Исаев: Галкин замахнулся на самого Жириновского

Никита Исаев
Никита Исаев и Валентин Алфимов в программе «Злая политика» обсудили недавние заявления Максима Галкина и рейтинг доверия губернаторам.

Скачать передачу [mp3, 34.7 МБ]

Мы предлагаем читателям полный текст радиопрограммы.

В. Алфимов:

- Здравствуйте! Рядом со мной Никита Исаев.

Н. Исаев:

- Привет, Валентин! Привет, радиослушатели!

В. Алфимов:

- У нас сегодня праздничная программа

Н. Исаев:

- Максим Галкин – всегда праздник!

В. Алфимов:

- С него и начнем. Максим выступает со своим стендапом. Какой-то у него стендам последнее время очень жесткий и сатирический.

Н. Исаев:

- Он начинает активно юзать свой Инстаграм. То тогда пожары в Сибири пошли, он записался с пожарами в Сибири, то когда человека, который после Галунова был незаконно осужден…

В. Алфимов:

- Павел Устинов.

Н. Исаев:

- Да. За него вписались все креативные люди наши, в том числе, Максим Галкин что-то мычал в свой Инстаграм. Какие все негодяи, власть мучает нас и так далее. И сейчас, естественно, обойти тему того, что есть цензура, что Путин бесконечен, да мы от этого, мол, устали, да вот почему только одна Украина, да и мы хотим все другое. И это прямо такой бальзам разлился на людей!

Я посмотрел. Оказывается, разлился бальзам 2 октября аж. Сорок дней прошло с того момента. Это какая-то сакральная история. Сорок дней никто не замечал, как Максим Галкин выступил в Новосибирске, раскрыл всем глаза на правду, а вот только сейчас это решили качнуть.

В. Алфимов:

- Давайте послушаем, чтобы нам не пересказывать.

М. Галкин:

- Нам рассказывают про Украину. Нам все время рассказывают про Украину! Меня уже так это достало! Я не в Украине живу, что вы мне все про нее рассказываете! Вы про нас расскажите! Что у нас все наладилось, понимаете? Я встал и вот украинцам помочь! Особенно программа «Время покажет» у меня же на Первом канале. О чем Шуйнин, понимаете… Он собирает этих экспертов, поляка, скажем там, из Польши один. Один из Германии. Сидят такие и он периодически: а что скажет эксперт из Польши нам? Что он скажет нам? «Мы в Польше считаем…». Я тебе, знаешь, как дам! Самое смешное, на следующий день включаю, он снова там сидит. Этот, из Польши. И это, конечно, песня!

Это у нас такие, с точки зрения телевидения, советские времена вернулись в худшем смысле слова, потому что нам не дают времени обмозговать. Нам разжевывают и сразу говорят: это враги, это вот это, это сюда, это туда. Понятно, мы сами как эксперты из Польши такие сидим, боимся, что сейчас нам дадут коленом в челюсть.

Но, в принципе, я вам хочу сказать, пока хотя бы на концертах можно говорить чего хочешь. Я поэтому и не прошу эти звания, это все.

Н. Исаев:

- Красавчик!

В. Алфимов:

- Достаточно жесткий стендап. Кстати, я люблю программу стендап на ТНТ. Потому что там ребята, помимо житейских историй, могут и политику высмеять. И достаточно жестко проходятся, в том числе, и по государственной какой-то у нас… Устройстве.

Н. Исаев:

- По Думе.

В. Алфимов:

- По Думе, да. В том числе. По Думе, мне кажется, все проходятся.

Н. Исаев:

- Сам а Дума по себе проходится.

В. Алфимов:

- А здесь! Сказал кто?

Н. Исаев:

- Красавчик просто! Ты смотри, как взял правду-матку! Мне кажется, надо выдвигаться в президенты! Украины. Сейчас там вон заканчивает свой хайп такой же комик в хорошем смысле этого слова. А этот женат на женщине почтенной.

В. Алфимов:

- Уважаемой.

