Владимир Сунгоркин: «Мой прогноз — процентов 80 глубоко забьют на график прогулок»

Владимир Сунгоркин
Роман Голованов и главный редактор КП Владимир Сунгоркин в программе «Что будет» поговорили о смягчении карантина в Москве и прогулках по графику.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Из чего состоит Россия, как мы будем жить дальше и будем ли мы выходить из всей этой коронавирусной истории. С вами главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин. Он нам и расскажет, как мы будем дальше жить. И я – ведущий Роман Голованов. Владимир Николаевич, здравствуйте.

В. Сунгоркин:

- Здравствуйте.

Р. Голованов:

- Начнем с хороших новостей. Нам обещают прогулки. Это мы уехали в свои деревни, в свои леса, а люди томятся в квартирах.

В. Сунгоркин:

- Ты сидишь на такой веранде шикарной. Где ты такую веранду оторвал себе?

Р. Голованов:

- Это как Кашин сказал: Роман, вы на озере Комо вещаете?

В. Сунгоркин:

- Правда, красиво у тебя.

Р. Голованов:

- Это под Клином, недалеко от Тверской области.

В. Сунгоркин:

- В следующий раз я тоже выйду на улицу, сяду на веранду.

Р. Голованов:

- И будем дразнить людей.

В. Сунгоркин:

- Правда, приятно смотреть. За тобой деревья.

Р. Голованов:

- Собянин сказал, что мы будем гулять по графику. Уже опубликована некоторая карта, где люди смогут посмотреть, как они смогут выйти на улицу, как они смогут погулять. График – это такое легкое послабление? Оно же ничего кардинально не меняет.

В. Сунгоркин:

- Я, как и ты, читаю всякие отклики трудящихся на эти постановления. И они в доброй стилистике последних даже не месяцев, а лет, наши добрые комментаторы из народа сообщают, что наверное, мэр или вся мэрия сошла с ума. Там же как, я не думаю, что Собянин сидит в одиночку, закрывшись от всех, такой с перьевой ручкой, и рисует: так, первая колонна идет с девяти до двух часов, вторая колонна – с двух до пяти. А радостные комментаторы, диванные аналитики и прочие мыслители современности дружно кричат: идиот! Клиника!

Я все это примерно в такой стилистике наблюдаю уже несколько часов. Или сутки. Я предлагаю нашим добрым критикам чуть-чуть задуматься: черт, а чего делать-то в этой ситуации? Нашему мэру совершенно точно надо людей выпускать на улицу. Совершенно уже ни в какие ворота сидение дома, да еще, как мы с тобой видим, тут уже не то что почки распускаются, тут уже все цветет, пахнет, птицы поют. И лето вообще-то настало.

Ну, а есть какие-то другие сценарии, чтобы решить ту проблему, которую Собянин по-прежнему решает? У Собянина, я думаю, в глазах, он, в отличие от нас с тобой, каждый день практически, судя по его ленте, сталкивается с врачами, решает проблему все ту же, которую начали решать еще в феврале. Поддержание всей этой медицинской системы, чтобы она не перехлестнула, чтобы люди опять не сидели в коридорах, лежали в коридорах и помирали. Вот что ему делать? Я, например, сидел тоже и думал: чего бы мне так поумничать с тобой и сказать: а вот давайте не вот этот странный, безусловно, распорядок, одни с двух часов, другие с девяти часов. Что можно сделать? Сказать: так, всё, все свободны, идите когда хотите.

Я понимаю, что Собянин и городская бюрократия пытаются решить проблему, чтобы не было столпотворения на улицах, чтобы не было нарушения той самой социальной дистанции. Может, у тебя есть от молодежи рецепт, что делать? Или плюнуть, действительно, и пусть идут как хотят, и ничего от этого не изменится? Я, кстати, не исключаю, что по разделу плюнуть и не пытаться зарегулировать эти многомиллионные потоки было бы примерно с таким же эффектом всё.

Р. Голованов:

- От молодежи я скажу, что самое время открывать храмы и проводить богослужения на улице. Потому что там можно сделать разметку. И спокойно можно приходить. Как владыка Тихон Шевкунов, он выходит на улицу и оттуда ведет службу. А люди стоят, как на уроке физкультуры, на расстоянии вытянутых рук. И могут спокойно молиться. Также надо открыть парки, где можно выйти и погулять. А еще от молодежи, хотя я женатый человек, но на сайтах знакомств, наверное, уже пора вводить графу «иммунный паспорт» и состояние здоровья. Я переживаю за некоторых своих друзей. Если уж мы уходим в цифровое средневековье, так давайте туда идти до конца.

