Виталий Милонов: Общество требует синичьей крови

Депутатская прикосновенность
В эфире программы «Депутатская прикосновенность» Виталий Милонов «разжигает» историю блогера Синицы и объясняет, нужно ли сокращать Госдуму в 2 раза и отменять депутатскую прикосновенность.

Скачать передачу [mp3, 34.4 МБ]

Мы предлагаем полный текст программы.

Р. Голованов:

- Трепещите, бесы, он вернулся! Духовный инквизитор, депутат Госдумы и просто хороший человек – Виталий Милонов каждую среду в два часа дня будет здесь зажигать. А возможно, даже разжигать!

В. Милонов:

- Здравствуйте. Это очень скромный анонс. Спасибо.

Р. Голованов:

- Блогера Синицу приговорили к 5 годам тюрьмы за твит. Он призвал убивать детей силовиков. После митингов, когда стали разоблачать, кто находится в оцеплении ОМОНа, стали выкладывать фотографии силовиков, их жен и детей, вылез блогер Синица с твитом, что нужно присылать силовикам снафф-видео с их детьми. И тогда они уже получат свое за то, что били людей на митингах. Вы поддерживаете такое наказание – пять лет тюрьмы за слова?

В. Милонов:

- Это не слова. Это призыв убивать детей. За такой призыв я бы лично этого подонка, явно не интересующегося никем, кроме самого себя, расстрелял.

Р. Голованов:

- А вас сейчас сажать не надо за призывы к убийству?

В. Милонов:

- Отрубить голову! Не надо. Я бы привел приговор в исполнение. Общество требует синичьей крови.

Р. Голованов:

- Вы бы взяли пистолет и застрелили его?

В. Милонов:

- Нет, пистолет – слишком гуманно. Меч, топор, на Красной площади отрубил бы голову.

Р. Голованов:

- Вы просто маньяк.

В. Милонов:

- Это подонок, это реальная мразь, которую можно сравнить с теми, кто пятнадцать лет назад был в Беслане. Это хуже, чем террорист.

Р. Голованов:

- Человек никого не брал в заложники.

Виталий Милонов

Виталий Милонов

В. Милонов:

- Адольф Гитлер тоже мало кого лично убивал. Но при этом почему-то его недолюбливают во всем мире. Этот гаденыш, используя СМИ, массовые социальные сети, призывал убивать детей силовиков. Это тварь, которая не имеет права ходить по земле. На него жалко тратить кашу, тюремную баланду, потому что он ее не заслужил. Его нужно аннигилировать. Если мы такие призывы будем оставлять без ответа, если он будет на пять лет идти в тюрьму за такие призывы, это ерунда. Воришка идет на пять лет. Он никого не убил, но украл. Пошел на пять лет законно. А этот человек призывал массово убивать детей. Язык ему отрезать надо.

Р. Голованов:

- С нами на связи политический обозреватель газеты "Комсомольская правда" Владимир Ворсобин. Что ты думаешь по поводу этих пяти лет? Я считаю, что наказание за это должно быть. Насколько я знаю, ты противник этого.

В. Ворсобин:

- Черт в деталях. Я тоже возмущен этим постом. Я часто слышу наших политиков и возмущаюсь их словами. Судить за слово само по себе, хотя я знаю, что это и в Европе есть, и во всем мире так судят, но лично по мне как-то странновато – пять лет за несколько строчек. Но здесь другое. Возможно, и скинут срок.

Р. Голованов:

- До двух лет.

В. Ворсобин:

- Давайте тогда уж по гамбургскому счету судить всех по такой высокой планке. У вас в студии сидит Виталий Милонов, который сделал себе имя на подобных речах.

Р. Голованов:

- Только что он призывал расстрелять этого Синицу.

В. Ворсобин:

- Он хотел расстрелять многих, которых он называет гомосексуалистами. Кровь на кирпичах и так далее. Я вспоминаю Жириновского, который предложил скинуть атомную бомбу на Стамбул. Его спросили: там же пять миллионов человек. Жириновский сказал: а что делать? Надо так надо. Если собрать попурри наших известных политиков и общественных деятелей по поводу расправы друг над другом и над целыми народами, то рядом с Синицей должен сидеть и Милонов, и Жириновский, и многие из тех ораторов, которые на этом делают свое имя.

