Кашин: «Нельзя вот так жестко все отрезать — если ты плохой, то и Чебурашка твой плохой»

Олег Кашин
Роман Голованов и Олег Кашин в «Отдельной теме» поговорили о обвинениях дочери Успенского против отца, о конфликте Шнурова и Пригожина, о перенесенном параде Победы и об идее создать мобильное приложение взамен паспорта.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Доживем этот день до конца. Летописцы Земли Русской Олег Кашин, Роман Голованов.

О. Кашин:

- Здравствуйте, Роман. Давайте традиционно начнем с Путина, тем более, что Путин сегодня огневой. Наконец-то стало известно, когда будет Парад Победы. Как мы и предсказывали, в годовщину реального Парада Победы, 24 июня. А Бессмертный полк будет месяц спустя, в День ВМФ, это довольно странно, но ладно, допустим. Как вы восприняли эти новости?

Р. Голованов:

- Я предлагаю Путина сначала послушать.

В. Путин:

- Приказываю начать подготовку к военному параду в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне в столице России Москве и других городах. Мы сделаем это 24 июня, в день, когда в 1945 году состоялся легендарный, исторический парад победителей. Когда по Красной площади прошли бойцы, сражавшиеся под Москвой и защищавшие Ленинград, дравшиеся под Сталинградом, освобождавшие Европу, бравшие штурмом Берлин. Приказываю вам обеспечить самые строгие требования безопасности при подготовке и проведения Парада Победы.

О. Кашин:

- Ну, нормально, наверное, люди ждали, когда будет парад – вот, пожалуйста, парад. Вы что думаете, Роман? Я в глубине души, конечно, ждал того варианта радикального, что парад по календарю совместят с голосованием по Конституции, чтобы народ буквально с парада шел голосовать. Но, видимо, какая-то мягкая партия во власти восторжествовала, да. Про голосование говорят, что оно будет либо 1, либо 8 – сегодня была утечка какая-то в агентствах… и тоже забавно, что и 1 июля, и 8-е, как и 24 июня, как и 22 апреля, это среда. Почему-то им крайне важно провести голосование в среду. То есть, кроме того, что это кремлевские гороскопы, кремлевские астрологи, у меня идей нету.

Р. Голованов:

- По поводу парада. Для меня важно, что он состоится, что его не отменят и что уже президент обозначил этот день. Здесь мы обсуждали, когда наступало 9 мая, что надо отменять парад, не надо отменять, может быть, пройдут, но без публики… пройдут солдаты… потому что это очень важный, сакральный для людей символ. Потому что это тот день, когда наша страна получила свободу. Ведь если бы тогда, в те 40-е годы, не случилось такого исхода, мы не знаем, в каком ужасе и аду мы бы жили. Тут многие выступали по Дню Победы, во что это все превращается, в какой мрак, но для людей это безумно важно. Важно это для нашей памяти, это нужно не тем, с кем мы пойдем, вот с этими портретами, во время Бессмертного полка, а это нужно нам. Нам нужно помнить, что наш дед там где-то воевал под Москвой, где-то был в Туле на оружейном заводе. Это важно нам помнить, сегодняшним.

О. Кашин:

- Роман, я даже пропущу мимо ушей вашу шутку про свободу, которую в конце 40-х советские люди обрели, да. Интересно, какая могла бы быть несвобода в сравнении с концом 40-х?

Р. Голованов:

- Концлагерь, Олег, вас бы ждал концлагерь в первую очередь. Вы бы поехали в нацистский лагерь и там бы вас сожгли. Вот такая вам была бы несвобода.

О. Кашин:

- Ну, Роман, наверное, сжигать хуже, чем долбить вечную мерзлоту, но реально все эти особлаги – Степлаг, Озерлаг… - это география Советского Союза. Какая свобода? Но это реально на полях. На самом деле, вот ваш этот монолог, вот прямо звучит и прямо видно – вы меня и себя уговариваете: это важно, это важно, это важно. Я не готов спорить, то есть, понятно, что это важно, это история и т.д., но не более того. То есть, живых эмоций каких-то… нужен парад не нужен… ну, очевидно, он нужен одному человеку и мы с вами уважаем этого человека, хорошо, минимальная, так сказать, трата для того, чтобы ему было на душе спокойно. Вот буквально так. Понятно, я слегка киберполизирую сейчас, но, боже мой, вот делать вид, что это самое главное в нашей жизни сегодня особенно, во время коронавируса… да нет же, ну, парад и парад…

Р. Голованов:

- Нет, Олег…

О. Кашин:

- К какому дню дорого яичко, напомните. Это ж та же самая история.

