Винер-Усманова: «Я от всех соревнований отказалась заранее, еще до введения карантина»

Ирина Винер-Усманова
Глава Всероссийской федерации художественной гимнастики Ирина Винер-Усманова стала гостьей программы «Кто ходит в гости по утрам с Ариной Шараповой». Речь зашла об угрозе закрытия тренировочных баз и спасении спортсменов от депрессии.

Скачать передачу [mp3, 30.8 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Шарапова:

- Здравствуйте, Ирина Александровна. Дома ли вы?

И. Винер:

- Доброе утро. Да, дома.

А. Шарапова:

- Доброе утро, моя дорогая Ирина Александровна. Как я счастлива вас, наконец, услышать. Как вы там поживаете в самоизоляции, на карантине и т.д.? Вы же человек деятельный. Я абсолютно убеждена в том, что вряд ли вы занимаетесь готовкой еды. Хотя, кто знает, может быть, иногда вы можете себе позволить приготовить что-нибудь вкусненькое. Ирина Александровна, вы что-нибудь готовите вкусненькое?

И. Винер:

- Вкусненькое всегда приятно и полезно, это серотонин, это удовольствие. Но, готовя вкусненькое, не надо забывать о том, что можно и в колобок превратиться от этого вкусненького. Как всем женщинам известно, это намного быстрее можно сделать, чем потом это все убавить. Прибавляется по 100, 100, 300, полкило, а убавляется по 50 и 100 грамм.

А. Шарапова:

- Ирина Александровна, я еще раз представлю вас нашим слушателям. Дорогие друзья, мы пришли в гости к российскому тренеру по художественной гимнастике, педагогу, доктору педагогических наук, профессору, президенту Всероссийской федерации по художественной гимнастике, Герою Труда. У Ирины Александровны орден «За заслуги перед Отечеством».

Ирина Александровна, расскажите, по утрам обычно чем вы заняты? Я, например, с 5 до 7 сегодня была в «Добром утре» на Первом канале, сейчас вышла к вам в гости из «Комсомольской правды». А вы?

И. Винер:

- Ну, у вас работа, как у жаворонка, а у меня работа, как у жаворонка и совы одновременно. Поэтому утром обычно я организационными делами занимаюсь, если говорить о работе, а днем и вечером я занимаюсь тренировками.

А. Шарапова:

- Все-таки тренировки?

И. Винер:

- Конечно, тренировки. А как же без них?

А. Шарапова:

- Очень интересно задать такой бытовой вопрос. А вы закупили себе продуктов на какое-то время, чтобы не отвлекаться на магазины?

И. Винер:

- Да, я закупила себе продуктов, чтобы не отвлекаться на магазины, и уже давно. Это было еще в конце февраля – начале марта, и надо мной как-то подшучивали, не верили мне. Но у меня есть какое-то шестое чувство, подтверждающееся некоторыми такими моментами истины, которые я имею в запасе. И я приобрела все необходимые продукты, и магазины сейчас для меня – это нечто удаленное и не нужное.

А. Шарапова:

- Ирина Александровна, у вас потрясающая интуиция. Как вы считаете, можно ли развить интуицию или это все-таки мама и папа?

Ирина Винер-Усманова

И. Винер:

- Все дело в том, что развить интуицию, конечно, можно. Это подсказывает жизненный опыт, а у некоторых это от природы. У меня это жизненный опыт. Вот позавчера было Благовещение, и птица для меня это очень важный знак. Всегда, когда у меня идут соревнования, или когда я хочу какой-то вопрос задать, я выхожу на улицу, смотрю в окно. И если пролетает птица, это для меня очень хороший знак, что произойдет все так, как мне хотелось бы.

А. Шарапова:

- Неважно, какая птица, даже если это ворона?

И. Винер:

- А ворона это очень умная птица. Это самые любимые птицы были моей мамы. И я очень люблю ворон.