Р. Голованов:

- Виталий, вы предлагали расстрелять Гнойного, Оксимирона за слова, за строчки, за их рэп-батл. Так чем вы лучше Синицы?

В. Милонов:

- Роман, не путайте божий дар с яичницей.

Р. Голованов:

- А вы себя к чему относите?

В. Милонов:

- Не к яичнице. Вы пытаетесь уйти от проблематики. Вы пытаетесь вместе с господином Ворсобиным, уважаемым журналистом, замазать это. Я вам хочу сказать. Я читаю хроники уголовных дел в странах Евросоюза. Такие гуманистические страны, где даже Брейвика не расстреляли, а посадили на какое-то количество лет, он живет там, в интернете сидит. Так вот, в этих гуманных странах, где даже гомосекам разрешается жениться, там шесть лет, пять лет, знаете, за что дают? Пять лет получил Хорст Малер 11 марта 2009 года за отрицание холокоста. Они на словах усомнились в том, что был холокост. Это негодяйство. Потому что холокост был. Так вот, за то, что они отказались признавать существование холокоста, абсолютно закона, по закону Евросоюза, его посадили на пять лет в тюрьму. Мы сталкиваемся с негодяем и подонком, с маньяком, с убийцей.

В. Ворсобин:

- Вы уходите от вопроса.

В. Милонов:

- Это внебрачный сын Чикатило. Видимо, когда Чикатило насиловал, часть его семени упала на крысу, и родился Синица.

Владимир Ворсобин

Владимир Ворсобин

В. Ворсобин:

- Если уж законы у нас должны исполняться всеми, закону все равно, кто перед ним – Синица или Милонов, - вы должны тоже сесть. Потому что вы сказали… Жириновский вообще пяти миллионам людей обещал смерть.

В. Милонов:

- Оставьте в покое Владимира Вольфовича. Дай бог нам с вами быть такими великими, как этот человек. Оставим патриарха.

В. Ворсобин:

- Вы хотите сказать, что законы должны действовать только на неуважаемых, а на уважаемых они действовать не должны? И за слова должны отвечать каждый…

В. Милонов:

- Я ставлю конкретный вопрос: вы считаете, что призыв к действиям, то есть организация преступного сообщества с целью убийства массового детей полицейских – это маленький проступок, типа как проехать без билета в трамвайчике? Или это жестокое преступление?

В. Ворсобин:

- Суд решил, что это преступление. Жестокое, судя по сроку. Кассация разберет это дальше. Будем смотреть на решение суда.

В. Милонов:

- Понятно, что он будет сидеть в петушиной камере. Понятно, кто он такой. Негодяй!

Р. Голованов:

- Володя, а если бы такие угрозы поступали в адрес твоих детей, ты бы первый сделал все, чтобы этих подонков не допустить к своим детям. А угроза была реальной.

В. Ворсобин:

- Я отвечу. У меня был такой случай. И я обратился в полицию. Мне пришло сообщение, в котором все то же самое, как ты говоришь. Я официально обратился в полицию. Мне отказали. Не нашли состава. Обращение юридической службы газеты «Комсомольская правда» было послано в полицию об угрозах, которые мне пришли по интернету. Наша судебная система, наши законы стали тоже какими-то хайповыми. Они нашли Синицу, посадили торжественно на пять лет. Все аплодируют. Странно, что аплодирует и Милонов, который тоже за свои слова…

В. Милонов:

- Да на меня постоянно в суд эти Синицы подают. Каждый божий день повестки.

В. Ворсобин:

- Вы проиграли хоть один суд?

В. Милонов:

- Когда на твоей стороне правда, ты суд не проигрываешь. Синица и его гомодружочки постоянно на меня подают в суд. То я экстремист, то я еще кто-то. Это неправда. Дело в том, что мы такие…

В. Ворсобин:

- Вы призывали расстреливать людей?

В. Милонов:

- Я являюсь одним из самых ярких правозащитников Госдумы. Вместе с Жириновским и еще несколькими людьми. И Петром Олеговичем Толстым.

Р. Голованов:

- Кого вы защитили?

