Максим Шевченко против Евгения Федорова: нужен ли России праздник 7 ноября

Торжественное шествие и митинг в центре Москвы, посвященные 102-й годовщине Октябрьской социалистической революции.

Торжественное шествие и митинг в центре Москвы, посвященные 102-й годовщине Октябрьской социалистической революции.

Депутат Госдумы Евгений Федоров и журналист Максим Шевченко в программе «Радиорубка» поспорили о том, смог ли новый праздник — День народного единства — вытеснить из умов россиян День Октябрьской революции.

Скачать передачу [mp3, 43.9 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Е. Афонина:

- В начале ноября мы отмечаем сразу два праздника. Это очередная годовщина Великой Октябрьской социалистической революции – 7 ноября и День народного единства, его мы отметили 4 ноября. Но смог ли он заменить и вытеснить из сердец и умов советский красный день календаря? Об этом поспорят депутат Госдумы Евгений Федоров и журналист Максим Шевченко. Максим Леонардович, поскольку ваш оппонент еще не появился в нашей студии, я даю вам возможность сказать, а какой праздник сегодня вы будете отстаивать – 7 или 4 ноября?

М. Шевченко:

- Для меня не существует 4 ноября никакого, это выдуманный абсолютно день. Я помню, на моих глазах это все создавалось усилиями Владислава Юрьевича Суркова и Алексея Чеснокова, который тогда все это курировал, и группой интеллектуалов правой мысли, умных людей, которые думали, каким образом сделать так, чтобы советское прошлое безвозвратно было похоронено и на его место пришло примерно в то же самое время нечто новое, что позволило бы россиянам в ноябре жить по привычному отпускному ритму. Тогда это называлось День примирения и согласия. Но на фоне продолжающейся тогда еще чеченской войны, на фоне терактов, на фоне социальных протестов, которые шли по всей стране, примирение и согласие не особо укладывались во все это и постепенно это переросло в День народного единства. На мой взгляд, это совершенно абсурдно, поскольку, когда волк говорит ягнятам, которыми он питается, что мы с вами едины, что давайте будем одним целым, то ягнята должны задуматься и перестать быть ягнятами, прежде всего. Вот 7 ноября для меня это день Великой Октябрьской революции, день, когда те, кого пожирали правящие элиты России на протяжении столетий, а, напомню, что 80% населения страны было неграмотным к 1917 году, женщины не имели прав, не имели прав многие категории – там религиозные, национальные… формально они их добились в ходе революции тоже 1905 года, но де-факто по-прежнему огромные массы людей ощущали себя ущемленными в правах. Именно в этот день люди эти права получили. Поэтому для меня 7 ноября – это день рождения нации. Моей родной нации. Советского мультиэтнического многонационального народа, который, да, как всякая молодая нация, имела периоды экстремизма, радикализма, террора. Когда люди, пришедшие к власти, строили новый мир. Но это нация, которая построила свою уникальную страну, победила в великой войне. Которая испытала кризис в 80-90-е годы. Социализм советский очевидно испытывал кризис. Ну, испытывал кризис и американский капитализм – это привело в Америке к гражданской войне, в которой погиб миллион человек. Но ответственные перед нации элиты не отказывались от принципов отцов-основателей, которые создали США, и смогли из этого кризиса выйти. Наша же партийно-комсомольская элита предпочла стать миллионерами, миллиардерами и новыми аристократами, а народ выкинуть из пространства социальных возможностей в пространство убогой полунищенской бедной жизни, в которой пребывает большая часть современной России. Поэтому для меня, конечно, 7 ноября это день справедливости, день настоящей народной возможности, я не верю ни в какое народное единство, это абсолютная демагогия… Я считаю, что 7 ноября – это единственный день, который мы можем праздновать как патриоты нашей родины, как день национальной независимости нашей страны. Именно 7 ноября было объявлено, что мир без аннексий и контрибуций, что Россия не будет расплачиваться по долгам царского правительства, по которым Ельцин стал расплачиваться, напомню, и из-за которого погибли миллионы людей, брошенных в котел первой мировой войны.

