Жириновский об армяно-азербайджанском конфликте: «Решение только одно – назад, в состав России»

Владимир Жириновский
Владимир Жириновский и Роман Голованов подвели итоги прошедшей недели и обсудили протесты в Хабаровске, сносе памятника героям Кавказской войны в Адлере и обострении армяно-азербайджанского конфликта.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Итоги недели подводит глава ЛДПР Владимир Жириновский. У микрофона я – Роман Голованов. Начинаем мы с самого горячего – это Хабаровск, где проходят митинги, где люди выходят за губернатора Фургала. Напомним, что его подозревают в организации и покушении на убийство.

Владимир Вольфович, вы эти митинги поддерживаете? Или говорите людям: остановитесь, не надо идти.

В. Жириновский:

- Мы никого останавливать не будем и никогда этого не делали. Это право граждан – выйти с протестами. Единственное, мы всегда просили, чтобы было получено разрешение. Но когда выходят десятки тысяч, то здесь, видимо, уже нельзя сказать: у вас нет разрешения. В конце концов, это вышли люди, которые считают, что они власть в городе. И пускай те, кто обязан, выдают своевременно разрешения. С другой стороны, конечно, пандемия – это тоже нежелательно, чтобы это не вызвало всплеск. Но все, кто пытается дать информацию по нашему губернатору Фургалу Сергею Ивановичу, ведь нигде, ни в одном случае нет факта, что он кого-то убил. Он нигде на курок не нажимал, поэтому нельзя его обвинять в каком-то убийстве. Здесь , возможно, может идти, что он, может, как бы замешан в организации, то есть, он как бы заказчик, чтобы люди правильно понимали. Он на курок нигде не нажимал, уже все показали, вот здесь они пришли, бандиты убили, там машина стояла.

Р. Голованов:

- Но через четыре года после убийства приходит его водитель. И находят патроны, которыми убили человека в доме Фургала, причем, материалы там ужасные.

В. Жириновский:

- Патроны это охотничьи. Это может быть в каждом доме. И у меня полно патронов разного колибра. Полно охотничьих ружей, которые мне дарили. Это никакого отношения к правонарушениям не имеет. То, что там личный его водитель, это тоже может быть. Водитель на работе, он его водитель, а после работы он обычный гражданин. И что он делает? За это Фургал отвечать не может. Даже если родной брат, который у нее умер от коронавируса вот месяц назад, и тоже Сергея Иванович не может отвечать ни за родного брата, ни за жену, ни за детей, ни за родителей. Поэтому суды могут вменять ему какие-то преступления, действия, которые он лично совершал. Вот есть запись, что он говорит, что вот такого надо убрать, вот он как бы организатор. Или заказчик. Ничего подобного нет. Поэтому у следствия ничего нет. Есть факты, что когда-то были какие-то убийства на территории Хабаровского края, они были по всей стране! Было расстреляно миллионы людей! Погибли. Только в Москве расстреляли сто тысяч русских парней, которые занялись бизнесом в ельцинскую эпоху с 91-го по 99-й. И кого-то нашли, убийц, кого-то не нашли. Поэтому виноваты Горбачев – Ельцин, а теперь кого-то вытаскивать через пятнадцать лет и говорить, что вот тоже виноват. Если бы мы имели информацию, что Сергей Иванович хоть как-то был где-то замаран, он никогда бы не был депутатом, а тем более, губернатором.

Р. Голованов:

- Владимир Вольфович, Следственный комитет устами Петренко говорит, что есть неопровержимые доказательства. И приводят там целые списки людей, кого могли убить именно по приказу Фургала.

В. Жириновский:

- Роман, есть факты, есть трупы и есть убийцы. Только об этом идет речь. Ни одного факта, что это заказчик Фургал, им кажется, да, вот парень сдал металлолом на склад у Фургала. Потом ему не доплатили. Он приехал получить деньги за то количество металлолома, который он сдал. И его убивают. Причем тут Фургал? Туда металлолом шел со всего Хабаровского края. Поэтому когда будут доказательства, что Фургал дал указания убрать этого парня, тогда пожалуйста. Пока есть факт и мама говорит, что это ее сын 27 лет, вот он не смог получить деньги за свой металлолом. Ну, Фургал склады открыл по сбору металлолома. Это сфера была самая криминальная лет двадцать. Мы сами в Госдуме мучились, нам мешали принять закон о порядке экспорта цветных и черных металлов за рубеж. Это была всероссийская мафия. Там был замешан кто-то из правительства, силовики. Самая криминальная была сфера – экспорт черного металла, алкоголь, табак, наркотики.

Р. Голованов:

- И то, что Фургал занимался этим бизнесом, вас не смущало?

В. Жириновский:

- Так это все занимались! На Дальнем Востоке больше нечем заниматься. Там древесина и металлолом. Там рядом граница и люди, чтобы выживать, что-то должны были экспортировать. А наши инженеры и врачи все в Турцию ездили «челноками». Чем они занимались? Скупкой, перепродажей. А «Черкизон» у нас, Лужков чуть ли не обнимался с Тельманом, который там был главным и хозяином? И миллиарды долларов вывез из нашей страны через этот рынок. Мэр города! Чего его не обвинять? Там убивали каждый день! На этом рынке. А мэр Москвы бывший ничего не делал! И в Москве расстреливали чуть ли не каждый день кого-то. И чего мэр Москвы? Давайте его тоже привлечем к уголовной ответственности, но он уже умер. Но когда он был жив, никто его к ответственности не привлекал.

Еще раз повторяю, Роман, если нам будут сообщать своевременно любое пятнышко, не там перешел дорогу, кому-то не отдал десять рублей, никогда в списках ЛДПР человека не будет. Но если 15 лет молчат все правоохранительные органы Хабаровска, а мы запрашивали все органы, тогда пусть они отвечают. Зачем скрывали эту информацию?

Второе. Когда пройдет судебное заседание, а их может быть очень много, очень долго, и когда точно будет доказано что-то, тогда давайте будем давать оценку.

Р. Голованов:

- Послушайте, я прямо готовился к эфиру. Почитал. Оказывается, у Фургала был такой помощник Михаил Тимофеев, его задерживают, обвиняют в создании ОПГ. Все это происходит в 11-м году. Там, причем, выясняется, что все эти убийства связаны и переплетены. Ну, просто когда все это видишь, вопросы не могут не возникать.

В. Жириновский:

- Роман, пусть бы нам сообщили, что в помощниках Фургала ходит криминальный авторитет, но нам же ничего не сообщали! Это сегодня звучит. Мы знали солнцевских, курганских, измайловских, это все звучало. Имена, они друг друга расстреливали, в том числе, и в Испании. Из Дальнего Востока, из Хабаровского края в Москву никакой информации по нашим запросам не поступало. А сейчас все появилось!

С другой стороны, когда он стал кандидатом в губернаторы еще шесть лет назад, тогда он уже второе место занял в борьбе со Шпортом, чего тогда молчали все? Это же такая биография криминальная! 18-й год – он кандидат в губернаторы. Почему молчат все правоохранители Хабаровского края? Это стыд и позор им! Все претензии к Хабаровску, к правоохранительным органам. Почему молчали? До июля 20-го года. А сейчас и свидетели, и потерпевший.

Еще один тебе вопрос задаю. Главным свидетелем будет выступать Мистрюков. Это в прошлом партнер по бизнесу. Почему он столько времени в камере сидит в «Лефортово»? Он же свидетель! Вы его на дачу посадите, кормите, премию дайте, а вы его утюжите в камере каждый день, по словам жены. У него уже болезни по всему организму. Рак последней степени. Он умрет там в камере! Чего вы до смерти доводите главного свидетеля? Потому что он не свидетель, потому что у вас нет информации, нет у вас данных, кто бы мог обвинить Фургала. Восемь месяцев мучают его, трамбуют! А он просто-напросто был партнер, у них совладельцы – завод «Амурсталь». А кто разоряет завод, если завод – сейчас акции имеет жена Фургала, какой смысл им разорять родной завод? Почему финансирование прекратили Сбербанк и банк «Открытие»? Чтобы рабочие ушли, чтобы была безработица, чтобы были демонстрации и протесты, чтобы опять обвинить губернатора. Но губернатор не дурак разорять собственный завод. Вы, Роман, все анализируйте, сопоставляйте факты. Я этим занимался уже восемь месяцев. Я к президенту дважды обращался! К Бастрыкину! К Бортникову! Ко всем! Сейчас обращался, в декабре, в январе, в феврале. Чего они никаких мер не приняли? Я все сообщал. И про завод, и про все остальные вещи. И ничего не делаем! Поэтому давайте дождемся, когда будет судебное следствие. Если там кто-то доживет до судебных разборок, будет подтверждать, несколько свидетелей, что что-то не так сделал Фургал, я вас уверяю, во-первых, истекли все сроки исковой давности, во-вторых, пока один свидетель Мистрюков, который умрет в ближайшее время. Его доконали за восемь месяцев.

Давайте подождем. Дальше пошли. Уже надоела эта тема! И про Хабаровск, и про Фургала. Вы о другом говорите, что сегодня в пятницу, в субботу завтра опять выйдут тысячи людей! На улицы Хабаровска. Их никто не организует, это протест против произвола, когда избранный ими человек, вот смотрите. Вы называете факты по Фургалу. И все жители Хабаровского края знают. Чего же они не отвернутся от Фургала? А о ни за него!

Р. Голованов:

- Я хочу за вас заступиться, именно за Жириновского. Потому что происходят в разных партиях такие истории, когда кого-то задерживают. Не каждый лидер партии выходит и так открыто разговаривает с журналистами, отвечая на все обвинения, на все факты. Поэтому мы очень открыто разговаривает с Владимиром Вольфовичем.

Владимир Вольфович, выходит много людей, даже в тридцать тысяч называют цифру за Фургала. Вы общались с Кремлем? Знаете, как говорят, что вот тут могул начаться торги. И Жириновский что-то может выиграть для себя в этой истории. Есть такое или нет?

Владимир Жириновский

В. Жириновский:

- Никогда не торгуемся с Кремлем. Никто на нас никогда не выходит. Я начинал при Горбачеве, потом был Ельцин, Путин, Медведев, снова Путин. В администрации сто раз сменились все главы, те, кто отвечает за внутреннюю политику. Мы никогда не торговались. Фургал никогда не был кошельком партии. Десять копеек не дал. Если он ворочал там миллионами и миллиардами, в партию десять копеек не дал.

Я еще раз хочу вернуться. Народ уже все знает. И народ за него. И завтра улицы Хабаровска будут…

Р. Голованов:

- А вы уверены, что они за него? Ведь, может, они показывают так фигу Москве? Вы влезли в наши отношения, мы выбрали человека и мы хотим с ним жить.

В. Жириновский:

- Да. Это все вместе, Роман. Они вовсе не оправдывают, чтобы у них был губернатор с биографией, где были бы черные пятна. Они исходят из того, что они избиратели, они избрали этого человека. И хотят, чтобы они свой срок отработал. Вот по 22-й год. В сентябре 22-го года он бы мог остаться на второй срок или избрали бы другого. Но у них скручивают губернатора и увозят, так сказать, в Москву. Это их возмутило. Они выбирают, а другие убирают.

Конечно, они уже не то, чтобы лично за Сергея Ивановича, они за то, что их не уважают. На них плюют. Вот смотрите, мы с вами обсуждаем Хабаровск, но не один федеральный канал ни одного снимка не показал! Каждый день нам показывают Америку, самый маленький штат что-то там кого-то опять прижали. Каждый день! Каждый день Британия! Весь мир! Весь мир знает, что в Хабаровске. Но наши граждане, ничего им не дают. Ни одного кадра. Видеоряд, как спокойно ведут себя хабаровчане. Как это назвать ? Цензурой это называется, нарушением конституции. В конституции написано: цензура запрещена. Я не говорю день и ночь показывать митинги или шествия в Хабаровске, но хоть один раз! Видеоряд дайте! В Америке каждый штат! Впихнул, сегодня показали: негры избивают белого. Какое нам дело? Показывают! Штат называют. Трамп маску надел, слушайте, а Фургал тоже маску не может надеть, перчатки у него там, высыпала аллергия на руках. Дайте ему нормальные перчатки. Вот ему какие надо дать, белые! Матерчатые.

Р. Голованов:

- Как у русских офицеров?

В. Жириновский:

- Да. Они дешевые, стоят копейки. Двести рублей, что ли…

Роман, мы направили навестить Сергея Ивановича, попросили наблюдательную комиссию, есть такие, которые наблюдают, как содержатся заключенные. Наш депутат Писарев имел право быть членом комиссии. Что вы думаете? Это было вчера. Приходят. И его, нашего депутата Сухарева просят остаться в кабинете начальника СИЗО «Лефортово», а остальные члены совета идут в камеру к Фургалу. Как это называется? Депутату Госдумы не позволяют внаглую посетить губернатора задержанного! А просто члены комиссии идут! Это произвол.

Не показывают Хабаровск, в Москве в «Лефортово» депутаты фракции ЛДПР не могут навестить нашего выдвиженца на губернаторы. При царе посылки два раза в неделю! Любые книги! Все давало царское правительство. Сейчас посылка из Хабаровска пришла, до сих пор ему не передали. Только одна посылка в месяц. Что это такое?
Телевизор дал, антенну не дали. Это же издевательство! Перчатки дали резиновые зачем? У него сыпь на руках, я сам не выношу ничего, никакой резины. Вот есть матерчатые. Даже вот сейчас в Москве, здесь. Это уже не связано. Условия содержания нарушают в наглую все инструкции по содержанию заключенных в СИЗО «Лефортово»! И нарушение статуса депутата Госдумы, его просят остаться в кабинете начальника СИЗО! Это что такое?

Поэтому здесь очень много вопросов, поэтому будем ждать указа президента, может, выйдет в понедельник, кого назначить исполняющим обязанности. Но мы будем надеяться, что следствие будет идти. И, в конце концов, какой-то будет результат. А мы потом приложим все силы, чтобы добиться от президента страны указа о помиловании. Президент имеет право помиловать любого человека в любое время за любые деяния. Поэтому если не удастся, если все-таки будет обвинительный приговор с любым сроком, все-таки не учтут, что уже давно все сроки истекли, мы добьемся освобождения через президента. Вот здесь мы будем действовать от имени всей фракции. А договоренности какие? Его трамбовали два года. Выйди из ЛДПР! Кто это делал? Вице-премьер Трутнев. В среду отчет правительства, Мишустин у нас. Вот я задам вопрос: Михал Владимирович, почему ваши заместители внаглую нарушают закон о политических партиях? И требуют от губернатора выхода из политической партии, которая его выдвинула в губернаторы. Чего вы не возьмете интервью у жены Мистрюкова, которого 8 месяцев пытают в «Лефортово»? Вы же все молчите, журналисты! Ничего не показывают. Вот вы «Комсомольская правда» - радио, об этом говорят в разных передачах, в том числе, сегодня у нас с Романом Головановым. Все остальные же молчат! «Вести FM» молчит!

Р. Голованов:

- Владимир Вольфович, в Госдуме вы предлагали радио «Комсомольская правда» запретить, помните? Вот сейчас бы запретили, и молчали бы и мы.

В. Жириновский:

- Согласен. «Эхо Москвы» и вы. Но «Эхо Москвы» похуже, а вы лучше всего подаете.

Р. Голованов:

- Особенно каждую пятницу в пять часов, да?

В. Жириновский:

- Да. Мы с большим уважением все относимся к самой лучшей радиостанции на планете Земля - радиостанции «Комсомольская правда». Дальше?

Р. Голованов:

- Давайте мы в Сочи пойдем из Хабаровска. В теплый регион. Там что-то продолжение Америки начинается, где сносят памятники. И по заявлению черкесских активистов снесли памятник, который нам не давал забыть о героях кавказской войны. (не слышно) береговое укрепление Черноморского побережья в девятнадцатом веке, его сносят. Что это происходит?

В. Жириновский:

-Это очень плохо. Это слабость русского национального самосознания, потому что Адлер и почти уже часть Сочи, там уже все больше преобладают выходцы с кавказских народов, особенно армяне, их уже почти 40% в Адлере. Черкесы, большинство из них в свое время выехали в Турцию, поскольку были длительные войны между царской Россией и черкесами, которые проживали в районе Анапа, частично Сочи и немножко повыше – Северный Кавказ.

Почему войны шли у царской России с черкесами? Постоянно через города Анапу, там был огромный невольничий рынок, выгоняли русских в полон. На этом жили черкесские племена. Торговали русским живым товаром, нападали на русские воинские подразделения. Не было отдельного государства Черкесия и шапсуги. Или адыги. Все советская власть сделала. Я при советской власти приезжал в город Майкоп – центр Майкопского района Краснодарского края. Республика адыгов. Это же все дают большевики от Ленина до Ельцина. До Горбачева. Поэтому у нас мирно к нам присоединились ингуши, это как бы был мирный заход, А вот Чечня, Дагестан, часть черкесских племен – шли длительные войны. Поэтому поставили памятник русским солдатам, которые уже на русской земле в Сочи и весь Краснодарский край, погибли в свое время, защищая границы русского государства.

Мы никого в плен не брали, мы никуда черкесов не продавали в рабство, а пол Турции – это русские сегодня. Почему там русский хорошо идет? Потому что пленные и мирные граждане, не обязательно пленные, захватывали там селения, города, И крымские татары. Все время юг жил контрабандой. То, что людей – живой товар… Вот сегодня бастуют негры, их в свое время привезли как рабов из Африки в США, а русских вывезли сотни тысяч вот туда, Турция. В Персию меньше. Кто это делал? Вот те, кто проживали на берегах Черного моря, но это получили в соответствии с международными договорами, разгромив Турцию. Турция была агрессором, ее родина Ташкент, они пользуясь слабостью Византийской империи и царской России вот в эти края прискакали на лошадях, как монголы на севере у нас в тринадцатом- четырнадцатом веках и вот все захватили Черное море. Захватили Константинополь. И половину Африки. И создали огромную Османскую империю.

Мы там войну не устраивали. Это все турки сделали. Когда мы разгромили турок несколько раз, все эти земли северного Причерноморья отошли к нам. И огромное количество черкесских племен, адыги, абхазы, все уехали в Турцию.

Р. Голованов:

- Владимир Вольфович, как нам отстаивать русский памятник? Что, восстановить его на этом месте? Как быть?

В. Жириновский:

- Ну, это мода идет. Вот начало 21 века, да и конец 20-го – во всем поддерживать национальные меньшинства. Любые меньшинства – религиозные, любые. Какой принцип? Что высший как бы эталон демократии – это когда большинство поддерживает и удовлетворяет запросы меньшинства. В чем-то здесь есть логика. Потому что, если все будет делать большинство, то все остальные, кто в меньшинстве, они ничего не получат и всегда будет у них как бы трагедия. Но в данном случае памятники воинам нельзя сносить. Потому что они погибли за свою родину. Если бы там стоял памятник какому-то криминальному авторитету, - другое дело. Но это – памятник русским солдатам. Во всем мире стоят памятники погибшим в первую мировую войну, во вторую мировую. А локальные вот у нас здесь памятники тех, кто погиб, защищая… ведь мы же защищали их же самих, они вечно бились друг с другом, весь Кавказ – и северный, и южный. Вот сейчас давайте перейдем к Карабаху. Ну, они ж никогда не договорятся. Азербайджанцы считают, что это земля азербайджанская, армяне – что эта земля армянская. И что будем делать?

Роман Голованов

Р. Голованов:

- А что будем делать? А вы представляете, что они уже говорят? Армяне говорят – мы долбанем по азербайджанскому водохранилищу, а азербайджанцы говорят – мы шарахнем по вашей электростанции. И чем все это закончится? Да нас же всех накроет.

В. Жириновский:

- Вот это же проблема! Это проблема! И эти проблемы есть везде. Везде люди проживают не там, где проходят их государственные границы. Армян в Баку было больше в свое время, чем азербайджанцев. Сумгаит – их было там полно. Нахичевань – это была чисто армянская территория. Даже название – На-хи-че-вань. Это не азербайджанское название. В условиях царской империи они жили там, где им выгодно. Советский Союз – жили там, где выгодно, но уже создали ошибку – создали республики: Армения, Азербайджан, Нахичеванская ССР, Абхазская ССР. Вот в этом виноваты Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев, Зюганов. Вот они создали национальные куски, национальные загоны и кровь до сих пор идет. Уже погибли и армяне, и азербайджанцы. Потому что решение только одно – придать международный статус Нагорному Карабаху – ни Армения, ни Азербайджан – или включить в состав России, а вот если они будут друг с другом биться… Это как Палестина – никогда арабы не согласятся, что Иерусалим столица Израиля, а Израиль никогда не согласится, сто Иерусалим – это столица Палестины. Но на стороне Израиля Америка, поэтому пока арабы не очень шумят. А здесь Азербайджан защищает Турция, а в Армении наша военная база. Мы могли военную базу поставить и в Азербайджане, мы нигде специально не ставим – все по желанию. Но решение только одно – назад, в состав России. Бакинская губерния, Ереванская губерния, и Степанакертский район Краснодарского края. Ничье это – ни армянская, ни азербайджанская. Иначе будет вечная война. И кончиться может катастрофой. Где-то плотину взорвут – зальет какие-то города Армении или Азербайджана. Где-то атомная станция – Чернобыль сделают. Это очень тяжело. Народ горячий живет на Кавказе. Я там не смог жить. Я приехал в Тбилиси, был в Баку, Ереване, я ждал срока, когда сбежать оттуда. Они разговаривают так энергично… я думал, они все ругаются – нет, это манера говорить. Тяжело жить. Очень напряженный край. Перенаселенный край. И всегда воевали. Там вражда вековая. Только русский флаг их всех усмирит. Все. Зона русского флага. Пусть в Кремль стучатся и просят обратно принять в состав России. Хотя бы на условиях конфедерации.

Р. Голованов:

- А как это все произойдет? Нас же тогда затравят санкциями.

В. Жириновский:

- Какие санкции? Плевать на эти санкции. Это же все противозаконно. Санкции имеет право вводить только Организация Объединенных Наций. И это незаконно. Санкции бьют по простым людям. Вот Саддам Хусейн, огромное количество санкций было против Ирака. Мучились иракцы – не хватало лекарств, продовольствия - во всем нехватки. Саддам Хусейн жил, как султан, его генералы, им все было хорошо, все наживались. Потому что там, где санкции, там тотальная коррупция. В том числе, и американцы были замешаны. Поэтому санкции приводят только к усилению коррупции. Нам они не страшны, у нас ресурсов больше, чем в любой стране мира. И придет время, когда мы запретим кому-либо устанавливать какие-то санкции против нашей страны. Мы же не захватываем Армению или Азербайджан. По их просьбе мы их включаем в состав России. Нам никто не нужен. Но, если они истекают кровью и просят нас, мы ж не будем снова кровь проливать? Вы знаете, что с момента принятия Грузии в 1801 году, вот за 218 лет, погибло 200 тысяч русских солдат. За что? Чтобы нам плевали в лицо, как это было в Рустави, оскорбляли нашего президента? Это что такое вообще? Поэтому только добровольно. Как Крым. Добровольно. Харьков будет добровольно – включим. На добровольной основе. Никого нам… у нас ресурса территорий предостаточно. Но без нас они жить не смогут. Украина будет в крови. Кавказ будет в крови. Средняя Азия будет в крови.

Р. Голованов:

- Владимир Вольфович, как вы думаете, а они могут друг по другу бабахнуть или испугаются?

В. Жириновский:

- Могут. Потому что, скажем, Азербайджан будет рассчитывать, что Турция встанет на защиту. А Армения будет рассчитывать на помощь нашей военной базы на территории Армении. Сегодня 201-я база под Душанбе, Таджикистан, давайте ее уберем. Все. В крови будет весь Таджикистан, за ним Киргизия, Узбекистан, южный Казахстан, Туркмения. Всех будут вырезать день и ночь. Поэтому наша армия стоит в Средней Азии и в Закавказье. Поэтому пока наша армия стоит там, в Армении и Таджикистане, большой войны не будет. Но провокаций, как вот недавно были, вот таджикско-афганская граница – каждый день погибает два-три таджикских пограничника. Вы об этом никто не знаете? А здесь погибли впервые – шум на весь мир. А Таджикистан – каждый день убивают пограничников таджикских, все время банды пытаются прорваться с Афганистана… Хроника. Так и здесь будет хроника – будут стрелять друг в друга понемножку… Поэтому пусть думают. Маленькие государства не устоят. Они должны быть в со ставе большого государства. Мы их не завоевывали, они сами просились в состав царской России. Нам Баку никто не давал. Убили нашего посла, и шах Ирана говорит – пожалуйста, забирайте Северный Азербайджан… То есть, нам отдали как компенсацию, в связи с убийством посла царской России в Тегеране. Грузия умоляла, в ногах валялась, иначе ей конец. Часть отошла в Персию, часть к Турции. Это ошибка царя. Его предупреждали – Ваше Величество, не надо… Наша страна была от Варшавы до Порт-Артура. Где Варшава? Где Порт-Артур? Большевики все раздали. И до сих пор раздаем. Вот одна из причин обострения в Хабаровске – это передача островов - Тарабаров и Большой Уссурийский мы отдали китайцам. А там были поселения, дачи хабаровчан. Ну, разве они будут довольны? Люди живут, живут, а потом говорят – нет, это уже не русская земля. А Даманский? Там погибли сотни наших солдат. За что? Поэтому это тоже имеет значение для самочувствия наших граждан, которые живут в приграничных территориях. Я не смог там жить. Я покинул Среднюю Азию и Кавказ… В Москве более спокойно.

Р. Голованов:

- Владимир Вольфович, сегодня вспоминают царственных страстотерпцев, семью Романовых – какое у вас отношение к последнему русскому царю?

В. Жириновский:

- Самое лучшее. Конечно, он был слаб, какие-то были ошибки, но он был главой государства. Отец, Александр Третий, умирая, сказал ему – Николай, держи царство. Если рухнет монархия, все разрушится. Так и произошло. Как только в феврале царь Николай Второй отрекся от престола, все рухнуло. И до сих пор кровь проливается. Карабах – это крушение царской монархии в свое время. То есть, нельзя было рушить монархию. Это уникальный российский способ управлять территорией. Не потому, что у царя много полномочий, а только в масштабах империи, во главе с императором, все это пространство от Варшавы до Порт-Артура благоухало. У нас экономика шла 5% в год!

Р. Голованов:

- Мы говорим про русского царя Николая Второго… Владимир Вольфович, а можно сегодня сказать, что у нас не президент… у нас не только федерация, у нас империя?

В. Жириновский:

- Конечно, когда в период СССР говорили, что у нас РСФСР. Что СССР федеративное государство, оно было унитарным. Но через какой вариант? Которого нет нигде в мире. Через единую коммунистическую партию. Которая была частью государственного механизма. И все решали партийные органы. Застава – вот райком партии местный решает все. Или вот Карабах – ЦК компартии Армении и ЦК компартии Азербайджана, а не ФСБ, КГБ и т.д. И поэтому федерация невозможна, федерация – это губительно. У нас сотни народу, никто не договорится. На этом пространстве, этого холода и этих соседей, враждебно к нам настроенных, только в рамках империи. Можно назвать просто – Россия сегодня, но – унитарное государство. Никаких республик. 60 губерний по 5 миллионов. 300 миллионов у нас. И никаких республик, которых было 15. Сегодня они все независимые государства. Ну и как они живут? Плохо живут. Поэтому только унитарный характер, то есть, никакой федерации. Централизованное государство. И вот глава государства, если мы не хотим восстанавливать монархию, потому что наследник может быть больной человек, слабый, - королева ведь не управляет Британией, - премьер-министр. Или в Испании. Или в Швеции. Там везде правительства управляют. А монархи остались как декорация. Поэтому декорация нам не нужна. А переименовать с английского слова президент на слово верховный правитель России, с огромными полномочиями, а для нейтрализации государственный совет, а еще многопартийный парламент и судебная система, чтобы не было варианта, что Горбачев начнет какую-то новую перестройку, - вот это нам сегодня нужно. И мы к этому идем. Поэтому надо подождать еще какое-то количество лет и мы окончательно утрясем вопросы управления…

Р. Голованов:

- Но тут такое советское наследие, что с этим ничего не сделаешь…

Владимир Жириновский

В. Жириновский:

- Да, конечно, нельзя, убрать все захоронение в центре Москвы. Это площадь для молодоженов, для военных парадов. Ярмарки, концерты, новый год. Какое кладбище? В Мытищах мы сделали хороший мемориал. Распустить все левые организации. Сказать, что это был эксперимент трагический, не нужный. Карл Маркс этого не хотел. Энгельс не хотел. Этого хотел один человек – Ленин. Его все не любили. Почитайте все книги, вышедшие о Ленине, нигде ни одного доброго слова. Я имею в виду нормальные авторы, объективные, за весь дооктябрьский период. А что он сделал во время прихода к власти? У него только 700 резолюций «расстрелять». 700! А сколько устно было сделано? Царя убили, он же не написал резолюцию расстрелять царя – устно. Свердлов, он и Троцкий дали добро и уральский совет большевиков принял решение о расстреле…. Миллион казаков было в плену – расстрелять! Миллион казаков, вы представляете! 12 миллионов положили! Конечно, и белые свирепствовали, но у них было право защищать, у них была присяга, родина. А эти захватили незаконно власть. Как сегодня в Киеве. Ночью 14 февраля захватили власть. Это незаконное правительство. Оно ничего не сделает. Но сейчас учеба, Роман, скоро ехать в вузы поступать. Вот люди безработные у нас, бедные… Есть самый дешевый коммерческий вуз в Москве – институт мировых цивилизаций. Самая дешевая учеба, хорошая столовая, спортзалы. Поэтому все, кто из малообеспеченных, вас всех возьмут. Ни о чем не волнуйтесь! Москва, Ленинский проспект…

Р. Голованов:

- Вы по ЕГЭ принимаете?

В. Жириновский:

- Естественно. Сертификат ЕГЭ у всех есть. За прошлый год, за этот год…

Р. Голованов:

- По-моему, вы ЕГЭ не признаете?

В. Жириновский?

- Почему? Мы ЕГЭ не признаем, но вузы-то нам не подчиняются. Вот у нас в среду отчет правительства. Одна из тем, которую я подниму, - отменить ЕГЭ…

Р. Голованов:

- Ну, тогда начнется коррупция опять в вузах…

В. Жириновский:

- Нет, вообще никаких экзаменов. Как во Франции, в Швейцарии. Все, кто хотят, поступили, а в период зимней и весенней сессии, за год, все лентяя отсеются. Ну, зачем мучить? И перенести начало учебного года с 1 октября. А учебный год длится по 31 июля. Каникулы только август-сентябрь.

Р. Голованов:

- Тогда надо еще и обязательную службу в армии отменить, потому что идут зачем в университет? Чтобы отсидеться.

В. Жириновский:

- Тоже плохо, да. Вот я повторяю – мы можем армию сделать почти полностью наемную, но чем опасны только наемники? В случае войны первыми погибает профессиональная армия – они перед врагом стоят. Вот они сейчас стоят в Прибалтике, натовские войска начинают движение. Прибалтийский военный округ наш западный весь погибает. А кого нам срочно восполнить потери людские? Вот те, кто прошел армию, хотя бы год, из этого нужно призывать в армию..

Р. Голованов:

- Но там же все равно будет подготовка во время войны. Хотя бы две недели, прежде чем на фронт отправлять…

В. Жириновский:

- Тем не менее, нам выгодно иметь подготовленный призыв. Поэтому общественный призыв… но все больше и больше уже профессионалы. Но не забывайте, что профессиональная армия и опасна – могут появиться свои декабристы. Им ничего не остается еще и власть захватить. А призывники обычные год отслужил – ушел. А там, где 20-25 лет, он скажет – чего мне уходить сейчас, у меня там квартира двухкомнатная, я хочу дворец. Поэтому профессиональная армия опасна. Поэтому чаще всего военные перевороты совершают профессионалы. Нужен баланс – и призыв в армию, и профессионалы. Но помнить, что первыми погибают те, кто стоит сегодня на границе. Они все стоят, они подготовленные, но они быстро погибнут. А им взамен кто придет? Парикмахеры? Повара? Массажисты? Должны быть подготовленные…

Р. Голованов:

- А за год люди готовятся, да?

В. Жириновский:

- Ну, он хоть что-то узнает. Он хотя бы несколько раз выстрелит из какого-то вида оружия, проедет какое-то количество километров, форму поносит, команды узнает, маршировать научится. Это ж целый год! Это ведь обучают не высшей математике. Обучают самым простым вещам…

Обсуждаем актуальные новости Ставропольского края. Подробности громких событий, аналитика и комментарии экспертов – на радио «Комсомольская правда»
Обсуждаем актуальные новости Ставропольского края. Подробности громких событий, аналитика и комментарии экспертов – на радио «Комсомольская правда»