В. Сунгоркин:

- Я не исключаю, что это было бы тоже интересно. И на самом деле можно было бы даже проводить, Собянин же написал у себя в блоге, сделал заявление, что это опять некий эксперимент с нами. Мое мнение, вот уже от старшего поколения, что, пожалуй, вот эта игра в графики – это некий… На самом деле первая часть рассказа была, что можно его понять, он пытается управлять этой многомиллионной лавиной, чтобы они не создавали некое столпотворение. Но на самом деле, я думаю, может быть, даже больше плюсов было бы, если бы вот этих всех графиков не было.

Потому что, во-первых, их соблюдать никто не захочет. Второе, это опять огромная кормушка для наших любимых милиционеров. Любой милиционер может подходить и начинать тебя мучить: докажи, что твое время с 2.30 до 7, а не с 10 до 1.12. Это большая кормушка. Одни, конечно, вступят с сержантом в юридический спор, а другие скажут: ладно, вот тебе 500 рублей. Можно, я пойду лесом, парком?

Мне кажется, мой такой прогноз, что понять мэрию можно с этим намерением. Но, мне кажется, реализовано оно, конечно, не будет. И в итоге отрицательных последствий, к сожалению, будет больше. Потому что тем самым мы совсем уже теряем некое уважение к власти. Вот написан график, надо его соблюдать. Такой мой прогноз среднепотолочный, у нас же программа «Что будет», что процентов 15-20 будут соблюдать это предписание, а процентов 80 глубоко забьют на него. Типа, нас много, всех не оштрафуешь. И поперли. И в этом плане предстоящие две недели, там же сказано, что до 14 июня в это играть предлагается, мне кажется, отрицательные последствия от такой попытки упорядочивания будут больше, чем положительных.

Р. Голованов:

- Вот пишут нам: «В России стали популярны дома на колесах. Мы себе такой приобретаем».

Владимир Сунгоркин

В. Сунгоркин:

- Наконец-то вместо того, чтобы сообщить, что мы с тобой мрази, подонки и ненавидим народ, некоторые вон сидят на берегу, пишут, что покупают дом на колесах. Я хочу пожелать этому человеку, который вот так отозвался про наш с тобой спич таким небанальным ответом, пожелать ему успехов. И правильно делает. Есть еще у кого-то, значит, деньги в нашей стране. Не все с голоду умирают. И молодец.

Р. Голованов:

- «Правильно Владимир Николаевич говорит, это только потеря авторитета власти».

В. Сунгоркин:

- К сожалению. Мне кажется, за этим решением еще стоит некоторая оторванность от того, что на самом деле происходит. Вот посмотреть бы, как к нему приходили, к этому решению. Хотя для меня загадка, как такие решения появляются. Потому что даже не надо по дворам ходить в обычных домах, можно посмотреть, у нас же все уже оцифровано, посмотреть уровень пробок по Яндексу. Уже пробки пошли. Посмотреть, сколько людей выходят. А я каждый вечер вижу даже по этим картинкам цифровым, что на улицах Москвы многолюдно. Ну что мы в это играем тогда? В эти графики? В общем, жалко. Честно говоря, и тревожно, что такие серьезные решения принимаются как-то, мне кажется, недодуманно.

Р. Голованов:

- Возможно, это такой протест против того, чтобы все отправлять на работу и заканчивать карантин. Вдруг так Собянин выступает?

Нам пишет наш постоянный слушатель Сергей Мардан, он же ведущий программы «Вечерний Мардан». И он показывает, что он на улице, идет по бульвару. И тут тьма народа. Люди гуляют с колясками, возле лавок толпятся люди.

В. Сунгоркин:

- Я бы огласил тезис, который, мне кажется, нужно огласить. О том, что вообще происходит. Существует цель и существуют средства. Цель, которую должна достигнуть власть, хоть федеральная, хоть местная, хоть префект Савеловского района, она, собственно, ровно одна. Цель ровно одна – чтобы люди не подходили друг к другу ближе чем на два метра. К ней можно идти разными путями. Мы же постоянно создаем какие-то очень противоречивые конструкции, когда речь идет не о цели, о средствах ради непонятно чего.