Н. Исаев:

- И мы не можем ни в чем сомневаться никаким образом. Но вот хайпанул по этому поводу. Причем, методично. А вчера-то он выступал на митинге КПРФ. Видел? Рашкин стоит, красавчик в кепке, хотел сказать, рашкинской. В ленинской. И Максим Галкин. Модный. Из Грязи. Он же в Грязях живет. Из Грязей пришел в князи, выступил.

Я очень хочу послушать, что люди думают по этому поводу. Можно ли в людям уши залить вот этот елей, чтобы люди начали говорить, так он же прекрасен! Мне вот пишут: ты, Исаев, ничего не делаешь, посмотри на Сергея Зверева! Вот он все делает. И стрижки делает…

В. Алфимов:

- И завод остановил!

Н. Исаев:

- Восстановил. Байкал.

В. Алфимов:

- На все руки мастер!

Н. Исаев:

- На Байкале красота от Сергея Зверева!

Время популизма сейчас такое. Мой знакомый Павел Пожигайло на днях выступил с пламенной речью запретить английский язык, закрыть все театры. И запретить министерство культуры. Я вчера с Павлом встречался. И прямой эфир в Инстаграм вел. Говорю, Павел, народ тебя поддержал? Говорит, знаешь, популизм – это вот наука. На нее люди клюют. Говорю, а если, действительно, прибить яйца к этой брусчатке Красной Площади, может, сразу же обратишь на себя внимания? Потом скажешь, да нет, случайно все сделал. А я за серьезные вещи. Я просто хотел привлечь внимание. И расскажу, что надо опустить тарифы ЖКХ, отменить повышение пенсионного возраста. Наказать всех олигархов. И все такие: ну, да! Мы просто сразу не разглядели всю эту историю.

В. Алфимов:

- В твоих прибитых к брусчатке.

Н. Исаев:

- В прибитых. У нас звоночек.

В. Алфимов:

- Дмитрий из Ростова-на-Дону.

- Здравствуйте! Наконец, вы нам напомнили о Галкине, хотя я про него забыл с девяностых годов.

Н. Исаев:

- Смотрите, какая реинкарнация у него произошла!

- Отличная, считаю. Молодец! Но дело в том, что елеем вы назвали не то, что он разливал. Это называется антиелей. Елей – это Соловьев, вот все эти остальные пропагандисты.

Что касается Галкина. Молодец. Он круто поднялся в моих глазах. Это ему абсолютно ничего не дает, но, по крайней мере, хоть уже нашу творческую элиту начинает задалбливать то, что происходит в стране.

Н. Исаев:

- Серьезно? Вы считаете, что Максиму Галкину, у которого есть программа на Первом канале, где он рассказывает про муревьев, которые собирают дети, и он способен вести политическую дискуссию? Я правильно вас понимаю?

- А это неважно! Он ничего не будет вести. Но вот он на своих вне телевизионных шоу эту вот речь сказал, причем, вы пропустили абзац про вечного Путина, ну, молодец.

Н. Исаев:

- Вы человек, который его в девяностые годы помнит. А вот бабушки, которые семечки жуют у подъезда, тоже говорят, ах, наш Максим-то! А?

- Я не общаюсь с бабушками у подъезда. Наши бабушки все вымерли.

Н. Исаев:

- Бабушек у подъезда нет в Ростовской области?

- Да.

В. Алфимов:

- Спасибо! А Пятигорск что думает?

- Здравствуйте, уважаемые радиоведущие! Я по поводу Галкина. А чего он про себя не сказал, что он уже осточертел со своими вот этими шоу кругом! У нас все говорят, как он надоел! Сейчас новый год близится. И будет по всем каналам1

Н. Исаев:

- Вот, кстати, да. В новый год у нас Галкин живет в телевизоре. Правда, сейчас он отдал пальму первенства Ивану Урганту.

В. Алфимов:

- И Дмитрию Нагиеву.

