Стариков: «Ситуация в Хабаровске говорит нам, что нужно отказываться от выборов губернаторов»

Николай Стариков
Михаил Антонов и Николай Стариков поговорили с Владимиром Ворсобиным, находящимся в Хабаровске, о задержании губернатора Сергея Фургала и сложившейся после этого ситуации в городе.

Мы предлагаем полный текст радио передачи.


М. Антонов:

- Постоянный соведущий Николая Старикова Владимир Ворсобин сейчас находится в Хабаровске, так что сегодня программу Николая Старикова я буду представлять вам, и Николай Викторович с нами на прямой связи. Николай Викторович, здравствуйте.

Н. Стариков:

- Здравствуйте.

М. Антонов:

- Ну что, Хабаровск – это главная тема, я так понимаю, для сегодняшнего разговора.

Н. Стариков:

- Думаю, да. Другой темы нам с вами и не понадобится. Я предлагаю, для того, чтобы разобраться в событиях, которые так быстро десантировали коллегу Ворсобина в Хабаровск, начать чуть-чуть издалека. Есть ли в происходящих событиях политика? Конечно, есть. Политики там очень много, но все это такой, знаете, слоеный пирожок.

Начнем с того, что крупные парламентские партии в свои ряды иногда принимают людей, которые, так скажем, жертвуют значительные суммы на партийное дело, при этом речь идет не только об ЛДПР, депутатом от которой был Фургал, но, например, мы помним Дениса Вороненкова, застреленного на Украине, - он был депутатом от КПРФ. То есть, грешат многие партии этим. Фургал был депутатом. Сразу ответ на вопрос – а почему же его не проверяли, почему это всплыло только сейчас? В течение программы с вами постараемся ответить на этот вопрос, но давайте не забывать о правилах избирательного процесса в Российской Федерации. До тех пор, пока человек не осужден, ему ничего не мешает участвовать в выборной кампании. Поэтому нет приговора, нет статьи и поэтому человек может участвовать в выборах. Поэтому Фургал – мы не знаем сейчас, виноват он или не виноват – он принимал участие в выборах и был депутатом от ЛДПР. Представлял интересы этой партии в Госдуме и в родном Хабаровском крае.

Дальше в 2018 году, на волне недовольства народного пенсионной реформой, которую я считаю крупной ошибкой, Фургал, который участвовал в выборах не на победу, а на участие – есть такой термин «спойлер» - выиграл эти выборы, потому что недовольство пенсионной реформой и «Единой Россией» привело к тому, что кандидату по фамилии Шпорт было отказано в доверии хабаровчанами. Это, естественно, не понравилось «Единой России». А, к сожалению, в нашей ситуации эта партия очень сильно срослась с властью. Это большой изъян нашей политической системы, потому что тот, кто хочет разрушить наше государство, бьет как когда-то по КПСС, сегодня по основной партии.

М. Антонов:

- Николай Викторович, но ведь никто не думал, что с приходом Фургала и пенсионную реформу отменят, и будут какие-то изменения. То есть, те, кто против Шпорта голосовали, не думали, что придет Фургал и будут какие-то изменения. Или думали?

Н. Стариков:

- Голосовали не столько за Фургала, сколько против Шпорта, который собрал на себя все недовольство пенсионной реформой, «Единой Россией» и другими разными делами. Дальше Фургал, как человек умный и дальновидный, начал заниматься своей неожиданно возникшей новой служебной обязанностью. Естественно, он хоте л бы продолжать быть губернатором, наверное, мыслил себе какую-то другую карьеру, поэтому стал делать ровно то, что хотели от него его избиратели. Которые, может, голосовали за него, но он начал. Отказался от яхты, сократил чиновников, начал разгребать вопросы, оставшиеся от предыдущей администрации. Это повысило его узнаваемость и популярность. Дальше наступает 2019 год довыборов в Государственную думу по Хабаровскому краю и там побеждает опять кандидат от Фургала, кандидат от ЛДПР, что говорило о двух вещах. Знаете, вот как кому что нравится. Либо кто-то скажет, что был включен административный ресурс, который в данном случае в Хабаровском крае помог победить опять ЛДПР. Либо нужно признать, что Фургал и ЛДПР набрали в Хабаровском крае очень серьезную популярность и, например, Николай Николаевич Платошкин, который попытался там участвовать в выборах, критикуя Фургала, - это был основной ключ его кампании – он проиграл эти выборы в Госдуму в 2019 году. Все это время «Единая Россия» пыталась вернуть себе контроль над потерянным регионом. Это просто азы политической борьбы. Поэтому он работает, на него ищут какие-то материалы, но борьба идет по определенным правилам. Вот нужно понять, что просто так арестовать губернатора, не имея на это никаких оснований, невозможно. Можно использовать какие-то его промахи, его прошлые «заслуги», что-то еще, и вот этот процесс поиска, собственно говоря, продолжался.

