Платошкин: «Все данные, которые в едином реестре граждан будут, вы и так давным-давно сдали»

Николай Платошкин
Валентин Алфимов и Николай Платошкин поговорили о едином реестре россиян, доплатах медикам за работу с коронавирусом и выходе США из Договора по открытому небу.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


В. Алфимов:

- Здравствуйте! Рядом со мной Николай Николаевич Платошкин.

Н. Платошкин:

- Здравствуйте! Солнце красит нежным светом стены древнего Кремля! Все здесь правильно, кроме того, что солнца у нас за окном нет, но Москва все равно остается лучшим городом Земли.

В. Алфимов:

- Давайте начнем. Главным событием этой недели, на мой взгляд, ситуация с невыплатами медикам. Мне кажется, вы со мной согласитесь. Мы помним, что президент поставил задачу сделать одно, а получилось совсем другое. Здесь вот 80 тысяч врачам, 50 тысяч медперсоналу среднему, младшему по 25 тысяч. Там еще фельдшерам на «Скорых» и водителям тоже должно было достаться, причем, нормально. А по факту получилось так, что кому-то 320 рублей начислили, кому-то еще что-то.

Н. Платошкин:

- Кому-то еще меньше.

В. Алфимов:

- Считают по минутам, когда человек находился в красной зоне.

Н. Платошкин:

- Мне одно здесь непонятно, вот из года в год мы слышим одно: правительство здесь не доработало, вот тут не справляется. Ситуация в здравоохранении – август прошлого года, всяких вирусов Путин охарактеризовал как провал в первичном звене. Товарищи-то все сидят. Я вот этого вот не понимаю. Если человек не справляется, надо убирать его, в чем тут вопрос? Что, другие из-за этого должны страдать? Вот в этом странность.

В. Алфимов:

- У нас же правительство поменялось. Совершенно новый министр, который раньше не было министром.

Н. Платошкин:

- Котяков у нас, значит, трудом заведует. Товарищ из Минфина, он к труду имеет такое же отношение, как я к балету Большого театра. Говорит, вы знаете, не можем никому выплатить, мы не ожидали, что столько запросов будет. Он чего экстрасенсом работает, Аланом Чумаком? Вот как он может не ожидать?

Значит, никаких подсчетов не ведется ориентировочно, кто может претендовать?

В. Алфимов:

- Здесь я с вами соглашусь. Высказывание было удивительным.

Н. Платошкин:

- Причем, в советское время не было ни компьютеров, ничего вообще, но сейчас мы все во всех базах данных. И в налоговой есть, и в банках есть. И подсчитать это сложно. В чем вопрос? Может, господин Котяков таблицу умножения не знает?

Путин еще что сказал? Условия предоставления такие, что нормальный человек там вообще не разберется. Там доктор наук не разберется. Ему этот лапоть дадут, на, читай. Если у тебя все эти справки есть, заходи. Да там люди иногда не понимают, что там вообще написано. Такое впечатление создается, что делается специально.

Мы выполнили? Выполнили. Отписались? Отписались. Деньги выделены. А что, если эти дебилы не могут их получить! Ну, народ нам опять попался такой бестолковый. Ничего с этим не поделаешь. Беда.

В. Алфимов:

- Котяков говорил про другие деньги, не про медицинские. Он говорил про поддержку семей и все остальное. Но история не менее эпичная.

Н. Платошкин:

- Так я же про это говорю, Я привожу просто, как пример. Кстати, гражданин Любимов – глава так называемой администрации Рязанской области, почему поликлиники две недели уже не работают? Три! Вообще никакие. Вы чего, над людьми там издеваетесь? Ну, ладно, на неделю закрыли. Но как это может быть вообще? Люди не имеют права на медицинское обслуживание, которое вот в этой хваленой Конституции есть, все закреплено, все надо, мы это еще усилим. Это происходит в 150 километрах от Москвы. А мы с вами рассуждаем про какие-то поправки. Люди приходят, тупо стучатся в дверь, а они закрыты! Окулиста нельзя посетить. Чего, не болеть всем временно в Рязанской области?

В. Алфимов:

- Мне очень понравилась реакция президента на вот эти невыплаты, на скандалы, забастовки медиков. И неразбериху с методикой. Про вот эти вот минуты и так далее. Когда президент узнал, он совершенно жуткий разнос устроил, кстати, это было ровно в первый день, когда на работу вышел Михаил Мишустин после своей болезни. Форменный разнос устроил, хотя достаточно мягкий. Давайте услышим, что говорил президент по этому поводу.

В. Путин:

- Послушайте меня. Послушайте внимательно. Мы договорились и было четко и ясно сказано, что эти деньги должны быть выплачены за работу с больными с коронавирусной инфекцией, а не за какие-то часы, минуты и так далее. Были названы конкретные сроки и конкретные цифры этих платежей. В начале следующей недели предметно обсудим, подведем итоги по всем субъектам Федерации. Я хочу это подчеркнуть: по всем без исключения, как выполнено это поручение.

