Григорий Явлинский: Все «жахнувшие», которые в Москве, на выборы пошли самовыдвиженцами

Григорий Явлинский
В программе Радио КП «Гражданская оборона» на вопросы Владимира Ворсобина отвечает Григорий Алексеевич Явлинский – один из триумфаторов выборов 8 сентября.

Скачать передачу [mp3, 42.7 МБ]

Мы предлагаем полный текст программы.

В. Ворсобин:

- Сегодня день после московских выборов, которые нас мучили прошедший месяц. Это была кровопролитная подготовка к выборам. Выборы в Мосгордуму получились триумфальными для всех. Удивительная вещь, все участники выборов объявили себя победителями. Рада «Единая Россия». Турчак – глава политсовета «Единой России», заявил, что «единороссы в стране жахнули всех». Оппозиция тоже рада, потому что больше трети мест в парламенте Москвы теперь принадлежит оппозиции. Целых четыре депутата от «Яблока» попали в Мосгордуму. Это победа или нет?

Г. Явлинский:

- Это приятное событие, суть которого – что наш избиратель пришел и проголосовал за нас. Потому что наши депутаты Мосгордумы получили очень высокий процент. У нас все кандидаты в депутаты получили более 40 % Одна девушка получила 36 %. Митрохин получил 47 %. Это хорошие результаты. Это значит, что граждане нам поверили, пришли, проголосовали. И это очень большой кредит доверия. Здесь не о победе надо говорить, а о том, что это нас обязывает ко многому.

В. Ворсобин:

- Четыре места – это большой кредит доверия?

Г. Явлинский:

- Четыре места из четырех. Потому что, например, другие партии, например, «Справедливая Россия» выдвигала 44 человека, у них прошло 3. Посчитайте, сколько это процентов. Или коммунисты – тоже выдвигали 44 человека, прошли 13. Это же совсем другие результаты. А здесь нам разрешили, нам дали возможность, мы смогли добиться, чтобы выдвинули четыре, чтобы они были допущены до выборов. Так и все четыре из четырех победили. Это неплохой результат.

В. Ворсобин:

- Как вы прокомментируете слова Турчака, который считает, что «Единая Россия» победила? Жахнула всех.

Г. Явлинский:

- Мало ли кто чего говорит. Говорите тоже, как в старом анекдоте. Там человеку под 90, он пришел к доктору и сказал, что вот у него сосед говорит, что он там… И так далее. А сколько вам лет? А мне 85. И вы говорите. Вот пускай и Турчак говорит все, что угодно. Но что бы я сказал. Мне бы очень не хотелось быть в партии, члены которой скрывают, что они ей принадлежат. Потому что все эти «жахнувшие», которые в Москве, они все пошли самовыдвиженцами.

В. Ворсобин:

- «Единая Россия» не прошла в Мосгордуму.

Г. Явлинский:

- Потому что они точно знали, что как только избиратель услышит, что они вот эти, из гнезда Турчака, они не будут за них голосовать. Так кто кого жахнул-то?

В. Ворсобин:

- А почему по стране проголосовали?

Г. Явлинский:

- Я не знаю. Это тоже не доказательство. Посмотрите, что случилось на Дальнем Востоке. Там вообще проголосовали сами знаете за кого.

В. Ворсобин:

- За ЛДПР.

Г. Явлинский:

- Но не только. В законодательное собрание Хабаровского края избрали яблочника. А вот в Псковской области пять районов возглавляют представители «Яблока». Потому что целый ряд яблочников выиграли сейчас позицию глав районов. Это же не такие плохие результаты. У нас есть результаты и в других местах. И в Подмосковье, скажем, в Жуковском мы получили очень неплохой результат, в других местах Подмосковья. Так что мы по всей стране.

В. Ворсобин:

- Мосгордума становится коалиционной, разношерстной. Поможет ли это Москве, народному, городскому хозяйству? Или это только политика? Вы говорили про девушку, которая у вас прошла в Мосгордуму. Она заявила о том, что Мосгордума нелегитимна. Что нужно после этих позорных выборов, связанных с площадями, с разгоном ОМОНом, распустить заново и снова проголосовать.

