Стариков: «Эпидемия пройдет, но образ Китая, как какой-то грязной страны, он останется»

Николай Стариков
Николай Стариков в программе «По сути дела» обсудил с Владимиром Ворсобиным конспирологические версии появления китайского коронавируса и связь между вспышкой заболевания и инцидентом в Солсбери.

Скачать передачу [mp3, 30.4 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


В. Ворсобин:

- Естественно, будем говорить про Китай, про этот страшный коронавирус, про город Ухань… именно с местного рынка, как утверждает официальная точка зрения, пошел этот штамм вируса. Но есть другая точка зрения на эту тему. Дело в том, что в этом Ухани находится институт вирусологии и секретная, очень важная для ученых лаборатория. И есть версия, что именно оттуда утекли эти вирусы, с которыми сейчас борется не только Китай, а уже и весь мир. Николай, как вы считаете, это возможно?

Н. Стариков:

- Ну, во-первых, я хотел бы поздравить всех земляков, ленинградцев, и вообще всех, с очередной, 76-й годовщиной снятия блокады Ленинграда.

А вот теперь давайте поговорим о текущих проблемах. Владимир, вы вот сейчас начали говорить и практически в Британию вам визу больше не дадут.

В. Ворсобин:

- Почему?

Н. Стариков:

- Потому что вы сейчас завуалировано сказали, что в Солсбери утечка химического оружия произошла и Россия не имеет никакого отношения к тому, что произошло со Скрипалями.

В. Ворсобин:

- Это была одна из версий…

Н. Стариков:

- Ну, если нам сейчас подбрасывают информацию западные СМИ о том, что Китай сам виноват в том, что у него произошло, и та лаборатория, которая в Ухани находится, и является источником того, что произошло, ну, мы же живем в мире, где закономерности касаются не только одного государства, это значит, что в Солсбери, где с начала 20 века находится крупнейшая в Британии лаборатория химического оружия, является источником того, что произошло со Скрипалями, правильно?

В. Ворсобин:

- Если эту версию рассматривать, и она подтвердится с Китаем, то она вполне может подтвердиться и в Великобритании, я не вижу никакой логической ловушки в этом смысле.

Н. Стариков:

- А я вам скажу больше. Не подтвердится ни та, ни другая. Потому что, если вирус зародился сам собой, а мы такую теоретическую возможность не должны сбрасывать со счетов, хотя я, конечно, так не считаю, то никто не скажет, что это было искусственно создано. Вот какое-то животное на рынке…

В. Ворсобин:

- Уже установили – змея.

Н. Стариков:

- Да какая разница. Если же версия искусственного происхождения, которая мне представляется более вероятной, восторжествует, то кто ее будет озвучивать? Китай будет говорить, что кто-то привез ему этот вирус? Вот уже прокладочка положена… подождите, подождите, как же вы говорите, что вирус откуда-то извне, у вас же там лаборатория… Иными словами, если бы кто-то захотел бы Китаю нанести вред, нужно, чтобы у Китая не было никакой возможности сказать, что это внешнее воздействие, проводить эту диверсию ровно в том городе, где в Китае находится крупнейшая лаборатория. Логично? А теперь давайте поговорим о том, для чего нужен вирус с точки зрения геополитики.

В. Ворсобин:

- Николай, а вы к какой версии склоняетесь? Вы говорите, что, скорее всего, это не природный вирус, его кто-то изготовил?

Н. Стариков:

- Я, как последовательный сторонник человеческих ценностей, считаю, что случайностей подобного рода не бывает. И готов пояснить, почему. Смотрите. Сколько человек умерло от этого вируса? Около 80 сейчас. Предположу, что, наверное, число жертв будет несколько сотен. К сожалению, умрут еще люди. В этом опять же, к сожалению, нет никакой новости, потому что все предыдущие эпидемии, которые произошли тоже почему-то исключительно в Китае, - это атипичная пневмония, птичий грипп… число жертв несколько сотен, огромная рекламная кампания в мировых СМИ, которые нагнетают истерию, а потом эта эпидемия как-то очень быстро заканчивается. Вот я рискну предположить, что сейчас будет то же самое. Но в итоге этого всего остается, как в анекдоте – ложки нашли, а осадочек остался. Эпидемия пройдет, через несколько месяцев все нормализуется, в Китае люди перестанут носить маски, но образ Китая, как какой-то грязной, прошу прощения страны, где вирусы сплошные, там едят что-то не то, лаборатории как-то плохо закрывают за собой вход, он останется. Это одна из целей этой компании – нанесение имиджевого удара по Китаю. Потому что Китай - это центр мира, а центр мира – там все должно быть блестящее, хорошее, красивое, здоровое и безопасное.