Н. Исаев:

- Да. И еще есть человек, который рекламирует какие-то сотовые связи там. Но мне в какой-то момент Галкин стоял поперек горла. Мне кажется он не самым смешным человеком вообще. С другой стороны, я отлично понимаю, что если такие программы, как Петросян-шоу «Зеркало кривое», «Аншлаг» занимают умы и сердца нашей аудитории, то я…

В. Алфимов:

- То Максим Галкин лучший из них.

Н. Исаев:

- Лучший, наверное, из них. Модный. Меня смущают мужчины, которые такие сладкие, сладко говорят. Я не очень могу им доверять, честно говоря. Особенно бразды правления в нашем государстве. Или даже оппозиции. Он же замахнулся на что? На самого Жириновского! Он сказал, что это не оппозиция.

В. Алфимов:

- И что оппозиционеры достались Путину от Ельцина.

Н. Исаев:

- Я считаю, что главной оппозицией у нас должен стать Максим Галкин. Просто он прошел правильный путь оппозиционеры. Отсидел, кандалами позвенел…

В. Алфимов:

- Раз он на митинге КПРФ выступал, не его ли хотят поднять на знамена красные?

Н. Исаев:

- Конечно, он Зюганова сменит сейчас. Я считаю, что Максим Галкин и красный бант ему подойдет. И вообще большой бант прекрасный. Его в большой упаковке подарочной такой предлагать.

В. Алфимов:

- Ты рассматриваешь Галкина как хоть более-менее весомую политическую силу?

Н. Исаев:

- Ты знаешь, Юрий Лоза не менее прикольно смотрелся бы в этом направлении. Помнишь, еще анекдоты про Чака Норриса были? Норрис такой страшный и сильный, что может… А сейчас про Максима Галкина начнут рассказывать.

Был сейчас опрос: самый популярный герой советского кино и так далее. Сейчас все захотят видеть образ президента в лице Максима Галкина, представляешь? Представляете его президентом Российской Федерации? Заживем! Обороноспособность повысится. Надои поднимутся. Что еще? Черные Грязи…

В. Алфимов:

- Итак, продолжаем. Сегодня Никита Исаев отмечает свой день рождения.

Н. Исаев:

- Сорок первый. Прошлый год пропустил, мне серьезные мужики сказали, что сорок вообще… Если даже не суеверный человек.

В. Алфимов:

- Давай о личном немного. Как у тебя с демографией?

Н. Исаев:

- У меня семь детей. Шесть мам у детей. Все хотят еще. И другие хотят еще. Я стараюсь, как могу.

В. Алфимов:

- А вот в стране не очень.

Н. Исаев:

- Не очень. Причем, не первый год.

В. Алфимов:

- Четвертый год подряд. Счетная палата говорит.

Н. Исаев:

- Ты отделил Исаева от страны волюнтаристским образом сейчас. Исаев – есть страна! Хотя Володин говорит, что Путин – это Россия. Поэтому почему нет. Тем более путинизм. Я все время думаю, а исаизм-то как это будет?

Информационный повод. Четвертый год подряд убыль населения, смертность превышает рождаемость. И даже достаточно высокий миграционный поток с учетом снижения сложности попадания на территорию России у нас падает количество населения. 219 тысяч на сентябрь минус.

Вопрос: почему и что нужно, чтобы люди рожали? В 1912 году женщина имела в среднем 6,8 детей. Почти семь детей в каждой семье было.

В. Алфимов:

- Как у Исаева.

Н. Исаев:

- Исаев не женщина. 13 детей было нормально.

В. Алфимов:

- У нас есть звонок от Александра из Тверской области.

- Здравствуйте! Хотел бы поздравить.

Н. Исаев:

- Спасибо!

- По демографии. Мало с чем я согласен, я советский такой. Государственник и человек. И хотел бы сказать, вы бы большую пользу сделали, если бы подняли вопрос к Путину и к правительству в том числе, для того, чтобы… По демографии путинский призыв, с кажем так, дети начали появляться раньше. Новость эта пошла перед новым годом. А получилось так, что на год ее затормозили.

Н. Исаев:

- Какие путинские дети? О чем вы?

В. Алфимов:

- Я так понимаю, что про нацпроект «Демография». Самое главное: что нужно сделать?