Программа в студии Радио КП

Г. Явлинский:

- Она очень молодая девушка. Она высказала то, что чувствует. Но я хочу сказать, что стыдно так проводить выборы в столице такой страны, как Россия. Когда полтора месяца всех, кого только можно, молотят дубинками по голове, когда тысячи людей забирают в автозаки. Это свидетельствует о том, что власти не умеют проводить выборы. Это что за выборы такие? В чем тут проблема? Зачем нужно людей бить по голове?

В. Ворсобин:

- Здесь били по голове – и вот какие результаты. В других регионах не били по голове – везде «Единая Россия» победила.

Г. Явлинский:

- знаете, поломанные часы два раза в день показывают правильное время. Вот такие сравнения – они бессмысленные. Вы на что намекаете? "Комсомольская правда" на что намекает? Что бить надо по всей стране по голове?

В. Ворсобин:

- Просто интересен политологический анализ.

Г. Явлинский:

- Я вам отвечаю: да, обидели людей. Люди вышли и проголосовали за кого угодно, только не за тех, кто бьет этими палками по голове. Тут не бином Ньютона, тут простая арифметика. Зачем людей бить по голове?

В. Ворсобин:

- Олег Николаевич из Нижнего Новгорода.

- Знаете, вы что-то с годами как-то вроде ваша партия утратила свои силы. Ведь она была такая сильная. И в последнее время… и тут вроде опять вы возродились? Или как? Вчера были выборы, я ходил голосовать. Втюхивают «Единую Россию», прямо втюхивают. Мы даже не знаем, кого. Там программа непонятная.

В. Ворсобин:

- А вы читали программу "Единой России"?

- Я читал. Там одно и то же.

В. Ворсобин:

- Вопрос понятен.

Г. Явлинский:

- Вопрос риторический. Уважаемый друг и товарищ, мы будем делать все, чтобы «Яблоко» окрепло. Потому что «Яблоко» - это партия, которая борется за свободу, за справедливость, за уважение, за человеческое достоинство. Вот в этом смысл наш и в этом наша цель. И я уверен, что наши депутаты, пусть их будет четыре, на самом деле, когда 45 всего, то четыре человека – это уже люди, которые могут создавать погоду. Они будут первым делом ставить вопрос о том, чтобы защищать уважительное отношение к гражданам, защищать свободу людей, защищать людей таким образом, чтобы люди жили в Москве без страха. И в стране чтобы люди жили без страха. Тогда у них будет творчество и возможность что-то делать. Вам трудно в это поверить. И мне трудно в это поверить. Но это то, что должна делать наша великая страна.

В. Ворсобин:

- Когда били дубинками по голове, в этом случае я не помню, чтобы «Яблоко» очень сильно… Я помню, Яшин сидел, еще нескольких посадили. А «Яблоко» уклончивую позицию избрало. И даже когда Митрохина пустили на выборы, некоторые говорили: слушай, вообще-то все твои сотоварищи сидят. Ты почему идешь в Мосгордуму? Таким образом ты легализируешь это все. Вот эти упреки до вас доносились?

Г. Явлинский:

- Нет, не доносились. Я был на всех этих митингах. К счастью, мне по голове не попало.

В. Ворсобин:

- Почему?

Г. Явлинский:

- Не знаю. Вас не было, наверное, там. Были бы вы, вы бы, наверное, нашли способ. А кроме того, я был в судах, где защищал людей, которым дали, например, одному из них дали четыре с половиной года, ни за что, без состава преступления. Но я должен сказать, что все эти люди, которые выходили и которых били, они ведь правы все. Знаете, почему? Потому что власти фальсифицируют выборы с 1996 года. И по вашим глазам я вижу, что вы это прекрасно понимаете.

В. Ворсобин:

- Привет Зюганову.

Г. Явлинский:

- Наконец люди, я не знаю, причем тут Зюганов, не он фальсифицирует выборы. Выборы фальсифицируют с 1996 года те, кто управляет этим процессом. Причем фальсифицируют на всех этапах.

Программа в студии Радио КП

В. Ворсобин:

- Он мог стать президентом. Я про это говорю.

Г. Явлинский:

- Не думаю. Думаю, не мог стать президентом.

В. Ворсобин:

- Александр из Тверской области.

