Половина учителей с компьютером на вы: подводные камни дистанционного образования

Дистанционное образование
Александр Милкус и Дарья Завгородняя в программе «Родительский вопрос» разбирают с экспертами, как организовать дистанционное обучение максимально эффективно.

Скачать передачу [mp3, 42.6 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Милкус:

- Всем здравствуйте! Сегодня мы попробуем поговорить о том, что у нас происходит с дистанционным обучением в школах, насколько это удалось. Потому что две недели назад мы тут радостно, вместе с заместителем министра просвещения Виктором Басюком рассказывали, как у нас здорово и сколько у нас всяких сервисов, которые готовы помочь школам, учителям, детям войти в новую эру образования, а сейчас у нас, к сожалению, оптимизма уже не так много. Сейчас мы будем говорить по телефону с Натальей Киселевой, учителем математики, кстати, Наталья входит у нас в список 50 лучших учителей мира. Наталья, здравствуйте. Скажите, пожалуйста, а что такое дистанционное образование?

Н. Киселева:

- Можно здесь отвечать на этот вопрос с точки зрения формализма, исходя из трактовки закона об образовании и, когда мы говорим, что не дистанционное образование, а электронное образование с использованием дистанционных образовательных технологий. А можно говорить про дистанционное обучение и общепринятая трактовка – это взаимодействие учителя и учеников между собой не непосредственно в одном классе, а на расстоянии. Вот примерно так, как мы с вами сейчас общаемся.

А. Милкус:

- Подождите. Давайте разберемся. Когда учитель задает через электронный дневник или по телефону детям пройти самостоятельно несколько тем, несколько уроков, сделать задания, а потом выполнить домашнюю работу в тетради, сфотографировать и прислать по вотсапу – это тоже дистанционное образование?

Н. Киселева:

- Это тоже форма дистанционного взаимодействия. И здесь получается опосредованное взаимодействие, то есть, в этом плане отсутствует онлайн-часть, часть, когда идет непосредственное взаимодействие в образовательном процессе, синхронное обучение или, может быть, индивидуальное консультирование онлайн, как элемент. Но, собственно говоря, использование всевозможных ресурсов для организации взаимодействия и всевозможных инструментов для организации взаимодействия между учителем и учеником на расстоянии, при том, что сохраняется полностью учебный процесс и все его компоненты. Цели, содержание, всевозможные организационные формы, методы. И главное, что отличает дистанционное обучение от заочного в этом плане – это использование различных интернет-технологий, средств всевозможных, которые предусматривают интерактивное взаимодействие.

А. Милкус:

- С вашей точки зрения, сколько у нас школ, учителей готовы даже к такой, на мой взгляд, вполне убогой форме электронного дистанционного взаимодействия, потому что она не предполагает обратной связи?

Н. Киселева:

- Скажем так – это не убогая, а примитивная форма, потому что действительно при дистанционном образовании, при онлайн-образовании обратная связь это, наверное, один из главнейших компонентов. Вы знаете, я боюсь в этом плане быть каким-то предсказателем, потому что сказать, что в последние годы системно изучался вопрос оснащения школ и учителей, и готовность учителей к дистанционному обучению, здесь сложно. Мне предполагается, что где-то процентов 15 учителей систематично готовы использовать инструменты интернета или КТ-ресурсы в образовательном процессе, в системе, еще раз обращу на это внимание, потому что эпизодически такие варианты, конечно же, чаще встречаются…

А. Милкус:

- В общем, 10-15% у нас более-менее могут работать. И, насколько я помню опросы 2019 года, около 50% учителей более-менее обладают компьютерной грамотностью.

Н. Киселева:

- Да, хотя бы какой-то грамотностью. Я думаю, что да, где-то около половины учителей. Ну и стоит же помнить о том, что средний возраст учителей по стране приближается к 50 годам.

А. Милкус:

- Да. То есть, по сути дела, дистанционного образования сейчас у нас в школах процентов 10-15?

