Кашин: «Украина чем хороша для российской пропаганды, она предостерегает от демократии»

Олег Кашин
Олег Кашин и Роман Голованов в программе «Отдельная тема» обсуждили протесты на Украине против коронавирусного карантина и интервью Владимира Путина.

Скачать передачу [mp3, 39.1 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Доживем с вами этот день до конца. Пятничный салун имени Олега Кашина и Романа Голованова «Дикие койоты» начинает свою работу.

О. Кашин:

-Добрый вечер, Роман. Добрый вечер, дорогая Россия. О чем мы сегодня с Романом говорим? Я боюсь, что говорим об Украине.

Р. Голованов:

- Сегодня у Путина выходит новая серия про Украину. И вот мы уже здесь с вами.

О. Кашин:

- Ты подписан на Netflix, а я на НВО, я на Sky Atlantic. Я подписан на ТАСС, я Путина смотрю еще двадцать сезонов. Вот абсолютно такая история.

Р. Голованов:

- Ну, «Молодой папа» даже в сравнение не идет с этим сериалом, где Ванденко и Путин рассказывают нам о тех тайнах скрытых и закулисах неизвестных. Но мы это все сегодня разоблачим и разберем.

О. Кашин:

- Вы слышали, как, как Путин говорит - укрАинцы. Ванденко – украИнцы. Это прямо драма, действительно, самая захватывающая полемика с участием Путина за все двадцать лет.

Р. Голованов:

- Это как в лучших сериалах, затравочка на следующий блок. А сейчас перейдем к средневековью, к настоящим чумным бунтам и холерным погромам. Это то, что происходит на Полтавщине. Кто не знает, кто сейчас сидит в бункере или, как Олег Кашин, сидит в комнате, где есть единорог, так вот, чумные бунты на Украине происходят. Не хотят пускать эвакуированных из Уханя в санаторий. Потом их туда пустили. Перед этим еще летал самолет, который чуть ли не сбить предлагали.

О. Кашин:

- Из луков, я надеюсь, с каменными наконечниками? Такой большой стиль.

Р. Голованов:

- Можно было выпустить шаманов, чтобы они молнию на него натравили. Не знаю, как это должно было происходить. Олег, вы умный человек, вы подключаетесь к космосу, добываете оттуда информацию, что это такое? Я не соглашусь, что это какой-нибудь Аваков натравил людей, подкупили новый майдан, спровоцировали.

О. Кашин:

- Аваков уже сказал, что это позор. А министр здравоохранения Украины, надо отдать ей должное, наоборот, бросила свою десятилетнюю дочку, у которой день рождения, чтобы поехать к эвакуированным людям, чтобы быть с ними. Чтобы проявить солидарность.

Р. Голованов:

- Вы в курсе, что с ней произошло дальше?

О. Кашин:

- Нет, расскажите.

Р. Голованов:

- Уже ночью ее там не было. Об этом директор санатория рассказал. Что она уехала из этого села. Ей предложили домик отдельный, где она сможет жить, заниматься работой. Она обещала быть в санатории. Но она уехала. Мы не знаем, с позором она уехала, бежала она так, что сверкали каблучки. Или же она просто уехала по каким-то рабочим делам. Днем ее там не было.

О. Кашин:

- Надеюсь, все будет хорошо. Роман, я вас хочу предостеречь, есть такая присказка: до чего ж мы гордимся, сволочи. Всегда приятно, когда украинцы валяются в луже и хрюкают. На их фоне приятно возвышаться: а вот мы – не такие, а вот мы – хорошие. И это тоже очень неправильный, некрасивый соблазн. Потому что – что значит, мы не такие? Мы не знаем, какие мы. Потому что представим себе, что у нас прогнали Путина, поставили Порошенко, потом еще годы войны, потом еще что-то. Представить, как мы одичали бы за эти пять лет, за шесть лет, если бы у нас было шесть лет постоянных потрясений? Может быть, да, одичали бы иначе, но в принципе людей, которые верят не в науку, не в медицину, а в лечение чесноком или в мочепитие, у нас тоже хватает.

И нас тоже, удивительно, это вам, Роман, подарок такой, как стороннику товарища майора вечному, - у нас, конечно, во многом эту народную дикость, которая тоже есть, сдерживает российская полицейщина. В принципе, да, Украина чем хороша для российской пропаганды и для российских лоялистов? Она пугает, она предостерегает буквально от демократии. Я тоже наблюдаю, у меня есть миллион знакомых либеральных взглядов, которые всегда лояльны Украине. Меня это всегда возмущает. Потому что человек, выбирая между Россией и Украиной, московский либеральный интеллигент, всегда выберет Украину. Просто потому, чтобы не выбирать Россию.