- Товарищ Григорий Алексеевич, поздравляю с более-менее нормальным результатом, как вы считаете. Хотел спросить. Беспартийные, шедшие не от "Единой России"… Те, кто прошли от "Единой России", они были такие свободолюбивые и самостоятельные. Разве они могут под партийными знаменами фракцию? Они же не как партийцы выходили. Формально как они могут… И второй вопрос. Сколько раз говорили… я за кооперативы. Колхозы были тоже кооперативами. Раньше у нас были трактора, в колхозе можно было выписать. Сейчас те маленькие предприятия, которые остались, где максимум 10-20 человек, хотели взять соломы, живность завели, выживать-то надо, я безработный. В провинции работы нет. Сена нет в этом году. Колхоз не может убрать, потому что сломался комбайн, зерновые стоят в поле. Раньше колхозы могли договориться между собой, попросить технику и убрать урожай.

Г. Явлинский:

- Мне интересно было. На первый вопрос у меня пока ответа нет. Но вы очень интересную вещь сказали. Действительно, это самовыдвиженцы, которые скрыли, что они из "Единой России", они теперь, вообще говоря, не имеют права фракцию создавать. И как они там будут теперь работать – вопрос большой. Благодаря тому, что вы мне это подсказали, я тоже его передам нашим депутатам. И этот вопрос будет там стоять. Они сейчас все запишутся обратно, эта тема встанет. Но вы правы. И это даже прекрасно и удивительно, что вы замечаете такие вопросы в то время, когда вам даже сено не дают и невозможно работать. А что касается ваших соображений относительно состояния частного сельского хозяйства в современной России, это вопрос к правящей партии. Раз уж в контексте сегодняшнего разговора. Это к ним вопрос – что же у них за политика аграрная, что вы сталкиваетесь с такими проблемами, что в конце концов вы на все плюнете и уедете в город.

В. Ворсобин:

- Голосовали-то по-умному?

Г. Явлинский:

- Это я не знаю. Вы как голосовали?

В. Ворсобин:

- Я в Твери живу, я здесь не голосовал.

Г. Явлинский:

- В Твери тоже, говорят, можно… ум-то хоть в Твери, хоть в Москве.

В. Ворсобин:

- В Твери не было выборов. Есть такое умное голосование господина Навального. Говорят, что он еще один из триумфаторов этих выборов. Потому что большинство его кандидатов получили хороший результат. Как вы относитесь к этому проекту Навального? У него список кандидатов, там могут быть и коммунисты, и кто угодно. И он просто советует своим избирателям голосовать даже не за своих и даже, возможно, не за «Яблоко», а за любых. За тех, кто подает надежды.

Г. Явлинский:

- Во-первых, мне не кажется, что в Москве это большинство. Он выдвигал 44 кандидата, у него победило 13. И четыре яблочника, которых он поддержал, за что ему спасибо. Мы всякую поддержку ценим. Но сама эта система не кажется мне ни в коей мере разумной. Потому что никакой разницы между КПРФ, коммунистами другими и "Единой Россией», «Справедливой Россией», ЛДПР я не вижу. Это все одно и то же. Они всегда в Госдуме голосуют одинаково. Так же будут голосовать везде одинаково. Во-вторых, и это еще более важное обстоятельство. Московские коммунисты – особые коммунисты. Это коммунисты-сталинисты. Если вы пойдете на Красную площадь в даты, которые связаны с этим именем, вы увидите очередь из коммунистов, Зюганова, стоящих на коленях, которые крестятся и так далее. Так вот, рекомендовать людям за них голосовать – это значит давать сигнал, что репрессии надо увеличивать. Надо не просто бить дубинками по голове, а еще больше это делать. Это абсолютно неправильная вещь.

Потому что, если большинство москвичей будет голосовать за сталинистов, значит, они хотят именно таких порядков, чтобы их молотили еще сильней. Вот и все. Это совершенно неправильный подход, ошибочный. Он надеется на какие-то политические результаты. А никаких политических результатов здесь нет. Наоборот, здесь есть обратное. И такое его предложение было в 2011 году. Оно привело только к негативному результату. И еще, я вам должен сказать, что наш избиратель строем не ходит. По команде не голосует. Мой избиратель – это избиратель, который понимает, думает и сам решает, как ему голосовать. Это совсем другой избиратель. Ему нельзя приказать или дать ему какой-то список. Мало того, у меня есть много избирателей, которые, если кого-то из кандидатов голосуют те, кому они не доверяют, так они и не будут голосовать за них. Или, например, посмотрим, в моем округе согласно этому списку за кого надо было голосовать? За какого-то человека, который, мало того что коммунист, он еще и живет не в Москве. Он живет где-то в Липецкой области.

