Платошкин: русскому языку вредят совсем не русофобы

Государственное тестирование по русскому языку.
Политолог и историк Николай Платошкин в эфире Радио «Комсомольская правда» подвел итоги прошлой недели, одним из резонансных событий которой стал госсовет по русскому языку. Вместе с Валентином Алфимовым он обсудил современное состояние языка, его будущее и нависшие над ним угрозы.

Скачать передачу [mp3, 43.8 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Н. Платошкин:

- Добрый вечер! В ближайшие два часа мы затронем массу всего. От русского языка до Льва Троцкого. Поговорим о 4 ноября и 7 ноября.

В. Алфимов:

- Здравствуйте, Николай Николаевич! У нас все темы глобальные.

Н. Платошкин:

- Давайте попросим людей. Товарищи, друзья, господа, какой праздник главнее? 4 ноября или 7 ноября? Пишите нам, звоните.

В. Алфимов:

- Давайте начнем с русского языка. 4 ноября – День народного единства.

Н. Платошкин:

- Правда, 32% россиян только это знают.

В. Алфимов:

- Там еще 23% знают, что день единения. То есть, как бы вот похоже. Где-то рядом. И получается, что половина знает.

Н. Платошкин:

- Будем считать, что так.

В. Алфимов:

- Многие считают, что единственное, что нас роднит, самое главное, помимо нашей великой истории, это язык. Русский язык. На этой неделе Владимир Путин взялся за язык, если так можно сказать, провел госсовет по русскому языку. В частности, президент говорит, что кто больше всего вредит русскому языку. Давайте послушаем.

В. Путин:

- Войну русскому языку объявляют не только пещерные русофобы, а это мы тоже наблюдаем, это не секрет. Разного рода маргиналы здесь активно работают. И агрессивные националисты. К сожалению, в некоторых странах это становится вполне официальной государственной политикой.

Н. Платошкин:

- Меня, кстати, очень часто ругают за мой выговор и произношение. Я горжусь тем, что мой родной язык – русский. Вы знаете, сколько на планете языков? Около 7 тысяч. 1-2 языка умрут за два часа, которые мы проведем с вами. Это означает, что носители этих языков погибнут. В основном это, конечно, африканские племена и племена Папуа Новая Гвинея. А мы с вами в восьмерке. 8 языков – на них говорит 80% населения земного шара. Мы с вами занимаем 6-7 место. Первые китайцы – примерно миллиард, потом идет английский язык. Имеется в вид тех, для кого он родной и главный. 370 миллионов испанцы.

В. Алфимов:

- На английском говорят больше, чем на индийском?

Н. Платошкин:

- Да. Испанский, по-моему, превзошел английский. И они почему-то считают, что русский родной у 130 миллионов. Я не верю в это. Я считаю, что они не считают ни Украину, ни Беларусь, ни другие республики. Думаю, за 200, конечно. И мы в два раза превосходим немецкий, французский. Знаете, даже не в этом дело. Я знаю еще три языка. И русский очень богат словами. Это 600 тысяч слов. Немецкий тоже очень богатый язык – 500 тысяч. Английский 400 тысяч. Русский, понимаете, единственный язык, где есть отчества, масса уменьшительно-ласкательных слов. Нигде такого нет. У нас он очень певуч, нравится многим.
Что самое главное? Можно смеяться над словами Маяковского: «я бы русский выучил только за то, что им разговаривал Ленин», но вообще Ленин был очень долго самым издаваемым русским автором за рубежом. Толстой, Достоевский. И многие учат русский язык, чтобы соприкоснуться с нашей богатейшей культурой. Как вы можете Пушкина на немецком читать? Это невозможно, даже если перевод будет очень хороший.

Нам с вами очень повезло. Но главное, кто русскому языку вредит, это, конечно, не русофобы. Это неграмотность населения, которая в последнее время сильно выросла в некогда самой читающей стране мира. Знаете, тут принцип очень простой. Вот когда человек грамотный, а когда не грамотный. Когда он много читает, он грамотный. Понимаете, даже если он правил каких-то не знает, он просто помнит, как это пишется.

Читаем мы сейчас мало, особенно молодое поколение. Примерно четыре художественных книги в год. Это ужасно. Мы начали от американцев отставать, что для меня это странно.

Теперь обо мне. Мой говор. Русский язык делится на несколько говоров. В основном знают северный и южный. Северный – это оканье, твердые согласные. Южнорусский - это мягкий. А самый главный из южнорусских говоров – это рязанско-тамбовский. По матери я из Рязани, по отцу из Тамбова. Рязанский язык, если так можно сказать, говор, знаете, он мягонький, певучий. ВЯревка, рЯбята… Понимаете, когда на нем говорят, впечатление, что люди добрые сами по себе. Они поют.

В. Алфимов:

- У нас звонок от Николая из Московской области.

- Здравствуйте! Николай Николаевич, с удовольствием слушаю вашу передачу. О мерзоте, которая присылала сообщения о вашей дикции, манере говорить…

Н. Платошкин:

- Не надо обзывать людей! У них есть право на собственное мнение. Ладно.

- У нас со времен словоблуда Горбачева и его катастройкой и всеобщим разоружением было много всяких говорунов. Допустим, тот же мальчиш-плохиш Егор Гайдар, буквально словесный понос, а понять ничего невозможно. Или тот же пьяный теннисист, дирижирующий пивной кружкой немецким оркестром. С его «дорогими россиянами, понимаешь…». Говорил, что на рельсы ляжет, если народ хуже будет жить. Не обращайте внимания.

Н. Платошкин:

- Все нормально!

В. Алфимов:

- Мы не обращаем внимания.

Н. Платошкин:

- Давайте почитаем. Все за 7 ноября. «Добрый вечер! 7 ноября главнее. Праздник один – день великой революции. С реформой образования многие не знают значимость великого дня». Один товарищ высказался классно: «Ни тот, ни другой праздник не нравится!». Наверное, он 8 марта отмечает сейчас.

В. Алфимов:

- Я прошу вас, товарищ, дождитесь следующего часа и позвоните нам! Нам очень интересна ваша позиция и с вами поговорить.

Вернемся к языку. Истемир, здравствуйте!

- Вечер добрый! Николай Николаевич, хочу предложить идею по поводу образования, языка и так далее. Я учусь в медицинском университете. Основным языком является, конечно, латинский. Он объединяет все и вся. И думаю, что надо интегрировать латинский язык либо другой в нашу систему образования. Воспользоваться простыми терминами, которые употребляются в латинском языке. Так же хотел спросить по поводу коммунистической идеи. Вы создали движение «За новый социализм».

Н. Платошкин:

- Я не хотел бы использовать радио «Комсомольская правда», чтобы рекламировать это движение.

- Я сделаю это за вас.

Николай Платошкин

Н. Платошкин:

- Подумают еще, что это звонок постановочный!

- Вы сказали, что вы последний человек, который будет разъединять левые силы, и будет объединять их. Сейчас много движений создается с коммунистической идеей. Как вы рассматриваете вариант, чтобы создать площадку под крылом КПРФ, арендовать аудиторию, где будут выступать со своими докладами, своими предложениями люди с левыми идеями? И будут проходить дебаты. Пусть люди будут видеть и могут выбирать.

Н. Платошкин:

- Я только за. Даже это можно дешевле сделать. Никаких аудиторий. Мы будем делать стримы. Дебаты, приглашать туда всех, кто не только с левыми идеями, но и с правыми, для того, чтобы у людей была возможность выбрать самим.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, вам помощь из Майами предлагают: « хочу предложить свою помощь в качестве волонтера». Мы записали ваш номер, друг!