Р. Голованов:

- Нет, вот тут я с вами полностью не соглашусь, потому что пасхальную службу, если уж вы ведете сравнение с Пасхой, мы отслужим, когда откроются храмы. Потому что люди пропустили этот день, люди не смогли быть на службе, и тогда они смогут побывать там уже после того, как все откроется. Вот это сравнение не прокатывает, потому что пасхальная служба пройдет в храмах. И здесь тоже важно – почему Парад Победы нужен? Потому что это тоже еще одна очередная победа, которую мы здесь тоже и ощутим. Ну, вот люди были зажаты в своих квартирах, люди находились на этой жуткой самоизоляции… дайте людям праздник!

О. Кашин:

- Хорошо. Но у вас, что, уже прямо в планах на ближайшие четыре недели полная победа над коронавирусом? Нет же. То есть, это буквально как раз, если…

Р. Голованов:

- Победа над страхом.

О. Кашин:

- Да, если страх не успеет отступить, тем хуже для страха. А если будет новый рост заболеваемости, новое плато, все равно парад? Никто ж не знает на самом деле… то есть, да, я понимаю вашу логику, даже разделяю ее отчасти, но при этом говорить, что это будет наша победа над коронавирусом… а если народ будет на репетиции парада заражаться и болеть? Отменять?

Р. Голованов:

- А вы себе представляете, что все, теперь это наша жизнь. Люди будут заражаться и болеть, когда они пойдут на работу, спустятся в метро, пойдут в магазин… Все, это жизнь. Вы будете заражаться и болеть… и, увы, и ах, после заражения, возможно, будет наступать смерть. Но она наступит в любой истории, у любого человека.

О. Кашин:

- Нет, Роман, я совершенно с вами не спорю, не хочу спорить и не испытываю вот этого душевного какого-то прорыва, когда из тебя льются слова, которые летят в лицо Роману – «Роман, ты неправ». Настолько все равно… вот тот случай, когда предмета спора нет. Если хотите, если это важно – пожалуйста. У меня нет по этому поводу позиции, просто тоже сегодня сказать, что позиции нет, наверное, тоже позиция. Потому что как-то слишком лихо все привязывают и патриотизм, и желание чтобы все закончилось с коронавирусом, к этим в общем уже таким спорным уже символам. Потому что традиция парада победы ежегодного постсоветская, привязка к 9 мая всей национальной идеологии постсоветская. Бессмертный полк – народная идея, будучи присвоенная казенными людьми, портится, портится и портится. Бессмертный полк в день ВМФ – а что это вообще такое, насколько это оправдано и разумно? Может быть, как раз с Бессмертным полком стоило бы в этом году воздержаться? Потому что он как бы был, да… ну, ладно, хорошо, если хотите, давайте 26 июля… Но странная история, странный календарь.

Р. Голованов:

- Я понимаю, почему он проходит именно тогда, Бессмертный полк, потому что раньше мы не знаем, по времени, будет наступать что-то с заболеванием…

О. Кашин:

- Да, но вы же сказали, что может случиться так, что действительно коронавирус с нами навсегда…

Р. Голованов:

- Да это так и есть… эта болезнь будет постоянно и, когда уже выработается у вас иммунитет, вы сможете жить, а у многих он уже выработался… а кто-то, может, уже переболел коронавирусом, и даже сам не знает об этом, и даже не заметил этого…

О. Кашин:

- Да, Роман, а кто-то умер даже от этого.

Р. Голованов:

- В том числе даже те, кого я знал.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Вот, вот, собственно, дожили не все. Ну и, конечно, вернемся к поправкам, потому что продолжает эта тема висеть таким дамокловым мечом над российской политикой и тоже вот она, конечно, висит и меч сверкает, но зачем он висит, кто его повесил? То есть, вот как Чехов учил, что, если ружье висит, оно должно выстрелить, а этот дамоклов меч повесили просто от нечего делать, сдуру как бы… и вот теперь он висит и всех бесит, и непонятно, куда его девать. Я про поправки в Конституцию, которые уже даже самому Путину не особенно нужны… Логично было бы провести одновременно парад победы и голосование – парад победы над Конституцией!

Р. Голованов:

- А мы, кстати, еще не уверены, что все пойдут смотреть парад. Это же массово не будет. Поэтому какое голосование? Если только по почте.

О. Кашин:

- По интернету, по смс-кам… или вообще, что называется, по умолчанию всех записать «проголосовавшие за».

Р. Голованов:

- Вот вы бы проголосовали за поправки?

О. Кашин:

- Я за, конечно, Роман, конечно…

Р. Голованов:

- И я за. А можно же считать этот голос состоявшимся?