В. Ворсобин:

- На него Навальный указал.

Программа в студии Радио КП

Г. Явлинский:

- Да. А работает он под Подольском. Это 56 километров от Крылатского, где я живу. Это что за рекомендация такая? Для чего это? Я не знаю, как в Тверской области, где вы живете, называется это умным или нет. Но для меня, мне хочется голосовать за человека, который имеет отношение к тому месту, в котором нужно за него голосовать. Это же Московская городская дума.

В. Ворсобин:

- Наш слушатель пишет: «Политика, конечно, прекрасно. Но готовы ли ваши депутаты на конструктивную работу? Ведь как бы вы ни хотели, а бодаться придется с партией власти, где у вас вообще нет никаких точек пересечения интересов». Как будет выглядеть работа в этом разношерстном парламенте?

Г. Явлинский:

- Еще раз, это нормальное положение. Потому что во всех парламентах мира представлены разные силы. Люди разные в стране и представляют разные силы. Что касается точек соприкосновения. Как вам сказать, например, если будет кем-то внесена правильная инициатива относительно того, как повысить качество российского футбола, почему же мы будем…

В. Ворсобин:

- В Мосгордуму?

Г. Явлинский:

- А что, в Москве мало футбольных команд? А хоть в Госдуму, хоть в Мосгордуму, в любую думу. Чтобы повысить качество футбола. Или будет внесена разумная инициатива, как сделать так, чтобы детям давали лучше завтраки, чем сегодня во всех детских учреждениях. И так далее. По таким вопросам, конечно, можно сотрудничать. Но если вносятся предлоежния о том, скажем, как закон Димы Яковлева, что нельзя детей отправлять на лечение, которые совсем больные дети, потому что это страшные иностранцы. Кто за это будет голосовать? Нормальный человек за это не может голосовать. Или еще какой-нибудь закон, что за всеми надо следить и все записывать, все контролировать, как законы той же Яровой? Нормальные люди за это не могут голосовать. Такие законы мы не будем поддерживать.

В. Ворсобин:

- «Говорят, что людей посадили ни за что. А почему в таком случае не смогли адвокаты разбить доводы обвинения и освободить осужденных? Суд пошел против закона?» - пишет Игорь из Ростова.

Г. Явлинский:

- Потому что не было судебного процесса. Там за два дня решали. Было политическое решение.

В. Ворсобин:

- Такие тройки.

Г. Явлинский:

-Примерно, да. Было политическое решение, что для острастки, чтобы было неповадно, нужно показательно их всех наказать. И почти всех так и наказали. Но поломали людям жизнь.

В. Ворсобин:

- Наши слушатели атакуют вопросами: «А вы не боитесь, что после вашего наезда на икону оппозиции, в которую наша либеральная тусовка старательно превращает Навального, о котором вы говорите, не упоминая фамилии, эта либеральная тусовка просто может отвернуться от вас и назвать вас прогнувшимся под Кремль?»

Г. Явлинский:

- Это не новость. 30 лет я участвую в публичной политике, и мне кто-нибудь что-нибудь рассказывает о том, что что-то не так, плохо. Но это особенность публичной политики, это про любого, кто в публичной политике есть. Если сейчас открыть интернет, вы там про Путина такое прочитаете. Это работа такая. Политик это человек, о котором каждый может сказать все, что ему хочется. Здесь нет никакой проблемы. И еще одна вещь. Нет, не боюсь. Я вообще не сильно пугливый.

В. Ворсобин:

- Не изменилось ли у вас отношение к российскому или украинскому Крыму с течением времени? У вас позиция меняется или нет?

Г. Явлинский:

- Нет, наша позиция не изменилась. Потому что я считаю, что для России очень важно, чтобы Россия была страной с международно признанными границами. Поэтому я полагаю исключительно важным проведение международной конференции по статусу Крыма, и вполне возможно, что эта конференция примет решение о необходимости повторного референдума. И пусть по-честному люди решают, чего они на самом деле хотят. Мне кажется, такой может быть выход из положения. Потому что люди второго сорта это очень унизительно для крымчан. Крым я люблю, людей в Крыму уважаю, поэтому хочу, чтобы они не были людьми второго сорта, чтобы не было у них паспортом, которые нигде не признают, чтобы Сбербанк мог работать в Крыму. Вы Грефа-то спрашивали, почему он в Крыму не работает? Почему наши крупнейшие компании не хотят работать в Крыму? Почему вы оставляете Крым без серьезных экономических инвестиций? Именно потому, что эта проблема есть и остается, и эта проблема серьезная. Я предлагаю, как ее решать. Рано или поздно в подобном виде решение будет принято обязательно.