Давайте вспомним историю с губернатором от КПРФ в Иркутской области, который зачем-то застрелил медведя в берлоге. Он же это сделал? Сделал. Будет это использовано в этой политической борьбе за контроль над регионом, который потеряла «Единая Россия» и хочет его вернуть? Конечно, будет. Но он реально это сделал.

М. Антонов:

- Николай Викторович, а как насчет того, что вообще губернаторами становятся люди, на которых есть папочка в Кремле? Нельзя стать губернатором без папочки. Потому что – ну как, человеком-то надо управлять!

Н. Стариков:

- А вот это очень хороший вопрос. Мы с вами говорили о том, что нельзя человека снять с депутатских выборов просто на основании каких-то подозрений, нужно решение суда. Каким образом у нас сегодня назначают губернаторов? Через систему выборов. Это так? Так. Так вот, на выборах губернаторов действуют те же самые правила. Нельзя человека снять с предвыборной гонки, если нет судебного решения по нему. Вот я лично выступаю, и я рискую, может быть, не понравиться многим, я выступаю за назначение губернаторов. Вот тогда такие случаи были бы исключены. Объясню почему. Сидит президент, ему дают списочек потенциальных кандидатов. Процедуры выборов нет, нужно просто посмотреть на этого человека. И вот здесь, если есть подозрения, человека могут из списка кандидатов удалить. А если назначение через выборную процедуру, тогда удалить его невозможно. Вот снять его потом возможно, арестовать возможно, отказать в доверии и таким образом снять – возможно. Поэтому, мне кажется, что вот эта ситуация в Хабаровске говорит нам о том, что нужно отказываться от выборов губернаторов и возвращаться к их назначению. Тогда криминал точно туда не пройдет.

Значит, не знаю, виноват Фургал или нет, но я абсолютно убежден, что для таких жестких действий в отношении губернатора должна быть очень серьезные основания. А дальше начинаются митинги в Хабаровске, команда Фургала хочет ему помочь, потому что она знает, что в нашей стране митинги, которые либералы в основном устраивают в Москве в защиту, посмотрите, нескольких фигурантов различных уголовных дел, приводят к удивительным результатам, когда господин Серебренников, которого суд обвинил и подтвердил его виновность в хищении 129 млн. рублей, получает условный срок. И команда Фургала хочет ему помочь, она организует несанкционированный митинг, потому что санкционированный сейчас не организовать, потому что на это есть запрет в связи с коронавирусом. Дальше на этот митинг приходят всевозможные политические силы, в том числе, всевозможные навальнята, которые начинают выкрикивать оскорбительные лозунги в адрес президента. Вопрос – команда Фургала, которая хотела ему помочь, она таким образом ему поможет?

М. Антонов:

- Пресс-секретарь Сергея Фургала сегодня в нашем эфире заявила, что никакого отношения к митингам их пресс-служба, их команда, не имеет.

Н. Стариков:

- Ну, естественно. А что еще она могла сказать?.. Но, вы знаете, как человек, занимающийся общественной деятельностью, скажу вам, что организовать огромный митинг без имеющейся какой-то организационной структуры, невозможно. Поэтому, конечно, безусловно, кто-то пришел туда сам, а организационная роль составляющая была на уровне администрации, о чем совершенно справедливо написали многие СМИ. Но митинг получился не в плюс Фургалу, а в минус. Потому что в регионе оскорбительные лозунги в адрес президента и центр не может на это теперь взирать совершенно отстраненно. И очень правильно делают, что людей не разгоняют, несмотря на то, что эта акция несанкционированная. Очень правильно. Людям надо дать возможность выговориться.