В. Милонов:

- Я защищаю права людей.

В студии Радио КП

Р. Голованов:

- Хоть одну фамилию назовите.

В. Милонов:

- Иванов, Петров, Сидоров – простые униженные и оскорбленные люди. А вам покоя не дают всякие Синицы – паразиты, которые реально маньяки.

В. Ворсобин:

- Это вам они покоя не дают. Вы уходите от ответа, почему вас не наказывают.

В. Милонов:

- Спросите у общества. Давайте выпорхнем из заплесневелых каморок «Эха Москвы»!

Р. Голованов:

- Вас не наказывают, потому что существует депутатская неприкосновенность, которую отменили на Украине. Надо ли в России ее отменить?

В. Милонов:

- Мне эта депутатская неприкосновенность даром не нужна. Я реально помню, когда эта неприкосновенность спасала всяких негодяев и уголовников. В 1995 году уголовника хотели арестовать. Его не дали арестовать. В результате его убили.

Р. Голованов:

- Вы скажите про неприкосновенность сейчас.

В. Милонов:

- У нас сейчас правоохранительные органы запросили одного депутата лишить неприкосновенности. И что, Госдума проголосовала, лишили. Не было за последнее время ни одного случая, чтобы Госдума не давала своего согласия на привлечение человека к уголовной ответственности. С другой стороны, мне эта неприкосновенность даром не нужна. Но она нужна оппозиционным депутатам. Разные есть регионы.

Р. Голованов:

- Может, их давят, им тяжелее, чем депутату от власти.

В. Милонов:

- В Петербурге оппозиционные кандидаты, их на руках носят. Пусть у вас будет все хорошо. Оппозиционные кандидаты в губернаторы чувствуют себя королями. Но есть регионы, где реально людей давят, прессуют, включают правоохранительные органы.

Р. Голованов:

- А сенатор Арашуков был из какой фракции?

В. Милонов:

- Сенатор Арашуков был из бандитов.

Р. Голованов:

- Он был из «Единой России», насколько я помню.

В. Милонов:

- Возможно, из «Единой России».Здесь как раз вы меня не подловите. Из какой бы фракции он ни был, если это Арашуков – он должен сидеть в тюрьме. Точно так же, как и другие негодяи. Вне зависимости от партийной принадлежности. С другой стороны, вы помните тех же разных наших кандидатов от оппозиции.

Р. Голованов:

- Гудковы, например.

В. Милонов:

- Гудков просто прогуливал массово заседания Госдумы. Я говорю о кандидатах от оппозиции. Они участвуют в губернаторских выборах. И есть искушение у некоторых людей каким-то образом их подставить. Если Госдума не будет давать согласие на привлечение к уголовной ответственности, велика вероятность, что появятся новые дела.

Р. Голованов:

- А есть вероятность, что эти дела никогда не появятся. И бандит получит там прикрытие до конца своего срока.

В студии Радио КП

В. Милонов:

- Давайте мы не будем обманывать людей. Расследовать уголовные преступления никто не мешает. А вот когда есть материал, уже тогда лично этого человека можно привлечь к ответственности. Но подготавливать никто не мешает. Если кто-то совершает преступление из депутатов Госдумы, нет никаких тормозов и остановок, чтобы не начать расследование. Когда будут собраны доказательства, тогда уже в Госдуму обращается генпрокурор, глава Следственного комитета, и Госдума лишает неприкосновенность. Это не политически мотивированное решение. Представляете, сколько бы подброшенных наркотиков было бы в карманах у оппозиционных депутатов? Мне неприкосновенность не нужна вообще.

Р. Голованов:

- Тогда уже вопрос к силовикам. Вадим из Самары нам дозвонился.

- Я в прошлом помощник депутата, беспартийного. Тогда он был председателем комиссии парламента по борьбе с коррупцией. Поэтому мне эта тема близка. Я считаю, что депутатскую неприкосновенность нельзя отменять ни при каких обстоятельствах. Я отлично помню, когда мы зацепили одно очень высокопоставленное лицо, какой начался прессинг на нас. И в какой-то степени то, что депутатская неприкосновенность, это защитило. Но мне очень не нравится в современной Госдуме, что нынешние депутаты вот так на веру принимают материалы прокуратуры, следственных органов и тому подобное. Если прокуратура обращается с такой просьбой, должна быть сформирована следственная комиссия из депутатов. Они должны буквально по буковке проверить достоверность этой информации. Потому что фальсифицировать следственные документы больших проблем не составляет.