Программа в студии Радио КП

В. Ворсобин:

- У нас на связи Инна Юрьевна Святенко, депутат Мосгордумы от «Единой России». Инна Юрьевна, такая версия есть, что «Единой России» в Мосгордуме не существует. Вы же все самовыдвиженцы. Я правильно понимаю? И фракцию вы не можете создавать.

И. Святенко:

- Почему? Мы можем, потому что мы члены партии «Единая Россия», и мы этого не скрывали, и в бюллетене мы писали, что мы – члены партии «Единая Россия».

В. Ворсобин:

- А почему самовыдвиженцами пошли?

И. Святенко:

- Потому что мы должны были для себя понять, у нас есть сторонники или нет на территории? Или мы прикрываемся этим брендом, который на самом деле в начале кампании имел очень высокий рейтинг, и не потерял его во время кампании, несмотря на все те события, которые происходили? Об этом знают и у меня на территории, что я в городе руковожу партийным проектом «Безопасная столица», член партии. И собирала подписи, для того чтобы мобилизовать свой актив. И собирала их с большим зазором, понимая, как тщательно их будут проверять.

В. Ворсобин:

- Ваш лидер, глава политсовета Турчак, заявил, что «Единая Россия» жахнула всех в стране. Как вы относитесь из Москвы к этому заявлению. «Единая Россия» жахнула позицию в Мосгордуме?

И. Святенко:

- Вы знаете, мы не жахали, мы просто трудились, и у нас хороший результат по Москве, именно членов партии «Единая Россия». Мне кажется, мы своим трудом и своим электоратом, теми людьми, которые за нас голосуют, показываем ту реальную картину, которая сейчас существует на территории нашего города.

В. Ворсобин:

- Это самый худший результат «Единой России» за долгое время. Чем вы это объясняете?

И. Святенко:

- Может быть большое количество факторов, и потусторонних, и массированная атака, которая существовала со стороны оппонентов «Единой России», которые консолидировались. Тем не менее, и социология ВЦИОМа говорила о том, что рейтинг самой партии не снижался.

Г. Явлинский:

- Могу сказать, что люди, которые являются членами партии и идут как самовыдвиженцы, как бы они сегодня ни объясняли это, на мой взгляд, скрывают свою партийность. Почему? Потому что считают выдвижение от этой партии непопулярным. Ни один нормальный на голову человек не будет собирать подписи за огромные деньги (а это, кстати, огромные деньги – собрать подписи, это миллионы рублей), если у него есть возможность выдвинуться от «Единой России» и не собирать эти подписи. Следовательно, это специальное мероприятие, для того чтобы отвлечь избирателя и создать впечатление, что вы какие-то независимые кандидату. Ну, может быть, не все из них так себя вели, но в целом это была их политика. О чем это говорит? О том, что жахнуть можно, а вот выиграть выборы от «Единой России» толком нельзя.

И. Святенко:

- Я не очень понимаю, кто мне оппонирует.

В. Ворсобин:

- Явлинский.

И. Святенко:

- Меньше подозрительности. Потому что я также участвовала в предыдущих выборах 14-го года и хочу отметить, что партия «Единая Россия» также собирала подписи. Но мы сделали тогда первый тур голосования. И если вы немного знакомы с политтехнологиями, сбор подписей это тоже некая агитация и мобилизация своего электорального поля. Поэтому не вижу в этом ничего плохого. Наоборот, ненормально, если люди, которые идут от партии и понятно, что им не надо собирать подписи, дальше не выходят к людям, с ними не общаются, их не знают, и мы видим, что на самом деле чаще всего срабатывает активная работа именно со своими избирателями, а не красивые картинки на билбордах. Поэтому я считаю, что было абсолютно правильное решение. Потому что у нас была партийная конференция до выборов, на которой были озвучены все те кандидаты в депутаты, которых партия поддерживает. И никто ничего не утаивал. Но как бы громко мы ни кричали, оппоненты все равно говорили: не слышим и не видим, что «Единая Россия» о себе заявляет.