Что с языком предлагает делать Владимир Путин? Он назвал две задачи для страны. Все россияне должны быть одинаково грамотными и русский язык за рубежом нужно поддерживать.

Вы много прожили за границей. Как там обстоят дела с русским языком?

Н. Платошкин:

- Могу перевести идею Путина на, может, более конкретную вещь. Есть организация стран с французским языком. Есть организация стран с английским языком. Кстати, в организацию с французским аж Украина входит! Почему нам не создать организацию стран с русским языком или где он распространен? Для культуры и для образования. По-моему, русский язык это давно заслужил.

Н. Платошкин:

- Интересный пост: «У Ленина были проблемы с дикцией, но он известен не этим». Знаете, действительно, Ленин Тургенева цитировал страницами. Даже ссорился со своими товарищами по партии, которым Тургенев не нравился. Это был человек, который русскую литературу того времени знал реально наизусть. Я свободно знаю немецкий язык. И мне как-то попалась интересная книжка «Иностранные языки в жизни Ленина». Говорили, что знает 14-15, конечно, нет. Но я читал его статью в швейцарской газете на немецком языке. Вот если бы я не знал, что ее русский написал, я был бы в полной уверенности, что писал немец. Он знал язык не просто свободно, а он думал на нем. Это очень важно. Французский знал чуть хуже. Английский, кстати, ему не нравился. Он читал на нем, но не любил. Читал на болгарском, на польском.

Это всегда так. Гете еще говорил: сколько иностранных языков ты знаешь, столько ты раз человек. Но, естественно, не за счет своего русского. Нам пишут: «изъять всякие иностранные слова типа хэштег и прочие». Знаете, это не обязательно. Республика – латинское слово. Федерация – латинское. Телевизор – греческое. Мое имя Николай – греческое. Валентин – латинское. Русский язык имеет очень много заимствованных слов. Например, все названия наших с вами месяцев латинские. И что? От этого наш язык только расцветает. Главное, чтобы он основу свою не терял. Она у нас очень крепкая!

В. Алфимов:

- Основа и корни. И самое главное – как повысить грамотность. Владимир Путин поручил создать единые нормы русского языка. Они будут обязательны во всех госорганах и в СМИ. Мне удивительно, а разве сейчас нет единых норм?

Н. Платошкин:

- Мы с вами вместе удивляемся. Язык – это явление постоянно развивающееся. Понятно, сто лет назад «ракета» слова не было. Или имело другое значение. Кстати, сейчас слово «пошлый». Понятно, что оно означает. Знаете, что оно в древней Руси означало? Опытный. Походивший по миру человек. Пошлый купец – это означало, что это замечательно. Сто лет назад слово «наверное» означало «железно». Придете на свидание, наверное? Точно. А сейчас мы с вами…

В. Алфимов:

- Придете на свидание? Ну, наверное!

Н. Платошкин:

- Орфография, пунктуация, правила утверждена в 1956 году. У нас этим заведует Академия наук, институт русского языка. И с тех пор они не менялись.

В. Алфимов:

- Отличная норма была проговорена на Госсовете – создать единый список словарей, справочников и грамматик, которые должны использовать органы власти, школы и журналисты. Неплохая идея. Словарей сейчас миллион, особенно в интернете. Аж диву даешься!

Н. Платошкин:

- Я здесь на стороне словарей. ДоговорА и дОговоры, директор и директора… Понимаете, если люди так говорят, это не значит, что они не грамотные. Хуже, когда они делают ошибки и употребляют слова ни к месту.

Язык явление живое. Знаете, почему «кофе» мужского рода?

В. Алфимов:

- Кофий.

Н. Платошкин:

- Совершенно верно. При Петре был «кофий». Потом провели реформу, сделали «кофе». А род остался. Если сейчас сказать. что «кофе» среднего рода, думаю, русский язык сильно от этого не пострадает.

В. Алфимов:

- Знаете, чем портфЕль от пОртфеля отличается?

Н. Платошкин:

- Чем магАзин от магАзина.

В. Алфимов:

- В портфЕле докумЕнты, а в пОртфеле докУменты.

И еще, по мнению президента, надо отказаться от вульгарного упрощения пунктуации и орфографии. Я бы еще попробовал отказаться от сокращений в письменной и устной речи. Есть такие вещи, как «норм» вместо нормально.

Предложили создать больше бюджетных мест на филфаке, заменить Википедию на электронную большую российскую энциклопедию. Хотя бы в России. Изменить законы, кстати, о государственном языке от 2005 года. И о языках народов России.

Н. Платошкин:

- А что там плохого? Есть что-то?

В. Алфимов:

- Им виднее. И учителей русского языка готовить в вузах пять лет. В 19-м году они учатся четыре в бакалавриате и два года дополнительно в магистратуре.

Н. Платошкин:

- Насчет замены я резко против. Помню Дмитрия Медведева, надеюсь, в шутку предложил заменить «кофе американо» на «кофе руссияно». Ведь задача не заменить, а сделать другую энциклопедию наряду с Википедией, которая будет лучше, полнее и к которой все будут обращаться. Советская полная энциклопедия котировалась в мире, как британская. Было две таких мощных.

Кстати, к сожалению, статьи Википедии на английском и немецком часто поподробнее. Не в том, что касается, может, России. Давайте их перебьем тем, что сделаем свой более хороший словарь на русском. Отлично!

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

- У нас слушатели спрашивали, сколько денег влило государство в Википедию? Нисколько.

Н. Платошкин:

- Нисколько.

В. Алфимов:

- Это совершенно не российское изобретение. Это свободная энциклопедия. И туда любой может писать все, что захочет. Единственное, правки появляются после проверки. Проверка, опять же…

Н. Платошкин:

- Это не значит, что там все сведения точные. Это вопрос того, кто пишет.

Тут интересное сообщение. «У Сталина в библиотеке было 150 тысяч томов с его пометками». Я опять Ленина вспомнил. Ведь Ленинская библиотека рядом с Кремлем. Она называлась Румянцевской. Ленин писал записки директору: дайте мне на ночь, пожалуйста, по такому-то списку книги». Пять-шесть книг на ночь! Глава правительства пишет6 «Обязуюсь к 9.00 все вернуть с тем, чтобы у читателей вашей библиотеки не было проблем». И когда к Ленину приезжали всякие деятели коммунистического движения, тогда чай с сахарином пили. Что привезти? Он говорит, а какие у вас там новые книги? На ваших языках. Это сохранились воспоминания людей из капиталистических стран, которых это потрясало.

Считаю, что в этом прелесть. Если хотите, Ленин – это был человек глубоко интеллигентный и человек с практической сметкой, который мог на основе этой крупной интеллигентной базы конкретное решение чеканить. У нас это часто не совпадает. Интеллигенция любит подискутировать, а когда дело доходит до того, чтобы что-то сделать…

И Ленин поражал всех скоростью чтения. Он читал в минуту что-то там 70 страниц. Просматривая. Выбирая конкретные интересующие его места. Это всех потрясало. Это, кстати, показатель интеллигентного человека. Чем больше вы знаете, тем новые знания даются вам легче.

В. Алфимов:

- У нас звонок от Владимира из Новосибирска.