Р. Голованов:

- Это другой принцип. Это не то, что: пусть у соседа корова сдохнет. А пусть здесь у нас корова сдохнет, а я буду радоваться соседскому молоку.

О. Кашин:

- И как раз они объясняют, что украинцы просто всегда привыкли выходить на майдан, в любых ситуациях, это прямая демократия. Вот так принято. Может быть, это некрасиво, но тем не менее. Аркадий Бабченко, известный вам, пишет, что…

Р. Голованов:

- Известный всем нам поддонок.

О. Кашин:

- Ну как – поддонок? Он известный, скорее, несчастный человек, которого отрицание себя, отрицание русского завело в ту лужу, где он катается и хрюкает. Так вот, он объясняет, что пропаганда Зеленского сама все это дело нагнетала. И прогнали хорошего министра – Ульяну Супрун, которая бы этого не позволила.

Р. Голованов:

- И тут мы все смеемся.

О. Кашин:

- Над Украиной смеяться тоже…

Р. Голованов:

- Над Супрун мы смеемся.

О. Кашин:

- Ладно, над Супрун смеяться я вам разрешаю. Давайте поклонимся и скажем спасибо доктору Комаровскому, известному и популярному не только на Украине, но и у нас. Потому что он как раз был в числе первых, кто забил в колокол с криками «что ж вы делаете, идиоты? Как же вы себя ведете!».

Р. Голованов:

- Там был крутой посыл: братьев и сестер-то не осталось. Он хотел обратиться: братья и сестры. А где же они – братья и сестры?

О. Кашин:

- Еще раз возвращаясь к какому-то социально-политическому измерению этого безобразия, конечно, это показывает, что происходит с демократией, если она вдруг обрушивается на головы вот этого неосоветского общества, которое… Понимаете, любое слово будет здесь и лицемерием, и ханжеством. Потому что любое слово вы, Роман, прежде всего, мое слово в этом смысле можете истолковать в пользу того, что вот мы видим, что России демократия не нужна.

Р. Голованов:

- Нет, давайте мы сейчас остановимся. Мы отделим такой медицинской информационной зоной вот эту украинскую территорию и будем сейчас говорить только про нее. Без эзопова языка и без переноса на Россию или на Америку.

О. Кашин:

- Трудно, Роман. Потому что я сегодня в блоге Сергея Собянина видел удивительный пост о мерах по выявлению граждан КНР, которые прибыли в Россию до введения бана на путешествия. Тоже можно представить, есть такой архетипический образ из кино про войну. Когда какие-то люди в форме ночью ходят по домам и ловят партизан. И теперь эти люди в форме будут ходить по Москве и ловить китайцев.

Р. Голованов:

- Наконец-то. Хоть кто-то их поймает. Сколько можно? Давайте еще под китайцев и других азиатов спишем.

О. Кашин:

- Я сам тот еще киаелюб. Человек плачет, будет говорить: я - киргиз! Или: я – бурят. Или: я – якут. А милиционер, который тот еще специалист по расовым различиям, будет говорить…

Р. Голованов:

- А для него все – Джеки Чан.

О. Кашин:

- Если ты Джеки Чан, давай мне 10 тысяч рублей, тогда я тебя запишу бурятом. Стандартная история. Есть китаец, торгует своим подпольным янтарем. К нему приходят и говорят: ты – китаец, тебя в карантин. А у него бизнес теряется. У меня есть знакомые, у которых швейное производство в Китае. И они говорят: все прекрасно, только с какого-то числа просто исчезли поставки. А китайцы на звонки не отвечают. Потому что у них карантин. Теряем деньги.

Мы всегда обсуждаем, когда капиталист современный, тем более российский, окологосударственный капиталист, пойдет, конечно, на что угодно, чтобы заработать. Тоже вопрос, тот гигантский товаропоток из Китая, его потеря была бы гораздо более чувствительной, чем потеря китайских туристов. Интересно, насколько снизились не посылки из AliExpress, а поставки тех вещей, которые потом появляются в магазинах, от электрочайников до не знаю чего.

Р. Голованов:

- Давайте все-таки в Украину вернемся.

О. Кашин:

- Любите вы ругать украинцев.

Р. Голованов:

- Не я. Вы мне тут уже ограничили свободу слова по всем фронтам, запретили Милонова, Катю Гордон включать. Но Владимира Зеленского можно? Он нормальный чувак?

О. Кашин:

- Можно, конечно.

Р. Голованов:

- Одобренный Кашиным Владимир Зеленский про Украину.

В. Зеленский:

- Честно говоря, мы с вами должны понимать, мы забираем своих граждан, которые являются такими же гражданами Украины, как и мы с вами. По поводу этих политических «товарищей» хочу вам сказать правду: если будете перекрывать дороги и подстрекать людей, я лично привезу наших граждан в ваши особняки.

