Больничный Маугли: история девочки, выросшей в элитной клинике с диагнозом «здорова»

Девочка плачет
Родители считают, что ей не хватает здоровья. Врачи - что ей не хватает родительской заботы. Пользователи соцсетей кричат о том, что девочка лишена нормального детства. Речь о девочке С. именно так ее все называют.

Родители и врачи не раскрывают имени ребенка, но в одном из видеоматериалов однажды включили запись звонка бабушки, которая назвала девочку Сашенькой. Имя никто не «запикал», видно впопыхах не обратили внимания и забыли. Поэтому давайте будем называть ее Сашей, это гораздо теплее и человечнее, чем просто С.

Странности с рождения

Саша родилась четвертым ребенком в обычной семье, в конце марта 2014 года. Правда, девочка была недоношенной. Ее мать, Татьяна Максимова, считает, что роды произошли на 23 неделе, а врачи — что на 25.

Но сути это не меняет, ребенка родившегося на столь раннем сроке, помещают в специальный кювез для «донашивания», где он продолжает оставаться до тех пор, пока все органы и системы окончательно не сформируются и не начнут нормально функционировать.

Ситуация для родителей всегда сложная, нервозная и тяжелая, но для медиков — стандартная практика. С точки зрения врачей, в Сашином случае не было ничего необычного. Ее продержали в камере, сколько полагается, а затем вместе с мамой выписали домой.

Новорожденный ребенок

Тут-то и началось самое интересное — родители вернули дочь то ли на третий, то ли на пятый день, сославшись на проблемы со здоровьем. У девочки, со слов Татьяны Максимовой, произошла временная остановка дыхания. Такое действительно возможно и в некоторых случаях, к сожалению, приводит к синдрому внезапной младенческой смертности, но поводом для обращения в стационар не является.

Тем не менее, Татьяна Максимова и ее супруг Юрий Зинкин забирать малышку домой отказались. Они оставили дочь в больнице для дальнейших обследований и лечения.

Дальше все происходило, как говорила Алиса в стране Чудес «все страньше и страньше». Саше оплатили отдельную палату, приставили няню. Мама отказалась остаться с дочерью, ведь дома ее ждали и другие дети.

Большая семья с большими проблемами

У Зинкиных большая семья - они воспитывают еще троих сыновей. Об этих мальчиках ничего неизвестно, кроме того, что они не посещают школы, находятся на домашнем обучении и регулярно проходят множественные медицинские обследования.

Дети, по свидетельствам знакомых, не только не покидают дом, но и не выезжают из города. Их мать уверена — тяжелая аллергия не дает возможности мальчикам дышать любым другим воздухом, кроме московского.

Мальчик смотрит в окно

Очевидно, что тема неизлечимых болезней появилась в семье Зинкиных не с рождением Саши, но именно тогда достигла апогея.

Родители – кто они?

СМИ ничего не сообщали о самой Татьяне, а о ее супруге известно, что он не слишком удачливый предприниматель.

Шесть лет назад он угодил в тюрьму за вывод средств из страны. Согласно материалам его уголовного дела, в 90-е годы прошлого века вместе с партнерами Юрий Зинкин регистрировал так называемые фирмы-однодневки.

Компании заключали договор с клиентом. После этого средства выводились на счета латвийского банка ABLV и после — на счета клиента за границей.

Объем выведенных средств оценили в два миллиарда долларов, однако суд признал лишь 18 миллионов. В 2005 Юрий Зинкин и партнеры были осуждены «за отмывание средств в составе организованной преступной группы» на семь лет.

Отмывание денег

После освобождения отец семейства был совладельцем агрофирмы «Пирогово», владевшей 3103 гектарами в Мытищинском и 351 гектаром в Пушкинском районе Московской области. Были у Зинкина и другие компании, занимающиеся продажей земли.

Информация о бизнесе главы семьи отвечает на вопрос: откуда деньги на многолетнее содержание дочери в больнице и услуги нянь.

