«Будем все на учете, как собачки породистые»: что думают москвичи о пропускном режиме

Проверка документов
В Москве скоро начнут проверять цифровые пропуски при передвижении по городу. Как будет действовать новая система и что думают об этом сами москвичи?

Вроде бы мы все сидим как бы на «само» изоляции, то есть — добровольно. Но всё равно при этом не покидает ощущение, что добровольность эта очень режимная. Примерно, как в тюрьме — хочет человек, отбывает срок, не хочет — все равно отбывает.

У жителей Москвы чувство это многократно усилилось после введения системы электронных пропусков для перемещений по городу.

Сами пропуски будут проверять, начиная с 15 апреля, но получать их начали уже 13 апреля. Руководитель департамента информационных технологий Эдуард Лысенко заявил, что к 14 апреля было выдано около 780 тысяч пропусков, из которых 698 тысяч — рабочие.

Как получить пропуск?

Для того, чтобы выйти из дома на законных основаниях, необходимо воспользоваться формой nedoma.mos.ru.

Для получения цифрового пропуска необходимо выбрать цель поездки:

  • Получение цифрового пропуска для работающих;
  • Разовая поездка для посещения медицинской организации;
  • Разовая поездка в иных целях», - говорится в сообщении на сайте.

Отмечается при этом, что пропуск разовых поездок «в иных целях» можно будет получить не чаще двух раз в неделю. Так что с целями москвичам придется быть скромнее.

Девушка в маске и перчатках

Помимо сайта, пропуск можно будет оформить по телефону +7 (495) 777-77-77 или через СМС на номер 7377.

Для цели «Цифровой пропуск для работающих» необходимо отправить СМС вида:

Пропуск*код цели*тип паспорта (кодом)*серия паспорта (если есть)*номер паспорта*номер машины (если используется) *номер карты "Тройка" (при наличии)*номер карты "Стрелка" (при наличии)*ИНН организации (необязательное) *краткое наименование организации. Пример: Пропуск*1*1*1234*123456*Р043АС177***1234567890*ООО Ромашка.

Что ждет нарушителей?

Просто вбить на сайте личные данные и получить пропуск будет недостаточно. При выходе из дома нужно всегда иметь при себе паспорт на случай проверки.

Велосипедист и полиция

Эдуард Лысенко попросил жителей Москвы проявить «гражданскую, социальную и личную сознательность» и не злоупотреблять возможностью выхода из дома.

Хотя, казалось бы, с тремя целями не сильно-то и злоупотребишь.

Кроме того, глава департамента информационных технологий предупредил, что за предоставление недостоверных данных будет грозить ответственность.

Что думают об этом москвичи?

Исследовательский холдинг Romir провел опрос среди жителей столицы и узнал их отношение к новой системе пропусков. Москвичей спросили, насколько они готовы пожертвовать частью своих прав, если это поможет в борьбе с вирусом.

Выяснилось, что 69% с легкостью готовы отказаться от части своих прав в борьбе, так сказать, за правое дело.

Оставшиеся 28% не разделяют их оптимизма и считают, что не нужно путать мягкое с теплым. Борьба с вирусом это одно, а права — совсем другое.

Семья на самоизоляции

«Большинство москвичей готовы жертвовать своими правами в рамках борьбы с пандемией. Но не стоит забывать, что с реально серьезными ограничительными мерами жители города еще не столкнулись.
Возможно, в ответах читается нарастающая усталость от текущего положения и желание ухватиться за любую возможность, если она ведет к возврату привычной жизни.
Тем важнее будет наблюдать за динамикой ответов, учитывая, что с этой недели мэр Москвы начал поэтапный ввод как раз тех самых ограничительных мер
», - прокомментировал президент исследовательского холдинга «Ромир», доктор социологических наук Андрей Милёхин.

В компании также выяснили, что хуже всего к перспективе лишиться части прав отнеслись молодежь и люди с высшим образованием или ученой степенью. И то понятно, молодость и ученая степень — совсем не то, что хочется прятать в четырех стенах и предъявлять пару раз в неделю по электронному пропуску.

Дальше будут чипы

И все же любой опрос дает очень общее представление о ситуации. Радио «Комсомольская правда» поговорила с некоторыми жителями столицы и выяснила, что они думают об ужесточении мер самоизоляции.