Е. Афонина:

- Максим Леонардович, а вы отмечаете 7 ноября?

М. Шевченко:

- Конечно. Я сегодня был на митинге. Я считаю, что лучший способ праздновать 7 ноября – это встать под красные знамена, не испугавшись, что тебя там будут фотографировать. Быть сегодня левым, заявлять сегодня о своей солидарности с левой оппозицией – это не способствовать собственному карьерному росту… Поэтому да, я сегодня был на Петровке, я сегодня был на Страстном бульваре, я вот сейчас приехал с Охотного ряда, где еще продолжается митинг КПРФ и других левых сил, которые блокируются вокруг КПРФ.

Е. Афонина:

- Этот праздник сейчас – некая политическая акция, как вы его описываете. А чем был ценен 7 ноября советского периода? Тем, что это был личный праздник, потому что к 7 ноября готовились и столы, и наряжались дамы, шли мужчины вместе с детьми на торжественные мероприятия, а дома их ждал торжественный ужин. Это был личный праздник?

Максим Шевченко

М. Шевченко:

- Это было стабильное общество и 7 ноября отмечали так же, как в Америке отмечают День благодарения. Я не случайно постоянно сравниваю с Америкой, потому что две нации, которые выросли из идейных неких построений, это американская и советская нация. Это были два успешных проекта и недаром в 20-е, 30-е, 40-е годы мы были союзниками. Между молодой советской страной и Соединенными Штатами Америки было экономическое, политическое взаимодействие, а в годы войны мы были самыми надежными союзниками друг другу. Напомню, что даже Рузвельт, в отличие от Черчилля, с большим интересом и уважением относился к Сталину. Поэтому я считаю, что сегодня у нас другая ситуация. Сегодня это день борьбы и сопротивления, а не день стабильной ситуации. Они уничтожили наш исторический путь развития. 7 ноября – это день, когда мы должны вспомнить о том, что мы обязаны вернуться на этот путь. Кроме социализма, такого пути нет для нашей страны.

Е. Афонина:

- Хорошо, давайте я зачитаю сообщения, которые приходят от наших радиослушателей. «7 ноября – ближе. Он исторически объединил нацию и все народы великой страны, а 4 ноября – это просто троллинг над великой датой». «7 ноября – день скорби и печали по несостоявшейся счастливой жизни. 4 ноября – это просто фейк». «Шевченко – молодец, за простой народ выступает. Полностью поддерживаю Максима. Моей семье в Союзе было хорошо. Спасибо Максиму за созвучность», - пишет Катя. «Красивые слова Шевченко – это хорошо и красиво, но они слабо сочетаются с советской действительностью. Очень доступно и правдиво про один из эпизодов развития Страны Советов рассказано в фильме Балабанова «Груз 200». «Чтобы понять отношения народа ко дню 4 ноября, достаточно посмотреть на то, как народ это воспринимает». И Алексей написал: «7 ноября 1917 года – день величайшей трагедии для России, когда власть захватили предатели и преступники». А сейчас давайте послушаем Сергея из Челябинска. Сергей, здравствуйте.

Сергей:

- Здравствуйте. Я не хочу, чтобы забывали моего деда, моего отца. Я за 7-е число. Если нет истории, нет будущего.

Е. Афонина:

- Понятно. Спасибо. Вот нам пишут: «4 ноября – это День Казанской иконы Божьей матери». А что делать атеистам, в таком случае, спрашиваю я написавшего это.

М. Шевченко:

- И главное – что делать татарам, которые не отмечают день взятия Казани как праздник для себя, честно вам скажу.