В. Ворсобин:

- То есть, получается, применили вирусологическое оружие против Китая?

Н. Стариков:

- Я хочу, чтобы вы включили воображение и представили себе. Конкурируют несколько государств между собой и вот в одном из них постоянно происходят какие-то эпидемии. При этом сказать, что китайская цивилизация какая-то особо грязная, это просто наврать. Рядом с Китаем находится Индия, где проблемы антисанитарии стоят куда более остро. Вы слышали о какой-нибудь эпидемии, которая началась в Индии? Скажете, в Китае много людей? Так в Индии не сильно меньше…

В. Ворсобин:

- А почему Китай не обвинил в этом случае каких-то врагов и что это подкидывали им вирус. Они же это лучше вас знают наверняка.

Николай Стариков

Н. Стариков:

- Владимир, вы же демократ. В мире же нет врагов, все ж друзья. Все только и думают, как бы экономика процветала… Разве Китай называет кого-то врагом? А, да, врагом называют только Соединенные Штаты кого-то. А Китай – нет. У Китая только друзья. Поэтому, как только ты переходишь на риторику вот это что-то сделано, такие, как вы, сразу начнут хохотать. Смеяться начнут – да вы что, это невозможно. Скажу больше – представьте, что я бы где-то полгода назад сказал бы вам, что Соединенные Штаты Америки целенаправленным ударом убьют одного из государственных деятелей Ирана на территории третьей страны, вы бы что сказали?

В. Ворсобин:

- Я бы сказал – легко.

Н. Стариков:

- Нет, вы бы сказали – Николай, это конспирология.

В. Ворсобин:

- Да нет, в этом случае я бы точно этого не сказал. Потому что это Иран. Если бы вы сказали – Швейцария, я бы сказал, что, конечно, это невозможно.

Н. Стариков:

- А деятелей Ирана можно убивать?

В. Ворсобин:

- Нет, нет, я говорю про вероятность.

Н. Стариков:

- А люди делятся на сорта у нас?

В. Ворсобин:

- Нет, могли бы США ударить по деятелю Ирана, я бы сказал да.

Н. Стариков:

- Подождите, вот это очень важно. Владимир, вот смотрите, вы сейчас в прямом эфире радиостанции проговорили то же самое, что нацисты вели в своей пропаганде. Что люди делятся на какие-то категории. И вообще-то человека убивать нельзя…

В. Ворсобин:

- Нет, я же сказал только о вероятности…

Н. Стариков:

- Нет, подождите, если это государственный деятель Ирана, значит, его можно убивать – вот это страшная оговорка, которая сидит в голове. К сожалению, она сидит в голове у тех, кто пытается себя называть демократами. Поэтому, пожалуйста, либо никого нельзя убивать, либо мы живем в джунглях.

В. Ворсобин:

- Николай, а как это вообще может для России сказаться – вот эта история с китайским вирусом? Возможно, это удар не только против Китая?

Н. Стариков:

- Нет, это удар как раз только против Китая. Причем, история самоорганизующаяся. Ну, представьте, что где-то начинается серьезнейшая эпидемия. Что делают все окружающие страны? Они автоматически начинают от этого дистанцироваться, изолироваться и разрывают все связи. Это значит, что китайские ученые не смогут поехать на симпозиумы в Бельгию, Россию или еще куда-то. Потому что будет введен карантин и при этом даже сам Китай выступит инициатором этого карантина. Потому что, если он этого не сделает, его же потом и обвинят. То есть, вы изолируете Китай, а центр мировой силы не может быть изолирован. США – это центр, куда стекаются деньги, люди, идеи, мозги, все, что угодно. Вот Китай может быть таким центром. И вы его, хотя бы на год, изолировали. И эта изоляция у вас повторяется с периодичностью в несколько лет.