- Здравствуйте! Я немного по другой теме. Путин никогда не уйдет со своего поста. Думаю, что сейчас он ищет возможности для этого на будущее. Например, объявит чрезвычайное положение. Обнаглеют террористы. Начнут опять дома взрывать или с Белоруссией начнут объединяться или с другой бывшей союзной республикой. Или даже с несколькими сразу. Чтобы обнулить закон о выборах президента в нашей стране и опять баллотироваться. Как бы в другом государстве. Думаю, что это может случиться до выборов в 24-м году. Что можете предпринять в этом случае лично вы? И все мы, чтобы не допустить этого безобразия.

И второй вопрос по Чечне. Вот, допустим, вы стали президентом. Уменьшили финансирование республики, потому что туда очень много денег идут. И лично Кадырову. Думаю, что Путин его подкармливает. Вот начались беспорядки. Ввели военное положение в республике. Опять стали гибнуть наши ребята. А вот что делать в этом случае?

Н. Платошкин:

- Ходить на выборы и быть наблюдателем. С тем, чтобы мы выбирали людей, никто не назначал преемников. Вот и все. Работать, ребята.

В. Алфимов:

- Продолжаем. Счетная палата предупредила о рисках сокращения населения России. Говорит, что численность населения по состоянию на 1 сентября 19-го года составило 146 миллионов 700 человек. С начала года численность сократилась на 52,5 тысячи человек. Естественная убыль населения в январе-августе 19-го года составила 219 тысяч 200 человек. И приблизилась к значению за 180-й год. За 18-й год в целом 224, сейчас с января по август 219. Почти то же самое. Но только за восемь месяцев!

Н. Платошкин:

- Превысим, к сожалению. Как подчеркнули в Счетной палате, ускоряющаяся четвертый год подряд естественная убыль населения создает существенные риски для реализации национальной идеи по обеспечению устойчивого роста численности населения. Нас становится все меньше. Это плохо. И даже мигранты, а их приезжает много, в этом году они восполнили естественную убыль всего на 79%. Даже мигрантов столько не приезжает, сколько мы исчезаем.

Мы говорили про русский и могучий. А тут нация может просто взять и закончится. Возможно, такое скоро будет.

Н. Платошкин:

- А почему, кстати, все это происходит? Если послушать некоторых граждан из правительства, они говорят, что…

В. Алфимов:

- …демографическая яма 90-х.

Н. Платошкин:

- Это первое. Они даже говорят, что это хорошо. Вот чем страна развитее, мол, тем люди больше живут для себя, реже заводят детей. Посмотрите на Германию, там маленькая рождаемость. И все здорово. Второй вариант такой. У нас все очень много пьют, к сожалению. Некогда заниматься, квасят и все. Сами люди, короче, виноваты.

На самом деле, в Финляндии, во Франции, в Португалии пьют гораздо больше. Да, у нас главное не в рождаемости. В высокой смертности. Огромный привет гражданке Скворцовой, министру здравоохранения. У нас смертность среди мужчин в продуктивном возрасте самая большая в Европе, потому что люди работают на трех-четырех работах. Они не могут ментально справиться. Женщины часто свои проб леммы выплескивают. Если здоровый мужик приходит домой и приносит маленькую зарплату, как ему в глаза жене и детям смотреть? Он переживает. Может, из-за этого он начинает пить. Или просто… У нас инфарктов полно у людей! И рождаемость, знаете, когда у нас последнее время была высокая? С 86 по 88-й год. С одной стороны, помогла эта антиалкогольная кампания Горбачева, когда, видимо, мужики вдруг очухались. Но главное другое. Это были самые высокие темпы роста нашей экономики за последнее время. Главное для рождаемости – это уверенность людей в завтрашнем дне!

В. Алфимов:

- И даже не деньги!

Н. Платошкин:

- Абсолютно! Если семья знает, что мы вот родим, нам дадут квартиру, может, не сразу. Бесплатно.

В. Алфимов:

- Пусть не дадут! Заработаем! Если я буду четко знать, что заработаю!

Н. Платошкин:

- Тогда даже давали. У родителей проблем с работой не было! Ведь сейчас как думают? Родим, а вдруг сократят, выгонят? Чего делать? Все закредитованы. Кто в СССР кредит-то брал? Главное, на что?

В. Алфимов:

- На жилье брали.

Н. Платошкин:

- А так зачем? И так все можно было купить на деньги. Чего кредитоваться? Образование бесплатное. Сеть детских поликлиник. Даже сейчас у нас у единственных в мире осталась детская кухня для младенцев. Это же ноу-хау. У нас считалось это обычным делом. Нигде не было! А это все денег стоило государству!

Когда есть уверенность в завтрашнем дне, а чего не рожать? С другой стороны, сейчас человек сидит и думает, а если вот так, выгонят? Ипотеку не смогу вернуть! Вот этим надо заниматься. А не просто говорить о рождаемости! Надо дать людям уверенность в завтрашнем дне, но при нынешней экономической системе, думаю, это невозможно.

В. Алфимов:

- Вот Кремль говорит, что проект «Демография» призван изменить тренд на снижение численности населения. Об этом говорит пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Д. Песков:

- Эта тенденция хорошо известна. Была и ранее. Была известна, в том числе, в момент формулирования национальных проектов. Как вы знаете, один из них достаточно внушительный и крупный, он именно посвящен вопросам демографии.

Сама тенденция хорошо известна. Мы, действительно, находимся в так называемой демографической яме. Президент неоднократно говорил на этот счет. Эта яма, которая идет с военных лет времен Великой Отечественной войны, потом яма начала 90-х годов.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Дмитрий Песков ссылается на демографию. Безусловно, эти демографические волны, мы их хорошо знаем. Никуда от этого не деться, согласитесь.

Н. Платошкин:

- Нет, не соглашусь.

В. Алфимов:

- В 90-х годах после бебибума…

Н. Платошкин:

- Вопрос: а чего в 90-е годы прекратили рожать-то? Пусть Песков на это ответит!

В. Алфимов:

- Потому что жили плохо.

Н. Платошкин:

- С войной-то понятно. Вот именно, что в жизни все дело. В экономике, в социальной защищенности людей. Ведь в 90-е мы войну не проиграли, правильно? Да, Великая Отечественная – это понятно. Я из этой ямы. Я внук фронтовика. Нас очень мало. В 65-м году я родился. У меня в деревне в Рязанской области мы считали с женой, на памятнике более 380 фамилий тех, кто не пришел. Там пришло человек десять с войны. И то не все.. Калеки пришли.

А 90-е годы? Знаете, что меня бесит? Все говорят про 90-е годы. Путин говорил, что пенсионная реформа за девяностые. Но архитекторы 90-х в правительстве! Кудрин, кстати, сейчас Счетной палатой руководит. Греф. Вопрос: а почему они за это ответственность не несут? Если пресс-секретарь президента и сам президент говорит, что безобразия, в 90-е годы такой кошмар! Товарищи рулят. Дефолт 98-го года. Кто тогда был в министерстве экономики? Набиуллина. Сейчас она у нас возглавляет Центробанк. Песня просто!

В. Алфимов:

- Центробанк многие хвалят сейчас.

Н. Платошкин:

- Кто? Те, у кого рубль обвалился? Я не хвалю, например. Я хочу, чтобы в законе о Центробанке было написано, что главная задача – обеспечение стабильности и укрепления национальной валюты.

В. Алфимов:

- Стабильна!

Н. Платошкин:

- Стабильно падает. Согласен.

В. Алфимов:

- Почему падает? Доллар стоит 60 с чем-то, вот и стоит.

Н. Платошкин:

- А четыре года назад стоил 30, а до этого 20. Почему он в обратную сторону не растет? Тем более, что они говорят, что реальный курс 50. Министр финансов об этом говорит.