Р. Голованов:

- Но самое главное туда не попало. Когда он говорит, что Украина – это Европа. Средневековая Европа. Как это все можно объяснить? Ему простят эти слова?

О. Кашин:

- На самом деле свой ресурс вот этой народной любви он, я думаю, еще не растерял. Путин ведь тоже про него говорил. Мы это еще обсудим. Вы ругаете, не любите Зеленского.

Р. Голованов:

- Почему я не люблю Зеленского? Вообще-то не надо мне приписывать: ты за товарища майора, ты за Стрелкова, ты не любишь Зеленского. Я надеюсь, что Зеленский сможет поменять всю эту историю к миру. Я верю в Зеленского.

О. Кашин:

- Мы не раз это обсуждали. А почему Зеленский не может перебить всех бандеровцев? Почему Зеленский не может приехать на парад 9 мая?

Р. Голованов:

- Потому что есть такой Арсен Аваков, который взял его за одно причинное место и держит так, что тот поет фальцетом. Увы, это так.

О. Кашин:

- Я не знаю Арсена Авакова как такового. Наверняка он большой негодяй. Но все-таки я типажно понимаю Зеленского. Цивилизованный человек, настоящий европеец. И вполне интегрированный в современную мировую культуру. Он вынужден управлять этим средневековьем. Ему страшно буквально.

Р. Голованов:

- Помните, как Вупи Голдберг попадает в средневековые времена и ходит там среди всех этих ужасов, среди этих рыцарей, которые мочатся в свои же доспехи. Вот примерно так же Зеленский…

О. Кашин:

- «Трудно быть богом», буквально, а не Вупи Голдберг.

Р. Голованов:

- Зеленский-то будет богом?

О. Кашин:

- Зеленский будет вождем украинского народа. Но история пока ему показывает, как себя вести. Средневековье надо уже оставить средневековью. Цивилизованные районы, видимо, куда-то отделить.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- По традиции, начинаем историю государства русского. От Олега Кашина и Романа Голованова, тоже русских. Давайте послушаем Путина про украинцев.

В. Путин:

- До XI, XII, XIII века у нас не было никакой разницы в языке. И только в результате полонизации та часть украинцев, которая жила на территории, находившейся под властью Речи Посполитой, только где-то, по-моему, в XVI веке появились первые языковые различия. Вообще укрАинцами называли людей, которые жили…

А. Ванденко:

- УкраИнцами.

В. Путин:

- УкрАинцами называли людей, которые жили на рубежах российского государства. укрАинцы были во Пскове. Украинцами называли тех, которые защищали с юга от набегов крымского хана, на Урале. Кругом были украинцы. У нас не было никаких языковых различий. Больше того, до XIV-XV века даже тех людей, восточных славян, которые проживали на территории Речи Посполитой и в Московском государстве, и в Польше, называли русскими. Не делили. Чтобы нам говорить про сегодняшнее и про завтрашнее, нужно знать историю. Нужно знать, кто мы такие, откуда мы родом, что нас объединяет. Нас объединяет…

А. Ванденко:

- Сейчас многое разъединяет.

В. Путин:

- Многое разъединяет. Но нужно не забывать про то, что нас объединяет. И не разрушать того, что есть. Скажем, вот в церкви, зачем нужно было разрушать единство Русской Православной церкви?

Р. Голованов:

- Олег, ну что, как правильно-то? Я сейчас начинаю гуглить все ударения.

О. Кашин:

- Я говорю «украИнцы», но не настаиваю. Потому что «укрАинцы» тоже слышал миллион раз. Я поймал себя на мысли, слушая это аудио, если честно, я читал стенограмму, и в стенограмме есть такие крючки. Вот слово «кругляк» - почему-то Владимир Путин любит это слово в прямом смысле. Лес-кругляк. И он здесь тоже говорит про кругляк. Видимо, почему-то его заботит экспорт леса, лесопродукции. За годы знакомства мы смогли изучить Владимира Путина как такового, его увлечения, его пристрастия. И я думаю, из современных мировых лидеров – Трамп, Макрон, Меркель, кто угодно – никто столько внимания не уделяет вот этой альтернативной истории, как Владимир Путин.

Люди, я думаю, все-таки люди такого масштаба живут обычно настоящим. А здесь человек, действительно, копается в архивах или в какой-то старой литературе. И выясняет: украинский язык изобрели в австрийском генштабе. Я знал таких людей в своей юности, когда был окружен пожилыми моряками или пожилыми военными, которые тоже любили читать всякие книги на эти темы. Не только про Украину, конечно, но просто про тайны, поиски Шамбалы силами эсэсовцев. Это понятное хобби. Но когда это хобби начинает буквально определять политику государства, это «весело и страшно», как пела группа «Черный Лукич». Хорошо, Владимир Путин убедительно доказал Андрею Ванденко, что украинцев не существует. Что должно из этого следовать?