Вот смотри, почему теряются остатки доверия к властям всех уровней у народа? Потому что они, в принципе, смутно до сих пор подозревают, что цель-то такая, чтобы людей было пореже, чтобы не переполнить больницы. Это, мне кажется, все сообразили. Но людям же надо про это напоминать. А мы людей запутываем. Эти знаменитые сцены, когда по пустынному пляжу бегут пять милиционеров за гуляющим одиноким человеком. Недавно я видел такие же сцены, как в подъезд загоняли, такая же толпа милиционеров. Все эти проверки, все эти пробки и так далее.

Вот если бы вся власть с утра до вечера сосредоточилась только на цели, а не на средствах, было бы все гораздо лучше. В том числе и зомбирование медийное. У нас в медиа надо было бы постоянно на уровне социальной рекламы талдычить: ребята, ваша задача – не скапливаться. Сидите на скамейке на здоровье, но не по пять человек. А мы все везде перекрыли. В итоге мы создали условия для пробок. Наши средства привели ровно к противоположному результату. Знаменитая сцена в метро – это была одна история. Точно так же, когда никуда не пускают, все скапливаются там, куда пускают. И так далее.

Бегают по лесам, по полям, по лугам, по селам, отлавливая этих бедолаг, которые разгрузили собой Москву. Вот это то, что происходит, и это удручает. И то, что видит Мардан, это ответ того самого населения замордованного, которое сказало: ребята, вы нас запутали, иди в жопу, извиняюсь. Вспомнил Мардана, он без этого слова не полный. Вот что происходит.

Р. Голованов:

- Александр из Москвы нам дозвонился. А вы-то гулять уже готовы по графику?

- Да. У меня такой вопрос. Все о насущном, о тяжелом положении. А вот забываете о том, что сегодня День пограничника. Я не отношусь к этому роду войск, но обидно, что мы забываем такие традиционные праздники, которые всегда праздновали.

В. Сунгоркин:

- Ответ готов. Не забудем. Великолепный праздник – День пограничника. Мы могли бы с тобой сегодня даже фуражках сесть. Согласны с нашим другом из Москвы.

Р. Голованов:

- Пользуясь случаем, я поздравляю своего папа с Днем пограничника. Он служил в Афганистане. И сегодня его день.

В. Сунгоркин:

- А я вырос в военно-морском гарнизоне, правда, я там вырос, когда он был просто военно-морской гарнизон. А потом он оказался военно-морским гарнизоном пограничных войск. И вырос я на границе с Китайской народной республикой. А детство мое пришлось на столкновения на границе. И мой отец, который и в войне участвовал, и он участвовал в столкновения на острове Даманский. Их поднимали по тревоге и туда на этот остров Даманский бросали. Там уже и войска, и флот, и пограничники. Все защищали этот остров. Так что я поздравляю с удовольствием всех с Днем пограничника. Для нашей страны это особый праздник. Вот мы хорошо отработали пожелание нашего слушателя.

Р. Голованов:

- А теперь давайте к сообщениям. Вам сразу же прилетело: «У вас уже сквернословия узаконены на радио. Это отвратительно».

В. Сунгоркин:

- Я приношу извинения. Я в свое время писал научную работу, она называлась «Просторечная лексика в литературно-публицистическом творчестве Владимира Ильича Ленина». Это в советское время я писал. Даже тогда можно было позволить себе немножко заняться. Я согласен, не надо этим увлекаться. Марданом навеяло. Больше не будем.

Р. Голованов:

- С нами Эдуард из Москвы.

- Москва сегодня активна. Есть причины и поводы. Собянин нам не дает расслабиться. Меня очень сильно напрягает зашкаливающий уровень некоего лицемерия. Я изучал вопрос по поводу того, что нам разрешили заниматься до 9 утра. При этом запрещено прикасаться к турникам, перекладинам, воркаут-площадкам. Потому что таковые могут быть разносчиками коронавируса. При этом то, что имеет отношение непосредственно к московскому правительству, например, аренда велосипедов, работает совершенно исправно. Ручки велосипедов у нас являются безопасными, то есть они, видимо, сами ликвидируют вирусы, которые на них попадают. Но при этом человеку просто подтянуться на перекладине нельзя. Другими словами, вот этот уровень зашкаливающего лицемерия и вызывает тот самый негатив, о котором вы в том числе говорили.