Я к тому, что у нас, наконец, надо призывать людей с ответственности. Ну, бывает, не справился. Иди и другими делами занимайся. Набиуллина в практике никогда не работала, она все время была то преподавателем, то стратегии какие-то писала, которые сейчас никто не вспомнит уже. С другой стороны, есть реформа 47-го года в СССР денежная. Ее в германских вузах изучают, эту реформу. Насколько она оказалась классная.

У нас в 20-е годы рубль был свободно конвертируемый. Человек мог поехать с рублем и расплатиться. Курс был, знаете, какой? Тогда фунт был главной валютой. И за 1 фунт 7 рублей. Причем, на лондонской бирже рубль торговался свободно. И он рос! На него спрос был. При этом все менеджеры у нас сейчас, у них какие-то дипломы, толку никакого! Есенин ездил с рублем в Берлин с Айседорой Дункан.

То, что за границей ценят Набиуллину? Я бы тоже ценил! Если бы сейчас доллар упал в два раза по отношению к рублю, я бы чувствовал себя в Америке с рублем королем! Покупал бы там все, ездил бы туда в турпоездки. Наоборот что-то получается пока.

В. Алфимов:

- Владимир из Красноярска на связи.

- Здравствуйте! Как вы считаете? Предсказания Ванги. Она предсказывала вроде бы тяжелые времена, но потом Россия должна прийти к хорошим временам.

Н. Платошкин:

- Меня сейчас многие дамы осудят. Я к предсказаниям отношусь со здоровым скептицизмом. Мне больше всего нравится предсказание, оно очень точное: все будет хорошо, в крайнем случае, плохо.

В. Алфимов:

- «Ссылаться спустя 74 года после окончания войны на то, что снижение рождаемости в двухтысячных связано с той самой войной, по-моему, странновато». Это пишет Виталий.

Н. Платошкин:

- По-моему, тоже.

В. Алфимов:

- Есть волны демографические, так что ничего странного нет.

Итак, сообщение. «Рубль был обеспечен и золотом, и драгметаллом, а нынешний – это туалетная бумага».

Н. Платошкин:

- Я бы здесь поспорил. Золотой рубль 20-х годов, который тогда называли червонцем, сделали специальные копии советских монет, они копировали царские. Потому что за границей привыкли к тем монетам царским. И советские были такие же. Но они не понадобились. Их начеканили. В случае чего человек берет бумажный рубль, не верят ему. Приходит и говорит, а ну-ка, поменяйте на золотой. Для этого выпускали! Никто не менял! Все доверяли бумажному советскому рублю! Потому что он не золотом был обеспечен, а товарами. Тогда мы, честно говоря, поставляли на рынок такие товары. И ради того, чтобы их купить, люди на Западе копили рубли. Вот и все. И дошло до того, что когда немцы оккупировали чуть не треть нашей европейской территории, они свои восточные марки привезли расплачиваться с полицаями, со всеми. Нет. Никто не брал Ходили на оккупированной немцами территории советские рубли с портретом Ленина! И ничего они с этим сделать так и не смогли.

Валюта – это всегда вера в стабильность того банка и той страны, которая ее выпускает. С советским рублем именно поэтому не было проблем. Советское государство всегда обычно дефолтов не допускало. И по своим долгам и обязательствам четко расплачивалось. Можете себе представить, что в СССР народ принес деньги в Сбербанк, а через год узнал, что Сбербанк разорился, приходится идти и стоять в очереди, вклады получать. Такого не было!

В. Алфимов:

- Нам пишут: «Вспомните счастливое советское детство. Я бы хотела, чтобы мои внуки жили тогда, в то время. Я теперь могу сравнивать!». Мне кажется, что в детстве всегда все лучше и проще. По крайней мере, кажется. У меня детство прошло в 90-е. И пошел в школу в 91-м. И первые пять-шесть классов – это мое детство. Слушайте, оно тоже было прекрасным! Но означает ли, что оно хуже, чем в 93-м? Я сильно в этом сомневаюсь. Не надо сравнивать ваше детство и современность! Это разные вещи. Хотя бы потому, что тогда вы совершенно по-другому думали, у вас были другие потребности, заботы.

Алла Васильевна из Москвы нам дозвонилась.

- Здравствуйте! По русскому языку. У нас многонациональная страна. Путин об этом знает?

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Думаю, знает.

- Северный Кавказ – это Российская Федерация? А вы знаете, что у них в селах и в деревнях один час в неделю русский язык?

Н. Платошкин:

- Я не знаю. Но если это так, действительно, это безобразие.

- Это целенаправленно было. Действие со стороны власти.

И второй вопрос. Рождаемость. Если бы я была молодая, я бы сейчас не рожала. Я смотрю и думаю, а как они будут жить-то? Это в Москве! В столице мира! А обследование больных в юртах!

В. Алфимов:

- Алла Николаевна, ничего в этом плохого нет! Я в прошлом году вакцинацию делал в торговом в центре! Это для удобства делают!

А я вот молодой. И буду рожать. Четвертый ребенок скоро появится. И довольный. И медицина нравится! И все нравится!

Н. Платошкин:

- Я бы с Валентином поспорил, хотя он мой соведущий.

В. Алфимов:

- Давайте поспорим.

Н. Платошкин:

- Если взять Москву. После оптимизации здравоохранения мне говорят люди, что в районе Гольяново, что раньше они ездили в поликлинику на одном автобусе, а сейчас на двух. И эти автобусы стали ходить очень редко.

В. Алфимов:

- У меня в Медведково как стояли две поликлиники, так и стоят. Взрослая и детская.

Н. Платошкин:

- Они сейчас все объединяют. Укрупнение, значит, их меньше становится. Хорошо, когда есть машина.

В. Алфимов:

- Вот здание как стоит, так и стоит. Как врачи принимали в этом здании, так и принимают.

Н. Платошкин:

- Валентин, такие сказки, что детство всегда хорошее. У моего отца детство было во время войны. Он не с большим энтузиазмом об этом вспоминает.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, сравнивать военное время и мирным, в принципе, нельзя.

Н. Платошкин:

- А у меня родные были изгнаны из Казахстана в 92-м году, когда им было уже под 60 лет. Знаете, как это было – начинать жить на пустом месте! Когда им рассказываешь, что в 80-е ничуть не лучше… Да лучше! Потому что десятки тысяч людей погибли тогда физически. Чечню помним, да? И самое главное. В хорошее время рожают больше! если в 90-е рожали мало, понимаете, государство не заставит вас рожать! Никакое! Если вы хотите этого, значит, верите в свое будущее.

В. Алфимов:

- Никто не спорит, что 90-е простое время. Так оно для меня было прекрасным! Я ходил в первый класс. У меня была задача Людку Щетневу в подворотне прижать, да? Толкнуть и рюкзаком задеть. А сейчас в 2019-м у меня другие забота. Как прокормить свою семью, своих троих детей. Поэтому для меня то время лучше. Но это не значит, что оно было лучше в целом.

Н. Платошкин:

- Оно было хуже, конечно. Да. На мой взгляд. Вот вам пишут: «Валентин, раньше были мораль, стыд и уважение».

В. Алфимов:

- Да и сейчас все есть! Круг общения выбирайте просто.

Н. Платошкин:

- Мораль и стыд сейчас есть? Не знаю.

В. Алфимов:

- Есть.

Н. Платошкин:

- Вспоминаю девушку, типа, артистку. Которая орала в самолете: вы все плебеи, а я артистка.