Р. Голованов:

- Следовать должна следующая история, что нас объединяет с Украиной.

В. Путин:

- Чтобы нам говорить про сегодняшнее и про завтрашнее, нужно знать историю. Нужно знать, кто мы такие, откуда мы родом, что нас объединяет. Нас объединяет…

А. Ванденко:

- Сейчас многое разъединяет.

В. Путин:

- Многое разъединяет. Но нужно не забывать про то, что нас объединяет. И не разрушать того, что есть. Скажем, вот в церкви, зачем нужно было разрушать единство Русской Православной церкви?

О. Кашин:

- Я как раз сегодня прочитал в агентстве Regnum прекрасную статью про меня, что я – лондонская моська, тявкающая из подворотни на советское наследие.

Р. Голованов:

- Из какой подворотни? Это целая радиостанция.

О. Кашин:

- Вот-вот. Там сказано, что через популярное российское медиа, в которое тоже непонятно какие злые силы меня впихнули.

Р. Голованов:

- А можно я эту тайну раскрою? Существует масонский орден. И мы каждый раз продвигаемся вверх. Сейчас мы на стадии «рыцарь ржавого сапога». Дальше будет «владелец заячьей лапы». А вверх – «хранитель ключей». Пока что нам надо продвигаться дальше. На какой ступени Олег – от меня скрывают. Но я пока что «рыцарь ржавого сапога».

О. Кашин:

- Я не скажу, какой у меня градус. Но в этой статье агентства Regnum, вы не поверите, слово «масоны» тоже есть.

Р. Голованов:

- Так это правда ведь!

О. Кашин:

- Масоны хотят вернуть в Россию монархию. Владимир Путин говорит: давайте разберемся, кто мы и откуда. Главное, если в контексте Украины понимать, современная Украина, любая Украина – это прежде всего Украинская советская социалистическая республика, созданная Лениным, Сталиным, Косиором, Постышевым и так далее. Если мы хотим избавиться от этого висящего на плечах мертвеца, мы должны оставить все советское наследие им. Кто построил ГУЛАГ? Украинцы. Кто расстрелял половину русских? Украинцы. Кто провел коллективизацию? Украинцы. Кто отбирал у крестьян хлеб, вызвав голодомор? Украинцы. Пускай советское наследие будет там. Именно так и нужно обращаться с историей.

А здесь Владимир Путин говорит «кто мы и откуда», пытаясь доказать, что мы с украинцами должны почему-то быть единым организмом. С теми людьми, которые нападают на автобусы с украинскими туристами из Китая.

Р. Голованов:

- Всегда были дикие земли. Туда приходили русские люди, утихомиривали, говорили: да, вы когда-то ели людей, вы когда-то отрубали головы и ставили их на колья, чтобы не подпускать врагов. Но подождите, все меняется. У нас есть Евангелие, у нас есть христианство. И вот она – наша русская культура. Остановитесь! И люди менялись, становились цивилизованными. И туда приходила Европа. Уже не средневековая, а наша русская.

О. Кашин:

- Мне стало немножко неловко. Потому что первый христианский город, не считая Корсуни, в России – это, к сожалению, Киев. Поэтому как быть?

Р. Голованов:

- Это русский город! Вы же не скажете, что там планировалось место на этом троне для Порошенко?

О. Кашин:

- Разумеется. Для Зеленского. Когда на Руси строили белокаменные храмы, украинцы ходили в шкурах и били в тамтамы. Это известная история. Давайте из этого исходить.

Р. Голованов:

- Если они одичали, что мы можем сделать? Помните, как в «Игре престолов», стоит стена, там стоят одичалые. Приходит Джон Сноу и берет их под свой контроль, уводит к цивилизации. Такое тоже может быть.

О. Кашин:

- Вы хотите, как Джон Сноу, прийти в Киев или даже во Львов и взять под свой контроль? Я не понимаю, зачем это.

Р. Голованов:

- Вы империю строить хотите или нет?

О. Кашин:

- Нет, я хочу большое национальное государство – от Калининграда до Владивостока, которое было бы ориентирована на…

Р. Голованов:

- Нам нужна вся Украина, как говорил Доренко. Нам не нужен Донбасс, нам нужна вся Украина.

О. Кашин:

- Это же большевизм. «Но мы еще дойдем до Ганга. Но мы еще умрем в боях. Чтоб от Японии до Англии сияла Родина моя». Я не хочу Родину от Японии до Англии. Я хочу русскую Россию, чтобы там не было такого, что альянс многонациональных народов. Нетушки, нетушки. Русское государство, русское, никаких украинцев, как братьев, быть не должно. Какие это братья? Ну в самом-то деле…

Р. Голованов:

- Пока вы тут говорили, я себе палец порезал об ручку, нервничал – слушать такие мины, подкладываемые под мою империю, под мою историю.