В. Ворсобин:

- Я правильно понимаю, что каждый раз вы эту мысль повторяете – что против Китая применили бактериологическое оружие, подкинули ему вирус, для того, чтобы изолировать эту большую страну от всего мира? Так?

Н. Стариков:

- Представьте себе, стоят два больших торговых центра. Один из них старый, такой проверенный, в него все ходят. И вырос новый торговый центр. И в этом новом торговом центре с периодичностью раз в три месяца находят какие-то неприглядные вещи, после чего происходит эвакуация. И все СМИ говорят – в этом новом торговом центре антисанитария, работники этого центра крысят живыми едят… Вы бы могли, как совестливый журналист, заподозрить, что один торговый центр создает плохой пиар и еще, помимо этого, создает факты, для того, чтобы этот пиар мог действовать?.. Могли бы? А теперь представьте, что вы следователь, а не журналист. Вы бы начали расследовать, вы бы кого заподозрили? Ищи того, кому выгодно. Вот я и предлагаю нашим радиослушателям вместе с нами поискать, кому это выгодно.

В. Ворсобин:

- Получается, китайский вирус является бактериологическим оружием – мы вышли на эту тему? А нам дозвонился Сергей из Чехова. Здравствуйте.

Сергей:

- Здравствуйте. Я считаю, что это никакое не бактериологическое оружие, а обыкновенная эпидемия, как вот свиной грипп, птичий грипп… Это все мелочи по сравнению с пенсионной реформой, которая у нас в России.

Н. Стариков:

- Ну, странно, чтобы Китай и все мировые СМИ рекламировали – а это чистая реклама – какую-то эпидемию, потому что в России пенсионная реформа… Мне кажется, это натянуто. А вот следователи, которые расследуют преступления, они бы обратили внимание, что все эти эпидемии происходят в одном месте. Это, знаете, как вдруг начинают болеть и умирать наследники одного и того же состояния. Но каждый умирает по какой-то своей причине. Ищите, кому выгодно, конечно, кто хочет наследовать это все, кто хочет дискредитировать Китай, ограничить его экономическое и политическое влияние, кто хочет прервать его международные связи. Студенты уезжают из Китая уже, а новые не приедут. Кто хочет создать Китаю имидж страны, где как-то все само собой зарождается и все плохое. А вот почему-то в Индии ничего плохого не зарождается. Уж тем более в Соединенных Штатах Америки. Представьте себе, не дай бог, сейчас в США начнется эпидемия какой-нибудь гадости. Туда перестанут летать самолеты, перестанут приезжать туристы… бизнесмены… Вот как это работает. При этом ситуация самоорганизующаяся – вам не надо ни запрета делать, ничего. Все от заразы начинают бежать сами.

В. Ворсобин:

- Наталья Филатова пишет: «Нам тоже выгодно. Сейчас все перестанут брать у них, цены рухнут и мы сможем покупать китайские товары». Как, для нас выгодно ли ослабление Китая?

Н. Стариков:

- Для нас невыгодно ни ослабление, ни усиление Китая. Потому что для нас выгодно наше усиление и плохо для нас наше ослабление. Мы должны сами усиливаться, а не ждать, что какая-то эпидемия кого-то ослабит. Так же, как США с долларом, они нам такой радости не доставят – возьмут и вдруг рассыплются в прах и рухнут. Это происходит раз в тысячелетие. Только Горбачев такой подарок с Ельциным сделали нашим уважаемым партнерам. А чтобы вы не покупали китайские товары в перспективе, для этого есть Грета Тунберг. Я сегодня по совету друзей и вам предлагаю ввести новую науку такую – «гретология». Эта наука будет изучать, как товары делятся на правильные и неправильные с точки зрения защиты окружающей среды. Мы с вами легко догадаемся, что товары, произведенные в Китае и в России, точно с этой точки зрения будут отрицательные, поэтому уважающие себя демократические государства не должны покупать такие товары. А вот товары, произведенные в светочах демократии, они точно будут с точки зрения «гретологии» чистые, прозрачные и не загрязняющие окружающую среду. Так что для борьбы с китайской экономикой вводится еще одна дополнительная опция – «гретология».