В. Алфимов:

- Дура она.

Н. Платошкин:

- Не дура. У нее морали и стыда нет. Она себя дурой не считает. А вы представляете себе советскую артистку? Если бы она так сказала, она больше нигде не снималась бы. Потому что людям было бы стыдно просто слушать таких вот людей, которые считают себя выше других. Были у нас, кстати, такие люди. Матерились иногда в советское время. После этого целый годик на телевидении не разговаривали.


Скачать передачу [mp3, 38.8 МБ]

Что касается меня – 4 ноября или 7 ноября? Те, кто следит за моими соцсетями, знает – я за 7 ноября. Сердечно поздравляю всех с очередной годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции. До 1992 года праздновали 7 и 8 ноября. Было два выходных дня. После этого Ельцин 8 ноября убрал, но оставил сам праздник. Правда, в 1996 году он его переименовал в День согласия и примирения. Путин убрал праздник в 2005 году, заменив его 4 ноября. Я очень рад, что в Белоруссии и Приднестровской республике этот праздник до сих пор государственный. Завидую им.

В. Алфимов:

- Давайте спорить, рассуждать, обсуждать. День народного единства – 4 ноября. Говорят, что даже есть какая-то историческая подоплека. 1612 год, изгнание поляков из Москвы, Минин и Пожарский. Народное единство – да. Взяли, собрались. Никогда раньше так не собирались. На все распри плюнули, собрались и давай гнать поляков из Москвы. Забыли тот день достаточно быстро. 7 ноября – день Великой Октябрьской социалистической революции. Стихи, песни – все это помним по нашему прекрасному советскому детству.

Н. Платошкин:

- Я в детстве, честно говоря, не придавал большого значения этому празднику. Ну что для меня, ребенка или юноши, было 7 ноября? Выходной день, парад, «Голубой огонек» с революционными песнями. А вот когда мы поняли, что мы потеряли после 1992 года, что было связано с этой революцией, тогда мы поняли, что это не просто очередной выходной день, которым можно гордиться. Декретные отпуска, пенсии по старости. Женщины уходят на пенсию в 55 лет. Вы знаете, что в Швейцарии женщины избирательное право в 70-х годах только получили? Мы первые это сделали вообще на планете Земля. Восьмичасовой рабочий день декретирован по всей стране. На нас тогда смотрели все: неужели это возможно? Бесплатное образование.

Когда к Ленину в 1920 году приехал Уэллс, известный писатель, в Москве сугробы, Большой театр не освещен, трамваи не ходят вообще. В Кремле темно. Ленин сидит у лампы, к нему приходит Уэллс и говорит: вы зачем все это сделали? Зачем революция? Он сказал: затем, чтобы каждый ребенок у нас имел, как минимум, литр молока в день обязательно и мог свободно чистить зубы два раза в день. Представляете, как мы жили? Средняя продолжительность жизни в России – 37 лет до революции. Как в Древнем Египте. Рожали в два раза больше детей, потому что половина железно умирали. Рожали на полу, без всяких сохранений и всего остального. Отсюда и семьи были многодетные. Родил семь человек – трое точно выживут. Треть населения болеет бытовым сифилисом, потому что канализации не было. Люди в пруду стирали, там и пили.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Сейчас так пол-Индии живет.

Н. Платошкин:

- Мы так жили. А вот когда наши войска входили в 1980 году в Афганистан, понимаете, Афганистан в 1917 году жил точно так же, как Узбекистан. Никакой разницы не было. А в 1980-м наши же узбеки в Советской армии вошли в Афганистан, где тоже жили узбеки, но там была другая жизнь. Они отстали лет на сто. Хотя в 1917 году все было одинаково. Вот чего смогли добиться в то время. Казалось бы, электрификация, лампочка Ильича. Вот над этим все смеются, но света не было вообще нигде. За исключением крупных городов. В Тамбове, близком моему сердцу, в конце XIX века на центральной улице человек утонул в грязи насмерть.

Мы просто этого сейчас не помним. Мороженое давалось только в ресторанах. В советское время – 20 копеек. Этим всем занимались. Это было очень серьезно. Особенно образование, которое сейчас не ценят. В 70-е годы в рязанской деревне я бабушкам писал письма родным. Меня, советского школьника, потрясало, что они писать-читать не умеют. А они учились в церковно-приходской школе при царе. Они действительно не умели писать. И для меня поэтому было ясно, что есть у меня и чего не было у них.

Поэтому то, что касается 4 ноября, давайте еще сделаем государственный праздник – победу в Полтавской битве. А почему бы нет? В Ледовом побоище. Чем хороша Октябрьская революция? Это уникальнейшее явление вообще в мировой истории. О ней все абсолютно знают. Потому что это была первая попытка построить гуманное общество. Не просто идет все самотеком – ну и идет. Рабство отменили феодальное. Плевать. Нет, создать что-то новое. Гуманное общество. Чтобы человек человеку был действительно друг. Пока не получилось. Это был эксперимент, за которым все следили. Русская революция – это, знаете, как спутник, предположим. Это что-то, чего не надо объяснять даже.

А вот эти все конкретные даты… Ну кто же говорит, что их не надо праздновать? Надо. Но сравнить их по значению с революцией, на которую весь мир смотрел! Французы отмечают 14 июля национальный праздник – День революции, которую они называют Великой. У них революционный флаг до сих пор, у них Наполеон лежит в центре Парижа, как деятель революции. У них «Марсельеза» - национальный гимн страны. Чего, дураки, что ли, совсем, плохо живут? Наша революция по значению раз в пять, наверное, больше. А мы на нее плюем, охаиваем, какая-то бредятина, что Ленин – немецкий шпион.

Я читал еще материалы американской комиссии по расследованию русской революции 20-х годов. Там было написано, что революцию сделали евреи из Восточного Бронкса. Думаю: причем тут Бронкс? Что в Саратове национализированы все женщины. Вот реально, американские сенаторы это все про нас писали. И считали, что мы какое-то исчадие ада. А у нас женщины при царе замужние не имели права устраиваться на работу без согласия мужчины – своего мужа. Революция их освободила.

Мы говорили про рождаемость. Да детские сады и ясли кто дал? А для женщины это ведь очень важно. Она совмещает свою карьеру, она хочет учиться, работать, и в то же время есть летние лагеря.

В. Алфимов:

- Если она при царе не работала, то и ясли не нужны были.

Н. Платошкин:

- Да, конечно. Но жили-то плохо. Ведь революцию не делают довольные люди. Давайте сейчас поедем в Швейцарию и попробуем устроить там революцию. Конечно, в целом народ понимает, что относительно все нормально. Но тогда это было не так. Иначе не пойдут люди на что-то, что им не нужно. Не надо их дураками считать. И самое главное – гражданская война. На стороне белых – выпускники Генштаба, прошедшие войну с немцами, с лучшей армией мира. На стороне красных – унтер-офицер Чапаев, поручик Тухачевский, фельдшер Фрунзе, рабочий Блюхер. Кто победил?

В Красной армии было 5 млн. бойцов. В белой – максимум 100 тысяч. Деникин пишет в мемуарах, что красноармейцы при разгроме отказывались переходить в белую армию. А ведь в гражданской войне это… Армии на русском языке говорят. Если ты с красными не согласен, тебя мобилизовали, ну иди к белым. Не шли. Победила одна сторона. Причем за явным преимуществом. Тот же Тухачевский считал, что это национальное правительство – большевики. Не зависящее ни от англичан, ни от японцев, как Колчак, ни от французов, как Деникин.

