Сохранить нельзя использовать: как активисты в Башкирии отстояли древнюю гору

Активисты Куштау
События в Белоруссии, освещаемые всеми средствами массовой информации, невольно отодвинули на второй план другое событие. Буквально у нас под носом едва не погибла древнейшая башкирская гора Куштау. Но похоже на этот раз справедливости удалось восторжествовать.

Противостояния в РБ — один из важнейших на сегодняшний день инфоповодов. Только на этот раз речь не о Республике Белоруссии, а о Республике Башкортостан. Люди тут не требуют смены правительства, они просто хотят, чтобы природу их родного края оставили в покое, но такое простое требование выполнить оказалось слишком сложно.

Речь идет о шихане Куштау. Шиханы это, попросту говоря, сопки. Если более научно — одиночный холм, хорошо выделяющийся в рельефе, так их определяет Википедия. Когда-то очень давно на этом месте был Уральский океан, от которого остались только окаменелые рифы. В составе окаменелостей до сих пор бережно хранятся останки представителей древнего органического мира — кораллов, мшанок, фораминиферов, брахиоподов, всевозможных иглокожих, водорослей и многое другое. То есть это самый настоящий природный памятник.

А еще шиханы — самый высокий скальный массив Среднего Урала. Вдоль реки Белой они растягиваются в цепочку — Торатау, Юрактау, Куштау и Шахтау. То есть так было раньше, а сейчас Шахтау больше нет.

Шихан Куштау

Известняк, из которого состоят башкирские сопки, заинтересовал советскую власть еще в 30-е годы. Поэтому в ближайшем к шиханам городе Стерлитамаке построили содово-цементный комбинат и уже через пару десятков лет приступили к разработке Шахтау. «Разработка» в данном случае означает, что древнюю гору просто срыли, от нее остался лишь карьер.

Остальные шиханы к счастью не «разрабатывали», они остались нетронутыми. Но запасы Шахтау вот-вот подойдут к концу, если точнее — к 2022 году. Для БСК (Башкирской содовой компании) это проблема и они начали выбирать себе новый объект для «разработки». А уже это, в свою очередь, стало проблемой для жителей региона.

Статус не стена, подвинем

БСК, конечно, хотелось бы заполучить Торатау и Юрактау, но они к их неудовольствию имеют охранный статус. Остается Куштау, но по иронии именно БСК два года назад утверждала, что из-за «превышения относительно нормы примеси карбоната магния» эта сопка для производства соды не годится.

И это было понятно и объяснимо, зачем довольствоваться малым, ведь в 2011 году компания подняла вопрос о снятии с Торатау и Юрактау статус памятника природы и выдачи разрешения на разработку новых месторождений известняка.

Минприроды тогда объяснило, что статус действительно может быть снят, но для этого понадобится экологическая экспертиза, которая подтвердит, что шиханы «утратили ценность или целевое значение». Без всякой экспертизы было понятно, что памятник природы ни с того ни с сего «утратить ценность» просто не мог. Власти не решились пойти на поводу у бизнесменов. Глава региона Рустэм Хамитов тогда публично заявил, что трогать шиханы не позволит.

Рустэм Хамитов

«Шиханы — это достояние природы, народа, республики. Они находятся под охраной закона. Снять статус с шиханов невозможно. На производстве, которое нуждается в известняковом сырье, работает от трех до четырех тысяч человек. О них тоже надо думать. Давайте искать альтернативные варианты. Башкортостан находится на известняках, ищите альтернативу», — сказал он.

Но Хамитов очень скоро оставил пост, ему на смену пришел новый глава — Радий Хабиров. С предшественником он был не согласен по многим вопросам, разработка шиханов оказалась в их числе. Не успел закончиться 2018 год, как он разрешил БСК начать осваивать Куштау, чтобы сохранить остальные сопки. Однако они и так имели охранный статус, налицо просто подмена понятий.

Бесполезно меня ломать

Летом 2019 года компания получила лицензию на разработку Куштау. Тогда же начались первые противостояния местных экоактивистов и представителей БСК. Иронично, что Совет при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) рекомендовал правительству Башкирии присвоить шихану Куштау статус памятника природы и включить в границы проектируемого на тот момент геопарка Торатау. Но рекомендацию вежливо, но настойчиво пропускали мимо ушей.

