Андрей Кончаловский рассказал о работе над картиной «Грех» и почему мы вернемся к социализму

Андрей Кончаловский
Андрей Кончаловский считает, что Россия все равно вернется к социализму, а также, что любой человек по природе своей аморален.

Недавно Андрей Кончаловский дал интервью для «Аргументов и Фактов». Он рассказал о своей работе над кинокартиной о Микеланджело под названием «Грех». Он трудился над ней практически 8 лет. На вопрос о том, можно ли сравнить его труд за эти годы с титаническим трудом Микеланджело на каменоломнях, режиссер ответил отрицательно. Он сказал, что труд Микеланджело был страшно тяжелым, можно сказать, каторжным. В то время как работа режиссера над картиной приносила ему только удовольствие.

Также Кончаловский рассказал, что его нисколько не задевают высказывания кинокритиков о том, что в фильме Микеланджело предстал перед зрителями циничным, жадным до денег и в целом аморальным. Ведь каждый человек, по сути, аморален в той или иной степени. Да, он любил деньги. Но всем нам надо чем-то питаться. По мнению режиссера, искусство тогда и сейчас очень разнится. Как и спонсорство. Раньше те, кто давал деньги на искусство, делали это бескорыстно. Как, например, Лоренцо Медичи для Микеланджело. Сейчас же почти любой продюсер в первую очередь ждет выгоды от своих вложений.

В настоящее время режиссер работает над новой картиной, в которой он хочет рассказать о людях, живших в СССР.

«Мне захотелось снять фильм о поколении моих родителей. Это поколение, которое прошло войну, вступало в партию не для того, чтобы карьеру делать, а ради веры в идеалы, веры в коммунизм. Это поколение шло на смерть «за Родину, за Сталина», оно верило в то, что делало, и было в большинстве своем очень бескорыстным. Таких людей были миллионы в нашей стране. Они строили новое общество», - сказал Кончаловский о своей новой киноленте.

Андрей Кончаловский также рассказал, что уверен: мы вернемся к социализму. Сейчас у нас насаждается капитализм, но эта система нам чужда, у наших людей другой менталитет. Поэтому рано или поздно, но социализм мы построим. А вот Европа придет в упадок. И уже сейчас там начало конца.