Р. Голованов:

- Спасибо за мнение. Что реально полезного сделано в Госдуме кроме громких законопроектов?

В. Милонов:

- У меня уже в шкаф не помещаются мои депутатские запросы. Когда мы реально помогаем людям, которых обижают, унижают. В том числе и представители правоохранительных органов.

Р. Голованов:

- Только ни одной фамилии добиться не получается.

В. Милонов:

- Давайте не будем использовать дешевые приемчики. Приходите на любой мой депутатский прием.

Р. Голованов:

- И увидим там новые приемчики.

В. Милонов:

- И увидите реальное количество людей, с которыми мы работаем, которым помогаем. Если вас интересует законопроект громкий, то один из последних, в котором я принимал участие, это законопроект, который позволил нашим землякам, людям, живущим на территории Донбасса, получать российское гражданство. Мне за это не стыдно. А что касается депутатской неприкосновенности, в сорока странах Европы и мира действует депутатская неприкосновенность, в том числе во всех странах Евросоюза. Это не является российским ноу-хау. А на Украине это действительно нужно. Там Верховная Рада – сборище олигархов.

Р. Голованов:

- Нам дозвонился Михаил.

- Михаил, Москва. Я считаю, что совсем отменять неприкосновенность не надо. Но надо по аналогии с правилами дорожного движения, где для грузовиков, большегрузов есть отдельные правила, надо так же сделать ясные и понятные правила для депутатов и особо приближенных лиц, богатеньких буратино и так далее. Всякие разборки между большими финансовыми структурами, депутатом из какой-нибудь финансовой структуры или еще чего-то, они очень сильно отражаются на обществе. И вот это должно караться. Когда депутат-оппозиционер начинает в качестве аргумента использовать улицу, это еще туда-сюда. Но когда он явно начинает призывать к нарушению закона, это должно являться отягчающим обстоятельством. Нужно в таком случае карать по самой высокой планке.

Р. Голованов:

- Почему так больно для нашего человека воспринимается история с депутатами, с их неприкосновенностью? Потому что каждый открывал декларации, видел миллионы несусветные, которые человеку никогда в жизни не заработать. И люди не особо даже понимают, откуда берутся эти деньги. И вообще, для чего это выставляют напоказ? Когда возникает история, допустим, со словами угрозы, как в случае с Ворсобиным, что в итоге он получил? Какую-то отписку. Даже учитывая то, что он журналист «Комсомольской правдой», что занимались этим профессиональные юристы. Он получил грамотно составленную отписку. А когда вы призываете кого-нибудь расстрелять, прихлопнуть, чтобы на кирпичики на стене полетели мозги всяких лесбиянок и прочих, то ничего вам за это не будет. И каждая комиссия будет на вашей стороне. Потому что вы депутат. И еще есть приписка – от "Единой России".

В. Милонов:

- Роман, вы в своем уме? Ну что вы такое говорите?

Р. Голованов:

- Понеслись оскорбления, унижения. Вам можно, вы депутат. Давайте, топчите нас, простых людей.

В. Милонов:

- Простоя человек Роман Голованов, да… Мне часто приходят всякие угрозы в социальных сетях, где призывают убивать меня, моих детей. Я поначалу тоже считал, что могу получить защиту.

В студии Радио КП

Р. Голованов:

- «Милонов – фашист, Голованов – пропагандист». Такие сообщения нам присылают. Ничего страшного, мы держимся, бьемся, рубимся. И подключаем ваши звонки. Нам дозвонился Андрей из Курска.

- Здравствуйте! Правильно, закон должен быть!

Р. Голованов:

- Вы думаете, что будут оппозиционеров гонять?

- Естественно. Это норма правильная. А вот если бы депутатами был проработан закон о независимой медицинской наблюдательной комиссии по выявлению таких товарищей, как Виталий Валентинович, то есть, чтобы они среди себя искали извращенцев, психически больных людей. Кошмарные вещи говорит!