Вот смотрите, мы прошли с вами всю историю, я предлагаю сразу спросить – что будет дальше?

М. Антонов:

- Подождите, мы один момент пропустили. Что на это надо как-то реагировать и вот Юрий Трутнев, полпред президента по Дальневосточному федеральному округу, сегодня в Хабаровске. И уже сказал, что недоволен работой Хабаровского правительства и сделал еще ряд заявлений. Это вот реакция Кремля на все происходящее, да?

Н. Стариков:

- Я думаю, что работой любого региона Российской Федерации у руководителя есть два судьи. Первый – это население. И второй – это президент. И вот двойственность подчиненности губернаторов и является, на мой взгляд, недостатков сегодняшней системы. Если бы губернатор был назначен президентом, тогда все было бы гораздо проще. А далее я все-таки предлагаю посмотреть с точки зрения того, как будут дальше развиваться события – так сказать, дать немножечко прогноз.

М. Антонов:

- Давайте.

Николай Стариков

Н. Стариков:

- Мне кажется, что теперь, естественно, будет назначен исполняющий обязанности. Варианта два. Первое – это выходец из Хабаровского края, то есть, местный человек, который пользуется авторитетом в крае. Второй вариант – это выходец из ЛДПР, вообще не имеющий никакого отношения к краю, но это позволит решить вопрос, во-первых, с недовольством одной из парламентских партий и как-то так приятно закруглить эту ситуацию, потому что вот был губернатор от ЛДПР, вот назначен новый, ну и дальше выборы будут через год только, поэтому у него будет возможность себя показать. Поэтому я вижу только два назначения, которые, мне кажется, успокоят ситуацию достаточно быстро. Еще раз повторю. Местный выходец, никак не связанный с ЛДПР. И второе – вообще никак не связанный с регионом, но обязательно выходец из ЛДПР.

М. Антонов:

- Третий вариант – технический кризис-менеджер, который гарантированно не пойдет на выборы.

Н. Стариков:

- Мне кажется, это плохой вариант, потому что год нужно поработать, успокоить людей, показать себя и, мне кажется, первые два варианта значительно лучше, чем ваш.

М. Антонов:

- Еще в пятницу говорили – вот, вот, со дня на день, с минуты на минуту мы узнаем имя временно исполняющего обязанности… но пока это имя не названо и многие сейчас обозреватели, которые интересуются политикой, пишут, Николай Викторович, что не говорят, потому что желающих-то нет, очередь небольшая, расстрельная должность-то.

Н. Стариков:

- Я думаю, что, наверное, все-таки причина-то совершенно иная. Я предлагаю тем, кто так пишет, посмотреть другие истории арестов, снятия губернаторов и посмотреть, через сколько времени назначали других. Было много случаев, давайте не будем в них ударяться, когда человек был арестован, уже шел процесс, а он до сих пор был губернатором. Так что это не значит ровным счетом ничего. Здесь просто нужно выбрать фигуру, которая будет компромиссной и приведет к решению вот этой многослойной проблемы. Опять же, мы с вами не говорили о том, что Владимир Вольфович Жириновский оказался в сложной ситуации. Он не может не защищать Фургала, потому что, как опять же мы с вами говорили, в том числе, в парламенсткие партии идут люди, достигшие определенных высот в экономике, которые хотят себе таким образом получить статус определенной неприкасаемости, особливость какую-то. Так что это есть опять же не только в ЛДПР. Поэтому ничего не делать руководитель ЛДПР не может. С другой стороны, он может и не знать, какие серьезные аргументы есть у следствия, которое пошло на достаточно жесткие вещи. Я думаю, что Владимиру Вольфовичу было бы правильнее потребовать встречи со следственными органами, чтобы для него лично была устроена демонстрация доказательств. Тогда он сможет определиться, действительно там это есть и человек ввел в заблуждение, в том числе, и партию, и лично Жириновского, или там все очень шатко и тогда можно продолжать его отчаянно защищать. То есть, партия находится в очень непонятной ситуации. Потому что обвинения крайне серьезные.