А. Шарапова:

- Ирина Александровна, ваша сила заключается и в том, что даже когда с вами говоришь о каких-то домашних, бытовых историях, всегда вы уходите в тему своей основной жизнедеятельности. То есть, конечно, вы всегда говорите о спорте. И невероятное количество вопросов, связанных с тем, как сейчас тренируются ваши девчонки. Ведь всем известно, что если не тренироваться, то и спорт уходит. Расскажите, как это происходит сегодня, в такое карантинное время. Хотя напомню, что мэр Москвы Сергей Собянин сказал, что 3 миллиона человек все равно продолжают работать. Итак, как вы работаете?

И. Винер:

- Как я работаю? Мне это дается особенно легко, потому что были такие моменты, и очень серьезные, когда мне нужно было доказывать почти на уровне руководителей правительства о том, что мы (я говорю именно о художественной гимнастике) постоянно тренируемся, и многие поколения наших девочек находятся на учебно-тренировочной базе «Новогорск». И они уезжают оттуда не так, как другие спортсмены (на один период приезжают, на другой уезжают), а они тренируются постоянно и уезжают где-то на Новый год на 4-5 дней, не больше. Все остальное время это их дом. Поэтому убирать их сейчас с базы, закрывать эту базу равносильно смерти (как спортсмена имеется в виду). Потому что они без врачебного надзора, без тренировок могут просто погибнуть – и от депрессии, и оттого, что они, как мимозы, выйдя в такую жизнь, в эту геенну огненную, которая сейчас везде и вокруг, они просто могут не справиться с собой по всем параметрам. Поэтому я сумела объяснить и доказать, что они должны остаться на базе и тренироваться. Они остались.

Провели собрание. Заселили еще к нам две команды. В одной из команд был выявлен после анализов (уже после заселения сделали анализы) случай заболевания, и базу закрыли на жесткий карантин, попросили нас тоже уйти. Но я сказала: «Никогда я отсюда не уйду, тем более что сейчас, если выявлено, и если это карантин…» Мы закрылись в одном здании, дети были в номерах по одному человеку, занимались в номерах хореографией, работали настолько, насколько это возможно, физической подготовкой. Вчера пришла радость, что после повторного взятия тестов все живы-здоровы, все нормально, ни у кого ничего не выявлено – ни у детей, ни у взрослых, ни у тренеров, ни у обслуживающего персонала. Потому что обслуживающий персонал (повара, уборщики) все живут на базе, в этом здании и не выходят за пределы. Поэтому мы находимся в полной изоляции, что дало возможность нам очень серьезно самоизолироваться и получить положительный результат, при том, что 35 человек живут, но они все в розницу, как говорится, находятся, и они теперь будут тренироваться уже в полную силу, я думаю.

А. Шарапова:

- Тренировки теперь пойдут, наверное, в два раза активнее. Потому что был какой-то перерыв небольшой, значит, они должны наверстывать несколько упущенных недель, дней.

И. Винер:

- Да, конечно, наверстывать. И в первую очередь в психологическом плане. Потому что у детей началась депрессия.

А. Шарапова:

- Депрессия от отсутствия спортивной активности?

И. Винер:

- Конечно. Потому что если доменную печь останавливают, ее уже завести почти невозможно или для этого требуются многие месяцы. А это именно доменная печь. У нас каждая девочка имеет нагрузку определенную, это сборная команда, и очень серьезную нагрузку. К этому психологически привыкание наступает, и физическое, и моральное. Поэтому мы должны это состояние поддерживать. Если это не поддерживается, у нас возникают очень серьезные проблемы. Как нам известно, вирус имеет информационный характер, не патогенный, а информационный в первую очередь.

А. Шарапова:

- Что это значит – информационный?

И. Винер:

- Информационный характер коронавируса - это вирус, который имеет оболочку жировую, внутри белковую, но он не несет никакого плохого, именно как бактерия, вирусные ОРВИ и т.д. Он несет информацию. А когда информация поступает в клетку, уже подключаются… В общем, я слушаю очень много лекций, и я согласна с тем, что психология сейчас играет огромную роль. И депрессивное состояние дает людям возможность заразиться и заболеть, потому что психология играет колоссальную роль.