Р. Голованов:

- Андрей, вы попадаете в точку. Валентин Витальевич был в психоневрологическом центре. Правда ведь?

- Бабушке 90 лет. Она слушает и говорит: мне страшно, что такие люди сидят в Госдуме. Какие вещи он рассказывает.

В.Милонов:

- Вы за бабушку говорите или за себя?

- Боимся мы.

В.Милонов:

- Чего вы боитесь? Что мы призываем тех людей, которые сейчас хотят организовать массовые убийства детей, посадить их в тюрьму, вам за это страшно?

- Есть суд. Он получил нормальный срок. Достаточно, поймет он.

В.Милонов:

- А людям, у которых есть дети, недостаточно. Вот у вас будут когда дети, когда им будут угрожать убийством, тогда мы с вами поговорим.

- Топором и шашкой махать!..

Р. Голованов:

- Мечом он хотел зарубить.

В.Милонов:

- Мы с вами поговорим, когда у вас будут дети. И этим детям будет нестись угроза убийством. Теоретически твиттер, интернет-рассуждения нас не очень интересует. Я отвечаю, как человек представляет большое количество своих избирателей, которые не хотят, чтобы в нашей стране имели место такие случаи, когда негодяй будет призывать убивать детей. Сегодня детей силовиков, завтра ваших детей.

А что касается депутатской неприкоснованности, опять же…

Р. Голованов:

- Нам пишут: Милонов, откажись от депутатской неприкосновенности. Покажи всем пример.

В.Милонов:

- Так я отказался. Она мне не нужна. Забирайте. Мне ее никто не давал. Я понимаю, что если ты депутат от оппозиции, то тебя могут спровоцировать, тебе могу подбросить наркотики и все.

Р. Голованов:

- А кто подбросит?

В.Милонов:

- А кто подбросил наркотики журналисту недавно?

Р.Голованов:

- Силовики? Или это сделает оппозиция? А оппозиции наркотики подбросит власть?

В.Милонов:

- Секунду. Оппозиция или человеку, который неугоден, выступает против каких-то финансовых пирамид, влиятельных людей. И с ним могут расправиться.

Р.Голованов:

- Допустим, Наталья Поклонская, которая выступала против влиятельных людей, которая боролась с самым богатым депутатом Госдумы Палкиным.

В студии Радио КП

В.Милонов:

- Наталья Поклонская находится до сих пор в руководстве Госдумы. Извините, я таких репрессий не помню.

Р. Голованов:

- Но комиссию она больше не возглавляет по контролю.

В.Милонов:

- Она не возглавляет маленькую комиссию, она заместитель руководителя большой комиссии.

Р. Голованов:

- По международным делам.

В.Милонов:

- Ну и что? И хорошо. Это большая должность для человека, который первый раз попал в Госдуму.

Р. Голованов:

- По международным делам нам хватает одного человека – это Владимир Путин. Остальные там, в принципе, находятся на дальних рядах. И Владимир Путин успешно один справляется с этой международной историей. Отбросив весь МИД и всех-всех чиновников и депутатов.

В.Милонов:

- Я сам был в комитете по международным делам.

Р. Голованов:

- Чем вы занимались там?

В.Милонов:

- Искренне считаю, что внешняя политика…

Р.Голованов:

- Чем вы занимались там?

В.Милонов:

- Я был в этом комитете. Я понял, что полномочия этого комитета очень немногие. Внешняя политика находится в руках президента. Вопросов к ней нет, и народ ее поддерживает. И поэтому я перешел в другой комитет. И стал заниматься вопросами гражданства, правозащитников, общественных наблюдательных комиссий, которые следят за тем, чтобы людей не пытали в тюрьмах.

Р.Голованов:

- В каких тюрьмах вы были?

В.Милонов:

- Общественная наблюдательная комиссия! Это те комиссии, которые созданы при каждом субъекте Федерации.

Р.Голованов:

- Вы были в какой-то тюрьме?

В.Милонов:

- Я сейчас занимался вопросом. Писали люди про пытки. И выясняли, были ли пытки.

Р.Голованов:

- Вы сходили в эту тюрьму?