В. Ворсобин:

- Я знаю нескольких сборщиков подписей, которые недавно вышли из тюрьмы. Один из них Яшин, которого арестовывали, по-моему, 5 раз подряд. Он выходил из СИЗО и его снова забирали. Ну, человек пособирал подписи.

У нас есть звонок.

Александр из Саратова:

- Господин Явлинский, вы только что сказали, что с уважением относитесь к крымчанам. Почему тогда вы плюете на ту волю, которую они изъявили в 2014 году?

Программа в студии Радио КП

Г. Явлинский:

- Потому что так, как был организован референдум, он не является законным и не может быть признан законным. Потому что я хочу, чтобы люди жили в правовом поле и по закону. И чтобы у России были международно признанные границы.

В. Ворсобин:

- «Григорий Алексеевич, обратите внимание депутатов в Мосгордуме на чудовищный административный произвол и коррупцию в вопросах выдачи бесплатных пропусков в Москву для грузовиков малого бизнеса. Обращались к КПРФ, они повздыхали, пообедали, но – увы».

Г. Явлинский:

- Это очень важная вещь. И я обещаю вам, что ваши соображения относительно малого бизнеса, перевозок и въезда в Москву мы обязательно будем ставить и держать на контроле этот вопрос. Кстати говоря, вы меня просили смотреть Ленту. Я вижу, что Инне (видимо, Святенко имеется в виду) должно быть стыдно. А дальше написано: «Полностью согласен с Явлинским. Тот факт, что кандидаты «Единой России» на выборах разного уровня стали открещиваться от своей партии и идти как самовыдвиженцы, говорит как раз о том, что они понимают, что их партия опорочена, и выдвигаться от нее – дурной тон», - пишет ваш слушатель Виталий.

В. Ворсобин:

- Зато другой слушатель пишет: «Явлинский призывает не слушать власть, а сам лезет в нее. Именно его неуважение к другим вызывает…»

Г. Явлинский:

- Я не участвовал в этих выборах. Кроме того, я призываю внимательно слушать власть, оппонировать ей и исправлять ее ошибки. Вот к чему я призываю – слушать внимательно.

В. Ворсобин:

- С одной стороны. С другой стороны, члены вашей партии сильно меняются со временем. Вот Яровая- то раньше входила в «Яблоко». А где гарантия, что эти ребята, которые прошли сейчас, не превратятся в Яровую со временем?

Г. Явлинский:

- Гарантий вообще никогда никаких не бывает. В жизни так устроено, что гарантии – только ваша совесть и ваша честь.

В. Ворсобин:

- Есть такой парадокс. Почему сытая, с большими зарплатами Москва бунтует и показывает фигу власти? И даже парламент превратился в многопартийный. А в бедной и нищей России у «Единой России» нет проблем. Почему люди в глубинке, где получают мизерные деньги, даже на избирательных участках не хотят поднимать свой голос?

Г. Явлинский:

- В Москве люди борются не за колбасу сейчас. В Москве люди борются за человеческое достоинство и за свободу. Вы, наверное, давно не были в регионах.

В. Ворсобин:

- Я много езжу по регионам.

Г. Явлинский:

- Если вы там поселитесь как простой гражданин, тогда вы узнаете, какой беспредел может осуществлять губернатор по отношению к жителям того или иного региона. Вас могут выгнать с работы, могут лишить всех возможностей зарабатывать, у вас могут отобрать бизнес, вас могут гнобить в этом регионе, вплоть до того, чтобы фальсифицировать против вас всякие судебные дела. Произвол в отношении вас, если только вы будете выступать против власти, там совершенно неограниченный.

В. Ворсобин:

- Но проголосовать-то я могу.

Г. Явлинский:

- Вы можете проголосовать, и вы, скорее всего, там голосуете. Но если бы вы знали, сколько у меня в архивах лежит фальсифицированных результатов выборов из многих регионов. И с разных выборов, начиная от президентских и кончая местными. И люди в регионах это знают. И я знаю людей, которые по-другому голосуют. Человек был главным врачом детской больницы, его за это сделали руководителем всего лишь отделения этой больницы, а потом вообще выгнали с работы. Это общее положение дел. Потому что губернаторы, которые там находятся, они никем не избирались, они отчитываются только перед Путиным и больше ни перед кем вообще. Поэтому люди на них влиять никак не могут. Поэтому если у вас наводнение, так нужно, чтобы президент приезжал и порядок наводил, а сами губернаторы ничего не могут там сделать. Да и не делают по-настоящему ничего. А если у вас тайга горит, вся Сибирь горит, лес горит, который китайцы повырубали, а теперь он в остатках своих горит, опять губернаторы ничего не могут сделать, потому что их мнение людей не интересует. Потому что люди их не выбирают. Потому что существуют такие фильтры, которые не позволяют выбрать того губернатора, которого люди хотят избрать.