Владимир Ворсобин

В. Ворсобин:

- Николай, мы покупаем китайские товары, мы выписываем их по почте. Чем может измениться эта история в связи с вирусом? Может быть, нам будут дешевле эти китайские товары обходиться?

Н. Стариков:

- Я вот не покупаю китайские товары по интернету, я не знаю, как это делается. Я как ходил в магазин рядом с домом, так и буду ходить. Для меня ничего не изменится… Что касается каких-то эпидемиологических проблем, если они действительно возникнут, я думаю, что почтовое сообщение на время закроется. Но рискну предположить, что эпидемия закончится через несколько месяцев так же внезапно, как все эпидемии, закончившиеся в Китае так же внезапно через несколько месяцев. Число погибших будет небольшое.

В. Ворсобин:

- Это о чем говорит?

Н. Стариков:

- Это говорит о том, что есть какой-то диссонанс. С одной стороны, страшная эпидемия, все в масках. С другой стороны, международные структуры, которые занимаются здравоохранением, не собираются объявлять какое-то чрезвычайное положение медицинское. Это значит, что ситуация не так страшна. Потому что, если бы всему миру грозило уничтожение, я думаю, что они бы забегали и вели бы себя совершенно иначе.

В. Ворсобин:

- Николай, вы говорите, что это подкинули для того, чтобы уронить экономику Китая, чтобы его изолировать от всего мира. С другой стороны, вы говорите, что это скоро пройдет и вирус не так страшен, как говорят сами же китайские власти. Как соединить эти две вещи?

Н. Стариков:

- Очень просто. Во-первых, я не говорил, что кто-то подбросил. Я сказал, что эта эпидемия имидж Китая портит и все отрицательные последствия будут. Второе. Китай оказывается под давлением, итогом которого является и планируется не гибель 500 миллионов китайцев, а согласие китайского руководства прогнуться под те условия, которые ему выставляют. Это такой кнут. Но не так, чтобы пациент потом встать не мог, а так, чтобы понял, что за пряником руку ему рано протягивать.

В. Ворсобин:

- То есть, не подбросили этот вирус, но при этом используют как кнут…

Н. Стариков:

- Мы же с вами не вирусологи, как мы можем утверждать… Мы можем рассуждать на эту тему. Что мы и делаем.

В. Ворсобин:

- Наш слушатель спрашивает – а, может быть, это заговор тех, кто разрабатывает вакцину, чтобы потом продать и заработать?

Н. Стариков:

- Я думаю, что в каждой ситуации есть несколько уровней. Вспомним эту историю с атипичной пневмонией. Тогда ВОЗ рекомендовал всем одну вакцину, разработанную какой-то французской компанией. Вот одну вакцину продали в огромном количестве и заработали на этом деньги. Ну, вот, знаете, кому война – а кому мать родна. Кому эпидемия, а кто и зарабатывает. Думаю, что очень скоро, может быть, появится опять одна вакцина от того, что сегодня показывают нам по телевизору.

Юрий, г. Волгоград:

- Здравствуйте. Ну, США, безусловно, эту ситуацию в Китае для себя используют, у них же торговая война, как так не воспользоваться? Мог ли вирус быть от какого-то животного с рынка этого? Мог, конечно. Но там дело в том, что тысячелетиями едят всяких змей, жуков, пауков… хотя, черт его знает, может, и в древности эти вирусы случались… Могли ли подбросить? Тоже могли. Могло ли это быть случайной утечкой из лаборатории? Такого нельзя на сто процентов исключать. А в общем Николай прав совершенно – через несколько месяцев это все заглохнет, а откуда вирус взялся, останется невыясненным.