А вот 4 ноября что празднуем? Не поляков выгнали-то – выгнали поставленное поляками продажное русское правительство, которое этих поляков призвало сначала. Королевича-то призвали бояре. Вот тогда этот день как надо рассматривать. Какое же тут национальное единство, когда встали национально ориентированные русские силы, изгнали предателей, не поляков. Тех предателей, которые поляков позвали. А если мы это так рассматриваем, какое же тут единство? Это победа одной стороны над другой. Национально ориентированной – над предателями.

В. Алфимов:

- Михаил Делягин сказал, что, если строго следовать истории, то праздник следовало бы отмечать 5 ноября. А 4 ноября – национальный праздник в Италии, выходной день – День республики.

Н. Платошкин:

- Праздник можно установить хоть 32 декабря. Смысл не в этом. Отмечать то, что хотят отмечать. Это как с рождаемостью. Никто вас заставить рожать не может. Так и здесь. Если я отмечаю 7 ноября, пусть он в календаре другого цвета, пусть он рабочий день. Но я просто понимаю, с чем он связан. Я этим днем горжусь. Потому что такого в мире еще не было, что мы сделали тогда. Но что касается 4 ноября, это притянутая за уши дата. Юрий из Нижнего Новгорода пишет: «Чтобы отменить 7 ноября». Все так понимают. Очень хотелось отменить 7 ноября. Костью в горле стояло. Но люди привыкли праздновать. Хорошо, сейчас мы им дадим что-то ближе к этой дате. Если этот новый праздник на этом замешан, кто его будет праздновать?

В. Алфимов:

- Особенно хочу поблагодарить всех наших комментаторов на Ютубе. Почти треть россиян знают, что 4 ноября отмечается День народного единства. Об этом говорят данные опроса ВЦИОМ. 32 % говорят, что 4 ноября в России – День народного единства. Еще 24 % сощили, что 4 ноября отмечают день единства или единения. 4 % полагают, что на эту даты выпадает День независимости России.

Н. Платошкин:

- От кого, интересно, независимости?

В. Алфимов:

- Был у нас такой раньше.

Н. Платошкин:

- Такая африканская страна.

В. Алфимов:

- У американцев есть, и ничего, празднуют. Большой праздник.

Н. Платошкин:

- Знаете, как они называют войну за независимость? Революционная война.

Вадим из Самары:

- У меня отношение к 7 ноября просто как празднику молодости. А так лично для меня существуют два праздника – Новый год и День Победы. Это реальные праздники, которые я праздную. На каждый шаг США против нас наши дипломаты отвечают, что у нас будет зеркальный ответ. И очень часто о каком-то реальном ответе ничего не говорится. Это что, простое сотрясание воздуха? Или мы, как тот самый инвалид безногий, который говорит, что я тебя сейчас догоню и надаю? И второй вопрос. Не могли бы вы назвать два-три крупных просчета Путина как дипломата за последний год?

Н. Платошкин:

- Вы отмечаете День Победы. Во-первых, не только вы. Это День Победы рабоче-крестьянской Красной армии.

В. Алфимов:

- А те, кто в армии не состоял, они не победили?

Н. Платошкин:

- Это День Победы Советского Союза. Между прочим, первую мировую войну в царское время немцы молотили нас как хотели. К сожалению, должен сказать это. Тем не менее, мы, воюя один на один со всей Европой в 1941-1942 году, сделали их. Потому что у нас была абсолютно другая страна, на которую они не рассчитывали. Они думали, что это повторение 1914 года. У нас танкисты – это были люди, которые с трактора пересели. Да не было никаких тракторов в царское время. Там винтовки кончились через три месяца после начала войны. Промышленность не справлялась. Кредит брали – патроны покупали в годы первой мировой войны. Во время второй – не только выстояли, экономически их еще победили.

Один товарищ отмечает с 4-го по 7-е. Я понял, что это шутка. Другие пишут: «Большинство моих знакомых, как и я сам, об этом празднике 4 ноября узнают только из новостей. Не запоминается он, как 7 ноября». В этом все и дело.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- С нами на связи Леонид Гозман, политик. Леонид Яковлевич, здравствуйте.

Л. Гозман:

- Добрый день.

В. Алфимов:

- 4-е или 7-е?

Л. Гозман:

- Знаете, 4-е – это вообще ни о чем. Совершенно искусственная история, сделанная исключительно только для того, чтобы народ, привыкший чего-то праздновать 7 ноября, не праздновал 7 ноября. Это первое. Что касается 7 ноября. Понимаете, в чем дело. Есть две вещи. Есть оценка того, что тогда произошло. Хорошо это, плохо, правильно, не правильно и так далее. Я считаю, что это ужасно. Я считаю, что Ленин и его товарищи были величайшими преступниками. И вообще, что это была жуткая трагедия. Но это был исторический день.

В этот день 25 октября – 7 ноября 1917 года произошло событие, которое развернуло историю нашей страны на сто лет и даже больше. Мы до сих пор реагируем на то, что тогда произошло. Произошло событие, которое оказало огромное влияние на весь мир. И делать вид, что 7 ноября ничего не произошло, - это глупость просто. Произошло! Относиться к этому можно по-разному. Я отношусь к этому плохо. Я считаю, что это была страшная трагедия, в которой виноват, с моей точки зрения, Ленин, который преступник для меня. Виноват государь император, который довел страну, которая ему Богом была вручена, до вот этой ужасной трагедии.

Но есть люди, которые считают до сих пор Ленина святым и так далее. Ради бога. Как хотят, так пускай и считают. Но делать вид, что не было ничего 7 ноября 1917 года – это просто глупость, это неадекватно. Вот и все.

Н. Платошкин:

- Мы принимаем господина Гозмана в движение «За новый социализм».

Л. Гозман:

- Спасибо. Я не уверен, что я вступлю. А у меня к вам вопрос. Зачем вы говорите неправду? Я не просил вас… мне сказали, что это вы хотели со мной разговаривать.

Н. Платошкин:

- Вы имеете в виду эфир, который не состоялся?

Л. Гозман:

- Да.

Н. Платошкин:

- Это мне так здесь редакторы сказали.

Л. Гозман:

- Но главное, моя идея была не в том, чтобы никак не обижать Гайдара, Чубайса и Бориса Николаевича Ельцина. Моя идея была совершенно в другом. Я считаю, что разговаривать надо не о людях, а о сути. И поэтому я предлагал вам и готов с вами разговаривать, не обсуждая…

Н. Платошкин:

- А Ленина зачем обсуждаете тогда?

Л. Гозман:

- Я Ленина не обсуждаю.

Н. Платошкин:

- Вы его преступником назвали. Если я Гайдара назову преступником – это запрещено?

Л. Гозман:

- Да ради бога. Просто я говорю об отношении к 7 ноября. Мне кажется, что даже вашему любимому Сталину не удалось в этой стране искоренить разномыслие. И понятно, что всегда в нашей стране будут люди левых взглядов, правых взглядов, либеральных взглядов. Поскольку это единая страна, то там надо жить вместе. И нам надо разговаривать друг с другом. Мне кажется, что разговаривать нам надо не о персоналиях, объясняя, кто как к кому относится, а в идеале нам надо разговаривать о будущем страны. Потому что может оказаться так, что в чем-то мы с вами абсолютно непримиримы. Но может оказаться, что у нас есть общие позиции. И может оказаться, что наша непримиримость - совершенно не обязательно из нее следует, что надо браться за оружие. Может, можно договариваться как-то иначе. Но для этого надо разговаривать не о людях, которые нравятся или не нравятся мне или вам, а разговаривать о том, что нужно нашей стране.