Дальше вот я читаю то, что нам пишут с вами наши уважаемые слушатели. «Назначение губернаторов тоже плохо. Становясь губернатором, пытаются подмять под себя некоторые бизнес-проекты, родственникам богатства раздаются и т.д.». Не вижу здесь причинно-следственной связи. Еще раз. Чем назначение губернатора – и это показывает ситуация с Фургалом – лучше, чем выборы? Когда произошли выборы, президент может снять этого губернатора, если он плохо работает или избрали человека более-менее сомнительного, только по каким-то веским основаниям. Есть такая формулировка широкая «в связи с утратой доверия», но нужно все равно объяснять, что там произошло. Когда происходит назначение, тогда человека куда проще проверить и, если есть малейшие сомнения в том, что он чистоплотен, его просто не назначат. А что касается неблаговидного поведения губернаторов, ну, есть люди, которые теряют «крышу» от славы, есть люди, которые теряют «крышу» от денег. Губернаторами должна быть люди, которые идут служить стране, служить России. Напомню вам, что Столыпин был губернатором, дальше стал премьер-министром. Вообще нормальная карьера в государстве именно такая – человек поработал депутатом, потом стал губернатором, показал себя на губернии, куда дальше? Дальше на уровень премьер-министра. Поработал премьер-министром, показал себя – дальше можно участвовать в самых главных в Российской Федерации. У человека, государству служащего, должна быть тоже перспектива карьеры. Так что я все-таки остаюсь при своем мнении, что назначение губернаторов – это очень хорошо и значительно лучше, чем выборы губернаторов.

М. Антонов:

- А у нас телефонный звонок из Краснодарского края. Здравствуйте, Алексей, слушаем вас.

Алексей:

- Здравствуйте. Жириновский поддерживает Фургала открыто, прямо и явно. А если он поддерживает убийцу, то как быть-то? Он будет нести ответственность за, получается, крышевание вот таких преступлений - Владимир Вольфович, сам, Жириновский?

Н. Стариков:

- Вы хотите, уважаемые радиослушатели, наказывать за все и вся. Жириновский оказывается в ситуации, когда он вынужден защищать своего коллегу по партии. Но инструментарий этой защиты, конечно же, ограничен. Поэтому тот совет, который я позволил себе дать Владимиру Вольфовичу, мне кажется, как-то помогает выйти из этой непростой ситуации, когда и защищать надо, и защищать не очень понятно как, потому что, возможно, там есть действительно крайне серьезные доказательства вины. Я даже в этом, наверное, не сомневаюсь, иначе просто такой жесткий арест был бы малопонятен. Но смотрите, вот опять же, читаю ленту, которую нам пишут – «А, может, лишать гражданства Российской Федерации предателей, взяточников, коррупционеров?» Это такое эхо прошедшей кампании по изменению Конституции… Но сначала долежн быть суд, как минимум, правда? Потом предатели, взяточники и коррупционеры, если они осуждены… но, к сожалению, в Конституции Российской Федерации есть прямой запрет на лишение гражданства, - на мой взгляд, совершенно неправильный, поэтому конституционная реформа должна продолжаться.

М. Антонов:

- «А что за причина, что вышли такие массы народа? Что их заставило выйти в Хабаровске?», - Александр. Я дополню этот вопрос. Дело в том, что, если посмотреть видео, а я напомню, что Сергея Фургала обвиняют за события, которые были 15-16-летней давности… На митинги очень много молодых людей, которые в те годы еще в памперсах находились… И Владимир Ворсобин, ваш постоянный соведущий программы, сказал, что народ вышел не за Фургала. Народ вышел просто против. Против такого ареста показательного. Против того, что его привезли в Москву, а не судят у себя на родине….