В. Сунгоркин:

- Я с вами абсолютно согласен. Таких парадоксов очень много. На что их списывать? Можно вот так списывать эти парадоксы на то, что кому выгодно. Турник, видимо, это не средство зарабатывания, значит, опасный. Велосипед – средство заработка для близких властям структур, значит, безопасный. И так далее. Такая проблема есть. Я бы по этому поводу прокомментировал еще так, что, конечно, уровень проработки законов и постановлений удручающе низкий. Это не только касается мэрии Москвы, да всего, чего угодно.

Вот те самые выплаты врачам, которые, согласно постановлению, не потому что злодеи губернаторы, а потому что в постановлении прямо написано: платим только за время контакта врача с ковидным больным. И так далее. Мы говорили уже, что любое постановление, которое сейчас принято, нуждается в целой группе толмачей. У нас сегодня была в «Комсомольской правде» утренняя планерка. И мы обсуждали, расшифровывали вчерашнее послание мэра. Как это трактовать. Целой группой товарищей, с привлечением знатоков и чуть ли не историков этой темы пытались для наших читателей дать ответы. Мы их нашли в итоге, с помощью в том числе и чиновников из мэрии. Завтра будет целая полоса ответов, что как трактовать.

Вообще там много интересного с этой ситуацией. Я бы еще на одну вещь обратил внимание, если уж рассуждать на эту тему. Москва на самом деле, там вообще начинается эпически: гулять можно с пяти утра. Почему с пяти? Гулять так гулять. Написали бы: с двух часов. Тут не поймешь, то ли смеяться, то ли с угрюмым видом сказать: да, можно. Надо было разрешить с трех. У нас не все знают, люди ночами спят. Но у нас уже в три часа светло.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Мы остановились на том, что время 5 часов, а уже светло на улице.

В. Сунгоркин:

- Почему 5 часов? Восход солнца в Москве в 3 часа с копейками сейчас. Значит, светло уже в 3 часа. Ну, надо было написать для красоты: с 3 ночи можно гулять. Но вообще история времени в России это очередной казус, из той же серии, о которой мы много сегодня с тобой говорим – про наши постановления. Летнее время в стране (сейчас перестали переходить с летнего на зимнее) – это просто астрономическая ошибка, которая была принята еще во времена, когда Дмитрий Анатольевич Медведев был президентом. Была элементарная ошибка. В итоге у нас летом, например, в Нижнем Новгороде заход солнца в 20.30, а в 3 часа уже солнце всходит. Это еще не настало 21 июня. Дальше у них будет в половине третьего солнце вставать, а в 21 час оно будет заходить. Это к вопросу о гуляниях, распорядках и т.д. У нас очень много постановлений, которые принимаются на годы, они очень разрушительные, эти постановления про время. Центральная часть России живет вообще не по астрономическому времени. У нас ночью светло, а вечером уже темно. Это довольно разрушительно, кстати, это по экономике плохо, потому что люди жгут свет гораздо больше. Есть конспирологическая версия, что это придумали ведущие телеканалы, чтобы люди вечерами сидели у телевизоров, а не шлялись по улицам.

Что там правда, что нет, непонятно, но летом все наши слушатели могут убедиться, что летом в половине третьего ночи в центральной части России почему-то светло, а в 9 часов вечера почти темно.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, а с этим что-то сделают?

В. Сунгоркин:

- Для меня загадка, почему это не делается. Мне объясняли в свое время. Дмитрий Анатольевич же принял это решение, неудобно с ним спорить. Надо было Дмитрия Анатольевича попросить, когда он был премьером: Дмитрий Анатольевич, ну, сам отмени эту дурость. Наверное, Дума могла бы, какой-нибудь депутат Государственной Думы мог поднять этот вопрос и добиться законопроекта. Насколько я понимаю, нужен закон об изменении времени в Москве. Почему этого не происходит? Да потому же, почему многое другое не происходит.

Р. Голованов:

- Давайте перейдем к сообщениям. «Это идет тренировка к чипированию. Собянин угрожает и оскорбляет народ. Бред зашкаливает».