- Надо тех, кто под новый год и после нового года рожал по призыву озвученному, там была проблема, даже подделки начались, что одни не попадали под нацпроект. И то, что люди, которые откликнулись…

Н. Исаев:

- Понятно, скажите, у вас сколько детей?

- У меня двое умерших, скажем так, во чреве.

Н. Исаев:

- Сколько вам лет?

- С 68-го года.

Н. Исаев:

- А из какого района Тверской области вы?

- Старицкий.

Н. Исаев:

- Спасибо!

В. Алфимов:

- Андрей Коротаев, научный сотрудник лаборатории политической демографии Академии народного хозяйства и госслужбы у нас на связи. Андрей Николаевич, цифры, которые мы озвучили, это беда?

А. Коротаев:

- Да, беда. Много. Динамика пугающая. Если такими темпами нарастать будет убыль, то это уже примет катастрофические масштабы.

Н. Исаев:

- Сколько женщина в среднем рожает детей сейчас?

А. Коротаев:

- Полтора ребенка.

Н. Исаев:

- А сколько нужно для воспроизводства?

А. Коротаев:

- В долгосрочной перспективе 2, 1.

Н. Исаев:

- Какие основные причины столь катастрофически низкого уровня рождаемости?

А. Коротаев:

- Здесь два фактора. Один – это падение числа женщин детородного возраста, результаты ямы 90-х годов. Здесь что-то сделать довольно сложно. И второе – снижение суммарного коэффициента рождаемости. Это сколько женщина рожает. Проблема последних четырех лет, что не только снижается число женщин детородного возраста. И рожать они начинают все меньше. И это дает критический…

Н. Исаев:

- А почему они меньше рожают? Не верят, что смогут прокормить?

А. Коротаев:

- Один из факторов, да. Экономические проблемы, снижение реальных доходов населения. Рождаемость остро на такие проблемы реагирует. И на Западе сходные закономерности наблюдаются, в Штатах во время Великой депрессии еще в конце двадцатых – начале тридцатых было такое обвальное падение рождаемости. Это естественная вещь, что экономические сложности сопровождают уровень рождаемости.

Н. Исаев:

- Что-то исправить возможно?

А. Каратаев:

- Можно. Классический пример – прошлый финансовый глобальный кризис 2008-2009 годов, когда в России был очень серьезный спад производства, рост безработицы. Но снижения рождаемости не было, потому что проходило это на фоне недавно принятых мощных мер поддержки рождаемости – материнский капитал. И целый пакет мер поддержки рождаемости, который был принят в начале 2000-го года.

В принципе, это можно сделать. Не та мелочь, которая в последнее время, которые в нацпроекте. Нужны меры масштаба материнского капитала. Например, отцовский капитал, который предлагается, но никак не утвердят. Это около миллиона рублей после рождения третьего ребенка. Это помогло бы. А ту мелочь, которую сейчас предлагают, она несерьезная. Повышение пособий на 10-20 рублей только раздражает.

В. Алфимов:

- А нацпроект «Демография»?

А. Каратаев:

- Что-то там есть, но совершенно не соответствует масштабам угрозы. Снова решили сэкономить на этом деле.

В. Алфимов:

- Спасибо! И у нас Мария из Москвы.

- Мне 60 лет. Я была бы молодой, я бы никогда не родила бы. Знаете, почему? Такие вещи у нас! Такая обувь! Нет контроля ни за чем.

Н. Исаев:

- А вы кого-то родили в свое время?

- Кто будет рожать детей? Те, которые малоимущие. А малоимущие купят какое питание? Вот не надо таких рожать!

Н. Исаев:

- Почему малоимущие будут рожать?

- Дело в том, какие дети потом от этого питания! От одежды. Где контроль? Вы идите и проверяйте. Что, я живу для того, чтобы пойти в магазин…

Н. Исаев:

- Вот я вчера говорил. В Нижнем Новгороде травят детей в детском саду, в школе монополист на рынке детского питания.