О. Кашин:

- Ну, публикация СМИ же считается заявлением в прокуратуру, например. Почему она не может быть голосованием? То есть, потом проверим протоколы голосования по месту нашей прописки с вами и окажется, что мы проголосовали, не посещая участки. Да ради бога… Больше абсурда? Ну, давайте, наверное, в эту сторону и двигаться, потому что – что нас еще спасет? Абсурд, конечно.

Р. Голованов:

- Ну что, поразжигаем с вами?

О. Кашин:

- Да, у вас постоянно какой-то инвентарь под рукой… Ну, смотрите, мы сделали еще один шаг в сторону цифрового ГУЛАГа, а именно – есть идея… ну, тоже вот это безумно смешно, когда власть при чрезвычайной ситуации получила какие-то новые возможности и убедилась, что вне зависимости от коронавируса эти возможности ей нравятся. И вот тема приложения, которое, я так понимаю, социальный мониторинг, вот это самое адское приложение, шпионское, которое заставляет самоизолированных людей делать селфи в четыре утра, докладывать как бы товарищу майору о своем местоположении и т.д., возникла идея где-то в недрах власти сделать такое приложение, заменяющее паспорт. И вот это уже действительно в чистом виде печать Антихриста, которая ставится и на руку, и на голову, и куда угодно…

Р. Голованов:

- Олег, ну, не надо, это неправда. Просто вы смущаете людей. Печать Антихриста – нечто другое. А это другой цифровой ГУЛАГ, в который нас пытаются загнать. Это ужас совершенно другой. Вы просто две беды смешиваете в одну.

О. Кашин:

- Это та свобода, про которую мы говорили, которая пришла после 1945 года. Ну, хорошо, ваша позиция, Роман. Давайте, может быть, если у нас есть синхрон…

Р. Голованов:

- Да, давайте.

«Например, если я хочу купить алкоголь и мне требуется предъявить удостоверение личности, которое показывает, что мне есть соответствующий возраст, который позволяет мне это сделать, то в рамках куаркода я отдаю только свою фотографию и возраст. Потому что не нужно продавцу знать мое имя и адрес, где я прописан».

Это глава Минкомсвязи Максут Шадаев.

О. Кашин:

- Да, и он говорит это в контексте того, что это будет лучше паспорта, потому что это оберегает ваши персональные данные. То есть, продавец не будет знать, как вас зовут. Боже мой, какое уважение к конфиденциальности…

Р. Голованов:

- Смотрите, тут такая история. Вот все паспорта, которые мы сканируем в каких-то компаниях, эти данные там могут утечь. То есть, сколько раз натыкаешься на то, что эти паспорта выложены в онлайне… с другой стороны, ВКонтакте есть функция, где ты вбиваешь слово «паспорт» и тебе любой паспорт отсканированный, который люди переслали друг другу… Все это есть. Причем, это не то, что я рассказываю сейчас какие-то экстремистские фишки, нет, это элементарно то, что происходит с нами сплошь и рядом. Вот эти паспорта. Дальше мы их переводим в цифровой вид. Что будет? Украдут? Конечно, украдут.

О. Кашин:

- Вся Россия превращается в одну большую Горбушку, где большая база, которую в хвост и в гриву употребляет любой – и чиновник, и человек с деньгами, и твой враг, естественно.

Р. Голованов:

- А помните, как в песне «И дворник, маленький таджик, с лопатой по двору бежит». А потом он убежит на Горбушку и будет торговать вашими паспортами.

О. Кашин:

- Конечно, конечно. То есть, понятно, что, наверное, как-то в идеале можно этого избежать, но так же понятно, что российские власти от идеала далеки, поэтому, пока они дойдут до какого-то более-менее приемлемого состояния, то столько будет информационных шишек, причем, что называется, и со сломанными жизнями тоже… Всякое бывает. И, понятно, что какого-то большого джина выпускает российская власть из этой бутылки, которой бы еще лежать и лежать на дне хотя бы тысячу лет, пока они не научились по-настоящему работать.