Н. Платошкин:

- Вас спрашивают о революции, а вы говорите о Ленине и Сталине.

Л. Гозман:

- Революция неотделима от Ленина и Сталина.

Н. Платошкин:

- Тот маразм, который в 90-е годы произошел, неотделим от Ельцина, Чубайса и Гайдара, которые ответят за это, те, кто живы.

Л. Гозман:

- Получается, что вы не готовы говорить по сути, а готовы говорить только о людях. Я готов говорить по сути.

Н. Платошкин:

- Меня тут зачморили, что я не ответил на вопрос про Путина. О том, что мы отвечаем на американские шаги против нас сотрясанием воздуха. А вы знаете, это напрямую связано с 7 ноября. Например, помните, не дали визы нашим дипломатам в Нью-Йорк? Я на многих эфирах предложил перенести заседание Генеральной Ассамблеи из Нью-Йорка в другие города ООН.

В. Алфимов:

- Свидетелем тому был я.

Н. Платошкин:

- И МИД наш этот сделал. Мы обратились в ООН, чтобы перенести. Все против. Это что означает? Да у нынешней классной России союзников нет ни фига. В советское время были сессии в других городах. Потому что за нами шло 50-60 стран. Они просто голосовали за любое наше предложение. Мы диктовали тогда повестку дня. Сейчас те персонажи, которые разрушили СССР, говорят: вот, у нас сейчас прагматичная внешняя политика. Это значит – сегодня с одним, завтра с другим, послезавтра селедку заворачиваем. Но друзей-то так не будет. Это ж как в отношениях между людьми. Сегодня с вами дружу, а завтра – нет, старик, извини, у меня другой друг появился. Но он вам так же и ответит. Так что – пытаемся реагировать, но никак не получается.

Два-три крупных просчета Путина. Считаю неправильным, что мы вышли из договора ДРСМД. Считаю неправильным, что мы не признали народные республики – Донецкую и Луганскую. И то, что долги всем абсолютно африканским странам простили, тоже неверно. Каким-то надо было – дружественным, каким-то – нет.

В. Алфимов:

- «Спросил у сына, ему 14. Ни сном, ни духом об этих праздниках. Скорее всего, через поколение эти даты канут в Лету». Понятно, День Победы будет вечным. А вот насчет этих – может быть. А то, что сын ничего не знает об этих праздниках, это вы, наверное, виноваты.

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- «Гозман чувствует, что Платошкин будет президентом, поэтому не спорит». В этом что-то есть. «Интересно, считает ли Николай Николаевич события, о которых в данный момент идет речь, переименование Ленинграда в Санкт-Петербург, переименование Сталинграда в Волгоград, - событиями одного порядка?»

Я считаю так, что, конечно, жители этих городов на референдумах должны эти вопросы решать. Если референдум будет, я буду агитировать в Петербурге за Ленинград. В Волгограде – за Сталинград. Мне канцлер ФРГ Гельмут Коль в 1991 году, когда у нас переименовали Ленинград в Санкт-Петербург, сказал: вы что делаете? Для нас, немцев, ленинградская блокада, Пискаревское кладбище – вообще святые понятия. Зачем вы переименовали такие святые вещи в немецкое имя Санкт-Петербург? Я Колю ничего не мог ответить.

Дальше. Сталинград. В Париже есть площадь Сталинграда. Это некое событие. У меня перед студентами выступал один французский борец Сопротивления. Пожилой дедушка. Он говорит: в 1940 году, когда Франция пала от немцев, я один ушел в партизанский отряд. Мне все говорили: ты что, дурак? Это же немцы, они сделали нас за три недели. Знаете, когда у нас люди пошли в партизаны? После разгрома немецкой армии под Сталинградом. Все поняли, что русские их сделали. Значит, можно браться за оружие, есть шансы победить.

Когда Сталинград – символ коренного перелома во второй мировой войне, это когда история человечества миновала эту чудовищную развилку к нацистскому варварству, - мы это взяли и переименовали просто потому, что Хрущев очень хотел в то время как-то подняться за счет низведения Сталина. Но не в Сталине здесь дело. Здесь дело в Сталинграде. И поэтому мне стыдно, что у нас в стране город в честь выдающейся битвы называется по-другому.

Еще одна история. Я в Америке фильмы показывал о Великой Отечественной войне, дублированные на английский язык. И перед каждым фильмом выступал, потому что они мало что знают. Фильм «Горячий снег» - про Сталинград, битва. На следующий показ другого фильма приходит возмущенный житель и говорит: вы чего нам врали вчера? Вы нам про Сталинградскую битву рассказывали. Мы так были впечатлены фильмом с мужем, поехали в книжный магазин, купили атлас России, всю ночь искали там Сталинград и ни фига не нашли. Я говорю: у нас город переименован. Тут они вылупились на меня еще больше: зачем? Это же эпохальная вещь, зачем вы это переименовали? Что я мог ответить?

В. Алфимов:

- «А Петроград будет чисто по-русски».

Сергей из Волгограда:

- Город был защищен, спасен и восстановлен под именем Сталинград. Значит, Сталинград – имя вполне корректное.

Н. Платошкин:

- Я считаю, что жители нашей страны любой национальности должны за свою жизнь посетить несколько мест. Брестская крепость, Сталинград. Я в Сталинграде еще не был.

Сергей:

- Вообще любая борьба с памятниками, с именами – это всегда от лукавого. Любой памятник, даже памятник Петру I в Москве, который не очень любят, но это памятник своего времени. Пусть все памятники остаются такими, какими их создали авторы соответственно своему историческому настроению.

По поводу 7 ноября – у меня все просто. Страна готовилась на колониальное заклание и растворение, после того, как Керенский бежал, после того, как император был арестован. Страну вырвали из-под пяты мирового глобализма. И благодаря этому мы сегодня говорим на русском языке, называем себя русскими, живем в Российской Федерации. Это настолько просто, что придумывать какие-то дополнительные наслоения – лишнее.

Я хотел спросить по поводу вашего социалистического движения. Тема животрепещущая. Тут соцсети как-то схватились по поводу марксизма и коллегиально пришли к выводу, что марксизм – это троянский конь, который был заслан на русскую действительность. Достаточно посмотреть на его теорию базиса и надстройки, перевернутую с ног на голову. А лозунг «От каждого по способностям – каждому по потребности», ей богу, на знамени коррупционера этот лозунг написать можно. И поэтому эта марскистская утилитарная схема, внедренная в коммунистический идеализм, это была гарантия того, что Советский Союз рано или поздно развалится в собственном противоречии.

Скажите, в своем движении вы собираетесь создавать новый манифест и жестко пересматривать марксизм как учение с двойным дном?

Н. Платошкин:

- Я с вами абсолютно и категорически не согласен. Что значит – пересматривать марксизм? Это все равно что сказать, что Солнце квадратное, так как Коперник, который сказал, что оно круглое, он поляк, а не русский. Бредятина. Маркс – это Дарвин в области общества. Дарвин создал теорию эволюции. Точнее, она и так была, он ее просто объяснил. Поэтому можно обезьяньи процессы проводить, как в Соединенных Штатах, но это смех. Маркс объяснил природу капитализма. И сказал, что это общество обречено. Он это сделал научно. Поэтому спорить с наукой – это просто чепуха.