В.Милонов:

- Секунду! Роман. Если вы не знаете. как работает механизм, не надо перебивать. Для того, чтобы людей не пытали, не прессовали, есть специально созданный независимая общественная комиссия, куда входят разные правозащитники из разных политических партий, в том числе. Они ходят и проверяют факты пыток. И благодаря работе именно этой комиссии были выявлены и наказаны должностные лица, которые организовывали…

Р.Голованов:

- Вы были в комиссии, которая расследовала…

В студии Радио КП

В.Милонов:

- Роман, вы после лета так ничего и не поняли! Мы делаем так, чтобы эти независимые правозащитники могли бы бывать везде.

Р.Голованов:

- Я не понимаю, что вы конкретно сделали, да, комиссия, правозащитники. Но где тут заслуга Милонова?

В.Милонов:

- Депутаты в Госдуме занимаются тем, что принимают законы, по которым работает общественная наблюдательная комиссия. Там работают региональные и федеральные омбудсмены.

Р.Голованов:

- Давайте уже уйдем от этой темы. Нам Сергей из Волгограда дозвонился. Давно ждет.

- Здравствуйте. Однозначно депутатскую неприкосновенность убрать! Ни для кого не секрет, может, только для вас двоих, что платят за эти мандаты люди с одной целью, чтобы тяжелее было их посадить. Там ни одной светлой личности нет! В этих 460 или сколько человек.

Р.Голованов:

- А у каждого зарплата еще под 400 тысяч.

- И желающих убавится сразу в депутаты.

Р.Голованов:

- Спасибо. Я сейчас читаю, что пишут слушатели. Чувствуется недовольство. Люди говорят, что все достало. А что конкретно? И непонятно. Говорят, что все надоело. А что надоело? Плохо живешь? Ну, да, мало получают. Но как сейчас люди живут? Мне кажется, что так не жили никогда. Может, до кризиса еще было еще хорошо. И люди чувствуют, что их благополучие не растет. Им хочется, чтобы менялась власть.

И тут они видят депутатов, у которых доходы не падают, миллионы из деклараций никуда не пропадают. И народу хочется какой-то справедливости. Хочется, чтобы и Госдума жила как простые люди. Хотя бы отказались от служебного транспорта, пошли на шаги, которые были бы людям близки и понятны.

В.Милонов:

- Если надо найти, почему депутаты плохие, всегда можно будет найти. Говорите, большие декларации о доходах? Но почему вы смотрите декларации о доходах малой части депутатов? Посмотрите на большинство. Моя вот декларация не является секретом, как и моих товарищей, которые многие из них и чемпионы страны, и чемпионы мира. Есть известные артисты. Почему вы об этом не говорите? Моя декларация состоит из моей зарплаты. И все. Мы не летаем на частных самолетах. Никогда не летал и не полечу.

Я сейчас приехал, от меня пахнет знаете, чем? Асфальтом. Мы организовали срочно… Есть поселок Шушары, там ямы громадные. Бюджет давно закончился. И пришлось просить, искать и так далее, безбюджетные деньги. Мы взяли и заасфальтировали улицу. Она была позорная. Я только что ездил на этом тракторе, смотрел, как асфальтируют улицы.

Можно смеяться, почему ты бываешь в ПНИ. Конечно, посмейтесь над несчастными людьми. Это большой грех. Там живут хорошие люди, у которых случилась беда. У них ментальное заболевание.

Р.Голованов:

- Над ними никто не смеялся. Смеялись над вами.

В.Милонов:

- Вот почему ты там был? А что, там не надо бывать? Смеялись надо мной, что я посещал несчастных людей?

Р.Голованов:

- Нет, зачем? Вот это и есть выкручивание из истории. Смеются над вашими словами. Вот пишут: все ли в порядке с головой у Милонова?

В.Милонов:

- Все ли в порядке с головой у Милонова, который предложил посадить надолго человека, который призывал организовать массовое убийство детей? Конечно, если вы спросите в каком-нибудь кафе-шопе рядом с «Эхо Москвы», они скажут, что мы ненормальные. Для них ненормальные. Потому что у них другие вопросы. И другие задачи. Они вопрос защиты песика в передержке ставят выше, чем защиту человеческой жизни.