Арина Шарапова

А. Шарапова:

- То, что вы говорите, безумно важно. Это значит, для того чтобы не впасть в депрессию, люди, которые сейчас сидят по домам, все же должны активно заниматься спортом. Правильно?

И. Винер:

- Да, должны заниматься, потому что движение – это жизнь. Все двигается – сердце стучит, печень работает. И если мы думаем, что стучит только сердце и работает только сердце, - нет, у нас в организме работает все постоянно всю нашу жизнь.

А. Шарапова:

- Ирина Александровна, очень много вопросов об Александре Солдатовой – любят ее. Как у нее дела?

И. Винер:

- Я сама ее очень-очень люблю. Я ее увидела, когда она была совсем маленькой девочкой, ей еще не было 11 лет. Я ее увидела во Владимире на детских соревнованиях и сразу запомнила, поняла, что это будет звезда. Конечно, она стала звездой, и она необычная, она красивая, эластичная, выразительная. Она прекрасная гимнастка, но, к сожалению, у нее, как у многих наших больших спортсменок, были проблемы с питанием. Есть такое слово – генетика. Очень сложно бороться с этой конституцией, которая у тебя заложена в генах. Она одно время стала прибавлять в весе и очень переживала за это, очень страдала, худела. Появились травмы какие-то. Все это психология, конечно. Много было назначено лечений, много было клиник, которые она посетила, в том числе и психологические, и физические, которые лечат болезни. В общем, сейчас вроде бы мы нашли такую серьезную клинику, которая ей помогает. Я думаю, то, что сейчас произошло, и Олимпиада отложилась на год, это на руку этой девочке. Я думаю, она восстановится. Она выступала последний раз у нас на показательных выступлениях на чемпионате России, и зал был восхищен ее упражнением с мячом…

А. Шарапова:

- Да, потрясающее было выступление.

И. Винер:

- Мы очень много работали над этим упражнением в свое время, образ создавали, я объясняла ей. Все это было очень нелегко, но, в конце концов, она вошла в этот образ и сделала упражнение блестяще на всех соревнованиях, в том числе на этих показательных выступлениях. Она входит в форму. Эта отсрочка Олимпиады, возможно, будет для нее каким-то стимулом, чтобы снова начать тренироваться в полную силу и готовиться к Олимпиаде.

А. Шарапова:

- То есть психологический фактор – это то, чему вы уделяете огромное внимание, и, насколько я понимаю, работаете много со всеми с точки зрения психологии?

И. Винер:

- Я считаю, от 60 до 70% успехов – психология спортсменки. Потому что «Словом можно убить, словом можно спасти, Словом можно полки за собой повести. Словом можно продать, и предать, и купить, Слово можно в разящий свинец перелить». Я в это свято верю, поэтому я всегда беседую, разговариваю со спортсменами, моими детьми, иногда жестко, иногда, наоборот, очень мягко. У меня есть какие-то такие моменты, которые приходят именно в тот период, когда это необходимо.

А. Шарапова:

- Ирина Александровна, через год Олимпиада. Кончится же, в конце концов, этот карантин, девчонки опять смогут выступать где-то. Где будут соревнования проходить в течение этого года, как они будут задействованы?

И. Винер:

- Ничего мы не знаем, у нас все соревнования были отменены. У меня тоже было такое предчувствие, что это случится, и я заранее отказалась от всех соревнований, которые должны были проходить, начиная с марта. У нас закончились соревнования в феврале наши, Гран-при, у нас закончились соревнования международные. А дальше шли соревнования и в Италии, и в Испании, и в Чехии, и в Киеве должны были быть выступления, тоже Гран-при и Кубки мира. Я от всех соревнований отказалась сразу же. И было удивительно для всех – Россия нигде не участвует.