В. Алфимов:

- Все предельно понятно. Даже для президента удивительно, что эти деньги не дошли.

Н. Платошкин:

- Ему и Кудрин в декабре прошлого года говорил, вы знаете, говорит, у нас триллион рублей из бюджета выделяется в регионы, а потом обратно возвращается. Он говорит, да ну? Чего-то многовато. Ну, чего нового-то изменилось? Только все персонажи трудятся на том же самом месте. За деньги отвечает гражданин Силуанов. Он у нас министром финансов с какого года? Если мне память не изменяет, с 11-го. Постоянно к нему какие-то претензии. Нет, товарищ живее всех живых, как пашет, так и пашет.

В правительстве нет никакой персональной ответственности ни за какие действия. Ну, поругали, разошлись, Выпили пивка. Продолжаем опять заниматься ничегонеделанием. И все. Никакой разницы нет. Это правительство должно уйти. Вот вы говорите, его меняли. Мы же с вами обсуждали в январе, а там кого поменяли? Ну, поменяли там процентов пятнадцать. Министра культуры-матерщинницу ввели, прочих. А Голикова как сидела, так и сидит. Силуанов как сидел, так и сидит. Министр экономики Решетников – это тихий ужас вообще! Это неприлично просто – назначать таких людей. Их что, на улице скоро будут искать?

В. Алфимов:

- Почему? Вы говорите «тихий ужас». Давайте уж тогда аргументы.

Н. Платошкин:

- Вот вы меня просветите, я, наверное, дикий человек. Какими экономическими успехами был известен гражданин Решетников до его назначения министром? Мне просто интересно.

В. Алфимов:

- Он занимался областью, регионом российским.

Н. Платошкин:

- Он занимался бизнесом. Вы сами посудите. Вот у вас есть знакомые в Америке. До президента Буша-младшего, заметьте, ни одного бизнесмена в истории не избирали президентом США. И то Буш такой бизнесмен: бейсбольным клубом руководил. Вы думаете, э то специально? Американцы дебилы, что ли? Они понимают, что…

В. Алфимов:

- Ну, ладно вам, Николай Николаевич! У них сейчас Трамп президент!

Н. Платошкин:

- Да. Вот именно, что сейчас у них Трамп. До этого я имею в виду. Они же не избирают человека, который заботится только о своем кармане, У него работа такая, я согласен, но его нельзя избирать, чтобы он о других-то заботился, если он всю свою жизнь заботится только о себе.

Знаете, Трамп, честно говоря, никакой не бизнесмен. У него все имущество от отца. Он его за это время практически все растранжирил помпезными бизнес-проектами, которые к бизнесу отношения не имеют. На Красной площади поставить казино, не знаю, сделать крупнейшее казино в мире, оно не окупается, оно давно там разорилось. И все. Он такой. Он на Березовского в этом смысле похож.

В. Алфимов:

- Больше шоумен, да?

Н. Платошкин:

- Абсолютно. Не зря же у него мисс Вселенная.

В. Алфимов:

- Тогда у меня аргумент в эту пользу есть. Он для всех бизнесмен, все-таки, но теперь получается, что он и плохой бизнесмен. Получается, что американцы выбрали себе президента плохого бизнесмена. Ладно бы Билла Гейтса какого-то, вопросов бы не было.

Николай Платошкин

Н. Платошкин:

- Еще раз, в чем разница. Трамп с виду производит впечатление сельского парня. Он в восьмидесятые годы, когда еще в МГИМО учился, он написал книгу о том, что он обязательно станет президентом. Она политическая книга. Он всегда этого хотел. Для него шоу бизнес, мисс Вселенная – это были ступенями к президентской карьере. Он давно об этом думал. А настоящий бизнесмен, вот возьмите Абрамовича, да ему по фигу. Он предпочитает, чтобы о нем вообще никто ничего не знал, не говорил и чтобы он там делал свои дела. Нет, это не тот человек. Он бизнесмен где-то по графе социальной.

В. Алфимов:

- Я бы в этот пример еще добавил Усманова, да. Мало кто знает, чем он занимается.

Н. Платошкин:

- Мы с вами про Решетникова начали. Мне этот персонаж интересен.

В. Алфимов:

- Читаю. Решетников с 12-го по 17-й год министр правительства Москвы, руководитель Департамента экономической политики и развития. Москву поднял!

Н. Платошкин:

- Валентин, вы считаете, что он Москву поднял?