Маркс выявил законы истории, которые существуют вне зависимости от Маркса, Платошкина, Сидорова и прочих. С чем вы тут спорить собрались? Какой-то троянский конь. Если Маркс говорит, что капиталист заинтересован в прибавочной стоимости, это что, не так, что ли? Да вы у любого бизнесмена спросите, он что, себе в убыток, что ли, работает? Просто он это объяснил, объяснил, как эта прибавочная стоимость создается, каким путем.

Помимо вас, Маркса тысячи людей пытались опровергнуть. А вы знаете, сколько сейчас «Капитал» стоит на толчках? Дороговато стоит. Книга, написанная в 1867 году книга не теряет своей стоимости, как бы ни пытались ее развенчать.

В. Алфимов:

- Александр из Ставрополя, здравствуйте!

Александр:

- По поводу переименования. Я бы хотел оставить изначально Царицын. Причем тут Сталин? Давайте Путинберг назовем, уже в "Единой России" предлагали. И каждая власть под себя будет. Вот как изначально было, так и оставить.

Н. Платошкин:

- Я вам резко отвечу. У вас совесть есть? Вы знаете, там два миллиона человек полегло за то, чтобы вы вот эту хрень сейчас рассказывали. Из вам не жалко?

Александр:

- А всего при Сталине сколько погибло?

Н. Платошкин:

- Немцы рвались к Сталинграду именно потому, что взять город с названием Сталинград Гитлер считал тем, что это подорвет моральную веру советских людей, которые тогда шли в бой с лозунгом «За Родину! За Сталина!». Именно поэтому, когда Паулюс предлагал отойти, чтобы не попасть в мешок, нет, от города под названием Сталинград, говорил Гитлер, я не отойду. И они нашли там себе могилу.

Предыдущий товарищ говорил: давайте любые памятники сохранять. Ну что, немцам надо было после 1945-го памятники Гитлеру сохранять? Или названия улиц? Нет, извините, памятник – от слова «память». И они бывают разные. Если у нас какие-то новые подвиги в стране, которые надо помнить, - будут создаваться новые памятники. И Сталинград во всем мире известен. А Царицын ваш где?

В. Алфимов:

- В Эстонии считают русскую армию оккупантами. И Бронзового солдата переместили.

Н. Платошкин:

- Когда немцы заняли 30 июня Ригу, все евреи, жившие в Литве и Латвии, были истреблены полностью. Потому что они не смогли отступить. Красная армия держала фронт в Эстонии до начала сентября. Поэтому все эстонские евреи смогли эвакуироваться, сохранили себе жизнь. И те негодяи, которые рушат памятники тем, кто спас от уничтожения сотни тысяч, миллионы людей, они негодяи и подонки.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Владимир нам дозвонился, то ли из Петербурга, то ли из Ленинграда. То ли из Петрограда. Нет, постеснялся Владимир. «Пока страна во власти контрреволюционеров-неофеодалистов, народ будет находиться в положении рабов. Сама себя власть менять не будет», пишут нам.

Н. Платошкин:

- «Н. Платошкину респект, наш человек. Николай Николаевич совершенно прав по вопросу памятников». Грустное сообщение: «Какой бы ни был Платошкин, я не согласен с ним часто. Но он искренне говорит что думает. Поэтому его с радио скоро уберут. Очень жаль».

В. Алфимов:

- Не переживайте.

Н. Платошкин:

- «Сталинград – символ мужества, стойкости, храбрости людей». Чили – страна, самая далека от нас географически. Там был единственный лауреат Нобелевской премии – поэт Пабло Неруда. Одно из самых известных его стихотворений называлось «Я родился, чтоб воспеть Сталинград».

В. Алфимов:

- 7 ноября 140 лет исполнилось со дня рождения Льва Троцкого. Одна из ключевых фигур Октябрьской революции, член первого советского правительства, руководитель военного ведомства РСФСР в годы гражданской войны. По мнению историков, после смерти Владимира Ленина у него был реальный шанс возглавить Советский Союз. Однако он проиграл внутрипартийную борьбу и перешел в оппозицию к руководству Советского Союза. Как вы относитесь к персоне Троцкого?

Н. Платошкин:

- Персоне не повезло, я должен сказать. Когда я был студентом, я ничего не знал про Троцкого. У нас он либо замалчивался, либо писали как-то так, что это враг советской власти и прочее. Он был очень толковым человеком. Журналист, с нуля создавший рабоче-крестьянскую Красную армию, которая привлекла в свои ряды 75 тысяч офицеров, включая выпускника Пажеского корпуса генерала Брусилова, который был назначен генерал-инспектором кавалерии Красной армии.

Он проиграл не потому, что он имел реальные шансы. Это беда нашей интеллигенции – некий снобизм по отношению к тем, кто не руководит. Ленин был прост, несмотря на то, что очень умен. К нему ходили ходоки, крестьяне, он с ними разговаривал на их языке. Троцкий был несколько свысока. Он считал, что раз он умный, то всякие козлы типа Сталина, которые окончили семинарию не до конца, тем более какие-то там рабочие, они должны только внимать и слушать.

Ленин и Сталин чем хороши? Марксизм приходил где-то в противоречие с условиями своей страны. Считалось, что социалистическую революцию надо делать только в стране очень развитой. Но тут она у нас произошла. Троцкий говорит: давайте кинем нашу страну в топку мировой революции. Она у нас не удержится, потому что это против марксизма. Давайте бросим все силы на Германию, там произойдет революция, тогда они нам помогут.

С точки зрения чистой голой теории, теоретик Троцкий был прав. Но с точки зрения конкретики, когда тот же Ленин ему говорил: да, надо подписывать Брестский мир, похабный, сволочной. А вы что предлагаете? Троцкий: я предлагаю революционную войну. Мы все погибнем, но честно. Ленин: вы лично погибнете. А еще миллионы людей? Они как? Троцкий: ну что миллионы людей с точки зрения всемирного исторического процесса? Не то что он был живодер, он просто мыслил какими-то планетарными категориями, считал, что в этом смысле люди – это материал для исторического процесса. А вот Ленин и Сталин – у них было больше понимания ожиданий простых людей.

В. Алфимов:

- Больше понимание роли человека?

Н. Платошкин:

-Конкретного. Когда произошло восстание в родной моему сердцу Тамбовской области, помните, что сделал Ленин. Он сказал: пришли мне в Кремль крестьян, сочувствующих повстанцам, с гарантией полной безопасности. Ведь они к нему и приехали. Через три дня появляется декрет о новой экономической политике, о ликвидации продразверстки и введении налога. А Троцкий в это время предлагал загнать все в трудовые армии. Не хотят работать – мы их заставим. Потому что это эффективней было, с его точки зрения. Поэтому он проиграл. Он ставил голые отвлеченные теории, самолюбование выше интересов простой страны. Хотя человек энергичный, умный, что отмечал Ленин.

В. Алфимов:

- У Троцкого была теория перманентной революции. «Почему Сталин и Троцкий ненавидели друг друга?»

Н. Платошкин:

- Это все сказки. Представляете гражданскую войну? Как могут ненавидеть они друг друга? Сталин, кстати, защищал Царицын в то время, а Троцкий возглавлял Красную армию. Просто они разошлись еще с понимания того, как должна развиваться революция. Если бы Троцкий апеллировал к народу, к партии, а не просто: я умный, а вы вообще сидите и внимайте, я после Ленина второй человек, - тогда не знаю. Но Сталин и Ленин – нормальные интеллигенты, которые не кичатся своим образованием и степенями, а те, которые лучше понимают жизнь простых людей и готовы для этого жертвовать своими убеждениями.