Н. Стариков:

- Ну, привезли в Москву понятно почему. Потому что, если проводить суд на месте, это вызовет какие-то беспорядки, сложности и т.д. Точно так же поступали с мэром Махачкалы. Это общая практика, здесь нет ничего из ряда вон выходящего. Теперь дальше. Вышли люди против – да, они и голосовали за Фургала против. После чего он, как говорят многие мои знакомые из этого региона, показал себя в принципе неплохо. Но все равно, голосовали не столько за него, сколько против. После того, как произошел такой жесткий арест, многие люди почувствовали себя обиженными… Это опять вот один из минусов сегодняшней системы, когда губернатор вроде как выбирается, но в то же время потом может быть снят президентом. Двойственность такая. Помните, в 1917 году – власть Временного правительства и власть Советов – такая двойственность. Так и здесь. Я предлагаю, чтобы наша управленческая вертикаль была очень прозрачной и понятной. Всенародно выбранный президент назначает губернаторов, которые подотчетны ему. А население, в зависимости от того, как он, успешно или безуспешно справляется с управлением регионом, сигнализирует президенту и соответствующим структурам, и тогда президент получает обратную связь, в конце концов есть контрольные органы, администрация президента, правоохранители, - снимает губернатора, если он там, не дай бог, проворовался или не справляется с обязанностями. Все очень просто. Сняли одного губернатора, назначили другого. У нас же обязательно к этому еще выборная кампания. На мой взгляд, это лишнее.

Михаил Антонов

М. Антонов:

- Николай Викторович, вот мне кто-то написал: «Михаил, все очень просто. Это просто любовь к благородным бандитам, которые живут не по законам, а по понятиям. Вспомните Пугачева, Разина и прочих».

Н. Стариков:

- Здесь еще есть критика в мой адрес. «Конечно, «назначение» лучше – есть возможность ставить своих людей и дальше доить регионы и снабжать Москву деньгами», - пишет наш слушатель. Дорогие друзья, назначать губернатора будет президент. Кто-то реально думает, что президенту нужно доить регионы, а не развивать страну? Конечно же, нет. Это вертикаль управления. Человек справился - идет на повышение. Не справился – уходит куда-то в сторону. В зависимости от того, что, если просто не справился, значит, занимается какими-то своими делами. Если нарушил закон – со всеми вытекающими отсюда последствиями. Еще раз. Вот эта ситуация, возникшая вокруг Фургала, показала нам не только необходимость, на мой взгляд, возврата к прямому назначению губернаторов, но и показала насущность и необходимость политической реформы в стране. Потому что крупные парламентские партии в желании контролировать регионы, а в данном случае борьба «Единой России» за возврат контроля над этим регионом, ЛДПР оказалась в сложном положении – они уже давно, как корабли ракушками, обросли такими вот, давайте скажем, бизнесменами и авторитетными бизнесменами, которые получают себе депутатский мандат разного уровня за то, что они помогают партии серьезными финансовыми вливаниями. Нужна реформа, нужны новые лица, нужны новые политические партии. Мне кажется, дело Фургала, как лакмусовая бумага, проявила все проблемы существующей сегодня политической системы нашей страны.

Владимир, Красноярск:

- Здравствуйте, уважаемые ведущие. Жириновский может еще поддерживать Фургала из-за того, что он, наверное, финансист все-таки этой партии, я так полагаю, как вы думаете?

Н. Стариков:

- Вы, наверное, не с самого начала присоединились к программе? Мы начали наш разговор как раз с того, что почти все парламентские партии в своих рядах принимают определенных спонсоров, которые за то, что помогают партии финансово и берут на себя расходы по избирательной кампании, может быть, в области, в нескольких областях, они получают депутатский статус и тем самым решают какие-то свои собственные вопросы. К сожалению, это сегодняшняя практика, которая не вчера, а очень давно сложилась в парламентских партиях. Поэтому как раз мы и говорим, что необходимо появление в парламенте новых политических сил, которые всеми этими ракушками еще не обросли и их корабль плывет в светлое будущее, не отягощенное всеми этими делами.

