«Эффект Немцова»

Андрей Горбунов, главный редактор радио «Комсомольская правда»

Андрей Горбунов, главный редактор радио «Комсомольская правда»,

Андрей Горбунов, главный редактор радио «Комсомольская правда», написал рассказ, оттолкнувшись от гибели Бориса Немцова. Прошло уже пять лет со скандального убийства, а споры о роли оппозиционера в российской политике так и не утихают. Кем же был Немцов в 2015 году - политической тенью или реальной силой? На эти вопросы в художественной форме и пытается ответить Горбунов в рассказе «Эффект Немцова».

Эта мысль пришла ему в голову 1 марта 2015 года. Все медийное пространство сплошь и рядом было заполнено исключительно убийством Бориса Немцова.

Иван Горчаков в связи с этим в очередной раз поразился: «Человек уже много лет никому не нужен. Люди давно и бесповоротно забили на него. Ну кто, ей богу, в 2015 году воспринимал Немцова всерьез? Политический нолик без палочки. Князь без княжества. Нет, даже меньше – дворовый пес без стаи, блоха без кошки.

Но стоило этой политической тени погибнуть в центре Москвы от пуль отморозков, и Немцов внезапно стал чуть ли не национальным героем.
По всем каналам, во всех газетах, на всех сайтах только и разговоров о том, каким крутым мужиком был Боря, и как много он сделал для России-матушки!

Митинг памяти Бориса Немцова в Новосибирске, 2015 год.

Митинг памяти Бориса Немцова в Новосибирске, 2015 год.

Пиар высшего кармического уровня. Безоговорочная и безапелляционная реабилитация своей политической карьеры. Пусть и ценой собственной жизни. Если бы этого убийства не было, Немцову стоило бы самому заказать себя …».

Такого рода рассуждения уже второй день нон-стопом крутились у Горчакова в голове. Ему очень хотелось применить эффект Немцова к собственной опостылевшей жизни.

Ивану Горчакову было 40 лет. Полгода назад он развелся (оба супруга до сих пор называли тот день лучшим в своей биографии).

На работе – полный порядок. Горчаков недавно возглавил отдел по привлечению VIP-клиентов в крупном банке. После расставания с женой финансист успел скрасить свой досуг одной курортной и тремя служебными интрижками. Казалось бы, живи да радуйся. Но Ивану было скучно радоваться и еще меньше хотелось жить.

«Мир повидал, свою цистерну коньяка выпил, с женщинами поразвлекался. Что еще тут делать? – рассуждал Горчаков. – Карабкаться по служебной лестнице? Но это ведь так скучно!…»

В общем, Горчаков решил покончить с собой. Пока Иван обмозговывал, как это сделать, убили Немцова.

И в голову «банкира» полезли мысли о том, что если бы не киллеры, Борис Ефимович сам должен был заказать себя ради такого пиара.

Чем больше Горчаков размышлял об этом, тем сильнее склонялся к выводу, что нужно заказать наемному убийце самого себя.

«Прыгни я с крыши или залезь в петлю, и все мои коллеги, конкуренты, друзья, знакомые будут твердить: «Вот Горчаков – неудачник. Не выдержал стресса. Не смог тянуть лямку». А чего хуже – еще решат, что я убился из-за своей бывшей жены (вот ведь идиотизм!). Но если заказать собственное убийство, тогда другое дело. Тут вам и полиция расследование начнет.

Вдруг какие-нибудь бандиты хотели втянуть меня в ограбление моего банка. Мол, пытались пробраться внутрь через меня. Но я, конечно, отказался. Вот эти отморозки и расквитались со мной. В соцсетях репостов с этой историей выше крыши будет! Все знакомые будут говорить, что я – мужик со стальными яйцами»…Для банковского клерка найти киллера (по-тихому найти, не привлекая особого внимания) было проблематично. Но Горчаков справился.

Для приобретения газового оружия необходимо получение лицензии.

Для приобретения газового оружия необходимо получение лицензии.

Еще проблематичнее было сделать заказ на самого себя так, чтобы наемный убийца не понял этого. Однако и здесь Иван не оплошал. Как выяснилось, двойной ценник даже в таком щепетильном деле, как заказное убийство, решает многие проблемы. Например, нежелание «работодателя» лично встречаться с исполнителем.

И вот деньги были переведены, все данные на «объекта» тоже. Взволнованный Горчаков в предвкушении своего финала стал работать с удвоенной энергией. За день он привел в банк пятерых новых клиентов. Абсолютный рекорд для их филиала. Ивану даже самому понравилось.

Довольный собой он зашел в лифт и замер. Напротив него стояла самая красивая женщина в мире. Точнее, со стороны могло показаться, что эта дама – самой заурядной внешности. Но феромоны Горчакова посчитали иначе, и «банкир» первый раз в жизни по-настоящему влюбился. С первого взгляда.

Двери лифта захлопнулись, и кабина плавно поплыла со 62-го этажа на 1-й. В районе 49-го этажа Иван удачно пошутил про нынешнюю ситуацию с курсом рубля. Когда лифт подъехал к 25-му, незнакомка так мило улыбнулась Горчакову, что тот тут же пригласил ее на ужин. Женщина шутливо отказалась, но предложила задать ей этот вопрос завтра здесь в то же самое время.

Выходя из здания, Горчаков неожиданно понял, что он счастлив. Счастлив, что у него был крайне удачный день на работе. А главное счастлив, что завтра вновь увидит эту потрясающую незнакомку. И тут улыбку сдуло с лица «банкира». Он резко что-то вспомнил. А в следующую секунду в его голову влетела пуля…

Но врачам удалось спасти Ивану жизнь. Правда, мозг оказался сильно поврежден, и перспективного финансиста безвозвратно парализовало.

Долгие годы за ним ухаживали старые родители. А когда они умерли, беспомощного мужчину отправили в муниципальный дом инвалидов. Там озлобленные санитарки неохотно и из рук вон плохо помогали Горчакову существовать еще 9 лет. Когда он умер, всем было наплевать.