В. Сунгоркин:

- Собянин в целом молодец, дай ему бог здоровья, что он тащит на себе миллион вопросов в эти дни, недели и месяцы. Это грандиозная работа, которую он ведет, и мы каждый день видим, что он не из кабинета ее ведет. А то, что у него, у его аппарата недоучет, скажем так, пиаровского фонда, который возникает, это тоже, на мой взгляд, очень важная недоработка. Когда человек очень много всего делает, естественно, что будет какая-то критика.

Р. Голованов:

- А теперь представляете, какое поле для фантазии есть? У нас будет отменено все, когда изобретут вакцину от коронавируса. Это же Собянин сказал.

В. Сунгоркин:

- На самом деле есть впечатляющие цифры наблюдений, что четверть населения в России вообще не верят в коронавирус. Кроме того, что они не верят, очень благодатная тема – что Билл Гейтс задумал, чтобы народ на планете поуменьшился, якобы их будут всех чипировать. Это все чушь собачья. Сейчас, кстати, уже раскопали, откуда это идет. Это какая-то канадская сумасшедшая тетка. Знаешь, есть такие сумасшедшие тетки, которые борются за все хорошее против всего плохого, не щадя ни себя, ни истину, ничего. Она когда-то провела какое-то дикое расследование, написала, нафантазировала, ну а благодарные медиа во всем мире нашлись, кто-то поддержал, видимо, с такими же представлениями. Ну, много бреда всякого бывает.

Р. Голованов:

- Давайте к звонкам перейдем. Михаил из Иваново нам дозвонился.

Михаил:

- Много вы рассказываете про Москву, про бред, который там сейчас происходит. У нас страна большая, не только Москвой ограничивается. Почему люди не верят? Очень много информации от людей слышу. У нас города небольшие, все друг друга знают. Кого ни спрашиваем: кто-нибудь болеет? – Нет. Кто-нибудь умер? – Нет. А очень много случаев, когда за деньги покупают справки и просят указать, что человек умер от коронавируса.

В. Сунгоркин:

- У нас во всех больших городах есть редакции. Мы занимались этой историей – найти хотя бы один случай, когда у кого-то просили за деньги сделать запись о том, что человек умер от коронавируса. Все это чушь собачья, мы ничего этого не нашли. И вообще непонятно, зачем просить кого-то. Как раз всех бьют за то, что коронавирус распространяется.

То, что вы сейчас говорите, точно так же мы в Москве рассуждали. Действительно, в небольших городах, наверное, не так все распространенно. Но это, я считаю, недоработка средств массовой информации. Ваши ивановские журналисты могли бы пойти в больницу и рассказать о конкретных людях. Я далеко не буду ходить, скажу о нашей редакции. У нас в редакции 6 случаев, когда люди заболели коронавирусом. Найдено четверо человек, у которых есть антитела, они переболели раньше. Шестеро болели, причем трое из них лежали в больницах. И одна сотрудница нашего Издательского дома умерла от коронавируса. Она была уже пенсионного возраста, работала у нас на договоре в последние годы, она была корректором, у нее было много болезней, которые присущи пожилым людям. В итоге она умерла. Поэтому эти залихватские рассуждения, что мы все друг друга знаем, у нас заболевших нет…

Но это претензия не к вам. Вы же правду нам рассказали, вы все друг друга знаете, и заболевших среди вас нет. Но задача любых средств массовой информации, хоть в Иваново, хоть в Костроме, просто рассказывать о том, что происходит. До вас, возможно, это еще, к счастью, не дошло.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, а протесты из-за этих мер безопасности могут начаться, что люди просто сдуреют и скажут: ну, сколько можно сидеть, пойдем на митинг?

Программа в студии Радио КП

В. Сунгоркин:

- Для этого президент и сказал губернаторам: ребята, вы там сами решайте, если, условно говоря, в Иваново ситуация не опасная, да гуляйте вы, работайте, танцуйте и т.д. А если дело плохо, значит, останавливайте. Главное, вовремя остановиться.

Р. Голованов:

- Мы можем показать цифры Ивановской области. Зараженных – 1745 человек, выздоровевших – 646 человек, умерших – 18 человек.