В. Алфимов:

- Итак, мы говорим про выплаты медикам. Надеюсь, их все теперь получат. Были сообщения, что начали нормально платить. На неделе знакомая рассказывала, что у нее мама в бухгалтерии в региональном городе во Владимирской области. Да, считали по минутам, не потому, что мы такие плохие, а потому, что так написано в приказе, указе, законе. Что спускается сверху сюда, в медицинское учреждение.

Н. Платошкин:

- А вы знаете, Валентин…

Н. Платошкин:

- А вы знаете, Валентин, с какого верха это спускается? К нам в конце 90-х годов приехало несколько персонажей с МВФ перестраивать нашу систему здравоохранения. Я знаю фамилии. Знаете, сколько им платили в конце 90-х годов. Мы с вами. По 450 тысяч долларов в полгода.

В. Алфимов:

- Назовите фамилии-то.

Н. Платошкин:

- Там было два португальца, а Португалия – это лидер в мировом здравоохранении, кто же спорит! Ну, как водится, и один американец. Они заявили, что проблема нашего здравоохранения простая – у нас врачи слишком долго говорят с пациентами.

В. Алфимов:

- Это называется «собирать анамнез».

Н. Платошкин:

- Форма вот, галочки. И поэтому оттуда пошли нормативы – 6 минут на пациента. То есть, если врач с вами десять минут разговаривает, он козел, и он премию не получит. А если он с вами пять минут разговаривает, он вот такой специалист. Замечательный!

С точки зрения больниц решили так. Больше десяти дней на койке находиться нельзя. Вы симулянт! Если вы за десять дней не выздоровели, то это ваша проблема. Идите и выздоравливайте отсюда, освободите коечку другому.

Вот в Рязани сейчас поликлиники не работают. Треть закрыли, цель была – на треть снизить нахождение пациентов в лечебных учреждениях. Цель! Не вылечить вас, Валентин! Цель, чтобы вы не отсвечивали, лучше не ходили, сидели бы дома. Особенно сейчас модно дистанционные консилиумы, дистанционный диагноз. Помните Алана Чумака, как он там воду заряжал? Вот это вот все. Но тогда ржали над этим, понимали умные люди, что это шарлатан. А сейчас это развитие нашей медицины, образования. Меня уже десять лет мучают этим дистанционным образованием. Чего со студентами разговаривать, когда интернет есть? Представляете, кого мы вырастим?

В общем, это залог финансового подхода ко всему. К медицине финансовый: меньше денег – меньше времени. К образованию. Вы думаете, почему дистанционное: А зачем стены, а зачем аудитория? Зачем топить?

В. Алфимов:

- Нет, Николай Николаевич, с образованием я не согласен. У нас и министры, и замминистры были в эфире неделю назад в программе «Родительский вопрос». И Путин сказал на совещании по образованию вчера, что мы не будем переходить на дистанционное образование.

Н. Платошкин:

- Мы с чего с вами начали? Вот есть Путин, да? Вот он говорит одно. А у меня, а я же преподаватель, я-то живу не по тому, что Путин рассказывает, а что из министерства спускают. Конкретные приказы. Это не то, что Путин говорит, это надо выполнять. Знаете, что с отчетностью происходит? У нас вуз проходил переаккредитацию, мы на «газели» направляли бумажную отчетность, потому что они в электронном, кстати, не берут. В машину легковую не влезло! Отчетность. И нам проверяющие говорили, а чего у вас написано не «город Москва», а «г. Москва»? А почему у вас вот здесь вот инициалы не расшифрованы в договоре на ремонт крыши, предположим. Я-то думал, что они придут проверять меня, как я преподаю, зайдут в аудиторию, послушают, потом меня выгонят, спросят студентов, спросят: Платошкин соображает что-нибудь? Меня – кафедру международных отношений, проверял специалист по землепользованию!

А Путина, конечно, мы дальше можем слушать, все нормально.

В. Алфимов:

- То же самое сказал Фальков в воскресенье у нас в эфире.

Н. Платошкин:

- Знаете, какой критерий успешности института? Любого. Чтобы вы подключились к определенной электронной библиотеке. Вот только к этой. А к этой не надо. Как вы думаете, почему? Я подключился. И честно скажу, по моей специальности у меня дома книг больше, чем в этой электронной библиотеке.

В. Алфимов:

- Вы можете по ним и преподавать!

Н. Платошкин:

- Но нас заставляет по тем! Я-то могу, мне это все не надо. Просто если я не подключусь, значит, я плохо работаю. Вы понимаете, какие критерии образования стали! Причем, раньше надо было подключаться только к этой электронной, потом вот только к этой. Знаете, чем это попахивает? Коррупция это называется. Причем, это платное подключение. Деньги надо платить вузу.

