Лукашенко очень надеется, что у них там произойдет некое объяснение. О чем они будут объясняться, это уже можно так же нам с тобой легко прогнозировать. Ну, что, Лукашенко скажет не вмешивайся в наши выборы? Путин пожмет плечами и скажет – ты чего, где мы вмешиваемся? Боборико, что ли, наш агент? Или кто там?

Р. Голованов:

- Цепкало – во!

В. Сунгоркин:

- Да, Цепкало. Да. Там все трое совершенно не замечены в симпатии к России, надо сказать. Все трое. И Цепкало, и Тихановский, и Боборико. Но он их всех клеймит, как агентуру России, по-моему. И вообще, ну, смешно, мы вообще-то Союзное государство строили еще вроде месяца два назад, да?.. При этом у Лукашенко с умом сейчас такое смятение очень сильное, возможно, отражается это неожиданное противостояние… он приехал в Россию, на парад в Москву приехал, и сказал, что я приехал в сердце нашей родины, в столицу нашей родины, в Москву. Ну, ты представляешь! Он приехал в столицу нашей родины, в Москву! И этот человек при этом ругается с нами похлеще любых других…

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, когда Лукашенко говорит, что Москва – столица нашей родины, он что имеет в виду? Он имеет в виду нынешнюю Россию или тот Советский Союз в период войны, рейтинг захотел себе поднять?

В. Сунгоркин:

- Я уверен, что он одной этой фразой действительно рейтинг себе поднимет. Это звучит очень пронзительно, что приехал Лукашенко и сказал, что это столица нашей родины. Что он имел в виду? Хоть 1905 год он мог иметь в виду. Это неважно, главное, что он сказал эти чеканные слова, и это уже сильный ход.

Подводя итог по Белоруссии. В чем новизна ситуации в Минске? Первое. Лукашенко делает очень самонадеянные ошибки, которых раньше он не делал. Ошибки связаны то ли с самонадеянностью, что его уже 26 лет избирают…

Второе. Возможно, он недооценивает ситуацию. Что значит - недооценивает ситуацию? Впервые за много лет Лукашенко вдруг появились в качестве его оппонентов не какие-то бродячие клоуны или такие вечные записные демократы, которым всегда всё плохо, которые всегда говорят: а мы можем сделать лучше, - а им никто не верит, кроме 2%, грубо говоря, не очень умных людей. Мы про Бабарико поговорили. Он много лет руководил крупнейшим банком Белоруссии, при этом ему 46 лет. А вот второй персонаж еще интереснее. Он не только был послом, крупным мидовцем, крупным чиновником в администрации, но он создал свою, белорусскую, Кремниевую долину. Я был в этой Кремниевой долине так называемой. Там два или три небоскреба стоит, где реально белорусские ребята создают программный продукт, который пользуется мировым интересом. И все это создал этот второй кандидат – Цепкало.

Кто-то может сказать: да где там белорусы с картошкой, а где эта Кремниевая долина? Так вот, World of Tanks…

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Это то, во что сейчас играют взрослые люди, у которых есть деньги на руках.

В. Сунгоркин:

- Это все создано в Минске, под чутким руководством этого парня. Я был в этой корпорации, они мне показывали, где у них филиалы, где у них клиентура: вот наш филиал в Австралии, вот в США, вот в Бразилии, вот во Франкфурте. Они покрыли этой своей игрой весь мир. Они оказались конкурентными. За таких ребят может белорус проголосовать? Может. Вот в этом новая опасность ситуации.

Что Батька может противопоставить этому? Ровно одну силу на эту минуту. Он пришлет следователей КГБ к Цепкало, они быстро ему нарисуют 15 статей нарушений и посадят.

Но теперь давай спрогнозируем. Если люди стояли по 2 километра в очередях, чтобы эти подписи собрать… А всех трех кандидатов посадили. Лукашенко сейчас рассказывает потрясающие вещи. Что за этим банкиром следили 4 года, что он какие-то картины хотел вывезти из Белоруссии. А на самом деле эти картины, наоборот, в Белоруссию ввозил этот банк, собирая из разных стран. На самом деле они висят в галереях в центре Минска. В общем, ничего ни с чем не вяжется, и эта игра очень опасная.

Мы с тобой начали с нескольких вещей. 9 августа выборы, через полтора месяца. Это первый пункт. Второй пункт – конкуренты очень сильные. Третий пункт – в стране 9 миллионов. Это у нас 143 миллиона – эти за того, те за другого, а выберем Путина. Огромная страна. А там же маленькая страна, 9 миллионов.