О. Кашин:

- «Я люблю тебя, империя, царство грязи и насилия». Правда, а чего хочет Владимир Путин? Вот есть спросили про Зеленского, он сказал, что «надежда умирает последней». Кстати, я не верю, что он не смотрел «Слугу народа».

Р. Голованов:

- Давайте послушаем этот кусочек.

В. Путин:

- Надежда умирает последней. Но, к сожалению, вот он приехал из Парижа и начал говорить о том, что нужно пересматривать минские соглашения. Это вызывает вопросы. Но тем не менее, мы смогли договориться об обмене удерживаемых лиц. Смогли сейчас договориться по газу.

Р. Голованов:

- Про сериал что-то тут не было.

О. Кашин:

- Про сериал было в начале. Путин сказал, что не знает, кто такой Голобородько. Я уверен, что Путин знает, кто такой Голобородько.

Р. Голованов:

- И про часы той самой марки.

О. Кашин:

- Вообще Hublot, наверное.

Р. Голованов:

- Срочно пишите главе Роскомнадзора, чтобы не вычитали из зарплаты.

О. Кашин:

- И главе ФАС за несанкционированную рекламу часов.

Р. Голованов:

- По-моему, больше никто не купит себе Hublot.

О. Кашин:

- Наверное. Но я, каждый раз проходят мимо вывески этого магазина часового, всегда вспоминаю обоих президентов. На самом деле, тоже, понимаете, Владимира Путина спрашивают, давая ему какой-то гигантский пас на тему того, что он может как-то похлопать по плечу свысока этого Зеленского или сказать ему, что он какой-то слабый президент. Вместо этого Путин почему-то говорит: а вот нам удалось по газу договориться, а вот еще по чему-то. Здесь теряет он сам ту нить, которая должна его вести в историю, в будущее. О чем мы тоже постоянно говорим.

Когда ты пытаешься доказать, что украинцев не существует, а сам срываешься на кругляк. Понятно, что кругляк тебе интереснее почему-то. Но тогда забудь про австрийский генштаб. Я думаю, так.

Р. Голованов:

- Объясните, о чем мечтает Путин?

О. Кашин:

- О кругляке. О лесе-кругляке. Я не знаю, почему в этом пятиминутном интервью про Украину он говорит про лес-кругляк в Карпатах. Какая разница ему – Карпаты, лес-кругляк?

Р. Голованов:

- Может, здесь гораздо сакральнее смысл заложен, чем просто интересы? Может быть, здесь такие… как у Незыгаря обычно происходит – передатчики такие, гиперссылки, которые надо открывать до бесконечности.

О. Кашин:

- Есть какой-то набор слов у Путина: «в рамках закона», «нет времени на раскачку». И почему-то «кругляк» тоже. Если его беспокоят лысые Карпаты, как он говорит…

Р. Голованов:

- Олег, выпустите из себя кругляк. О чем мечтает наш президент? Это тоже не кругляк.

О. Кашин:

-О кругляке, буквально.

Р. Голованов:

- Вас, кажется, заело.

О. Кашин:

- Мне очень нравится слово «кругляк», особенно в этом контексте. Еще он мечтает о том, чтобы Украина как-то подчинялась Российской Федерации. Но как раз, я думаю, разумнее представить, что на месте Украины плещется море, и бросать в него камешки.

Р. Голованов:

- Я как раз верю, что Путин мечтает о такой великой русской империи. О такой же, какой себе представляем ее мы. Может быть, просто наши мысли смещены и сдвинуты в один кусочек, в одну карту, где есть и Украина, где есть и Белоруссия, где есть и другие страны, туда, чуть поближе к Китаю.

А теперь Кракен вызывается на свободу. Олег Кашин, Роман Голованов. Будем декоммунизировать и люстрировать 23 февраля. В Новогиреево в Москве выходят мигранты на молитву. Это те самые доставщики еды. Все сидят на намазе. Об этом мы поговорим. Нам прислали эту фоточку. А теперь – люстрируйте.

О. Кашин:

- Моя любимая тема. Вы так заговорили. Если бы на моем месте сидел стандартный российский либерал, скорее, системный, он бы сказал: как можно в стране, победившей фашизм, говорить, что мигранты несут какую-то угрозу? На самом деле еще раз проговорю, что в 1945 году советский народ и русский народ, конечно, победил никакой не фашизм, никакой не нацизм, а просто прогнали немца. Это разные вещи. война была именно с нашей стороны, с советской стороны антинемецкой, освободительной. И вполне такой правой войной. Когда риторика «Убей немца!» абсолютно, конечно… слово «нацистская» не хочется использовать напрямую, но по крайней мере, риторика совершенно не антифашистская.