В. Алфимов:

- Ну, ладно! Это система? Нет.

Н. Исаев:

- Система, конечно. В Нижнем Новгороде точно система.

В. Алфимов:

- Каждый день травятся?

Н. Исаев:

- У них травятся регулярно. Дизентерия, кишечная палочка.

В. Алфимов:

- В Красноярске был скандал, но детей миллионы!

Н. Исаев:

- Они просто экономят.

В. Алфимов:

- Детей миллионы, а случаев единицы. Не рожать, потому что жрать нечего?

Н. Исаев:

- Нет, я просто говорил, что в том числе. И вопросы медицинского обслуживания. Как Советский Союз выбирался из проблемы гражданской и Великой Отечественной войны? В том числе, развитие системы здравоохранения. Она позволила это сделать. И образ будущего, что является крайне важно.

Итак, вчера три замечательные газеты – РБК, «Ведомости» и «Коммерсант» вышли одновременно с информацией о том, что составлен некий рейтинг доверия населения к своим главам, губернаторам и так далее.

В. Алфимов:

- Это рейтинг доверия населения. И рейтинг доверия власти к губернатору.

Н. Исаев:

- Власти – это кто? Губернатор – не власть?

В. Алфимов:

- Центральная власть.

Н. Исаев:

- Иными словами, бутерброд. Посередине губернатор, ему доверяют сверху или снизу. Низы и верхи.

В. Алфимов:

- Причем, рейтинг составляли по KPI, то есть, по-русски это КПД. По сути. Насколько эффективно выполняют главы регионов свои обязанности. У нас на 1 месте Чечня, Тульская, Курская области. И Башкирия. Они прямо топ.

Н. Исаев:

- Понятно, Кадыров как бы судья продажная. Тульская у нас - Алексей Дюмин. Молчим. Бывший охранник Путина.

В. Алфимов:

- Курская – Роман Старовойт.

Н. Исаев:

- Мы его называли лысым парнем от Грефа! Прости, это рядом! В Липецкой области! Там человек с фамилией Морозов.

В. Алфимов:

- Роман Старовойт – Курская. И Башкирия – Рустем Хамитов.

Н. Исаев:

- А что Роман Старовойт быстро в Курской-то набрал очков? И Рустем Хамитов, это бывший, на самом деле, а нынешний Ради Хабиров. Ты не успеваешь, что происходит в Башкирии!

В. Алфимов:

- В аутсайдерах Хабаровский край и Архангельская область.

Н. Исаев:

- Хабаровский край меня удивил. Там же есть несистемный победитель.

В. Алфимов:

- Да, Сергей Фургал.

Н. Исаев:

- У них столицу перенесли их Хабаровска во Владивосток. И люди никак не могут от этого мешка по голове отойти. Но доверие, кстати, к Фургалу достаточно высокое.

У нас на связи Леонид Давыдов, политконсультант.

Л. Давыдов:

- Добрый день!

Н. Исаев:

- Леонид, нас удивил странный вброс вчера в СМИ. Что он означает и насколько, по вашему мнению, Кремль тестирует температуру отношения к губернатору. И насколько это влияет на его политические перспективы со стороны Москвы?

Л. Давыдов:

- Влияет, потому что это Кремль.

Н. Исаев:

- А почему Орлова в Архангельской области не уберут достаточно давно, который назвал людей шелупонь еще год назад? И провоцирует один из главных политических кризисов по линии Шиес.

Л. Давыдов:

- Это доказывает, что в стране есть политика.

Н. Исаев:

- То есть, под давлением населения, что есть политика.

Л. Давыдов:

- Что есть политика разная. С одной стороны, недовольство населения, другие группы, которые влияют на этот процесс. Кстати, KPI – это такой же механизм. Это влияние сверху.

Н. Исаев:

- В 2010 году население 10 тысяч человек вышло в Калининграде и снесли бывшего губернатора Георгия Бооса. А сейчас выходят эти бесконечные люди в Шиесе, в Коми, в Вологодской области по этому вопросу. И все на местах.

Л. Давыдов:

- Разные подходы.