Педагог Алексей не видит во введении пропускной системы ничего страшного.

«Пропуска на передвижение на транспорте оформляются быстро. Я сегодня сделал это на сайте мос.ру.
Система не спрашивает ни возраст, ни договор с работодателем. Это обычная пугалка.
Вводишь паспортные данные название организации ИНН организации, номер машины и/или номер карты тройки и всё. Проверить могут только если остановят. На это случай нужно иметь паспорт и что-то подтверждающее что ты работаешь там, где указал в кваркоде.
Причём можно и личный транспорт указать и общественный (номер карты Тройки или Стрелки)», - поделился он.

Журналист Анастасия вообще не планирует осваивать новую систему. По ее словам, она сидит дома с мужем и детьми и никуда выходить особенно не собирается, но если понадобится, она воспользуется своим удостоверением.

«Я журналист, удостоверение есть официальное. Если куда и надо будет, то с ним поеду, без кода. Журналистам не надо пропуска получать», - говорит она.

А вот Полина, которая работает менеджером в крупной торговой компании, всерьез обеспокоена сложившейся ситуацией.

«Мне это сильно напоминает Оруэлла. Читали «1984»? Вот такое ощущение, какая-то антиутопия только наяву. Мне почему-то кажется, что вирус пройдет, а все эти правила ужасные останутся и нас так и будут контролировать, так и будут отслеживать каждый наш шаг. Честно? Мне очень не по себе от этого», - признается девушка.

С ней согласна Алиса, владелица небольшого магазина в спальном районе Москвы.

«Мне очень страшно от всего этого. Сперва они заперли нас дома, потом выдали пропуска, а дальше будут чипы.

Проверка документов на станции метро Кантемировская

Проверка документов на станции метро Кантемировская.

Будем все на учете, как собачки породистые, и все наши перемещения будут вносить в документ. Я как бы и не планировала ничего нарушать, понимаете, но мне просто очень не нравится кому-то отчитываться. Это же моя жизнь», - возмущена наша собеседница.

Архитектор Алина пока не решила, как именно относится к новым правилам, но признается, что выглядят они скорее пугающе.

«Нет, ну наверное это правда нужно, защитит нас от вируса, поможет ему меньше расползаться по городу. Я не специалист же, я не знаю, может это и правда сработает. И мы все, конечно, потерпим потому что нам просто не оставили выбора. Это вот самое неприятное. Нас никто не спросил, готовы ли мы спрашивать разрешения поехать на работу или проведать родителей. Нас просто поставили перед фактом», - говорит она.

Нешуточные споры о разовых пропусках идут и в Сети. На Facebook люди жалуются, что их полностью ограничили и нет никаких гарантий, что это закончится после эпидемии.

«Заразу победим, а слежка останется. И самоизоляция вполне может продлиться с такими раскладами, в общем ,меня давно терзают смутные сомнения! » - пишет пользователь Сергей Шик.

«А я все думала - зачем целый месяц карантина. Теперь понятно - чтобы вся эта машина сумела запуститься», - соглашается пользователь Татьяна Богачева.

ДПС на въезде в Москву

«А, между тем, мос.ру висит вовсю. А с ночи уже тормозят машины на въезде в Москву и требуют пропуск, который вводится с 15го», - жалуется Юлия Дижур.

«Выход один - не выполнять эти незаконные ограничения. Если массово будем вестись, дальше будет хуже - обязательные вакцины, чипы и т п», - решительно призывает Татьяна Бельская.

«На каком основании за нами теперь должны следить?! ЧС нет, карантина нет! Но мы должна сообщать о всех своих передвижениях! Бред какой-то! Они уничтожат данные... где гарантии?! Кто дал право на такое преследование людей!? Мы теперь как стадо Баранов- под прицелом! Это нарушение прав человека, без объявления ЧС!» - возмущена Наталья Мартыненко.

Ранее радио «Комсомольская правда» уже писала о плюсах и минусах жестких карантинных мер и о странах, которые делают выбор в пользу того или иного режима. Людей, как обычно, не спросили, а поставили перед фактом. Так что москвичам придется освоиться в системе электронных пропусков, пугает их это или нет. А были ли эффективны такие меры будет понятно лишь к концу пандемии.