Александр, г. Липецк:

- Здравствуйте. Я хочу сказать, если брать исторические аспекты развития нашего государства, то, конечно, наша революция отбросила наше государство в прошлое. Гражданская война…

М. Шевченко:

- Какое прошлое? Прошлое это было крепостное право, которое было отменено за 50 лет до русской революции примерно. Русская революция дала права женщинам. Вы все знаете, что такое декретный отпуск сейчас, да? А где в царское время было, допустим, такое, что женщина-работница могла уйти по беременности и получать при этом зарплату? А это был декрет Ленина, дорогие друзья. Поэтому то, что сегодня женщины имеют право голоса и голосуют – это декреты Советской власти…

Е. Афонина:

- С 2005 года 4 ноября в России является официально выходным днем в честь Дня народного единства. Празднику уже 14 лет, но далеко не все знают, как он называется и чему посвящен. Для одних 4 ноября это неудачная попытка заменить 7 ноября. Для других это некий источник для шуток на тему кто и с кем объединялся. Для третьих это обычный выходной день… Нам пишут: «Мне все равно, какой день отмечать, лишь бы был выходной», «7 ноября, конечно», - пишет нам Олег. «4 ноября – это очередной обман и замыливание всего неудачного, это основной признак лживой власти, тем более, что Минин и Пожарский как раз 7-го изгнали ляхов из Кремля, а не 4-го». «Конечно, 7 ноября – день торжества справедливости». Алексей написал: «Не случайно совок прожил всего 70 лет». И вопрос Максиму Шевченко: «Вы за какой социализм? За новый Платошкина или за какой-то другой? Думаю, Шевченко понимает, прошлый социализм уже не вернуть, как бы мы не ностальгировали», пишет Игорь из Ростова. Максим Леонардович, за какой вы социализм?

М. Шевченко:

- С удовольствием отвечу Игорю. При всем моем огромном уважении к Николаю Николаевичу Платошкину, как к блистательному писателю, ученому, специалисту по Латинской Америке, человеку, который формулирует очень интересно яркие вещи, все-таки я не стал бы его ставить на один уровень с Марксом, Энгельсом, Ленины и Сталиным. Еще надо поработать немножко, чтобы добиться такого признания. Поэтому, я думаю, что то движение, которое он пытается организовать и которое, слава богу, вокруг него собирается, это одно из проявлений видения социализма. Социализм – он широк. Есть социализм с национальной спецификой. Есть социализм научный. Есть социализм, который у вас в сердце. Социализм – это справедливость. Всякий человек, который не согласен с тем, что меньшинство узурпирует судьбу и возможности развития подавляющего большинства, кидая большинству крошки со своего стола, этот человек в душе социалист. Дальше мы должны думать – я сторонник свободной дискуссии, я сторонник свободного обсуждения путей развития – я считаю, что для нашей страны, исходя из опыта нашей страны, за рамками социализма просто нет иного национального мировоззрения, политической платформы, на которой мы могли бы нашу страну развивать. Все остальное просто превращает нас в колониальный придаток к Европе, к Китаю. Кстати, не к Америке. Америка в меньшей степени это все делает… Только при социализме с нами стали считаться, по большому счету. Только при социализме мы смогли стать полноправным участником мирового сообщества.

Лен, я бы хотел напомнить о содержании праздника 4 ноября – вот почему его приписывают к Минину и Пожарскому… Из перечисленных вами мотивов празднования этот ни разу не был назван. Хотя на самом деле для меня это тоже важное событие. Только я его трактую не так, как его пытаются трактовать власти. Когда народное ополчение нижегородских мещан – Кузьма Минин был мещанином - при поддержке аристократа, воина, князя Дмитрия Пожарского, который был ранен и который как бы был выкинут из-за всех этих боярских разборок, при абсолютном предательстве правящей боярской касты – очень напоминает современные дни, когда боярская каста думала, как ей договориться с королем польским Сигизмунтом, и как бы ей войти в мировое сообщество. Фактически это народное ополчение, безо всяких бояр, которые были предателями конченными, взяло и освободило Москву и родину от оккупантов и их пособников. Поэтому для меня лично тот день 1612 года является тоже важнейшим днем в истории моего отечества. Но власти тут не при чем. Власти тогда были предателями. А народ был героем.