Н. Исаев:

- Почему Сергей Фургал, который год назад сногсшибательно победил в Хабаровском крае как губернатор, а сейчас подтвердил победой, почему Кремль его поставил на последнее место по доверию?

Л. Давыдов:

- Значит, Кремль ему не доверяет.

Н. Исаев:

- Несмотря на то, что населения демонстрирует поддержку ему, протестно за него голосует против «Единой России» и коммунистов, всяких модных платошкиных, но все равно Кремль не доверяет?

Л. Давыдов:

- Естественно. Я еще раз говорю, это же разные системы координат.

Н. Исаев:

- А кому интересны эти рейтинги: кому доверяет и не доверяет Кремль?

В. Алфимов:

- Кроме самого Кремля.

Н. Исаев:

- Да.

Л. Давыдов:

- Это не совсем так. Это касается и трансфертов финансовых, других вещей, плюшек и печений, которые выдает центр.

Н. Исаев:

- Ваше ощущение. Народ доверяет власти региональной сейчас? Или дела идут не туда, как говорит Левада центр?

Л. Давыдов:

- Пока в целом народ… Но народ – плохое слово такое. Граждане доверяют пока региональной власти, слава богу. Я с трепетом смотрю на это, потому что когда народ перестанет доверять, граждане перестанут доверять региональной власти, то будет плохо! С управляемостью.

Н. Исаев:

- Леонид, перед выборами нынешним сентябрем вы предрекали вторые туры. Они не состоялись. Люди набрали от 70 до 90%. Минимально 62 было.

Л. Давыдов:

- Прогнозы всегда такая штука, когда вот вы не угадали, а прогноз смотрят все.

Н. Исаев:

- Реально, на 90% условного Осипова в Забайкалье, его поддерживают так или у него нет конкурентов?

Л. Давыдов:

- Тонкая вещь. Нет конкурентов почему? Значит, по той или иной причине не получилось.

Н. Исаев:

- В Бурятии два года назад у Алексея Цыденова тоже не было конкурентов. Мархаева убрали – 87,53 Цыденов получил.

Л. Давыдов:

- Там изначально не совсем устойчиво. И было понятно, что не совсем устойчиво. Но посчитали, что так правильнее.

Н. Исаев:

- В сентябре у нас ожидается 16 выборов губернаторов. Все говорили, что осенью будет губернаторопад. Вот уже на дворе…

Л. Давыдов:

- Я говорил, как раз, что не будет.

Н. Исаев:

- Будет Кремль ротацию проводить? Если будет, то когда?

Л. Давыдов:

- Не знаю. Явно совершенно, вряд ли будет до нового года, возможно, после. А там кого? Очевидные вещи типа Архангельска, наверное.

Н. Исаев:

- Допустим, Иркутская область? Говорят, что коммунист не справился.

Л. Давыдов:

- Это такая же история, как в Хабаровске. Вот коммунист победил, надо с этим что-то делать. Возможно, надо что-то делать. Возможно, не надо. Это как с Приморьем. Вот вы так сделали, вы можете себе позволить.

Н. Исаев:

- Имеется в виду, как?

Л. Давыдов:

- Как весь этот процесс шел. И в результате получилось, как получилось. Но это тоже не совсем устойчиво выглядит.

Н. Исаев:

- У населения к власти доверие существует, а у Кремля к региональным властям, к молодым технократам и подобным ребятам есть доверие?

Л. Давыдов:

- Доверие – такая штука… У верховной власти к нижестоящей вообще не может быть доверия, если по-хорошему. Доверяй, но проверяй. Здесь, скорее, все зациклено на контроле и на ощущениях предвестника, что что-то пойдет не так.

Н. Исаев:

- Только что вы написали в Инстаграм, что люди боятся социальной несправедливости и снижения доходов в три раза, чем международных конфликтов. Этот тренд, действительно, такой? И прав Максим Галкин? Или расчеты другие стали?

Л. Давыдов:

- Это тренд очень в целом-то хороший.

Н. Исаев:

- Спасибо вам.