Игорь Писарский: «Любой шеф-повар вырос на маминых оладушках»

шеф-повар Сергей Ерошенко

Шеф-повар Сергей Ерошенко

Шеф-повара кажутся нам, обычным людям, настоящими небожителями, а некоторые блюда высокой кухни подчас вызывают желание не столько есть, сколько любоваться. О том, что ели в детстве знаменитые кулинары и как правильно относиться к высокой кухне рассказывает Игорь Писарский.

На днях, 20 октября, страна, не заметив праздника за ковидными ограничениями, скромно отметила традиционный Международный день шеф-повара.

Все мы немножко шеф-повара на своих кухнях и, пожалуй, даже самый закоренелый одиночка, поклонник сыроедения и мрачный гастроненавистник сталкиваются с необходимостью соорудить себе бутерброд, развести кипяточком и заправить какими-нибудь, прости Господи, ягодами годжи магазинные хлопья или виртуозно сварить яйцо всмятку.

Но истинный шеф-повар — повелитель сверкающей ресторанной кухни, гроза поварят, кумир гостей, владетель тайных рецептур — это вам не уютный домашний кулинар.

Это амбассадор гастрономической культуры, художник, черт побери!

Сергей Ключанский

Шеф-повар Сергей Ключанский

Постойте-постойте, — скажут скептические читатели.

— Какой-такой художник? Вот все это тошнотворное молекулярное с пеночками как от опадающего шампуня? Вот это вот инстаграмное издевательство на пол-укуса, поданное на половине березового полена вместо нормальной тарелки? Вот эти шесть тысяч кровных рублей, выложенных за кусок обыкновенной говядины!? — скажете вы.

— Моя бабушка (мама/жена/соседка) готовит это так, что никакому шеф-повару не приснится! — скажете вы.

— Послушайте, да они просто готовят макароны, варят супы и лепят пельмени! — скажете вы.

И будете, по-своему, правы.

Действительно, любой самый-рассамый шеф-повар рос на маминых котлетках и бабушкиных оладушках. И помирать будет, попросит себе на финальный ужин, вероятно, не молекулярную экзотическую субстанцию, а что-нибудь из родное и знакомое с детства.

Оладьи

Оладьи

Ну и что? Нам просто следует признать, что гастрономия это искусство.

Как музыка, живопись, театр.

Вот, скажем, архитектуре никто не отказывает в праве называться искусством. Да, это искусство бифункциональное, сочетающее художественное начало с утилитарной прагматичностью и технологическим требованиями.

Вот и гастрономия искусство бифункциональное. Оно про пожрать, конечно. Но оно же и про насладиться.

шеф-повар Константин Ивлев

Шеф-повар Константин Ивлев готовит уху на одной из площадок около ЦУМа

И тогда, если мы придем к согласию в том, что гастрономия это искусство, пазл сложится — все определенно и логично встает на свои места.

Это искусство и поэтому в нем существуют различные художественные течения.
Это искусство и оно подвержено влиянию преходящей моды.
Это искусство и отдельные его образчики бывают очень дорогим удовольствием. И часть потребителей готовы платить за него.
Это искусство и значит в нем есть место авангарду и традиции.

И конечно, если это искусство, то шеф-повар в нем художник.

Книга «Герои новой русской кухни»

Собственно, им — шеф-поварам, российским художникам от гастрономии мы с моим соавтором — фотографом Игорем Ганжой посвятили книгу «Герои новой русской кухни», изданную года три назад.

С тех пор ряды героев пополнились новыми именами, а кто-то безвременно ушел (помним Сережу Ерошенко — шефа ресторана «Честная кухня»). Но все они были, есть и останутся настоящими художниками. Без скидок.

Ну и про пожрать, конечно, не отнять — вкусно они готовят. Каждый по-своему — художники ведь! — но все вкусно.


Гастрорюмочная

Партнер колонки - гастрорюмочные для креативного класса «Шесть You Шесть».

Адреса:

«Маяковка». 1-я Тверская-Ямская, 2, стр. 1

«Сущевка». Сущевская, 21, стр. 4.

Тел. +7 495 139 66 27

www.ryumochnaya.ru

Тема дня
<p><strong>Каждую пятницу</strong>, в эфире радио «Комсомольская правда», &nbsp;несменные ведущие Сергей Шмидт, Станислав Гольдфарб и Наталья Кравченко обсуждают самые актуальные вопросы минувшей недели</p>