Елена Афонина

Е. Афонина:

- Хорошо. Давайте послушаем мнение Ольги из Москвы. Здравствуйте. Вам какой день ближе – 4 или 7 ноября?

Ольга:

- Добрый день. 4 ноября – это вынужденная подмена. Наш любимый президент призвал к консолидации общество и она в реальности может быть только такой на сегодняшний момент. Но вне всякого сомнения это невозможно… конечно, для большинства людей будет 7 ноября – это исторически сложившийся факт, потому что русский народ никогда не был народом культуры, основанной на рациональных началах…

Е. Афонина:

- Ольга, вы-то какой день отмечаете? Или никакой?

Ольга:

- Я отмечаю, как человек, имеющий реальность восприятия, я журналист и преподаватель, у меня должна быть позиция, но я говорю – я принимаю этот праздник, потому что в нем и смутное время, и…

Е. Афонина:

- Оль, вы салат-то на какой праздник на стол ставите?

М. Шевченко:

- Лен, вы не давите, пожалуйста, на Олю. Ольга вам ясно говорит, что она празднует 7 ноября, потому что это праздник исторический. А 4-е – выдумка просто. Она об этом говорит.

Е. Афонина:

- Все ясно. Оль, спасибо вам огромное. Вот лично для меня праздник – это то, что ты понимаешь и то, что не требует объяснений…

М. Шевченко:

- Я предлагаю всем женщинам нашей страны праздновать день, когда женщины получили права…

Е. Афонина:

- Максим Леонардович, давайте дадим слово вашему оппоненту. Депутат Госдумы Евгений Федоров уже в студии. Евгений Алексеевич, здравствуйте. Вот почему 4 ноября? Почему вам кажется, что этот праздник сейчас занимает достаточно важное место в культурной, исторической и прочей жизни страны.

Е. Федоров:

- Ну, вообще нельзя пересекать праздники 7-го и 4-го – это не противопоставление. 4 ноября – День победы национально-освободительного движения Руси в 1612 году. К этому времени Русь была захвачена иностранными интервентами и оккупантами. Стояли войска шведов в Вологде, в Москве стояли поляки. Причем, в сговоре с местными властями, с боярами. Именно в этот день произошло начало освобождения Москвы, а потом после этого постепенно за полгода ушли интервенты со всей территории Руси того времени. Таким образом, это ключевой праздник. И не случайно это единственный выходной день, который появился в российской памятной традиции, в российских праздниках.

Е. Афонина:

- А не кажется ли странным, что народу нужно объяснять, что это за праздник?

Е. Федоров:

- А это вопрос, грубо говоря, абсолютной враждебности этого праздника сегодняшнему устройству России. Потому что фактически мотивы этого праздника очень сильно пересекаются с сегодняшней ситуацией. Был сдан Советский Союз, войска того же НАТО находится по территории Советского Союза. Внутри установлена, как Путин говорит, система однополярного мира. То есть, для нас один центр принятия решений – и это Вашингтон. То есть, события те же. Тогда только была Варшава. То есть, по сути этот праздник очень пересекается с сегодняшним днем. Вот 4 числа Владимир Путин с Патриархом возлагает цветы к памятнику Минина и Пожарского, а потом вешают амбарный замок и никто не возлагает. Хотя, допустим, аналогичный праздник – 9 мая – и на могилу Неизвестного солдата после Путина возлагают цветы депутаты, чиновники. Полное административное отсечение. То есть, фактически праздник празднует Путин и дальше начинают скоморохи, какие-то пляски. То есть, увод смыслов. И это и есть форма борьбы. Если хотите, чтобы победили тогда наши прадеды, в 1612 году, должны появиться были смыслы, то есть, народ должен быть настроен на победу. Сейчас нет настроя на победу, потому что нет оценки.