В. Ворсобин:

- А вы верите в эволюционный путь развития России, когда вот такие выборы, как в Москве, когда введут такие техники, по которым выборы будут более-менее честными? Может быть, нужен эволюционный путь, подождать, и это все придет и в регионы?

Программа в студии Радио КП

Г. Явлинский:

- Я только мирный, законный и правовой путь перемен признаю. Я не признаю путь насилия, путь кровопролития, путь революций. Потому что считаю, что путь насилия, кровопролития и революций приведет к гораздо худшему положению людей в России, чем оно есть сегодня. Это принципиальный вопрос. Во-вторых, это значит, что развиваться ситуация должна шаг за шагом в том направлении, чтобы дать людям возможность жить с уважением к ним, с достоинством к ним и с нормальным благополучием. Вот это является главным направлением. Но, отвечая на ваш вопрос, я вам скажу. Электронное голосование не может быть честным или бесчестным. Все зависит, в чьих оно руках. Если у вас бесчестная власть, которую вы без корца ловите на коррупции, на лжи, на обмане, она это электронное голосование зарядит таким образом, что мало не покажется.

В. Ворсобин:

- То есть нет выхода? Вы описываете предреволюционную ситуацию, когда власть вот такая.

Г. Явлинский:

- Ее надо менять через выборы.

В. Ворсобин:

- Но инструменты все у нее.

Г. Явлинский:

- Через выборы, через отношение к этому, через то, чтобы люди выражали активно свое несогласие с ней. И она будет меняться. Как только людям будет понятно, что современные электронные способы манипуляции людьми (и выборами, и слежкой, прослеживанием за частной жизнью) находятся в руках власти, которая сама по себе является непрозрачной, нечестной, непорядочной, люди начнут менять это положение дел.

В. Ворсобин:

- Вы говорите в принципе правильные вещи, но просто непонятно, как. Вот тестировали сейчас это электронное голосование. Вы говорите: но это в чьих оно руках будет. Следовательно, где выход? Оно всегда будет в руках государства. Государство не настроено, чтобы отдавать власть. Замкнутый круг.

Г. Явлинский:

- Нет, не замкнутый круг. Потому что я точно знаю, что раньше или позже в России будет честное, открытое и прозрачное государство. Такое, которого Россия как великая страна заслуживает. Вот такая должна быть в России государственная власть.

В. Ворсобин:

- У нас есть звонок.

Константин из Самары:

- Когда в стране 150 миллионов человек, и когда выступает президент России Владимир Путин, 2 миллиона звонков. Может быть, мирным путем организовать на телевизионном канале «Россия» аналогичную передачу – каждое воскресенье час или два часа встречаются политики, теоретики, практики. Вопросы участков, вопросы дорог и т.д., чтобы не было показухи, чтобы не было 2 млн. звонков. Чтобы спокойно страна работала коллективным разумом.

Г. Явлинский:

- Ваш вопрос очень хороший. Но особенность сегодня существующей в России авторитарной политической системы заключается в том, что все ключевые средства массовой информации монополизированы. Ни на «России», ни на Первом канале такой разговор, который я веду сейчас в реальном времени, в живом эфире, невозможен, потому что власть боится чего? Она боится главного. Если люди будут говорить то, что они думают, то, как это произошло примерно 30 лет назад, сразу все закончится.

В. Ворсобин:

- Слушатель пишет: «Явлинский всегда говорил правильные вещи, которые невозможно применить в нашей стране». Согласны?

Г. Явлинский:

- Спасибо за хорошую оценку. Все эти вещи можно применить, только их надо применять. Давайте мы их применим. Давайте сделаем простую вещь. Ну, например, есть такая вещь – земля, дома, дороги. Будем мы их создавать, хотите вы их делать? Ну, давайте мы их сделаем. Почему их невозможно сделать?

В. Ворсобин:

- Хотим, но подождем следующих президентских выборов.