Да, естественно, в стране, не победившей фашизм, но прогнавшей немца, и толпы таджиков вызывают такую же реакцию. Поэтому здесь как раз противоречия нет. Ну что здесь сказать? Нет, Роман, наверное, не неизбежно. Тем более это вы говорите об империи. А в империи есть разные народы, которые вот таким вот образом работают по доставке курьерами еды.

Р. Голованов:

- Мы это пообсуждаем в следующей части. Вы законы сериала не нарушайте.

О. Кашин:

- Тогда давайте тогда по нашему с вами секретному сценарию масонскому, десоветизация. Потому что послезавтра в России праздник.

Р. Голованов:

- Это глава ордена нам темник прислал, чтобы мы поговорили про 23 февраля.

О. Кашин:

- Великий гроссмейстер Гарри Каспаров.

Р. Голованов:

- Андрей Богданов.

О. Кашин:

- Нет… Я говорил, есть набор людей, которых мы здесь не обсуждаем. Послезавтра в России праздник. Но в понедельник, когда будет вместо него выходной, мы с вами выйдем в эфир.

Р. Голованов:

- В понедельник мы работаем.

О. Кашин:

- Давайте я вас, молодого, спрошу: а почему 23 февраля в России День защитника Отечества? Может быть, в этот день Александр Невский немцев разбил на льду Чудского озера? Или, может быть, Дмитрий Донской на Куликовом поле татар прогнал?

Р. Голованов:

- А вы мне тогда расскажите, что тогда в 1922 году происходит?

Олег Кашин

О. Кашин:

- В 1918-м. Ничего. Именно что ничего не происходило. Это самая удивительная история. Я просто читал эти споры еще раннесоветских историков и среднесоветских историков о том, почему 23-е? И мне, как бумажному человеку, бумажной душе, более адекватным кажется не версия, по-моему, даже такая версия особенно не в ходу, что именно в этот день в газете «Правда» было обращение, причем за подписями, удивительное дело, как раз к вопросу о том, что советская Россия как-то… насколько она была интегрирована в дореволюционную Россию, - генерал Брусилов, Михаил Калинин и, по-моему, даже Владимир Ленин, три человека подписали воззвание «Социалистическое Отечество в опасности!».

После Брестского мира оказалось, что немцы намерены не идти по линии разграничения, как сейчас в Донбассе, а брать все, что могут. И оказалось, что у Советской республики нет ресурсов, чтобы немцев остановить. Уже годы спустя, поскольку через год назначили этот праздник, годы спустя оказалось, что…

Р. Голованов:

- В 1922 году он был установлен.

О. Кашин:

- Да, надо было обосновать, что такое. И в итоге придумали, там не было никаких боев, не зафиксировано, придумали вот эту дату победы над немцами под Псковом и Нарвой. Давайте это проговорим вслух, чтобы наши уже советские слушатели, под их задами пополыхали диваны. Еще раз: вся официальная советская версия истории – это набор фальсификаций. Вот видишь советский учебник истории, в котором написано «новый год приходит 1 января» - это заведомое вранье. И надо проверять с лупой, чтобы уточнить, не врут ли и здесь советские историки.

Р. Голованов:

- Я тоже открыл, посмотрел карикатуры, которые выходили на этот день: «Немец встречает нас с распростертыми объятьями». Рисунок из одесского журнала, март или апрель 1918 года. И тут стоят красноармейцы, матросы в тельняшках, патронташ, винтовки. И стоит крест, и вот распятый тот самый немец, с терновым венцом, у которого, как у Христа, пробиты руки, пробиты ноги.

О. Кашин:

- Может быть, русский распят? Потому что уж в 1918 году главный мировой распятый – это были мы.

Р. Голованов:

- Это Россия так распята. Вся наша страна была так распята.

О. Кашин:

- Россия распята. Удивительное дело, уже в наше время в этой России, у которой двуглавый орел и бело-сине-красный флаг, почему-то главный мужской день, главный армейский день, когда фельдмаршал Шойгу выйдет и будет всех поздравлять, крестясь, почему этот день? Почему позорный эпизод создания Красной армии, вот той Красной армии времен гражданской войны, которая запятнала себя кровью русского народа? Почему в этот день отмечается российский мужской и военный праздник? Это неправильно, это несправедливо. Действительно, каждый раз каждый год хочется думать: надеюсь, хоть в этом году он будет последним. А через какое-то время выберут новую дату – любую. 5 апреля…

Р. Голованов:

- Мы ставим 6 мая днем всех защитников Отечества. Согласны?

О. Кашин:

- Это что?

Р. Голованов:

- Это день святого Георгия Победоносца.

О. Кашин:

- Например.

Р. Голованов:

- Или Александра Невского поставим?

О. Кашин:

- Александр Невский – это тоже такая отдельная дискуссионная тема, что он как бы сделал выбор не в пользу европейской интеграции, а повернулся лицом к орде, и с тех пор у нас все так. Александр Невский – спорная фигура. Давайте уж за Георгия Победоносца, тем более, что его имя, его образ связывает российскую империю с британской, которую я тоже, если честно, люблю. Хотя люблю больше, конечно, Россию.

Р. Голованов:

- Все, что происходит вокруг большевиков, это сплошной сатанизм. Для меня большевики – это как те жрецы, которые положили нашу страну на этот алтарь и распяли ее каким-то ножом, выпотрошили все внутренности.

О. Кашин:

- Как пел Игорь Тальков: «Тебя связали кумачом и опустили на колени…» Вот Игоря Талькова убили в 1991 году. И давайте петь его песни в рекламных паузах.

Р. Голованов:

- Будем мы отмечать 23 февраля? Ни я, ни Олег Кашин – не будем. Мы не служили и отмечать не будем.

Понеслось в чате. Заступаются за 23 февраля. Пишут: не мужики, никто вы! А я отвечу. Вот Олег постесняется, а я скажу. Я ведь стесняться не буду. «Мазуты жидкие под солидолом! Лом абордажный…» Помните, как было в «Особенностях национальной рыбалки».

О. Кашин:

- Вы меня испугали сейчас. Я, наоборот, хотел примирительно сказать, что кто хочет, пускай празднует. Давайте поздравим генерал-майора Ирину Волк, сегодня она герой дня. Сегодня ей дали генерал- майора. Пресс-секретарь МВД. Наша любимая тема – российская полиция. Вот лицо российской полиции – молодая эффектная женщина с погонами генерал-майора. Такого не было, по-моему, даже при Брежневе. Поздравляем Ирину.

Р. Голованов:

- Мы обещали ответить на сообщения. Мигранты, которые в Москве намаз устраивают.

О. Кашин:

- Мигрантов интегрировать, крестить, расселять по семьям людей, которые за мультикультурность. Дальше.

Р. Голованов:

- «Ладно – Кашин, он просто сбежавший трус. Но ведущий, ты работаешь на радиостанции "Комсомольская правда" и несешь чушь о коммунистах. Благодаря коммунистам ты не пасешь скот в Туле». Отвечает знаток Олег Кашин.

О. Кашин:

- Благодаря коммунистам мы не пасем скот в Туле, а пасем эту коммунистическую аудиторию, которой легко манипулировать, которую легко провоцировать на то, чтобы под ней пылали зады. Коммунист, советский коммунист, человек, с которым разговаривать не нужно. Его нужно только унижать. Мы этим с Романом сегодня и заняты. Унижай коммунистов, ругай коммунистов, презирай коммунистов. Другого разговора они не заслуживают.

Р. Голованов:

- Нам пишут: «Это когда Кашин – либерал и Голованов – путинист сходятся во мнениях, обсуждая и критикуя Советский Союз».

О. Кашин:

- Любой живой человек всегда будет критиковать советскую мертвечину, советское рабство, советское даже не средневековье. Средневековье – это Украина. А каменный век. Живой здоровый человек никогда не будет лоялен советской власти.

Р. Голованов:

- Нам приносят черный ящик.

О. Кашин:

- И что же в нем? Открывайте.

Р. Голованов:

- Путин. «У Путина есть шанс войти в историю, если он вернет русские города – Киев, Харьков, Одессу - в Россию? Пусть в 2014 году он не решился, но ведь еще можно».

О. Кашин:

- Да, разумеется, есть шанс войти в историю. И даже с Севастополем, я думаю, он в историю войдет. И также есть шанс войти в историю, похоронив Ленина. О чем я тоже постоянно говорю.

Р. Голованов:

- «Наш двухголовый Змей Горыныч поворачивает головы в вашу сторону. Давайте про генеральшу».

О. Кашин:

- Тут что иронизировать? Все всё понимают. Действительно, есть погоны, добытые в боях, есть погоны, добытые по выслуге лет. А есть погоны Ирины Волк, погоны Сергея Шойгу. Вот такого рода погоны, понятно, как мы к ним относимся. Что называется, такие времена, как говорит Владимир Познер. И злословить по этому поводу тоже особенно не хочется. Как говорится, бывает волк – оборотень, а бывает – просто Ирина Волк.

Р. Голованов:

- «Звоните уже кому-нибудь. Наберите Шнурова». Набираем Шнурова.

О. Кашин:

- Уже Шнуров не в моде. Давайте Валерии звонить!

Р. Голованов:

- Я специально позвоню Иосифу Игоревичу Пригожину. Мы с ним договоримся. И в понедельник поговорим.

О. Кашин:

- С поваром Пригожиным не перепутайте, Роман. Часто бывает: пишешь Пригожину, а оказывается – не тому. Тоже опасно. Давайте позовем Валерию. Если она создает партию, это здорово. Я еще в школу ходил, ваучеры выдавали народу. Вы не застали, а у меня был свой ваучер. И лично я, 13-летний Олег, его продал. И что я купил? Купил я кассету Валерии. Потому что мне дико нравился ее первый альбом, где она пела старинные романсы.

Р. Голованов:

- А теперь «Губки бантиком, бровки домиком…»

О. Кашин:

- Это Кристина Орбакайте!

Р. Голованов:

- Валерия же тоже это пела! Я точно помню…

О. Кашин:

- Валерия пела двадцать лет назад «Тикают часики «тик-так». Валерия – великая певица.

Р. Голованов:

- «Ни о чем не жалей и живи просто так». И партию создавай.

О. Кашин:

- Подождем, еще кто создаст. Понятно, что у нас контрольная точка – Дудь. Но я думаю, до Дудя еще будет много всякого. Почему тот летчик, который в кукурузу сажал самолет, не создаст партию? Много есть имен. И спортсмены. Ждем, когда уже сама новость «создал партию» будет вызвать реакцию, что: да заткнись ты, хватит уже. Я думаю, это уже будет в ближайшие недели. Что самая идея партии, идея участия в выборах будет значить, что человек решил публично совершить гражданское самоубийство.

Р. Голованов:

- «Советское рабство? Кашин, ты серьезно? Сейчас 80 % людей в кредитном рабстве».

О. Кашин:

- Есть кредитное рабство, а есть рабство колхозников, у которых паспортов не было до начала 70-х годов. То есть человек обязан жить только в этом своем коровнике. И если он из него выйдет, это будет уже нарушение уголовного законодательства. Вы это хотите? Вы об этом мечтает? Вы по этому ностальгируете? Ну хватит уже! Туда ли ты зашел, большевичок? Это радио "Комсомольская правда" – правое радио, консервативное радио. Мы за русских, а не за коммунистов.

Р. Голованов:

- Анна Иванова нам пишет: «Россия и Украина – совершенно разные народы. Вот азиаты - узбеки, таджики, киргизы и всякие… нам братья навеки».

О. Кашин:

- Нам братья навеки – передовые европейские нации. Вот вы говорите об империи да, есть великая империя российская, есть великая империя британская. Есть великая империя нового поколения американская. Есть французы, есть австро-венгерцы, есть немцы. Естественно, мы в этом ряду. А украинцев там нет.

Р. Голованов:

- «Нервный ведущий. Ведущему надо послушать песню Обломова». Еще бы, вы с Кашиным попробуйте каждый день программу вести. Я первые седые волосы в бороде уже нахожу.

О. Кашин:

- А я – последние. Что касается Васи Обломова, я недавно в «РИА «Новости» читал, что он кого-то высмеял, и я порадовался за Василия. Потому что помню его каким-то радикальным оппозиционером. А теперь он в «РИА «Новостях» кого-то высмеивает.

Р. Голованов:

- На правильном пути. Скоро будет своя программа в 22 часа на радио "Комсомольская правда". Как ее назовем?

О. Кашин:

- «Васильки». Потому что это была его первая песня, которую я услышал.

Р. Голованов:

- А «Еду в Магадан»? Или опять Кристина Орбакайте?

О. Кашин:

- Я думаю, это поздний Вася Обломов. А тогда была ростовская группа «Чебоза», где он солировал. И была пародия на Эминема – «В чистом поле васильки».

Р. Голованов:

- «А царь, про которого вы говорите, до революции был русским?»

О. Кашин:

- «Русский – это тот, кто считает себя русским, не считает себя никем больше. Это тема крови, тема формы черепов – это тоже такой адский советский расизм. У меня бабушка на треть чувашка, что же мне делать?» Повеситься, что же тебе делать.

Р. Голованов:

- «Други, у вас каша в головах, Кашин, сиди в Англии. Кому ты без России там нужен?» Разведке королевы плюс масонам.

О. Кашин:

- Я без России не нужен. Именно что Россия – мой воздух, моя почва. А вы пытаетесь, вот вы, советские комментаторы, пытаетесь меня из русских выписывать. Нетушки, русские – все. Русские, я научу вас любить друг друга.

Р. Голованов:

- «Два сопляка, у которых каша в головах, срут на великую страну, которую создавали и защищали их предки. Неужели нельзя заткнуть их вонючие пасти?» Нельзя, не заткнете!