Е. Афонина:

- А не значит ли это, что просто современные праздники, праздники, появившиеся в новейшей истории нашей страны, мягко говоря, не очень приживаются. Давайте вспомним, 8 июля – день семьи, любви и верности – появившийся благой праздник, но тоже как-то не очень понимаем, что празднуем. Или, например, 12 июня. День России. Вроде как праздник есть. А как праздновать непонятно.

Е. Федоров:

- Это совершенно разные вещи. Во-первых, этот праздник появился в 1660 году – через 40 лет после события и русский народ его праздновал. И памятник Минину и Пожарскому на народные пожертвования был построен в 1818 году, когда была свежа еще отечественная война с Наполеоном. То есть, это величайшая дата нашей истории. Если бы тогда Минин и Пожарский не скинули оккупантов, не было бы Руси вообще. Великая Отечественная война, конечно, сопоставима, но там не было взятия Москвы. То есть, если мы говорим о зоне оккупации, тогда она была посильнее и проблема победы была сложнее в 1612 году...

Программа в студии Радио КП

Е. Афонина:

- С ноябрьскими праздниками у многих из нас в голове сплошная путаница, и это объяснимо. Десятилетиями народ ходил на парады 7 ноября, потом – день Октябрьской революции сделали просто памятной даты. А с 2005 года в России ввели еще один праздник – День народного единства.

Зачитаю сообщения. Валерий из Ессентуков пишет: «Для меня праздника 4 ноября не существует, его придумал Ельцин и его прихлебатели, чтобы отчитаться и отличиться перед своими американскими хозяевами. Я праздную только 7 ноября. Советская власть дала мне все – счастливое детство, чудесную юность, высшее образование, прекрасную работу и достаток. Нынешние демократы и либералы отняли всё, а теперь говорят: давайте жить дружно. И, самое страшное, у простого народа нет будущего».

«Отдыхаем 4-го, празднуем 7-го. Зачем опять разделять, чтобы властвовать?»

Александр пишет: «Хочу ответить словами известной песни Александра Васильевича Новикова: «Не желаю быть красным, не желаю быть белым, россиянином быть хочу».

«В нашей семье никогда не отмечали 4 ноября – только 7-е». Наталья пишет: «7 ноября – праздник освобождения народа России от феодально-рабовладельческого строя. 4 ноября – праздник феодально-рабовладельческого строя для олигархата».

М. Шевченко:

- Я хотел бы согласиться с Евгением Алексеевичем, с его оценкой событий 1612 года. Они совпали с тем, что на самом деле это был день, когда народ выгнал оккупантов вместе с погаными боярами, то есть правящей элитой, которая сотрудничала с этими оккупантами. Так же как сегодня бОльшая часть правящей элиты сотрудничает с иностранными оккупантами.

Е. Афонина:

- Простите, но была идея объединить эти два события, отмечать 7 ноября.

М. Шевченко:

- Нет, это невозможно. Дальше мы приходим к следующему. Евгений Алексеевич считает, как и многие другие политтехнологи, что якобы в сознании народа есть какая-то непрерывность русской истории, и что между 1612 годом и 1917-м и 1945-м есть какая-то единая линия. Честно скажу, о 1612 годе знают только те, кто читал, по роману господина Загоскина «Русские в 1612 году, или по не очень хорошему фильму.

Е. Федоров:

- Ивана Сусанина знают все.

М. Шевченко:

- Да, Ивана Сусанина знают все, но мало кто слышал и видел эту оперу, которая называется «Жизнь за царя», кстати, а не «Иван Сусанин». Современное ее название только пародийно может в нашей стране восприниматься. Безусловно, для меня Минин и Пожарский – это народные герои, спасители родины. Соглашусь во всех обозначенных депутатом Федоровым смыслах тех событий, кроме одного. Вы подчеркиваете такое одиночество президента и Патриарха – с Казанской иконой, замок там повесили на цепи. И намекаете на то, что современная элита якобы не готова все это праздновать. Нет, современная элита не готова говорить о тех смыслах, о которых говорите вы, и о которых говорю я, о которых говорим мы. Потому что они именно этого боятся.