Ну, вот я читаю опять новостную ленту, то, что вы пишите нам, уважаемые радиослушатели, и очень интересное сравнение. «Вспоминаете время Сталина – как все это происходило при Сталине?» А при Сталине это происходило примерно так же. Очень часто происходила смена руководства регионов, но делалось это следующим образом. Приезжала комиссия из центра, в которой находились авторитетные товарищи из ЦК, приезжали руководители НКВД определенного уровня и дальше, в зависимости от того, что происходило в регионе, происходили отставки – иногда отставки, иногда аресты, особенно вот в печально знаменитый 1937 год, о котором так часто говорят либералы. Делалось это для того, чтобы избежать каких-то эксцессов. Ну, в сталинское время, наверное, митинги-то были маловероятны, тем не менее, какие-то попытки, как сегодня говорят, раскачать ситуацию могли иметь место. Поэтому приезжает авторитетная комиссия из ЦК, снимает руководителя региона, снимает руководителя НКВД, если необходимо, снимает еще кого-то, и дальше быстро начинаются по ним какие-то следственные действия. В этом смысле ничего нового не изобретено до сих пор. Но разница в том, что в Советском Союзе все-таки назначения через выборы проходили куда проще. Если товарищ Сталин сказал, что кто-то должен руководить таким-то регионом, ЦК это дело быстро провизировало и назначение сразу же происходило.

М. Антонов:

- А у нас из Хабаровска звонок. Здравствуйте, Валентин.

Валентин:

- Здравствуйте. Смотрите, в чем дело. Вот витала такая мысль о том, что губернатор ничего не сделал за эти полтора года, но ситуация следующая. Ему ничего не дали сделать, потому что раньше у нас был Ишаев, он очень много сделал для края. Сидел 15 лет на этом месте и только спасибо все сказали. Пришел за него следующий губернатор – и как будто отрезало – ничего не делалось.

М. Антонов:

- Это вы про Шпорта?

Валентин:

- Да, совершенно верно. А теперь пришел Фургал и вы правы – голосовали не за Фургала, а против Шпорта, а других кандидатур просто не было. Но как только выбрали Фургала, началась проблема на местном уровне. Вокруг одни единоросы, его начали сразу зажимать, в мэрии Хабаровска тоже возникли терки между собой. Соколов-то наш сбежал, мэр, куда-то в Штаты… В общем, проблема в том, что – да, он неопытный, команды у него нет. А старая команда не работает вместе. В этом и проблема нашей общей власти в принципе в стране. Хорошо бы, чтобы назначали губернатора, но его же будут назначать своего, кто ближе…

М. Антонов:

- Спасибо, Валентин. В общем, про саботирование здесь.

Программа в студии Радио КП

Н. Стариков:

- Давайте отделим одно от другого. Да, Фургал выиграл, что называется, случайно, не собираясь, наверное, побеждать, и был не менее хабаровчан удивлен их голосованием. Но, став губернатором, он попытался что-то сделать. Логично. Как-то это говорит о том, что 15 лет назад были или не были определенные эпизоды в его биографии? Вообще никак не говорит. Совсем не говорит. Что же касается противоречий между политическими партиями и, возможно, определенного саботажа от проигравшей «Единой России», мы тоже об этом говорим. Если будет назначение губернатора, он может дистанцироваться от политических сил, которые существуют в регионе, и будут политические силы, которые борются в регионе, и будет губернатор, который будет подотчетен одному лицу – президенту! Вот в чем сила этой ситуации. Сегодняшнее назначение через выборы подразумевает, что этот губернатор обязательно должен быть с какой-то политической силой связан. Потому что избраться этому человеку будет и процедурно проще, но и иногда это даже вообще невозможно. Поэтому в любом случае продолжаю утверждать, что назначение губернаторов – это то, что поможет избежать подобных ситуаций в дальнейшем.

М. Антонов:

- Народ успокоит ли сейчас кандидатура, которую предложат? Вам не кажется, что все равно будет определенное количество недовольных и вот эти митинги и шествия, которые сейчас третий день проходят, будут перманентно возникать?