Н. Киселева:

- Александр, нужно еще учитывать тот факт, что у многих школ, у многих регионов не было необходимости в том, чтобы осваивать технологии дистанционного обучения. Во-первых, потому что нет такого запроса со стороны детей и родителей, нет условий у школы, нет условий у семей к использованию дистанционного обучения со всевозможными интернет-ресурсами и всевозможными образовательными платформами. Потому что нет достаточно хорошего подключения к интернету дома.

Д. Завгородняя:

- Ну и гаджетов не хватает, наверное. Компьютеров не хватает. Я вообще не представляю, как по телефону ребенок может учиться. По маленькому вот этому смартфончику, айфончику… я себе не представляю это.

А. Милкус:

- У нас на связи член правления лиги образования Михаил Эдуардович Кушнир.

М. Кушнир:

- Да, добрый день.

А. Милкус:

- Михаил Эдуардович, вот мы предлагали две недели назад, когда вся история начиналась, школам переходить на онлайн-платформы образовательные всякие. И эти платформы радостно нам сообщали о том, что они на период карантина готовы открыть все и т.д. Много перебежало туда, я знаю, и родителей, и учителей, и школьников, и выяснилось, что открыта очень небольшая часть, и многие уже столкнулись с тем, что они, выполнив там 20 заданий, 21-е должны делать уже за плату. Что происходит? И какими ресурсами пользоваться-то? Образование-то мы должны давать бесплатное. Это в Конституции записано.

М. Кушнир:

- Вопрос платности и бесплатности вообще довольно сложный. Потому что вот эта бесплатность, с одной стороны, является социальным достижением, а, с другой стороны, в условиях этой рыночной истории, получается, работает против. Потому что школа в результате пытается брать все, что бесплатно, ориентируясь на эту социальность, а в результате получается, что наиболее активные и содержательные разработки не могут себе позволить быть бесплатными.

А. Милкус:

- Ну, что, тогда государство должно оплатить, муниципалитеты… Вот мы с вами разговариваем, и вот пришло сообщение: «Сайт Учи.ру, который предлагает школа, требует оплату». Мы не имеем права заставлять родителей и учителей платить за прохождение школьной программы. Это нарушение всех законов.

М. Кушнир:

- Безусловно. Но я считаю, что сейчас ситуация является просто сильно конфликтной, в принципе. Потому что вся система образования в значительной мере осталась той, к которой привыкли, по которой мы еще с вами учились. При том, что внешние всякие факторы поменялись, но по сути она осталась той же. В основном люди приходят в школу, сидят, отсиживают и вот этот разрыв, неприятие, отказ от учения в значительной мере связан с тем, что это нарастающее противоречие и в этом я вижу вот этот самый карантин в некоторым смысле прорывом, потому что мы оказались в ситуации, когда не воспользоваться цифровыми технологиями невозможно…

А. Милкус:

- Ну, как невозможно, мы только что говорили, что 50% учителей не обладают компьютерной грамотностью, как вы сейчас их будете заставлять участвовать в этом процессе?

Д. Завгородняя:

- Да им и некогда, потому что они сидят и проверяют эти задания своих учеников по фоткам в вотсапе.

М. Кушнир:

- Ну, это одна сторона. Но есть же и другая сторона. Мы же 35 лет уже пытаемся внедрять компьютер в образование. И в общем-то те, кто отслеживал мои публикации, я называл это, условно, итальянской забастовкой. Потому что учитель прекрасно понимает, что, если он начинает использовать цифровые технологии, то это становится его хомутом. А не использовать их нельзя, потому что огромные средства затрачены на то, чтобы внедрять их туда.

Д. Завгородняя:

- А почему хомутом-то становится?

М. Кушнир:

- А потому что модели все другие. Дело в том, что ведь мы привыкли к традиционной образовательной логистике, когда все в классе, все методики, все технологии педагогические настроены на то, что я как бы манипулирую детьми и так или иначе заставляю их не мытьем, так катаньем учить тому, что написано в программе. А самое главное, что происходит, когда мы выходим в дистант, вот эти технологии не работают. Потому что нет коллектива, нет этого стада, которое вместе сидит в этих четырех стенах и один пастух их всех гонит из точки А в точку В. В результате получается, что каждая овца у себя в квартире делает что хочет. Если ей не нравится то, что ей предлагает учитель, она спокойненько идет на кухню и жует что-нибудь.

Александр Милкус

А. Милкус:

- Понятно. То есть, нам надо будет что-то делать в ближайшее время, потому что так дальше учить нельзя…

А сейчас с нами на связи Татьяна Михайловна Ковалева, доктор педагогических наук, руководитель магистерской программы тьюторского образования, профессор Московского городского педагогического университета. Татьяна Михайловна, добрый день.

Т. Ковалева:

- Да, здравствуйте.

А. Милкус:

- Татьяна Михайловна, мы поняли, что учителя у нас к переходу на дистант не готовы, да и не только учителя, а во многих регионах просто нет необходимых ресурсов и интернета, и нет необходимых у многих гаджетов. Что делать? Срочно переучивать учителей? Можем ли мы переучить их за два-три дня? И почему мы их раньше не переучили?

Т. Ковалева:

- Когда возникает такая ситуация нестандартная, то, как правило, разные люди объединяются. И вот когда мы сейчас столкнулись с тем, что надо срочно переставить все образование на другие рельсы, то здесь, мне кажется, самое последнее – искать виноватых. Учителя не готовы, администрация не подготовилась… Просто это действительно настолько нестандартная ситуация… вот мы смотрим, как в медицине, да… что люди выходят, кто на пенсии – помогает… ну, потому что надо всем срочно это преодолеть. И, мне кажется, сейчас в образовании ровно такая же ситуация. Что надо, чтобы и администрация, и учителя, и родители, и родственники как-то объединились, потому что образование это всегда не только удел школы. Школа занималась одним кусочком обучения, а образование – это гораздо шире. И вот я хотела как раз поговорить о том, что вот эти девять дней, которые сейчас все находятся вне системы и за эти девять дней, кстати, все учителя сейчас срочно осваивают работу на разных платформах… Поэтому это как раз сейчас эти девять дней очень важные для перехода.

А. Милкус:

- Вы верите, что все учителя срочно осваивают?

Т. Ковалева:

- По крайней мере, я имею в виду по тем школам крупным, на которые была ставка так или иначе на образование дистанционное… ну, девять дней это вполне такой момент, когда сейчас… я вот смотрю по раскладке, проходят вебинары три раза в день, где ведущие эксперты учат учителей, вебинары открытые, их могут посещать вообще до десяти тысяч… Поэтому, с одной стороны, сейчас идет такое мощное профессиональное обучение. Но поскольку, я думаю, слушают в основном и родители, большая аудитория, я хотела бы сказать, что родители могут в это время тоже делать. Вот смотрите, когда мы сейчас обсуждаем современное образование, то все говорят, что становится настолько важным не только конкретный материал, который учат они и сдают ЕГЭ, а сколько важно именно формирование таких качеств, которые потом позволяют человеку всю жизнь находиться в непрерывном образовании, переобучаться. И вот обсуждаются такие «само» - самоопределение, самоорганизация человека, самостоятельные его действия. Так вот, мне кажется, что сейчас, когда родители и дети вместе дома 9 дней, как раз очень хороший момент начинать продвигаться в этих таких «само». Чтобы не родитель говорил ребенку целый день, что он делает, а, например, можно было бы с утра составить совместный график, как ребенок будет жить этот день. Обязательно там должны быть какие-то свободные места, где он занимается тем, чем он считает нужным. И чтобы родители в этот момент не вмешивались, не говорили, что ты ерундой занимаешься… Вот чтобы начинать ну хотя бы формировать вот это самостоятельное движение ребенка, чтобы он сам мог выбрать из многих предложений то, что он считает нужным. Мне кажется, что это не зависит даже впрямую от интернет-ресурсов, это больше даже такая самоорганизация детской жизни. Мне кажется, это очень важно.

А. Милкус:

- Спасибо большое, Татьяна Михайловна. Я думаю, что не все с вами согласятся, потому что родители тоже работают в большинстве своем… А у нас есть несколько звонков. Давайте примем их. Александр, здравствуйте. Вот вы готовы заменить собой учителя, сидеть с ребенком дома и проходить школьную программу?

Александр:

- Ну, в общем, нет особых проблем. Тем более, что вот предыдущий товарищ Кушнир так очень снобистски относился и к преподавателям, и к очной форме обучения… что он-то знает все, а вот… особенно вот это название «стадо учеников»… это так неприятно… а особенно учителей, которые бывают часто лидерами, энтузиастами… Ну, понимаете, есть такой обмен энергиями. Ребенку интересно хоть от родителя, хоть от учителя, чтобы был такой какой-то профессионализм и горение. И эта энергия горения зажигает ребенка. А вовсе не та ахинея про манипуляции, про перевод стада из точки А в точку В… Да, родители тоже, должны, мне кажется, гореть – и глаза, и мотивировать детей…

А. Милкус:

- Как это сделать по онлайн?

Александр:

- А очень просто Тут и предыдущий преподаватель говорила, насколько можно технически помогать… ну, понятно, что всю эту технику нужно настроить, но, если мы вот работаем удаленно, мы же можем настроить ребенку на его планшет или наш планшет… то есть, здесь технических проблем особо не видно…

А. Милкус:

- А вы как решаете проблему? У вас дети школьного возраста?

Александр:

- Вот вчера как раз ребенок занимался по нескольким дисциплинам.

А. Милкус:

- Каким образом?

Александр:

- А вот была там платформа… конечно, были свои ограничения… не получалось, например, много человек на экране, то есть, получалось, шестью-семью ограничены – это на платформе Майкрософта. Но там же все равно экранчик дробится, поэтому … то есть, телефон совсем сложно видеть учителя. Зато учитель, которая говорила… у нас были занятия по речи, по самовыражению такому… во всяком случае, при желании и при самом горении учителя…

А. Милкус:

- То есть, вы довольны? Более-менее удается у вас?

Александр:

- Нет, на самом деле очное в тридцать раз лучше…

А. Милкус:

- Нет, но сейчас, в условиях форс-мажора, вы довольны, что ребенок школьную программу проходит?

Александр:

- А в условиях форс-мажора у меня ощущение, что желание – это тысячи способов, а нежеланиеж – ну, желательно его преодолевать…

А. Милкус:

- Спасибо большое. А у нас еще один звонок. Алексей, Воронеж. Как у вас с онлайном?

Алексей:

- Здравствуйте. У нас в Воронеже на онлайн перейдут с 6 апреля. Но я считаю, что, конечно, ситуация патовая для нашего образования. Потому что после войны прошло 75 лет. В России и в Японии количество населения одинаковое. Посмотрите, какое в Японии? Надо туда отправить их всех на семинары, на обучение, и сделать, как в Японии, а не так как…

А. Милкус:

- Ну, давайте мы не будем заниматься таким визионерством. Что у вас сейчас в школах? У вас дети школьного возраста?

Алексей:

- Да, у меня сын в седьмом классе. Сейчас вот онлайн-урок смотрел по истории, то, что ему интересно, но он учится у меня достаточно хорошо, старший сын тоже закончил школу достаточно хорошо…

А. Милкус:

- Онлайн-урок учитель ведет вашей школы?

Алексей:

- Нет, он просто историей интересуется. Нет. Школа у него не перешла, с 6 апреля начнут. Поэтому, я считаю, что на сегодняшний момент… …это мой – я могу говорить об этом и контролировать. Но я смотрю, продажи видеоигр возросли в несколько раз. Они играют в компьютер, они не учатся. Дети, к сожалению, как бы мы ни говорили, 10% успевают, остальные просто учатся по факту. Приходят, жуют и уходят.

Василий, Краснодар:

- Здравствуйте. Сейчас пока все дети у нас на каникулах, тоже пытаются перевести на онлайн. Но дело-то не в этом. Дело в том, что вот я сам юрист по образованию, у меня у жены тоже высшее образование, работает она сама в госструктурах… вот учителя когда сейчас звонят и призывают всех на онлайн переходить, родители должны-обязаны… опять начинается, что учитель ничего не должен, а родители обязаны. Но ведь у нас большинство людей – это сварщики, уборщицы, слесари, водители… у них никакого нет образования…

Александр Милкус

А. Милкус:

- Конечно, согласен… А у нас на связи сейчас Александр Гулин, учитель истории, эксперт в сфере образования. Я помню, что я с Александром познакомился как раз на конкурсе, где он представлял, как историк, свою программу для изучения периода первой мировой войны, там двигались картинки, была очень интересная интерактивная программа… Александр, здравствуйте.

А. Гулин:

- Доброе утро.

А. Милкус:

- Александр, скажите, пожалуйста, вот вы человек очень продвинутый в интернет-образовании, дистанционном обучении, школы, родители и дети столкнулись с такой проблемой, что дистанционного образования не получается. Дистанционное образование у нас в лучшем случае это дать через дневник или через электронный журнал задания пройти самостоятельно какие-то параграфы, сделать домашнее задание и прислать фото… Это же не дистанционное обучение. Как нам быть? Что можно сделать за ближайшее время? И можно ли вообще что-то сделать?

А. Гулин:

- На самом деле, многое , что уже делается, просто система в широком смысле никогда не сталкивалась с таким одномоментным переходом достаточно быстрым. Причем, это не только в России происходит, школы закрываются повсеместно и в принципе больших таких инфраструктурных решений, которые бы там не падали, ну, за исключением крупных транснациональных корпораций, типа Майкрософт или Гугл, ни у кого нет. Соответственно, тот же самый московский дневник «Электронная школа» на самом деле в себе предполагает достаточно много дошитых спецфункций, которые позволяют автоматизировать процесс. Другое дело, что, как выяснилось сейчас по опыту, ни инфраструктура серверов, ни педагоги массово – а у нас более 55 тысяч учителей – оказались не готовы к тому, что одновременно в это все включаются.

А. Милкус:

- 55 тысяч – это вы имеете в виду Москву?

А. Гулин:

- Ну да. А так их у нас более миллиона.

А. Милкус:

- У нас полтора миллиона учителей сейчас в стране.

А. Гулин:

- Да. Получается, что инструмент в Москве был создан, на него переходили в течение последних шести лет, а оказалось, что как раз вот те задачи, которые необходимо решать массово для всех, он на данный момент пока не в полной мере это решает. Я сам с сыном пытался тут сделать даже цифровое домашнее задание, которое автоматизировано проверяет, которое добавляется в личный кабинет учителя и учитель видит, что ребенок его выполнил, действительно, когда мы его сделали и отправили, оно зависло и обнулилось. А это было продвинутое задание.

А. Милкус:

- И это была продвинутая московская электронная школа.

А. Гулин:

- Да.

Д. Завгородняя:

- Ну, она не очень продвинутая на самом деле… я помню, как я мучилась с этой платформой, когда работала учителем… это было сложно на самом деле. И многие учителя, Александр, жалуются, что невозможно пользоваться инструментами, которые предоставляет московская электронная школа…

А. Милкус:

- Нет, мы говорим сейчас о том, что работать с московской электронной школой надо учиться. И это при том, что к этой московской электронной школе могут подключаться и регионы тоже. А что делать тем, кто не готов был учиться, причем, учиться долго. Потому что там очень большой инструментарий. И что делать дальше-то?

А. Гулин:

- Да, я просто скажу, что, когда мы поставили задачу получить грант за развитие мэша, мы сделали такой урок, который набрал по запускам… в общем, за три недели вышел в топ самых запускаемых уроков в мэше… это было непросто. Мы втроем его делали, наверное, недели две или три, но в общем это все возможно. Но это такая уникальная история, мэш заточен все-таки под широкое количество разных игроков, в том числе, и коммерческих. Там очень много выложено профессионального кантента от других компаний. И, переходя на всю Россию, мы говорим, что существует некий цифровой зоопарк, когда есть разные компании, предоставляющие разного уровня контект – и Учи.ру, и Интернет-урок, и прочее – сейчас достаточно много игроков. И получается, что даже тот учитель и тот родитель, который горит использованием этих инструментов, должен сначала зарегистрироваться, пройти разные процедуры верификации, а эти пароли забывают и, когда учитель использует несколько одновременно платформ, не являясь разработчиком кантента, мы же понимаем, что это все-таки штучные учителя, которые готовы на таком хорошем уровне разрабатывать кантент, который будет использовать все остальные. А вот массовому учителю нужно готовое решение, шаблонное…

А. Милкус:

- …да, на которое можно сейчас легко перейти и которое можно легко использовать. Это какое? Это «Российская электронная школа»?

А. Гулин:

- Кстати, очень интересно, что про нее вдруг вспомнили. Потому что на же была некоторое время назад отодвинута цифровым маркетплейсом в сторону, хотя она была готова, я участвовал, в том числе, в ее разработке, у меня коллеги там снимались, и нам было непонятно, почему ее не запускают массово. Ну, ожидалось, что она перейдет на функционал московской электронной школы, движок, по крайней мере, а сейчас вроде бы как она работает и не падает, и по ФГОСам там можно спокойно учить. А вот с маркет-плейсом что-то как-то не получилось. И если кто не знает, это прошлым министерством просвещения было анонсировано и вроде бы как представлено, запущено в такой портал, на котором…

А. Милкус:

- …все ресурсы должны быть, да, выложено и выбирай, какой хочешь. Ладно, об этом сейчас уже говорить не будем, потому что, к сожалению, это действительно идея благая, но она провалилась, а нам сейчас надо спасать образование и мы не знаем, сколько будем еще находиться в этой ситуации дистанционного образования и т.д.

А. Гулин:

- Могу я сказать то, что сейчас у на с уже есть в интернете или нет?

А. Милкус:

- Легко. Если это бесплатно.

А. Гулин:

- Да. Это бесплатно. Есть такая платформа «Открытое образование». Мы с коллегами выпустили первый курс по цифровым образовательным технологиям для учителей. Курс бесплатный, он сейчас открыто размещен. Единственное, там есть плата за какой-то сертификат, но без него прохождение курса вполне возможно и этот сертификат, честно скажу, особо…

А. Милкус:

- То есть, поучиться можно на платформе «Открытого образования» сейчас, для того, чтобы понимать, как продвигать дистанционное обучение?

А. Гулин:

- Да, у нас там цифровой ликбез очень короткий – что такое цифровые технологии, цифровое общество, как работать в смешанном обучении, какие гаджеты есть, какие инструменты есть, что можно использовать. То есть, вот ликвидация безграмотности буквально.

Д. Завгородняя:

- А на каком уровне ликвидация безграмотности? Вы учите пользоваться вотсапом или какие-то более сложные вещи рассказываете?

А. Гулин:

- Там три блока. Первый блок – это информационное общество. Я писал как бы для обществознания, какие сдвиги вообще предполагаются. И там же связано с изменением восприятия детей, вот это поколение Зет и прочие вещи. Второй блок – это про сами устройства…

А. Милкус:

- Понятно. Тогда это с нуля. Тогда можно поучиться.

А. Гулин:

- Да. А третье – это педагогические технологии. Смешанное обучение, гибкие методологии, то есть, как это все с нуля запустить. ИТ еще очень хорошие ребята, которые на этой стезе более продвинуто творчески работают, это Гигтичерс(?) – слышали? Они тоже сделали такую методичку…

А. Милкус:

- Как, еще раз?

А. Гулин:

- Гигтичерс… Они славились организацией фестивалей и буквально вот были…

А. Милкус:

- То есть, это тоже могут поучиться учителя онлайн-обучения?

А. Гулин:

- Да.

А. Милкус:

- Спасибо большое. А у нас есть звонок от слушателя. Добрый день, Елена.

Елена:

- Добрый день. Вы знаете, слушая вашу передачу, я очень радуюсь за то, что моя дочь уже выросла и получила свое образование бесплатное, хорошее образование. И вот это мне очень радостно. А то, что я сейчас слышу, наше начальство, которое руководит нашим образованием, извините, вот что сказал господин Кушнир? Он детей сравнил со стадом и успел в это время обязательно сказать, что у него были большие разработки и он давно говорил, что нужно что-то делать…

А. Милкус:

- Спасибо большое за звонок. Нам пришло еще сообщение: «Интернет перегружен, связь слабая, доступ невозможен. Что делать?» Не знаю. «Простите, не подскажете, когда в СССР стало полностью бесплатное образование? Бабушка рассказывала, что за нее платили родители в восьмом-девятом классе».

Дарья Завгородняя

Д. Завгородняя:

- А мне хочется в защиту учителей слово замолвить. Учителя не потому, может быть, не осваивают технологии, что они такие отсталые люди, а потому, что они привыкли многие опираться на свою личную харизму, на свое обаяние. Потому что есть же любимые учителя. Я, например, вчера говорила с учительницей, которую очень любят ученики. Она не очень технологична, потому что она привыкла общаться лицом к лицу.

А. Милкус:

- Ну, просто сейчас вопрос в том, что нужно еще и дистанционно обучать…

Д. Завгородняя:

- Да. Но получилось, что мы обижаем несколько учителей старшего возраста…

А. Милкус:

- Вот был вопрос о том, когда у нас в СССР стало полностью бесплатное образование. После войны в 40-е годы у нас старшая школа была платной, это 8-9-й класс. В 60-е гды общее среднее образование – то есть, до седьмого класса, стало бесплатным. И потом уже вся школа стала бесплатной до десятого класса. Сейчас у нас на связи Вера Андреевна Нилова, заместитель директора московского центра развития кадрового потенциала образования. Вера Андреевна, здравствуйте.

В. Нилова:

- Здравствуйте.

А. Милкус:

- Вера Андреевна, вот хотелось бы понять… очень много я оптимистических заметок читал в начале этой истории перехода на дистанционное образование, что вот этот период позволит нам сделать рывок в современной школе, что школа сразу перейдет на дистантное образование, мы все начнем использовать его и, когда вот эта история с вирусом закончится, школы у нас появятся уже в новом качестве, с новыми освоенными технологиями. У меня же складывается впечатления, что школа просто замерла, она старается пережить это смутное время перехода на дистанционное образование и, мне кажется, что некоторые учителя просто имитируют переход на дистанционку, ожидая, когда все закончится и можно будет просто нагнать школьную программу.

Д. Завгородняя:

- Я некоторые живут в сумасшедшем доме – проверяя задания по вотсапу – по сто заданий в день проверяет, призналась мне одна коллега вчера. Что с этим делать?