Е. Федоров:

- Да.

М. Шевченко:

- Но для народа этот день не может стать праздником, поскольку реально российско-советская, постсоветская гражданская нация родилась в 17-м году. Права люди получили только в 17-м году. Я уже сказал, что это должен быть праздник всех женщин, поскольку декретный отпуск был впервые в истории человечества введен указом Ленина, Совета народных комиссаров именно в 17-м году советской властью. Как и многие другие права – гражданские, трудовые, социальные. Ничего не было. Люди реально ощущают, что именно с советской властью были связаны многие их возможности в жизни, которых у них сегодня просто нет. А 1612 год это как если бы французы стали, допустим, праздновать день изгнания Жанной д’Арк англичан из Орлеана, например.

Е. Федоров:

- Празднуют.

М. Шевченко:

- Да ничего подобного. Во Франции Жанна д’Арк, при всем при том, что это любимый персонаж, это герой правой, монархической Франции. Хотя я очень люблю Орлеанскую деву, но я не француз, я русский, мне нравится романтический ее образ. Но вспомните, как Вольтер описывал Жанну д’Арк. Ничего уважительного не было во всем этом описании. Именно поэтому навязать нам всем праздники, которые связаны с монархической историей, не получится.

Е. Федоров:

- Не с монархической, а с историей. Это праздник истории нашего Отечества.

Программа в студии Радио КП

М. Шевченко:

- Нет, это именно монархическая история. Вы сами упомянули, в 1812 году праздновали. В это время бОльшая часть русского народа были крепостными рабами. Поэтому праздновали говорящие по-французски аристократы в салонах Петербурга и Москвы. А русский народ ничего такого не праздновал. У русского народа от пугачевского восстания прошло только 40 лет, он еще помнил, как Пушкин писал в своих записках о пугачевском бунте, как с него кожу сдирали, и виселицы по Волге пускали немецкоговорящие господа. Чей это праздник? Это был праздник как раз тех самых господ, только уже не русских бояр, а немецко-франкоговорящих, которые захватили власть. Поэтому никогда он не станет народным праздником. Это всегда праздник правящей элиты, которая извратила суть движения Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского, которых я очень почитаю.

Е. Федоров:

- Вы все-таки говорите, что движение Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского было народным движением. Это главное.

М. Шевченко:

- Дмитрий Пожарским народом формально не был, он был воином.

Е. Федоров:

- Это праздник их победы. Это праздник победы народа над коллаборационистами и иностранными оккупантами. Точно так же, как 9 мая 1945 года. Абсолютно такая же логика праздника.

М. Шевченко:

- Было бы разумно для власти (я считаю, что они совершили ошибку), если бы они к 7 ноября добавили 4-е, то тогда бы часть смыслов 7 ноября перетекла бы на 4-е. Тогда бы два праздника подряд позволили бы соединить историю XVII века с 17-м годом.

Е. Афонина:

- Максим Леонардович, с вами не очень соглашаются наши радиослушатели. Кстати, зацепились за события 1812 года и пишут: «Что, победили франкоговорящие? А воевал-то кто? А эти в лаптях и с вилами разве не выходили защищать страну?»

М. Шевченко:

- Посмотрите список командующих – героев Бородинского поля. Там граф де Сен-При, в ставке Кутузова Жозеф де Местр сидит и т.д.

Е. Федоров:

- А 100 тысяч погибших русских воинов, они не герои на Бородинском поле?

М. Шевченко:

- Конечно, герои. Русский народ, конечно, герой.