Н. Стариков:

- Определенные митинги и шествия будут. Обратите внимание, как отреагировали всевозможные либералы, которые к ситуации в Хабаровске не имеют никакого отношения? В данном случае, ЛДПР не либеральная партия, у нее только в названии это осталось, а по сути это. конечно, не либеральная партия. Вот стоит кому-то выступить против центральной власти и лично против Путина, как он сразу становится героем их твиттеров, фейсбуков и всего остального. Дальше появляются определенные провокаторы, которые пытаются картинку для западных СМИ создавать и т.д. и т.п. Большинство же людей, я уверен, вышли на эти митинги просто чтобы высказать свое неудовольство такой формой отношения к их выбору, который они когда-то сделали. Но опять же это никак не говорит ни о виновности, ни о невиновности Фургала, о чем мы потом узнаем, когда пройдут определенные следственные действия. И еще вдогонку предыдущей реплике позвонившего, касаемо команды самого Фургала. Она действительно малокомпетентна, на мой взгляд, потому что, устроив несанкционированные митинги, к которым, на мой взгляд, с большой вероятностью имеет отношение администрация, да еще там подошли другие политические силы, которые использовали это как площадку для оскорбления президента, они Фургалу просто медвежью услугу сделали. И если они думают, что любой митинг оказывает давление на центральную власть и помогает решить какие-то вопросы, то они забыли, что такое привилегированное положение почему-то в нашей стране имеют только либералы. Вот когда либералы приходят с маечками «Мы и Сафронов», заранее зная, что он как бы не виноват, они оказывают давление; когда они выходят поддерживать Кирилла Серебренникова и т.д. Вот только они обладают в нашей стране такой монополией, которая, как и вся монополия, очень вредная. А то, что сделала команда Фургала, ему пойдет только в минус.

Петр, г. Москва:

- Здравствуйте. Но почему-то вот Фургала стали обвинять там в хозяйственных недочетах каких-то… это как-то не в масть, что называется…

М. Антонов:

- Это дополнительно, но пока он все-таки проходит по обвинению в более тяжелых преступлениях.

Петр:

- Ну, тогда и надо говорить об этих тяжелых преступлениях, - я имею в виду господина Трутнева. У меня такой вопрос. Вот есть один человек, который не знает, какая у него зарплата. И есть предложение население привязать к этой его зарплате зарплаты других госчиновников и т.д. Но он не знает, какая у него зарплата. И вот как этот человек, который не знает, какая у него зарплата, будет руководить всеми, кто ему подотчетен? Какие же у них будут зарплаты? Извините за мою такую горькую иронию?

Н. Стариков:

- Ну, иронизировать можно сколько угодно, но мы с вами понимаем, что руководитель России, как бы он ни назывался, он, к сожалению или к счастью, тут каждый даст свою оценку, не ходит в магазин и занимается совершенно другими делами. У него просто нет времени для того, чтобы оценивать какие-то вещи. Он живет на государственном обеспечении. Поэтому Сталину тоже деньги были абсолютно не нужны и на его сберегательной книжке все его зарплаты и собирались. А из этой зарплаты только его секретарь Поскребышев платил партийные взносы. Все. Больше никаких расходов у товарища Сталина не было. Когда были гонорары за книги, появилась Сталинская премия. Когда еще какие-то вдруг появились доходы, связанные с изданием книг, он помогал каким-то своим знакомым, которые писали ему. Ситуация, когда руководитель страны не ориентируется в своей зарплате, собственно говоря, ну, такую же претензию вы можете предъявить Сталину.

М. Антонов:

- Николай Викторович, финальный вопрос. Когда у нас арестовываются чиновника какого-нибудь федерального уровня, всегда появляется такая фраза, что, дескать, это предупреждение для всех остальных. Но дальше этой фразы никуда не идет. То есть, кто-то ожидает массовых посадок, а они нерегулярны, скажем так.

Н. Стариков:

- Я думаю, что после принятия поправок в Конституцию, подавляющее большинство жителей России ожидает решительных действий президента по очищению национализации элит и в этом смысле мы опять видим, что общественное мнение оно двойственно. Я думаю, и хабаровчане этого хотят. Но они хотят, чтобы это началось где-то не у них. Они сомневаются в том, что в отношении их губернатора справедливые обвинения выдвинуты, и хотели бы, чтобы чистка началась где-то в другом месте. Но мне кажется, что национализация изменения элит должно быть повсеместным. И здесь не должно быть ни людей вне критики и вне этой чистки, и каких-то регионов, в которых это не будет происходить.

  • #РКП
  • Источники
Источники: