«Много стонал, тяжело дышал»: раскрыты подробности о последних часах жизни Дмитрия Марьянова

«Много стонал, тяжело дышал»: раскрыты подробности о последних часах жизни Дмитрия Марьянова
Актера не успели довезти до скорой из реабилитационного центра, сегодня виновнице его смерти вынесли приговор.

Судебный процесс по делу о смерти актера Дмитрия Марьянова завершился сегодня в Подмосковье. Виновной в его гибели признали директора реабилитационного центра «Феникс», в который он поступил незадолго до трагедии. На последнем судебном заседании раскрылась правда о последних часах жизни Марьянова.

Свидетели рассказали, что в день смерти, 15 октября 2017 года, актер с самого утра жаловался на боли в спине. Он считал, что его продуло и попросил у персонала реабилитационного центра каких-нибудь лекарств, но их не было.

Артисту становилось хуже, и он сказал сотрудникам центра, что ощущения напоминают ему состояние, в котором он был, когда у него нашли тромб. Это было за год до этого. Тогда сотрудники позвонили жене актера Ксении Бик, а та связалась с главой ребцентра Оксаной Богдановой. Та, в свою очередь, призвала супругу актера «не идти у него на поводу».

Скорую Марьянову вызвали только вечером, когда он уже не мог самостоятельно встать с кровати. Артиста решили везти навстречу машине медиков на автомобиле одного из сотрудников центра.

«В момент нашего отъезда из центра Марьянов был в сознании, много стонал, жаловался на боли в ноге, тяжело дышал. Я периодически оборачивалась, и смотрела на Марьянова, он продолжал стонать. Я просила его успокоиться, глубоко дышать, говорила, что скоро приедем в больницу, чтобы он не нервничал», – цитирует показания одной из свидетельниц MK.ru.

Довезти до врачей Марьянова не успели – он умер в машине. Причиной его смерти стал оторвавшийся тромб. При этом экспертиза подтвердила, что, если бы актера вовремя передали медикам, он мог остаться жить.

Оксану Богданову приговорили к трем годам условного срока. Также она должна будет выплатить компенсацию в миллион рублей сыну Марьянова. Вину свою на суде она не признала.