Болезнь Саши: правда или вымысел

Пока отец занимался бизнесом, мать воспитывала детей и тщательно оберегала их здоровье. Именно это, по ее версии, не позволило остаться в больнице с новорожденной. Неизлечимо больной, по словам матери.

С Сашей оставили впопыхах нанятую женщину, которая должна была находиться возле нее круглосуточно.

Вернувшись домой, мать сообщила всем членам семьи, что Саша — неизлечимо больна и должна остаться в больнице. Отец платил «за лечение» по миллиону в месяц, время шло, но ситуация не менялась.

Больничные игрушки

Мама Саши не имеет, по всей вероятности, однозначной теории относительно болезни своей дочери.

По свидетельствам очевидцев, кому-то она говорила, что у девочки проблемы с почками, кому-то, что нее отсутствует ствол головного мозга. Но, так или иначе, Татьяна считает свою дочь неизлечимо, смертельно больной.

В какой-то момент для живой и здоровой Саши было даже подобрано место на кладбище о слов свидетельницы, которая, как и многие, пожелала сохранить анонимность.

Один из родственников, общавшийся с прессой, рассказал, что Татьяна объявила врагом любого, кто посмеет утверждать, что ее дочь здорова.

Никто не мог усомниться в ее словах, ведь станет разве мать желать своему ребенку страшной болезни на ровном месте и держать ее в больничной палате без повода.

Жизнь в больнице

Саша осталась в центре «Мать и дитя», в котором родилась. Все эти пять лет девочка прожила в больничной палате с нянями, сменяющими одна другую.

За эти годы девочка успела сменить три отделения клиники - реанимацию, отделение для новорожденных и отделение для детей старшего возраста.

Основатель и руководительсети клиник «Мать и дитя» Марк Курцер с самого начала вел Татьяну Максимову и ее дочь.

Сам он ничего не рассказывает о девочке, но медперсонал поделился с журналистами, что профессор предлагал родителям Саши организовать курирование девочки после выписки, вплоть до дежурного реанимобиля под окнами дома.

Врачи утверждают, что Саша абсолютно здорова, нет никаких причин продолжать держать ее в лечебном учреждении. Но родители упираются и отказываются забирать своего ребенка домой. В дом, где она никогда не жила.

Ситуация настолько страшная, что выглядит неправдоподобной. Именно тогда к делу подключились журналисты.

В конце прошлого года «Медуза» выпустила большой материал о Саше, который привлек к ситуации внимание общественности. До журналистов тревогу бить тоже пытались, но особенно на этом поприще не преуспели.

Девочку хотели забрать себе родители Юрия. Именно разговор с его мамой запустили в телеэфире «Вести. Ру», где впервые прозвучало имя Сашенька.

Когда-то бабушка с дедушкой впервые пришли навестить смертельно больную внучку и были просто поражены несоответствием реальной картины с той, что рисовала ее мать.

Татьяна попытки забрать Сашу из больницы мгновенно пресекла, со свекрами отношения были разорваны. Других родственников, которые могли бы попытаться освободить девочку из плена заботы родителей, у нее просто нет.

Врачи разводят руками — нельзя же просто выгнать малышку на улицу, если родители не хотят брать ее домой.

Впрочем, вероятнее всего врачи лукавят, и если бы речь шла об обычном ребенке, чьи родители не в состоянии оплачивать многомиллионные счета клиники, он бы уже давно оказался под защитой опеки. Но с Сашей не все так просто.

Марк Курцер

Марк Курцер

«Родители оплачивали наши услуги в соответствии с условиями заключенного договора. С 21марта 2019-го клиника прекратила договор— мы выписали ребенка из стационара. Сейчас оплата за проживание и питание девочки вместе с нянями в центре не взимается, поскольку юридические отношения прекращены», - рассказал в беседе с «Медузой» лечащий врач Максимовой Марк Курцер.

Следственный комитет проиграл прокуратуре: дела нет

В начале года больницу посетила проверка из Следственного комитета. Но уголовное дело, которое едва открылось, было закрыто под давлением прокуратуры.