А. Шарапова:

- Еще до карантина?

И. Винер:

- Ну конечно, до карантина. Когда министр попросил заполнить бумаги, где мы были последние две недели - мы не были последние два месяца нигде.

А. Шарапова:

- Вот это интуиция!

Программа в студии Радио КП

И. Винер:

- Да, вот так. Сказали, что Винер, наверное, у Ванги училась. Просто надо очень любить своих детей и художественную гимнастику, чтобы получить такое чувство – самосохранение. Поэтому мы никуда не выезжали все это время, и нас миновала сия чаша.

А. Шарапова:

- Когда вы не работаете с девчонками, чем вы заняты? Чем вы занимаете свое свободное время, и вообще, есть оно у вас?

И. Винер:

- Ну, как вам сказать… Почти нет. Потому что, во-первых, я смотрю по FaceTime, чем они занимаются. Ну, эти несколько дней, когда мы ждали второй тест, результаты, они занимались в комнатах, я уже на FaceTime не сидела. Известно, что я Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро готовила и проводила по FaceTime. У меня была установлена камера в зале, где они тренировались, и дома. В связи с тем, что у меня очень болела мама, я не могла ее оставить на таком большом расстоянии, я была с ней рядом и в это время проводила тренировки в Рио-де-Жанейро. И у нас все закончилось, слава богу, с теми же результатами, которыми заканчивались уже 6 Олимпиад.

А. Шарапова:

- Вы всегда говорите только о своем огромном деле. Позвольте мне задать вам абсолютно женский вопрос. У вас сногсшибательной красоты наряды. Вот сейчас идет карантин. Вы хотя бы для девчонок их выгуливаете? Или они у вас просто висят?

И. Винер:

- Сейчас просто висят. Поскольку, когда я хожу на тренировки, мне нужна свободная и удобная одежда. У меня большое количество разных спортивных костюмов, в которых мне удобно. И есть у меня такая градация одежды. Когда мне нужно идти куда-то на совещание, у меня одно направление, когда мне нужно идти на тренировку, то совсем другое направление. А когда я иду куда-то в театр или на какое-то серьезное мероприятие, я уже имею третий вариант.

А. Шарапова:

- Ирина Александровна, я хочу вас поблагодарить за то, что вы сегодня были с нами. Все же то, что происходит, имеет какие-то позитивные моменты. Это экология души, экология воздуха. Отовсюду сейчас слышится, что природа стала чище. Бог его знает, может быть, действительно для того и был послан нам этот вирус, чтобы немного очиститься. Правильно?

И. Винер:

- Да, я в это свято верю. Есть такое имя Бога, которое гласит: найти хорошее в плохом.

А. Шарапова:

- Я благодарю вас за то, что вы сегодня с нами, уделили нам свое драгоценное утреннее время. С нами был Герой Труда, орденоносец…

И. Винер:

- Я линейный тренер, дорогая Ариша.

А. Шарапова:

- Линейный тренер по художественной гимнастике, доктор педагогических наук, профессор, президент Всероссийской федерации по художественной гимнастике Ирина Александровна Винер-Усманова.

Что такое скалолазание и как начать им заниматься
Что случилось в Петербурге сегодня. Политика, экономика, происшествия, культура, спорт – все, чем уходящий день войдет в историю. Обсуждаем детально. С экспертами. С участниками событий    
Что случилось в Петербурге сегодня. Политика, экономика, происшествия, культура, спорт – все, чем уходящий день войдет в историю. Обсуждаем детально. С экспертами. С участниками событий    
Что случилось в Петербурге сегодня. Политика, экономика, происшествия, культура, спорт – все, чем уходящий день войдет в историю. Обсуждаем детально. С экспертами. С участниками событий    
Что случилось в Петербурге сегодня. Политика, экономика, происшествия, культура, спорт – все, чем уходящий день войдет в историю. Обсуждаем детально. С экспертами. С участниками событий