Активисты утверждали, что вопрос этот в первую очередь денежный, но Хабиров возражал, что главное для него — рабочие места людей.

«Я никогда не соглашусь оставить без работы тысячи людей. Бесполезно меня ломать, выкручивать, подкупать журналистов, националистов», — заявлял он.

Радий Хабиров

Акции протеста продолжались. Активисты вызывали полицию, вырубка леса или другие работы на шихане прекращались, но ненадолго. Протестующие разбили неподалеку палаточный лагерь, чтобы дежурить у объекта. Не заставило себя ждать первое открытое столкновение.

6 августа 2020 года в лагерь нагрянула полиция в сопровождении ЧОПа. Одновременно установили бетонные плиты и шлагбаум на подъезде к горе, перегородив дорогу к лагерю. На переговоры к активистам никто не вышел. Людей начали оттеснять и задерживать, никто из них не ожидал, что полиция будет действовать против них. Они были растеряны, беззащитны, одну женщину толкнули и сломали ногу.

Но защитники природы не остановились, лагерь продолжал пополняться. Они выстраивались в живые цепи вокруг Куштау и охраняли его. 15 августа около шихана задержали более 70 человек. Всем вменили самоуправство и неподчинение полиции, и то и другое предполагает арест до 15 суток.

По словам самих активистов, к шихану подъехали примерно 200 сотрудников ЧОП.

«Приехали вместе с ОМОН спортсмены какие-то и байкеры. Все вместе с сотрудниками ЧОП вытягивают защитников из толпы и передают в руки полиции. Мы не даем спецтехнике проехать», — поделился активист Рим Абдулнасыров.

Богатые никак не нажрутся

Ситуация приобрела широкий резонанс, и в дело начали вмешиваться звезды. В защиту неприкосновенности Куштау высказались Максим Галкин и Юрий Шевчук.

«Проблема России не в том, что у нас бедных много. Проблема России в том, что богатые никак не нажрутся», - эмоционально начал свое выступление супруг Аллы Пугачевой.

Он напомнил, что Шиханы — это не просто уникальный геологический и исторический памятник природы, но и наше народное достояние.

Лидер группы ДДТ тоже не был тактичным в своей оценке. Он полагает, что БСК волнует исключительно доход, а остальное для них незначительно.

«Власти Башкирии, акционеры БСК, Москва, например, Росприроднадзор, за десятки лет существования этой проблемы фактически ничего не сделали, чтобы ее решить. И мы опять стоим перед выбором: или – или. А почему нельзя иначе? Работать и жить в хорошем красивом месте, экологически чистом, и получать зарплату. Мы же с вами живем в XXI веке, и давно уже существуют научные разработки добычи соды бессырьевым способом.

А ответ, на мой взгляд, прост: не хотят хозяева и акционеры БСК терять сверхприбыль. Они привыкли к огромным деньгам, а остальное их не волнует», - констатировал Шевчук.

На эту гору никто не зайдет

На следующий день после массовых задержаний активисты вновь вернулись к Куштау. Они сломали ограждение из металлической сетки, построенное накануне сотрудниками компании. Тогда же СМИ сообщили, что безопасность у Куштау поддерживают сотрудники Росгвардии и «действуют исключительно в рамках закона».

Правительство больше не могло делать вид, что у них под носом ничего не происходит. К активистам 16 августа, несмотря на проливной дождь, вышел Радий Хабиров. Он заверил демонстрантов, что Куштау в безопасности и власти постараются найти компромиссное решение, которое бы устраивало всех.

«Уходят БСК, уходите вы. И я даю вам слово, что на эту гору никто не зайдет пока мы не найдем компромиссное решение», — сказал он.

Вскоре после выступления главы республики техника БСК действительно покинула шихан, уехали представители полиции, активисты тоже решились оставить свой лагерь. О переговорах пока объявлено не было, люди относятся к таким обещаниям настороженно. Но судя по тому, что они выполнили просьбу Хабирова, им хочется верить в справедливое решение. Теперь ответный ход за властями.

Интересное
Интересное
Интересное