Р. Голованов:

- Смотрите, у нас идет приложение по контролю, которое спасает от коронавируса якобы – вот ты сидишь дома и тебя контролируют, что ты не выходил на улицу… с другой стороны, мы получаем мужчину и женщину, которые выходили на балкон, а потом огребали штрафы. Как они это определили? Да по фотографиям на телефоне. Мы выходили, говорили, на балкон фоткать друг друга и по датам фотографий сохраненных мы смогли проследить, что штраф приходили именно в тот момент, когда мы выбирались на балкон…

О. Кашин:

- А лежачая женщина-профессор, которую оштрафовали дважды? Этих историй масса. Причем, вчера же сказал представитель…

Р. Голованов:

- У нас вот тоже висят три штрафа, которые надо бы как-то снять, но уже 10 дней прошло и никак МАДИ не отвечает. Мы просим, мы призываем – Сергей Семенович, спасайте, должны эти штрафы погасить, потому что они незаконные…

О. Кашин:

- Бесполезно, Роман, никого нет дома и платите, пожалуйста, платите, потому что для этого власть и поставлена – чтобы обирать честных граждан, плюя на их права и интересы. Опять же, ну, наверное, когда народ совершал вот эту сделку свобода в обмен на благополучие материальное, наверное, думали, что, отказавшись от свободы, можно как-то сносно жить. Оказывается, нельзя. Оказывается, какие-то механизмы контроля общественного, народного, за властью нужны. А нет их уже, не осталось. И в итоге сама власть берет на себя явочным порядком полномочия по контролю за народом, превращаясь буквально в надсмотрщика. И вот этот цифровой особлаг – да, это вот Россия их мечты. Понятно, что только и пассивное сопротивление, и сопротивление материала российского, среды, воздуха русского, который все-таки более склонен к свободе, чем к дисциплине синьдзянского типа, только на это сопротивление такое метафизическое есть надежда, потому что давайте тоже скажем вслух – у граждан нет никаких механизмов, чтобы сказать нет мэрии Москвы, сказать нет федеральному министерству связи и вообще федеральному правительству, потому что люди в этой системе отношений нужны только для того, чтобы согласно кивать.

Р. Голованов:

- И теперь «Один день Ивана Денисовича» может вообще выглядеть по-другому у нас, он будет протекать в том, что тебя закрывают в эту клетку электронную, информационную и что ты будешь с этими делать, непонятно. То есть, к чему мы готовимся дальше? Что следующий шаг – это уже введение социального рейтинга. Ну, вот начнется все с простых предложений – он нарушает самоизоляцию… нет, давайте пострашнее вариант – он болеет коронавирусом…

О. Кашин:

- Нет, давайте еще страшнее, Роман. Он запостил Гитлера на сайт Бессмертного полка

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Да блин! За это вообще посадить надо негодяя и мерзавца… Подождите, дайте мне пофантазировать. Ну, вводят вот этот социальный рейтинг. Сначала под видом того, что человек болеет коронавирусом и надо бы его отследить и, если он нарушил этот режим самоизоляции, его социальный рейтинг катится вниз. Потом это скажут уже для всех, кто нарушает самоизоляцию – ну, вы же видели, что эпидемия началась, когда все выходили на улицу, давайте это предотвратим… Вот вам на телефоны приложение. Сделано оно какими-нибудь рукопопыми программистами, которые сваяли все на коленке, там половина денег ушла туда, половина сюда, ну вот, получили приложение, которое получили. Тут оно не работает, тут тебя откидывает геопозиция вообще куда-нибудь в Австралию и ты с этим живешь. А потом получаешь штрафы, ходишь их куда-то обжаловать… Вот штрафы, которые приходят на машину, как их обжаловать на самоизоляции? Рассказываю. Это же не просто отправить электронную заявку. Там еще надо прикрепить отсканированное письмо. То есть, его сначала надо распечатать на принтере, потом подписать ручкой, а дальше уже отсканировать и отправить им. Вопрос – если у тебя на самоизоляции нет принтера, как мне распечатать это письмо? Слава богу, у нас принтер стоял где-то далеко в шкафу, мы его достали, отряхнули пыль и смогли это сделать. Но чтобы это отправить в МАДИ – как, как вы хотите, чтобы человек, у которого нет принтера, это все сделал? Непонятно. То есть, вы уже или идите до конца, раз вы вводите все в электронный вид, или остановитесь…

О. Кашин:

- Роман, они не остановятся. И ваш глас вопиющего в пустыне им абсолютно по барабану. Вы как-то очень узко все фиксируете на теме самоизоляции и коронавируса. Нет, опробовав эту систему рейтингов на коронавирусе, власть совершенно естественным образом подумает – а почему только коронавирус, давайте подверстаем административные правонарушения…

Р. Голованов:

- Нет, на это сейчас не пойдут. Надо же начинать с каких-то важных вещей…

О. Кашин:

- Так время у них есть. Вот опять же, в течение года они могут нам…

Р. Голованов:

- Вот, я вам про это и говорю. Только надо сначала начать с большой эпидемии.

О. Кашин:

- И до того момента, когда вы дозреете до того, чтобы выйти к Кремлю и сказать «долой», уже не будет возможности, уже к Кремлю подойти нельзя будет, потому что приложение ваше будет слать истеричные смс-ки в мэрию и говорить – Роман подходит к Кремлю, срочно винтите . И вас будут винтить, да.

Р. Голованов:

- О, нам пишут – «Нужен Брюс Уиллис, который нас всех спасет»…

О. Кашин:

- Вот опять же, этот образ человека, который всех спасет, в последние 20 лет жестко монополизирован тем же человеком, у которого монополизирована власть. Поэтому даже вот на эту фигуру мечты надежды особой нет, потому что и там Путин, и там Путин. Надо бежать к Путину жаловаться на Путина, понимаете, в чем трагедия?

Р. Голованов:

- Олег, трагедия в том, что это не только у нас происходит, это сейчас просто мировая история. Вот когда ты начинаешь говорить про мировой заговор, на тебя начинают показывать пальцем какой-нибудь Познер, который с видом интеллигентного очкарика строчит письма закрыто-открытые и начинает тебя…

О. Кашин:

- Как там один нал знакомый назвал Познера? Промокашка какая?

Р. Голованов:

- Я помню «липкий Познер» у Доренко.

О. Кашин:

- Нет, нет, было «долбанная промокашка», не будем называть нашего знакомого, назвал Познера.

Р. Голованов:

- Вот Познер вылезает во всех историях… бедный Михалков. Михалков доносил до вас правду, Владимир Владимирович…

О. Кашин:

- Роман, а в России моей мечты есть место и Михалкову, и Познеру.

Р. Голованов:

- Только вас в России почему-то нет…

Ну что, будем говорить про Успенского?

О. Кашин:

- Давайте, Роман, я вам и слушателям объясню всю эту коллизию, поскольку она слегка запутанная, но безумно интересная, потому что, как мне кажется, она касается всех нас. Вот недавно умер крокодил Гитлера в Москве, крокодил Сатурн, и, оказывается, папа крокодила Гены был…

Р. Голованов:

- Не тем крокодилом я вас назвал.

О. Кашин:

- Да. В общем, история какая? Сейчас, поскольку российская национальная детская библиотека, или государственная, как она называется, учредила премию за детскую литературу, премию Эдуарда Успенского, не так давно умершего, его дочь сделала заявление, где просит отменить создание этой премии, или назвать премию иначе, более того, депутат Госдумы, ваш любимых депутат Оксана Пушкина, уже предлагает назвать премию именем Николая Носова. Почему? Потому что Эдуард Успенский, несмотря на то, что он авторских детских добрых произведений великих, на которых мы все выросли, он еще при жизни был, судя по всему, большой негодяй. Там масса историй. Он и дочь бил, обижал вторую жену, ее детей третировал, но самое главное, что он был одним из таких ключевых деятелей легендарной секты Столбуна. О секте Столбуна «Комсомольская правда» когда-то очень хвалебно писала… конкретно ее автор, Ярослав Голованов, легендарный, который тоже был в этой секте.

Р. Голованов:

- А потому что, я так понял, там либеральная какая-то секта-то…

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Вы знаете, я слышал о Столбуне еще в детстве, но о том, насколько это ужасно, наиболее подробно узнал прошлым летом, когда были выборы в Мосгордуму, шла Косомара, профессор Высшей школы экономики, и, поскольку она мать детей профессора Марка Урнова, оказывается, и Марк Урнов был в этой секте, и дочка Марка Урнова, наверное, главный разоблачитель, она написала книгу «Секта в доме моей бабушки», вот она описала самые зловещие эпизоды, когда буквально вот эти все уважаемые люди, легендарные люди, основа нашей культуры, или основа либералов, как вы говорите, они для просветления, для борьбы со своим алкоголизмом и для лечения болезней профессор Столбун, самозваный профессор, бил их током в анальное отверстие, вырабатывая зависимость их от себя. И выработал. То есть, эти люди, великие, интересные люди поклонялись какому-то адскому пигмею и по его указанию, соответственно, обижали своих окружающих. Вот такая канва истории и вопрос, на который у меня ответа нет, надеюсь, он есть у вас. Вот то, что Эдуард Успенский был очень спорным, если не сказать плохим, человеком, насколько это отменяет Чебурашку? В Америке и в Англии прошлой осенью был похожий скандал с художником Гогеном, который рисовал таитянских девочек и, как узнали мы годы спустя, заодно занимался с ними сексом, то есть, был педофилом. И вот эти великие картины Гогена, которые в Пушкинском музее висят, в том числе, педофильская история художника отменяет их или можно отделить? Я вообще считаю, Роман, что грех надо порицать, но грешника нужно любить. И, естественно, нельзя вот так жестко все отрезать. Если ты плохой, то и Чебурашка твой плохой. Так бывает. Сам плохой – Чебурашка хороший. Надо лучшее брать себе, а плохое выбрасывать на помойку.

Р. Голованов:

- Ну, вообще эту тему не надо трогать с детьми…

О. Кашин:

- Ну, смотрите. Вот я сейчас пойду к ребенку и скажу – Нил, давай почитаем книжку про Чебурашку, он скажет – давай… Кстати, говорю, знаешь, Нил, а вот писатель, который написал Чебурашку… Он на меня так посмотрит – типа, папа, и чё?

Р. Голованов:

- Во-первых, он не поймет половины слов, которые вы ему расскажете… что там делал Столбун…

О. Кашин:

- Вы знаете, я умею общаться с детьми и я постараюсь объяснить… уж, извините, током били в попу – это не трудно объяснить…

Р. Голованов:

- Там били еще глубже ….

О. Кашин:

- Вот, вот, все расскажем…

Р. Голованов:

- А вы думаете, это надо рассказывать детям?

О. Кашин:

- Я думаю, это не надо как раз, да. Чебурашка – он отдельно от Успенского. Бог водил рукой Успенского, когда он писал добрые, хорошие сказки…

Р. Голованов:

- А кто водил рукой Столбуна, когда он Успенскому бил в одно место…

О. Кашин:

- А это буквально реальный облик того доброго и счастливого Советского Союза, где люди дичали, даже на уровне вот элиты и номенклатуры.

Р. Голованов:

- А сейчас этого нет? Сейчас по-другому?

О. Кашин:

- Такого, я думаю, нет.

Р. Голованов:

- А мы не знаем, что есть… Представляете, как собираются сейчас звезды…

О. Кашин:

- Мы не знаем, какой Столбун придумал, что голосование может быть только в среду, допустим, да. Но при этом, я думаю, что за эти годы и кругозор, и культура даже самых отсталых ветеранов госбезопасности выросла до такого уровня, что они уже не позволят какому-нибудь Столбуну собой манипулировать. Они увидели мир, увидели жизнь, Бога в конце концов познали…

Р. Голованов:

- Олег, даже сейчас существуют страшнейшие секты и мы даже не можем понять, как туда попадают люди. Допустим, секта бога Кузи. Вот как можно было попасть к этому толстому уродцу, который издевался, бил и насиловал? Вот как? Нормальные люди или нет? Или как можно попасть в секту… ну, сейчас это уже другое название получило – называется это тренинги личностного роста – это самая настоящая секта. И туда приходят влиятельные люди, бизнесмены… Даже здесь есть продолжение. Помните Настю Рыбку и тот толстячок, который вместе с ней ходил, забыл, как его звали.

О. Кашин:

- Алекс Лесли.

Р. Голованов:

- Да, вот. Это из этой же оперы. Вот как мог состоятельный и влиятельный мужчина по факту попасть в их секту, которую они ему же и устроили, но под видом …

О. Кашин:

- Он ее, очевидно, просто полюбил. Ну, бывает. Любовь – это сильная вещь.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- А мы не знаем… И вот того же Столбуна они тоже полюбили, как своего наставника, как своего гуру. Вот так выстраивает нам вот эти подножки Антихрист.

О. Кашин:

- Да, абсолютно. Советское общество дикое общество, безбожное общество, в котором…

Р. Голованов:

- Мы не знаем, что там происходило, что Настя Рыбка там делала…

О. Кашин:

- Опять же, где все основано на сексе, на любви, по крайней мере, это объяснимо, понятно. Где все основано на поклонении какому-то гуру самозваному, непонятному, это как бы заполняет духовную пустоту…

Р. Голованов:

- А тут все основано было на Алексе Лесли.

О. Кашин:

- Да, но Алексу Лесли те олигархи не поклонялись…

Р. Голованов:

- А они поклонялись тем, кто поклонялся Алексу Лесли.

О. Кашин:

- Они любви хотели. И, если вы читали мемуары Алекса Лесли, они хотели клонироваться. Это вообще отдельная история… да, эти люди думают о том, как сделать себе вечную жизнь, как клонироваться. У них, по крайней мере, кругозор повыше. А эти советские интеллигенты, у них потолок мечтаний был – а как бы мне завязать с алкоголизмом? А вот давай-ка ты будешь себя током бить в попу. Отлично, хорошо. Если ты мечтаешь мир захватить или вечную жизнь обеспечить – это уже прорыв колоссальный.

Р. Голованов:

- Вот это самый сейчас популярный путь, когда человек попадает в секту через то, что он идет лечиться от алкоголизма. Я не беру вот самые верхи, потому что я не всплывал на самый верх, я вот тут, со всеми обычными людьми, и большинство попадает как? Вот просто срывают объявление со столба, что вылечим от алкоголизма бесплатно, и дальше человек попадает в настоящий концлагерь. Не такой цифровой, а реальный, где трудотерапия, где бьют, издеваются и неизвестно, чем все это заканчивается, что потом переписывают и что потом отнимают. И тоже выстроена по правилам секты, потому что там есть вот эта теория 12 шагов. Когда находится в правильных руках эта методика, тогда человек выходит адекватным и дальше он уже не сидит на героине. Но когда бога подменяют тем, что ты хочешь, тогда начинается страшная штука…

О. Кашин:

- Хорошо, Роман, давайте спросим друг друга, нужно ли как-то избавляться от Чебурашки, если окажется, что его папа плохой человек?

Р. Голованов:

- Да нет, Майкла Джексона же тоже слушают вроде бы.

О. Кашин:

- Ну, как слушают? Многие отказывались…

Р. Голованов:

- Пусть каждый решает сам. Вот у вас есть эта информация, а дальше мы играем в либерализм. Вот у нас настоящая демократия – что хотите с этим, то и делайте. Потому что вот выходки Успенского забудутся, а Чебурашка останется.

О. Кашин:

- Чебурашка наше национальное достояние, безусловно…

Р. Голованов:

- Советское, Олег, советское…

О. Кашин:

- Роман, все хорошее, что было в Советском Союзе, создано вопреки Советскому Союзу, волей и талантом русского народа, так я вам скажу. А советского хорошего не бывает.

Р. Голованов:

- Чебурашка прорвался через железный занавес вопреки…

О. Кашин:

- Да, конечно, Чебурашка антисоветская хорошая фигура, а все советское плохое, конечно же.

Р. Голованов:

- Вот, Олег, так декоммунизировал ты Чебурашку. Бедный Чебурашка. Но осталась еще старуха Шапокляк, крокодил Гена и голубой вагон…

О. Кашин:

- Давайте вернемся к чебурашкам и крокодилам. То есть, главный Чебурашка, наверное, у нас все-таки это Иосиф Пригожин, а крокодил у нас Сергей Шнуров. Правильная диспозиция или нет?

Р. Голованов:

- Да тут вообще не поймешь, кто есть кто. Кажется, две старухи Шапокляк встретились и начинают орать друг на друга.

О. Кашин:

- Более того, Роман, они вдвоем попадали в новости уже в феврале, когда один за другим, вначале Шнуров пришел в Партию роста, а потом жена Пригожина Валерия объявила о создании партии сильных женщин.

Р. Голованов:

- Я даже больше скажу – они еще с 2018 года попадают в новости вместе.

О. Кашин:

- А что было в 18-м?

Р. Голованов:

- А они ругаются постоянно. То есть, у них давний конфликт…

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- А это конфликт или такая, что называется, борьба нанайских мальчиков, потому что, извините, когда коронавирус, когда изоляция, концертов нет, шоу-бизнеса нет, партийные проекты подвисли… а давайте-ка напомним о Пригожине и о Шнурове… Я помню история, она публичная как бы, в другом таблоиде была история, когда их попросили из Кремля, по-моему, певицу молодую, не будем называть имя, подраскрутить. Как подраскрутить? А вот надо снять, как тайно Пригожин с ней ужинает. Тайно от Валерии. Понятно, что и Валерия была в курсе, и Пригожин был в курсе, что их снимают…

Р. Голованов:

- Это очень вредно для семьи в таких авантюрах участвовать…

О. Кашин:

- Разумеется. Но я к тому, что Пригожин, по крайней мере, умеет участвовать в срежиссированных каких-то медийных сюжетах. И когда они со Шнуровым как-то обещают друг другу проломить башку, - насколько это серьезно все? Я таким людям не верю вообще. Это же шоу-бизнес, как пел нам молодой еще Шнуров…

Р. Голованов:

- Нет, а мне кажется, что тут другая история. Есть взрывной дагестанский Иосиф Пригожин, которого можно просто зацепить и он понесется разносить тебя в щепки, в клочья… Вот сейчас, кто знает, как он отреагирует на наш эфир? Вдруг он едет в машине, слушает и в итоге разозлится и начнет сейчас куда-то звонить… хотя он хороший дядька, я его очень уважаю, очень ценю…

О. Кашин:

- Хороший, хороший. Более того, выбирая между Пригожиным и Шнуровым, я даже выберу Пригожина, конечно.