Е. Афонина:

- А партизанское движение – это кто, франкоговорящие крестьяне?

М. Шевченко:

- Не надо меня обвинять в том, что… Я говорю, что правящая элита была абсолютно антинародная, русофобская. В этом была трагедия Отечественной войны. Народ боролся за свою родину, а правящая элита (граф де Сен-При, другие герои) боролась за свои аристократические права. Это была война двух разных составляющих. Победа Александра Первого ничего не дала народу.

Е. Афонина:

- Вопрос от Дениса Евгению Федорову. Почему бывшие коммунисты, которые у власти, сторонятся 7 ноября, например, президент нашей страны Владимир Путин?

М. Шевченко:

- По-моему, сам Евгений Алексеевич был коммунистом.

Е. Федоров:

- Никогда не был коммунистом, хотя был офицером действующей армии, в том числе в Афганистане.

Я рассматриваю 7 ноября не связанным с 4-м. 7 ноября сам по себе праздник гадкий. Вот я держу в руках решение II съезда депутатов, который начался до 7 ноября, а закончился после провозглашением победы и созданием советской республики вместо российской республики. Так вот, решение съезда. Для чего делалась революция в это конкретное число – 7 ноября? Революция делалась для двух целей. Одна цель – социальная. А вторая цель – равенство суверенных народов (напоминаю, до этого был народ, стали – народы) на отделение, на создание самостоятельных государств. То есть сепаратистская революция.

М. Шевченко:

- Абсолютно поддерживаю. Это правильная позиция большевиков.

Я бы хотел сказать о моем отношении к декрету о праве наций на самоопределение. Я полностью его поддерживаю. Я считаю, что только свободные народы, избавленные от империалистического гнета, могут, двигаясь к социализму, объединяться в союзное государство. Я противник всякого шовинизма – великоросского шовинизма, великогерманского шовинизма, великотатарского, великокавказского, какого угодно. Только народы, которые комфортно ощущают себя на своей родине, которые не испытывают двойного гнета – империалистического и капиталистического, только такие народы способны объединиться в союз. Европейский союз тому наглядный пример. Вот вам, пожалуйста, не Римская империя, не Германская империя, а Европейский союз, где большие нации, маленькие нации объединяются. Да, есть проблемы Каталонии. Я поддерживаю каталонцев. Я не двуличен в этом вопросе. Я считаю, что Российская Федерация должна сохранять ленинское наследие. Именно Ленин сказал, что все народы имеют право на образование на своих языках. Именно Ленин сказал, что не надо навязывать русский язык, его изучат и без того по мере развития общества и капитализма. И эта позиция единственно верная. А позиция империалистическая, осуждение национальной ленинской политики – это позиция, ведущая к фашистскому государству. Я его никогда не поддержу.

Е. Федоров:

- В чем непонимание процесса? В Российской империи с момента ее основания больше тысячи лет назад был народ. Ленин придумал народы. Это другая логика строительства, коренным образом отличающаяся от строительства Российского Отечества. Именно поэтому 91-й год закономерен. 91-й год был придуман в 17-м, на II съезде депутатов.

Я не могу признать праздником. Трагическим днем истории – могу, как 41-й год, например, 22 июня. Но как может быть праздник, если празднуется поражение в войне своего Отечества. В Первой мировой, но поражение. Если празднуется сепаратизм как способ ликвидации Отечества. Это не праздник, это трагический день. Но это только половина победы Великой Октябрьской революции. А вторая половина, которая, конечно, не такая жесткая в плане Отечества, но тем менее. Давайте посмотрим суть. История человечества и даже история мира, вообще живых существ – это история конкуренции по территориальному принципу. Волки худые толстых волков не едят в природе, они борются за территорию с другими худыми и толстыми волками соседнего ареала обитания. И народы, даже до создания государств, боролись по территориальному принципу, а не вожди со своими соплеменниками. То есть никогда в истории человечества не было… Борьба была и конкуренция внутри, но никогда она не была выше конкуренции наций, народов и государств, то есть территориального аспекта. Только Маркс и Ленин придумали, что борьба классов является важнее, чем борьба территориального аспекта. Я говорю сейчас о теории вопроса. Это шизофрения в истории человечества. Это означает прямое – смерть Отечества.

Программа в студии Радио КП

Е. Афонина:

- Наш радиослушатель спрашивает: «А почему, собственно, выбрана именно эта дата? Нам оставили, например, только одну войну – Великую Отечественную. А была и Первая мировая, которая называлась Вторая отечественная война, когда весь народ поднялся. А это глупо отрицать». Прадеды ведь тоже воевали. Почему только 4 ноября?

Е. Федоров:

- Степень влияния на историю страны и степень напряжения национальных сил. Вот Великая Отечественная война – 30 миллионов погибших, гигантское напряжение национальных сил. Очевидно, поражение в этой войне – смерть Отечеству.

Е. Афонина:

- А почему не война 1812 года?

Е. Федоров:

- Та же история – 1612 год. Смерть Отечества. Если бы не победили Минин и Пожарский, нас бы не было. Было бы другое государство, с другим центром – в Варшаве. То есть это смерть Отечества и тоже гигантское напряжение, потеря половины населения тогдашней Руси.

Е. Афонина:

- Вы не ответили на мой вопрос: почему тогда не победа над Наполеоном? Это тоже смерть Отечества.

Е. Федоров:

- Ничего подобного. Никогда Наполеон не ставил задачу ликвидации Отечества. Это отечественная война, но она не носила характер тотальной ликвидации Отечества и народа, в отличие от 1612 года и от 1941 года. Эту логику надо понимать. Поэтому есть такая памятная дата военной истории – победа над Наполеоном, но она не является выпуклым праздником, освобожденным днем. То есть, есть градация важности дат. Ну, давайте тогда все даты нашей истории сделаем праздничными. Это же неправильно делать? Поэтому есть понятная градация, и, на мой взгляд, она совершенно оправданна. Другое дело, что есть борьба с пониманием событий 1612 года. Отсюда эта история про то, что это дружба народов. Извините, под Москвой не стояли казахские, киргизские, узбекские солдаты в 41-42-м годах? Стояли. Это тоже была высшая форма дружбы народов. Но это метод. А празднуем-то мы День Победы, а не День дружбы народов 9 мая. Вот эта логика вранья, которая наложена на праздник 1612 года, которую, конечно, привлекли. И Путин, возлагая цветы… Я понимаю, там икона Казанской Божьей матери, но возлагает-то он цветы к военным лидерам НОДа (национально-освободительного движения 1612 года). То есть понимание Путина абсолютно такое же, о котором я говорю. Это победа нашего Отечества над иностранными интервентами-оккупантами.

Е. Афонина:

- Николай из Маркса нам дозвонился.

Николай:

- На протяжении нашей истории каждый день можно назвать – или нас били, или мы кого-то били. И сейчас в угоду очередному правителю могут сделать праздник хоть 32 марта. 4 ноября просто откровенно сделали клином, чтобы высадить 7-е, чтобы мы забыли 7 ноября.

Е. Федоров:

- Миф, что это сделали в противовес 7 ноября. 4 ноября это великий праздник основания и сохранения нашего Отечества. Он сам по себе гигантская ценность, не меньше, чем День победы 1945 года. И с точки зрения потерь. Между прочим, эти потери – половина населения Руси, чтобы была победа 1612 года. Понятно, что все войны – это потери, но таких гигантских никогда не было, даже в Великую Отечественную.

Е. Афонина:

- Давайте подведем итоги нашей «Радиорубки». Мы спрашивали радиослушателей: какой праздник вам ближе – 4 или 7 ноября? За 7 ноября отдали голоса 89% наших радиослушателей.

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Экономика с Никитой Кричевским