В. Ворсобин:

- Спасибо.

Программа в студии Радио КП

Н. Стариков:

- Спасибо. Вот я бы хотел обратить внимание на одну важную вещь. Что такое генная инженерия? Что такое медицинские исследования? Это когда берут что-то у змеи и пересаживают туда, где этого не было. То есть, у змеи этот вирус, может быть, десять тысяч миллионов лет, и змею тоже ели десять тысяч миллионов лет. Но поедание змеи не приводило к появлению вируса у человека. А вот когда там чего-то чуть-чуть поменяли, съел кто-то змею и заболел.

В. Ворсобин:

- Николай, я думаю, сейчас где-то очень сильно смеется вирусолог, слушая наш эфир…

Н. Стариков:

- Я вот специально сейчас показал уважаемым радиослушателям, как работает история, когда с вами серьезно разговаривать невозможно. Как только называешь вещи своими именами, вы начинаете хохотать. Поэтому с вами нужно разговаривать очень просто – излагать факты, а анализ я отдаю в ваши демократические серьезные руки. Вы ж серьезный мужчина, над вами же не смеются вирусологи, вот вы и подведете итог…

В. Ворсобин:

- «Врали и врут постоянно коммунисты», - пишет Николай. Видимо, китайские коммунисты имеются в виду. И, кстати, говорят, что очень поздно они нашли в себе мужество объявить об этом вирусе и там количество погибших и заболевших на самом деле на порядок больше.

Н. Стариков:

- А вот сейчас вы повторили тезис польской пропаганды. Советский Союз освободил Варшаву. Значит, факт невозможно отрицать, что вы говорите? Поздно освободили Варшаву. Мы, поляки, считаем, что вы должны были раньше освободить. Вот вы сейчас то же самое сказали в отношении руководства Китайской народной республики. Потому что, что ни сделай, для информационной войны всегда есть повод пнуть, уколоть или помазать какой-то черной краской…

Владимир, можно я подведу итог и сразу перейдем к следующей. Вот то, что осуществляется сегодня в отношении Соединенных Штатов открыто в отношении Китая, называется сдерживание. Это политика сдерживания. В этой политике, как и во всякой политике, есть видимая часть айсберга, а есть подводная. Вполне возможно, мы можем предположить с вами, что то, что происходит в Китае негативного, это и есть та самая подводная часть системы сдерживания со стороны США. Хотя, конечно, той информации, которую мы с вами получаем, для стопроцентного утверждения недостаточно. Помимо этого, я хотел бы напомнить, что американский континент «освобождался» англосаксами от тех, кто там жил, с применением бактериологического оружия – практически то же самое. Я имею в виду те самые печально знаменитые оспинные одеяла, которые англичане выдавали индейцам и вызвали тем самым страшную эпидемию. И чтобы уж совсем точку поставить в этом вопросе – вишенка на торте – англичане выдавали индейцам, тем, которые воевали на стороне англичан против французов. То есть, сначала англичане с индейцами вместе победили индейцев других и французов, а после этого своим индейцам раздали зараженные оспой одеяла.

В. Ворсобин:

- Теперь поговорим о зараженных хамством наших губернаторов. Точнее, одного из них. Сегодня комиссия по этике «Единой России», видимо, лишит членства в партии Михаила Игнатьева – главу Чувашии, который отличился аж два раза за месяц. Сначала он заявил, что нужно «мочить» местных журналистов, которые, видимо, писали о нем нехорошо, и блогеров заодно. Но он пережил этот скандал, хотя скандал был страшный, и в Чувашии даже созрело движение чуть ли не «мочить» губернатора… Но его погубило одно из видео, где он вручает ключи офицеру МЧС от новой пожарной машины и не дает эти ключи в руки, а просто держит ее на весу и поднимает вверх, и заставляет офицера прыгать, как собачка. Это видео разозлило очень многих, причем, это разозлило и Кремль, и, по некоторым данным, уже есть решение об отставке этого губернатора. Вопрос такой – вот эта эмоциональная составляющая отставки, ведь если человек ведет себя так, он явно… ну, я не очень понимаю, как может умный человек это делать? А если предположить, что там есть проблемы с этим, то каким образом такие люди становятся губернаторами?

Н. Стариков:

- Хороший вопрос. Ну, во-первых, хочу сказать, что, как человек беспартийный, я, конечно, никоим образом «Единой России» не могу подсказывать, но, отвечая на ваш второй вопрос, мне кажется, станет понятно, как нужно действовать и в ответе на вопрос первый. Это называлось Сталиным «головокружением от успехов». Только вопрос – что такое успехи? Успехи это могут быть карьерные, в данном случае, там набивание кармана, еще что-то… когда человек теряет связь с реальностью. Я не могу себе представить вообще ни одного видного деятеля России или зарубежья, который может заставить офицера подпрыгивать за чем-то. То есть, это такое неуважение к офицерской чести, к какому-то фундаменту государственному. Ведь унижен-то не офицер МЧС и не столько офицер МЧС, как унижена офицерская честь и сам человек, который так себя ведет. Поэтому этот человек потерял связь с реальностью. А когда человек теряет связь с реальностью, он, конечно же, становится неудобным управленцем на любом уровне управления. Я думаю, что здесь речь идет о несоответствии не только на уровне губернии, а на уровне предприятия… Этот человек уже неадекватный.

Программа в студии Радио КП

В. Ворсобин:

- А, может быть, очень маленькая скамейка запасных у Кремля, если попадают в губернаторы такие люди? Ведь если сейчас посмотреть на новое правительство, там министр культуры у нас признавалась в Фейсбуке или в каких-то социальных сетях, что она терпеть не может музеи и вообще она говорила о том, что принимала наркотики… Неужели нельзя заранее посмотреть кандидата на такой большой пост и не вычистить все дальнейшие косяки, которые могут случиться?

Н. Стариков:

- Ну, если почитать комментарии под нашей с вами программой, почти под каждой, такой вопрос можно задать редакции «Комсомольская правда» - как же они вас, господин Ворсобин, не разглядели и допустили до эфира?

В. Ворсобин:

- Ну, это дело вкуса…

Н. Стариков:

- Да. А когда мы говорим о какой-то серьезной истории, то, к сожалению, продукты иногда портятся в ходе их хранения. А люди портятся в ходе своей производственной деятельности. Вот был вполне себе адекватный, умный, хороший, скромный гражданин, его назначили на определенный пост. И здесь где-то через какой-то промежуток времени он потерял связь с реальностью. Он ее не сразу потерял, он ее терял потихонечку…

В. Ворсобин:

- То есть, хороший, умный человек был до губернаторского поста?

Н. Стариков:

- Да он и сейчас, может быть, в глубине души, хороший и, наверное, умный, не поглупел. Но он потерял связь с реальностью, что приводит дальше к этим печальным последствиям. По крайней мере, для меня совершенно очевидно, что то, что он сделал, это вот он моментально зачеркнул всю свою карьеру. Не знаю, что у него было в голове, но теперь он профнепригоден для этой должности.

В. Ворсобин:

- Наш слушатель пишет: «А офицера гнать из органов?». Вот, если посмотреть это видео, то здесь вызывает еще гнев не только к губернатору, а этот паренек в обмундировании офицера, который прыгает ведь… Вот так хочется ему эти ключи… Мне кажется, этого парня тоже неплохо бы как-то воспитать.

Н. Стариков:

- Наверное, воспитать его тоже надо, но те объяснения, которые давала пресс-служба губернатора, я не знаю, насколько они правдивы и соответствуют действительности, из них следует, что этот офицер и губернатор знакомы. Поэтому это, может быть, как-то и может оправдать. Только не губернатора, а вот этого самого офицера.

В. Ворсобин:

- Как вы думаете, сколько еще подобных губернаторов таит в себе эти проблемы, которые потеряли связь с реальностью? У нас много таких?

Н. Стариков:

- Я думаю, что ближайшие отставки это покажут.

В. Ворсобин:

- Хорошо. Ну что ж, мы вернемся на следующей неделе. Оставайтесь с нами.