Р. Голованов:

- А какую смс-ку написал Пригожин Шнурову, кстати, Шнуров ее опубликовал, то же самое, как и Никита Михалков опубликовал Познера, так же и Шнуров. «Ну, ты серьезно разозлил меня. Я думал, ты умнее. Я не знал, что ты молокосос. Скоро увидимся, мразеныш. Гора с горой не встречается, а человек с человеком всегда. Наша встреча неизбежна».

О. Кашин:

- Ну, это какой-то реальный карнавал такой цыганский… но при этом вот вы сказали – Дагестан – и я подумал, как тонко Роман подметил. В самом деле, в Дагестане катастрофа с коронавирусом и поэтому Кремль привлек своих неоднократно опробованных людей… реально выглядит вот такая опять же натужная медийная заглушка, чтобы люди не переживали особенно из-за всяких бед, которые вокруг… а давайте, снова у нас светская хроника… Семеновна, ты слышала, Пригожин Шнурову сказал, что тот… Ну, по-моему, это тоже такая пустота… И сам Шнуров, вот этот современный Шнуров…

Р. Голованов:

- Стихи убогие на самом деле.

О. Кашин:

- Абсолютно.

Р. Голованов:

- Я не понимаю, почему все восторгаются, что это какой-то искрометный ответ на злобу дня… Вот Быков и Ефремов – вот это был остроумный ответ на злобу дня… А это что?

«Все приличия отбросив, пишет мне письмо Иосиф. Я читаю, не похоже, чтобы так писал Пригожин. Хамство пробивает днище, хотя вряд ли мускулист…»…

О. Кашин:

- Когда Пригожин говорит, что Шнуров это как бы поэзия быдла, он, конечно, прав. Но при этом мы так же помним строчку Земфиры «Серые лица не внушают доверия, знаем, кому поет певица Валерия», они все друг друга стоят. Вот этот российский шоу-бизнес, который часть номенклатуры, у каждого из которых, конечно, есть связи в верхах… Шнуров в Партию роста пошел – понятно, ему тоже там из Кремля позвонили, сказали, как и Пригожину с Валерией сказали создавать партию сильных женщин. Это самая такая, что называется, низший уровень номенклатуры. То есть, не те люди, которые с мигалками могут ехать, но те люди, которые могут друг друга буквально заказать, чтобы киллер там продырявил голову одному из них. Понятны их нравы, а в итоге – а кто здесь быдло? Да все быдло на самом деле… Все быдло.

Р. Голованов:

- Но тут еще дальше… «У меня в семье на этот счет был большой разлад. Валерия была категорически против, что я отреагировал на Шнурова. Взрослый мальчик, почти 50 лет, а такой хайпорез, хайпожер, а еще публикует личную переписку»…

О. Кашин:

- Ну, кошмар, да. Вот во что все выродилось. Раньше были великие скандалы в шоу-бизнесе – Пугачева против Ротару… Столбун давал разряд тока Успенскому… А теперь? В Инстаграме обмениваются какими-то сомнительного качества стихами и мы, такие нежные, должны все это дело обсуждать. Грустно на самом деле.

Р. Голованов:

- Не должны мы ничего обсуждать. Просто надо же сказать Шнурову, который думает, что он икона и легенда, что нет, Шнуров, ты не икона и не легенда для нас. И вообще плевать мы на тебя хотели.

О. Кашин:

- Вы знаете, вот как я говорил, что у нас в политике монополизация, кругом Путин, Путин, Путин, так и в шоу-бизнесе вот этот мужчина из Петербурга сумел занять вот эту нишу, вот в шоу-бизнесе он вместо Путина. Буквально вечный Шнуров, который изображает 20 лет контркультуру… тоже ведь это невозможно, да. Если ты 20 лет на плаву, то ты уже не контркультура, а самый такой абсолютный мастодонт, официоз Людмила Зыкина.

Р. Голованов:

- Нет, это Филипп Киркоров наоборот, который умеет вовремя учуять тренд, время и туда вписаться. Я тут классика процитирую. «Твои песни, Шнуров, это отрыжка пивняка. В. Милонов».

О. Кашин:

- Да, кстати, а как у него дела? Его совсем чего-то не слышно…

Р. Голованов:

- А он мне вот только что написал смс-ку, что я вас слушаю, и смайлик улыбающийся…

О. Кашин:

- Передавайте привет. Я его сегодня видел по телевизору в программе «60 минут», он предлагал запретить какой-то мультик про геев… новый американский мультик, что геи это хорошо как бы. Он возмущен.

Р. Голованов:

- И правильно делает. Вот эту дрянь надо запрещать. Что эти мультики, что у Шнурова… Сидят и развращают всю страну. Что у нас будет потом дальше, куда мы пойдем?..

События города-героя. Комментарии экспертов. Мнения горожан. Телефон прямого эфира 8 (978) 731-82-87