Тем не менее, девочку обследовали разные специалисты, в квалификации которых не приходится сомневаться. Консилиум вынес вердикт: девочка здорова. Есть небольшие отклонения по зрению, но это нельзя считать поводом для многолетнего нахождения в больничных условиях.

Психолог, осматривавшая девочку, была настроена не столь оптимистично. По ее словам, длительное нахождение в изоляции может нанести необратимый урон детской психике. Саша не развивается, не общается, не познает мир вокруг себя, видя его только на картинках.

Детские рисунки в больнице

После этого органы опеки больше не могли игнорировать ситуацию. В особенности после того, как клиника разорвала отношение с родителями Саши.

Был подан иск об ограничении родительских прав. Первое заседание по существу назначено на 28 января. Адвокат матери девочки Ольга Лукманова озвучила условие, на котором родители согласны забрать девочку из больницы. Врачи должны предоставить полную выписку о здоровье ребенка за пять лет. До этого, якобы, медики отказывались это делать.

Отдать в приемную семью?

В соцсетях тем временем разворачивается настоящая кампания за Сашу. Неравнодушные люди просят максимальной огласки дела, чтобы девочку забрали у родителей, которым, по всей видимости, она не очень нужна, и передали в приемную семью.

«Я считаю, что никакие догоны родителей не вправе лишать ребёнка детства.

Маленькая С. ни разу не покидала территорию больницы. Она не была на детской площадке, в лесу, в зоопарке, в музее, на речке, на море. У неё не было дней рождений с подружками и шарами. Она никогда не играла с другими детьми. Она не видела своих братьев. Ее никто не навестил на этот Новый год. Меня тошнит от мысли, что это делают с С. ее собственные мама и папа», - пишет на своей странице в Facebook детский поэт, член команды ТравлиNet Маша Рупасова.

Она просит всех своих подписчиков, которых насчитывается без малого 30 тысяч, сделать репост записи или самим написать о Саше, ссылаясь на тот самый, первый материал «Медузы».

«Как быть в случае, когда влиятельная семья годами держит в больнице своего здорового малыша, дочку, родную маленькую девочку - люди, я просто не понимаю. И мне не все равно, я хочу, чтобы суд реализовал право маленькой С. на нормальное человеческое детство в семье. И это тот редкий случай, когда я прошу своих друзей о поддержке - пока все выглядит так, что помочь девочке может только огласка», - уверена она.

Евгения Беркович к своему посту, в котором тоже просит максимальной огласки, приложила карандашный рисунок, портрет Саши. Ни в одном печатном материале, которых и так немного, ее фотографий нет. На видео лицо девочки замаскировано.

«Ксения Сорокина по описанию нарисовала ее портрет. Пусть у человека, которого кто-то и за человека не считает, все-таки будет лицо», - написала она. На рисунке маленькая девочка в трогательно больших очках, она не улыбается.

Под постом уже почти полторы тысячи репостов, их число увеличивается день ото дня. Посты сопровождаются хештегами #право_на_детство и #девочка_эс.

Некоторые комментаторы, тем не менее, с позицией большинства не согласны и спрашивают, действительно ли активисты желают Саше оказаться в детском доме или чужой семье? Чтобы ее навсегда разлучили с мамой?

Женщина, которая годами не навещает свою дочь с младенчества, — не мама, возражают другие комментаторы, она лишь биологический родитель.

Кто-то утверждает, что у матери Саши — рак и она сама неизлечимо больна и заслуживает сочувствия. Ему отвечают, что и это не повод, пять лет не видеть свою дочь и даже не поздравить ее с Новым годом в больнице.

До 28 января судьба Саши остается невыясненной.

Неважно, чем руководствовалась Татьяна, пряча дочку за больничные стены на долгие годы. Запугал ли ее кто-нибудь трагическими перспективами или она сама внушила себе, что у ребенка несуществующие неизлечимые болезни.

Ясно одно — стремясь защитить Сашу от смерти, мама весьма успешно защитила ее от жизни, на которую девочка, пусть даже выяснится, что она больна, имеет полное право.