Эксперт рассказал, как повлияет «мусорная реформа» на стоимость вывоза ТБО

Эксперт рассказал, как повлияет «мусорная реформа» на стоимость вывоза ТБО
Александр Чекшин в эфире программы «Чистая страна» обсуждает с генеральным директором Российского экологического оператора Денисом Буцаевым перспективы развития отрасли.

Скачать передачу [mp3, 24.5 МБ]

Мы помним времена, когда мусор находился в контейнерах во дворе, куда мы носили пакеты и ведра. И мало кто задумывался, куда же его увозят дальше и как утилизируют.

В последнее время отходы становятся государственной проблемой — полигоны переполнены, перерабатывающих заводов мало. Надо что-то делать. У нас в гостях генеральный директор российского экологического оператора Денис Петрович Буцаев.

Александр Чекшин: В начале года Путин подписал указ о создании российского экологического оператора. Поясните, с какой целью.

Денис Буцаев: С целью создания инфраструктуры по переработке и утилизации мусора. К тому же мы являемся инструментом, в том числе правительства, по регулированию рынка отходов.

Александр Чекшин: Правильно ли я понимаю, что российский экологический оператор становится ключевым игроком в той самой «мусорной реформе», которая проходит в стране. То есть с момента создания реформа пойдет быстро и эффективно?

Денис Буцаев: Я бы сказал, что российский экологический оператор — это последнее звено цепочки целого ряда ведомств и компаний, которые занимаются комплексной большой проблемой.

Мы — инструмент для создания инфраструктуры, но при этом надо понимать, что большая часть нормотворческой деятельности остается за Минприроды, которое ведет эту работу.

Многое из того, что задействовано в нашей сфере, относится также к компетенции Минстроя и Минпрома. Мы понимаем, что в совокупности эти ведомства как раз и формируют полный перечень инструментария, которым обладает и оперирует отрасль.

Разделяй и думай

Александр Чекшин: Что такое культура обращения с отходами?

Денис Буцаев: Это правильное обращение, начиная с кухни, с тем, что у вас остается в виде отходов. Это понимание, куда и как их сдавать, упаковывать и как работает общая система, связанная с утилизацией.

И самое главное, что остается в виде хвостов, которые мы не можем стопроцентно переработать. И борьба за то, чтобы их становилось меньше. Причем прецеденты того, как бороться с этим, уже есть. Есть страны, которые добились стопроцентной утилизации.

Александр Чекшин: Можно ли говорить, что культурный человек в этом плане — это тот человек, который ведет раздельный сбор мусора?

Денис Буцаев: Совершенно верно. Ведет раздельный сбор мусора и задумывается о его «судьбе».

Если он может не создавать дополнительных отходов, он этого не делает. Если у него есть возможность, он меняет неутилизируемые виды упаковки на утилизируемые.

Культура обращения с отходами — это многоплановая деятельность, но в ее основе можно выделить два направления. Первое — ответственное и вдумчивое отношение к отходам и их переработке. Второе — отсутствие роста отходов и снижение объема имеющихся.

Александр Чекшин: Но ведь утилизация мусора — это большие деньги. Одно дело — вывезти все на полигон, и другое — переработать. Есть в стране деньги? Как это будет происходить?

Не мусор, а сырье

Денис Буцаев: Один из постулатов культуры обращения с отходами заключается в том, что весь мусор является возможным сырьем для дальнейшего использования.

Если мы это понимаем, то экономика процесса складывается иначе. Когда мы называем отходы сырьем, мы можем запускать различные бизнес-процессы, выгодные всем участникам.

Если мы относимся к отходам как к мусору, то его утилизация будет стоить дорого. Его надо собрать, переработать, захоронить и поддерживать в этом отношении экологическую безопасность.

В случае, если мы относимся к отходам как к сырью, то это уже технологический процесс, который позволяет добиться высокого уровня переработки для производства нового вида товаров.

И таким образом вы снижаете не только экологическую опасность, но и находите экономические стимулы для функционирования этого процесса, и не только за счет средств населения, которое платит за вывоз мусора.

Александр Чекшин: То есть для населения «мусорная реформа» не приведет к росту цен на экологический сбор?

Денис Буцаев: Если мы с вами говорим про создание отрасли ТКО, то нужно понимать, что есть определенная стоимость услуги, которую в любом случае придется оплачивать.

Мы выступаем за то, чтобы тариф был прозрачным и справедливым для населения. Но источники, которые необходимы для переработки мусора, заключены не только в тарифе.

Они — в экономике переработки отходов в сырье. И если мы подходим к процессу утилизации как к получению нового вида сырья, то население его оплачивать не должно.

Александр Чекшин: Получается, мы подходим к этому как к бизнесу, а мусор воспринимаем как ценное сырье?

Денис Буцаев: Я бы привел в пример Швецию, которая перерабатывает 100% своего мусора и получает из него достаточно качественное сырье. Мало того, этот процесс у них настолько экономически выгоден, что страна готова принимать отходы из-за рубежа.

Сама отрасль у них в этом отношении представляет собой одну из наиболее маржинальных в структуре экономики.

Актуальные события, политика, инновации, интеграция. Каждую неделю в нашей студии разговор на актуальные для России и Беларуси темы. Обсуждение острых вопросов, совместные проекты Союзного государства и программы, интересные события последних дней.