В. Сунгоркин:

- Я заглянул еще в один рейтинг. Получается, что Ивановская область где-то в середине стоит по количеству зараженных. За вчерашний день там заразилось 59 человек. Это примерно середина среди всех наших субъектов Федерации. В общем, нашему слушателю из Иваново я бы сказал так: ребята, вы не обольщайтесь, вам надо быть очень бдительными и осторожными, потому что цифры довольно высокие. Зараженные – это те, которых выявили с помощью тестов. А сколько бессимптомных? Тысяч 7, наверное, в Иваново бродит людей, которые бессимптомно носят этот вирус. Мы же проверили по Москве. По-моему, 12% из обследованных оказалось с антителами. Вот считайте, сколько человек – носители этого вируса.

Р. Голованов:

- Очень много вопросов про экономику. Путин давал задание, чтобы ему к 1 июня дали уже какой-то план по восстановлению нашей экономики. А это тоже очень важно. Все это закончится, а как-то жить придется.

В. Сунгоркин:

- Доходят слухи, что там за план готовится, и все эти слухи противоречивые, начиная от того, что выйдет президент, топнет ногой и скажет, условно говоря: всем свободу, всем денег… Есть вторая версия, что в основном получат большие инфраструктурные проекты. Это более скучная, скажем так, версия. Будет приговорено, что строим какую-нибудь огромную дорогу от Москвы до Сибири, строим какие-нибудь мосты, строим какие-нибудь крупные объекты, в том числе, надеюсь, и объекты медицинские. В общем, осталось ждать недолго. В следующий четверг мы с тобой сможем уже обсуждать эту программу.

Р. Голованов:

- Давайте попробуем пофантазировать, какой она будет.

В. Сунгоркин:

- Так как слухи очень разноречивые, я бы как раз уклонился от каких-то четких прогнозов. Скажу так, одинаковая вероятность, что будет и сценарий один в значительной степени, то есть какое-то серьезное будет распаковывание кубышки в виде Фонда национального благосостояния, где мы с тобой насчитали то ли 5, то ли 6, то ли 7 триллионов, и будут большие деньги брошены на поддержку населения. Которое должно создать потребительский спрос, понести эти деньги в магазины, и все более-менее будет восстанавливаться.

Вторая версия (точно с такой же вероятностью) – что в основном деньги пойдут на строительство того и сего. Вторая версия мне гораздо меньше нравится. Потому что строительство того и сего – это, как правило, ничего до широких народных масс не доходит, потому что строят корпорации, которые привлекают разнообразных жителей солнечных республик бывшего СССР. Ну, как и на московских стройках. Много на московских стройках людей из Рязани, Казани и Саранска? Да нет, там в основном работают в невообразимых уже количествах граждане Узбекистана, Таджикистана и т.д. Какой нам толк с этих строек, не очень понятно. Ну, толк есть. Умные люди скажут: цемент-то у нас, автомобили наши производятся, бетономешалка тоже, наверное, наша.

Мы с тобой можем даже сейчас проанонсировать, что в следующий четверг мы сможем то ли радостно, то ли грустно обсуждать, что же там за программа принимается.

Что за этим стоит на самом деле? В экономической верхушке государственной власти существуют очень разные представления о том, что надо делать. И существует еще большая политическая проблема. Кроме того, что экономисты по-разному представляют, что надо делать – то ли сценарий один, то ли сценарий два, то ли синтетический какой-то из них, но еще есть и политическая проблема. Рейтинг президента снижается, как ни прискорбно, народ устает и требует каких-нибудь реальных знаков его поддержки. Впереди нам, хочешь, не хочешь, но, наверное, где-то летом надо проводить это самое голосование по изменению Конституции. Мой прогноз, что будет. Когда я все это перечислил, загибая пальцы, получается, что все равно, хочешь, не хочешь, а народу, широким народным массам что-то надо еще добавить.

Мы с тобой гадали, что они не открывают эту кубышку. Знаешь, как Ленин говорил: послезавтра поздно, сегодня рано, значит, завтра. По версии Маяковского, он так решал, когда надо устраивать штурм Зимнего.

Р. Голованов:

- В итоге жить будем или, как нам тут пишут: «Мы тут с голоду дохнем. А ты нам что рассказываешь»?

В. Сунгоркин:

- Хорошо бы пообщаться с людьми, которые реально умирают с голоду. «Комсомольская правда» готова этим людям направить продуктовую поддержку. Я вообще не иронизирую. Ребята, покажите нам брошенных на произвол судьбы людей, я готов к ним отправить какую-то гуманитарную миссию.