Р. Голованов:

- Смотрите, что нам пишут. «При Лукашенко за эти 26 лет не разворовали и не развалили страну так, как Россию».

В. Сунгоркин:

- Знаете, это на самом деле такая красивая, приятная болтовня. В итоге Белоруссия не может на эту минуту развиваться без России, а Россия без Белоруссии может спокойно развиваться. Это такой простой ответ. Неразворованная Беларусь ничего не может, а разворованная вдоль и поперек Россия почему-то может развиваться. В России серьезные проблемы, мы их все знаем – и коррупция, и экология, и низкий уровень жизни, и т.д. Слушайте, уровень жизни низкий, но средняя медианная (значит, реально средняя зарплата в России и Белоруссии) у нас все же будет повыше. У них сейчас где-то 500, а у нас где-то 700. Говорить о том, что прямо всё разворовали, всё разрушено, это, знаете, такая болтовня людей, которые не понимают, что происходит в России.

Тут мне скажут: ну, за счет нефти мы их и кормим, а кроме нефти и газа, у нас ничего нет. Нет, у нас уже от нефти и газа доходы бюджета 40%, а было 70.

Р. Голованов:

- Сейчас вам скажут: всё профукали, эти 30%.

В. Сунгоркин:

- Нет, не профукали. Это значит, что плохо с арифметикой дружат. Проценты как можно профукать? Даже если у тебя рубль, он все равно 100%. Бюджет-то растет.

Р. Голованов:

- Пишут: «У Батьки все поля засеяны, трактор не простаивает, а у нас в Подмосковье ни одной картошечки не посажено, везут из еврейского государства Египет. Молоко разбавляется пальмовым маслом. В Ростове выращивали отличный лук. Где это все?»

В. Сунгоркин:

- Я уверен, что примерно на 30 км от МКАДа в стороны лучше ничего не выращивать, а строить там коттеджи, дачи и т.д. У нас очень много земли для лука находится хотя бы в 100 км от МКАДа.

Что касается примерна 100 км от МКАДа. Любой, кто реально не лежит на диване и не рассуждает, а куда-нибудь ездит, он обнаружит даже из окна автомобиля или электрички, что у нас не только сейчас распахали земли, но уже начинают восстанавливать те земли, которые за последние 20 лет заросли этим лесом. Я не к тому, что у нас все здорово и т.д. Но пашни снова распахивают. В Белоруссии с этим делом получше. Но, может, нам и не надо распахивать Тверскую область? А вот Ставрополье, где хорошая земля, Воронежскую, Тамбовскую области, Краснодарский край, черноземье, где хорошая земля и хороший климат, нет у них свободной земли.

Р. Голованов:

- Тут еще сравнивают Лукашенко и Путина. Что вот так выйдут у нас настоящие кандидаты и тоже его сметут.

В. Сунгоркин:

- Хороший вопрос. Давайте вспомним последние выборы. Там было этих кандидатов…

Р. Голованов:

- А кто? Явлинский, что ли?

В. Сунгоркин:

- Там было, по-моему, 18 кандидатов, на все вкусы. Для молодежи была Собчак.

Р. Голованов:

- Но это смешно – Собчак.

В. Сунгоркин:

- Да, нам смешно, а молодежи не смешно. Грудинин был…

Р. Голованов:

- Вот список, кто был. Путин, Грудинин, Жириновский, Собчак, Явлинский, Титов, Сурайкин, Бабурин. Но это же не уровень Путина вообще.

В. Сунгоркин:

- Заметь, каждая фамилия символизирует некое сословие. Для диванных аналитиков – пожалуйста, Явлинский. Он герой романа наших бальзаковских тетенек и т.д. Для любителей всех расстрелять всех посадить и т.д. – свирепый коммунист Сурайкин. Для умеренных левых – Грудинин, отечественный производитель, колхоз, ягоды, Подмосковье и т.д. Для приколистов и т.д. – Жириновский. И Бабурин – умеренность и аккуратность, много лет он депутатом был, известный человек. И, наконец, Титов для предпринимателей. Ребята, кого в этом списке не хватает, чтобы за ним народ шел?

Р. Голованов:

- Сильного, нормального человека, который не карикатурный, руководитель какого-то крупного предприятия, который не ворует деньги, который не нажился на паях и приватизации.

В. Сунгоркин:

- Фамилия?

Р. Голованов:

- Вот такой, получается, белорусский…

Программа в студии Радио КП

В. Сунгоркин:

- А где он? Нет его в политике. Если его нет, что, надо его в пробирке выращивать?