В. Нилова:

- Безусловно, данная ситуация сегодняшняя вносит определенные коррективы в работу наших педагогов, директоров, администраций школ, наших учеников, родителей. Но я считаю, что прогнозы весьма оптимистичные. Дистанционное образование не первый день в образовании в принципе, им пользуется очень много как взрослых, так и маленьких наших жителей города и страны. Я не думаю, что сегодня это огромная проблема поглотит всех, то есть, все мы перейдем прямо сразу полностью на дистанционное образование. Безусловно, сейчас дистанционное образование повсеместно, в силу определенных обстоятельств, тем не менее, я думаю, что наши педагоги учатся и учились ранее дистанционным формам диалога с нашими школьниками и то, что учительница проверяет сто выполненных заданий в вотсап, то почему она тогда, например, не использует технологии современные, которые представлены широко в Москве и по ним проведены мало того что семинары для наших педагогов…

А. Милкус:

- Вот у нас вся программа была посвящена этому вопросу – почему же она?

В. Нилова:

- Вот я не знаю почему, где она была тогда, когда… И сегодня выложены видеоуроки, в том числе, для наших учителей, как правильно использовать те платформы и те возможности, которые предоставляет наш город. Хочется верить, что все-таки учителя откроют компьютер, зайдут на Яндекс, на Гугл, зайдут на Зум, изучат видеоинструкцию, не будут проверять, изматывать себя лично, ста заданиями в вотсапе в день. Второй момент – насколько станет все дистанционным, покажет только время и те обстоятельства, которые нас будут окружать. Но, я уверена, что школа сейчас изменилась в силу обстоятельств и вовсе не замерла , каждый день очень много уроков и по Москве, и по Российской Федерации идет онлайн, и на платформах, на специализированных ресурсах можно посмотреть стримы наших учителей… например, на селекторе учитель английского языка рассказывала, как она у четырехста детей преподавала урок английского языка по соответствующей системе. К ней подсоединилось 400 детей! Просто, мне кажется, нужно повышать свой уровень не только айти-грамотности, не только профессиональной учительской грамотности, но и соответствуясь времени.

Д. Завгородняя:

- Вера Андреевна, если 400 человек смотрят твой стрим, то трудно получить от них обратную связь, кроме как в виде плюсиков, например.

В. Нилова:

- Там работает час с вопросами, туда можно высылать определенные решенные задания и их просматривать.

А. Милкус:

- Ну, тогда учителю нужна помощь какая-то, ассистент, который бы это обрабатывал.

В. Нилова:

- В Гугл-классе, например, все тестирования и все задания проверяются автоматически по настроенным меточкам. Неважно, сколько их – 400 или 20. Весь вопрос в использовании сервисов, ресурсов и автоматизации.

А. Милкус:

- Спасибо большое, Вера Андреевна. Вот у меня ощущение, что стрим это хорошо, но давайте все-таки начинать с азов, мы говорили, что половина учителей у нас все-таки компьютерно безграмотны и т.д. Мой совет все-таки подключать старшеклассников, которые гораздо более продвинутые, чем учителя. Нет другого выхода… Из платформ, которые мы можем сейчас рекомендовать, когда уже спал ажиотаж и стало понятно, кто чего стоит и кто сколько денег просит, это «Российская электронная школа», она сейчас работает уже на пределе своих возможностей, насколько я знаю, но ее сейчас укрепляют, дополняют и т.д. На платформе открытого образования, как рассказывал Александр Гулин, если вы не можете подключиться к сервисам, к семинарам, которых сейчас очень много проводится в Сети, просто можно поучиться прямо с нуля. Это бесплатный сервис. И мне кажется, что все-таки нужно понимать, что, пройдя через вот такое горнило, мы будем меняться. У нас другого варианта нет. Хотя, я помню, я спорил с замминистра образования и науки, тогда Натальей Третьяк, которая говорила еще лет восемь назад о том, что надо срочно учителей затаскивать в компьютерную среду, и много сделала для этого, я говорил, что надо как-то это делать более мягко…

Д. Завгородняя:

- Ну, кого-то легче затащить, кого-то труднее. Вот историю проще. А математику – сложнее.

А. Милкус:

- Вот Наталья Владимировна говорила – я учителей знаю, только заставлять, только методом принуждения. Не знаю, права она или нет, ну, посмотрим, что будет через не делю, когда школы выйдут из этих каникул и будут продолжать учебный процесс.