Р. Голованов:

- Надо бы. Чтобы были потом нормальные кандидаты.

В. Сунгоркин:

- А как его будем выращивать?

Р. Голованов:

- Но мы губернаторов как-то выращиваем в инкубаторах.

В. Сунгоркин:

- Ну, не знаю. Надо посоветовать: «Владимир Владимирович, вырастите для себя. Он скажет: «А зачем мне это надо?»

Р. Голованов:

- Потому что, если не будет того, что будет против, это для власти и проблема.

В. Сунгоркин:

- Я думаю, если проводить аналогию с Белоруссией, никто ни этого Бабарико, ни этого Цепкало никто не выращивал, они сами дозревали до этой мысли. Я думаю, если бы позиции Лукашенко были крепкими и сильными, не было бы такого большого количества скопившихся претензий к нему, ни тот, ни другой не выдвигали бы себя кандидатами. Знаешь, это как лакмусовая бумажка – что вдруг реально серьезные люди стали выдвигать себя в президенты. Как говорил классик, Акела промахнулся. И тут появляются два эти персонажа. Мне они более интересны, чем третий. Но третий тоже любопытный (Тихановский), он тоже проходит по разделу таких серьезных ребят. Поэтому то, что происходит в Белоруссии, вполне серьезно.

Р. Голованов:

- Мы за этим будем еще следить. А теперь перейдем еще к одной важной новости – Россотрудничество возглавляет депутат Евгений Примаков. Что такое Россотрудничество, и почему Примаков?

В. Сунгоркин:

- Россотрудничество это та самая мягкая сила, с помощью которой в аналогичных ситуациях американцы во всех странах создают лояльность своей замечательной стране Америке. Хотя на самом деле ни хрена не создают они лояльность, но хотя бы тратят деньги, на радость своим соплеменникам в других странах. По идее, мы должны быть такой мягкой пропагандистской силой двигаться. Ни хрена мы там не двигались. Там садили на руководство людей, которые были такие малоэнергичные, скорее всего, пересиживали это место в ожидании чего-нибудь другого. И вдруг назначили Примакова.

Евгений Примаков – забавно звучит. Это реальный внук того самого Евгения Примакова, которого мы помним как премьера, главу Службы внешней разведки и т.д. На самом деле очень интересная должность. Потому что мы – страна, у которой находится за рубежами, наверное, самое большое количество людей, по разным оценкам, от 20 до 30 миллионов живет по заграницам. Вот их должно окормлять Россотрудничество. Оно их окормляло очень плохо, оно в основном проводило юбилеи Гоголя, чтения, посвященные Тургеневу, и что-нибудь еще из этой серии. На самом деле надо очень много работать с нашим населением, которое за границей сидит, потому что это и наша опора, и наши люди, которые могут через детей, через внуков возвращаться в Россию, и со всеми ними нужно работать, потому что их там 30 с лишним миллионов.

Была огромная программа возвращения их в Россию, она блестяще провалена. Поэтому назначение Примакова – страшно интересно, что он сможет сделать.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, тут вам пишут: «Что это редактор прет на Лукашенко? Это заказ российских олигархов?»

В. Сунгоркин:

- Нет, я к Лукашенко в целом очень хорошо отношусь. Может быть, они там все послушают нас и скажут: может быть, действительно ситуация более серьезная, чем мы думаем?

Р. Голованов:

- Скорее всего, скажут, что заказ российских олигархов.

В. Сунгоркин:

- Я очень лоялен в целом к Белоруссии, я люблю Белоруссию, с огромным почтением отношусь. Я считаю, что ситуация очень опасная. Им надо там каким-то коллективным руководством думать о том, как выкручиваться. У нас кандидата на самом деле нет там, в Белоруссии. Нашим кандидатом органически должен быть человек, который сказал: вот я приехал в столицу нашей родины. Я тебя уверяю, что ни Бабарико, ни Цепкало никогда не скажут: я приехал в столицу нашей родины, - хоть в приложении к 45-му году, хоть к отмене крепостного права. А Александр Григорьевич сказал. У нас есть какой-то шанс, и мы вынуждены будем по объективным причинам работать с Лукашенко, но он может проиграть. Вот в этом новизна ситуации. Подчеркиваю, он может проиграть ровно по одной причине – если он будет совершать ошибки. Вот пафос нашей с тобой встречи, Роман, мы любим Александра Григорьевича.

Р. Голованов:

- Будем болеть за наших. А наши – это те, кто приезжает к нам сюда, как домой.

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники:
Олег Кашин