Мне про дистанционное образование все уши прожужжали 12 лет назад, когда Медведев был, что надо переходить. Обязательно и прочее. У нас сейчас народ спохватился, заинтересовался этой темой. Это давно все происходит. Возьмите магистров, предположим, мне непонятно, зачем они нужны. Но 70% времени внеклассное образование. Это сейчас уже есть, до всяких коронавирусов и всего остального. Иногда людям не успеваешь объяснить толком, потому что на аудиторные занятия вот столько, а на занятия в интернете 90% времени. И результат у нас вот такой. Приходят люди типа министра труда, говорят, а я чего-то не подрассчитал.

В. Алфимов:

- Давайте вернемся к здравоохранению. У меня ест надежда, что вот эта пандемия коронавируса заставит наши власти хоть немножко сосредоточиться на здравоохранении, уделить ему внимание. У нас сегодня в эфире наша ведущая Арина Шарапова ходила в гости у нас же в эфире к депутату Госдумы Оксане Пушкиной, которая переболела коронавирусом. У нее накануне было повторное КТ. И вот что Оксана Пушкина сказала Арине Шараповой у нас в эфире.

О. Пушкина:

- Кое-что мне понятно стало до такой степени, что теперь, голосуя за бюджет, я совершенно точно понимаю, за какую строчку в бюджете я буду биться и контролировать ее – это здравоохранение. Потому что зарплаты медикам и всему медперсоналу надо в разы поднимать. Надо всю систему реформировать. Должны все так лежать, может, не отдельная палата у всех, но чтобы цивилизованно все было. Надо поднимать зарплаты. Сюда тогда пойдут мужчины. И тогда у нас все абсолютно будет правильно. Потому что сейчас 70% женщин у нас в здравоохранении. И на них все, на их плечах. Мужчина мало. Женщины не навещают своих детей, дети плачут, мужья страдают, звонят и пишут. И так далее. Здесь много всего.

Потом стигма появляется. Врачи, которые приходят отсюда, приходят домой, соскучившись по семье, реплики, знаешь, типа пришла ты заразу разносить. Это примета времени. Это то, с чем надо будет работать.

В. Алфимов:

- Я бы хотел обратить внимание на первые слова Оксаны Пушкиной.

Н. Платошкин:

- Еще двадцать пять эпидемий, двадцать пять депутатов, наконец, врубятся, чего они в Госдуме делают!

В. Алфимов:

- Смотрите, депутатов там уже достаточное количество переболело. Песков, Мишустин. Может, они на своей шкуре прочувствуют?

Н. Платошкин:

- Логика странная. Вот таких, как Пушкина, гнать надо к чертовой матери! Она получает от нас с вами полмиллиона рублей в месяц. И она теперь, голосуя несколько лет за бюджет, после эпидемии врубилась, что у нас врачи мало получают! Она до этого там чего делала? За что там отвечала? Как ей не стыдно такую бредятину здесь нести? Зачем нам такие депутаты, которые на нас учатся.

Сама логика странная. Будет эпидемия – будет хорошо в здравоохранении. Санкции введут против сельского хозяйства – сельским хозяйством… Неужели мы сами этого не можем сделать? Давайте пусть на нас метеорит еще грохнется, тогда у нас космос будет развиваться, наверное. Что, мы должны таким путем двигаться?

Пусть Пушкина занимается своим делом. Она была телеведущей. Чего она в медицине понимает? У нее бредятина: женщина там в основном работают, да не в этом же дело! У нас вся система развалена! Пушкина мне напоминает фильм «Семь стариков и одна девушка», там один персонаж говорит: а женщины уже в волейбол играют. И у этой тоже начинается! Начинает с умных мыслей, а потом как у ребенка: на гендерные проблемы сваливается, еще что-то.

Вот нам Ольга пишет. «Знакомая соседка по площадке заболела коронавирусом. Поднялась температура, «Скорая забрала в больницу. Там сделали КТ, мазок, сказали, езжайте домой. Вот и все. Лежит дома с воспалением.

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

-Это называется «самоизоляция». И выходить теперь никуда нельзя.

Н. Платошкин:

- Вот Дима Беляев пишет: «Как цифровой пропуск помогает от коронавируса?». Вот я это спрашиваю два месяца уже. Никто не может сказать.

В. Алфимов:

- Меньше народа на улице- меньше заболевших.

Н. Платошкин:

- Цифровой пропуск на машину! На улицу он не нужен!

В. Алфимов:

- Цифровой пропуск для людей.

Н. Платошкин:

- Он на машину.

В. Алфимов:

- Слушайте, у меня есть цифровой пропуск.

Н. Платошкин:

- Вот вы сейчас пойдете мусор выносить, вам пропуск нужен? Да нет.

В. Алфимов:

- Мусор нет, а чтобы поехать на другой конец города, да.

Н. Платошкин:

- Но вы в машине! Кого заразить? Не могу понять.

В. Алфимов:

- Здесь речь только о том, что будет понятно, на чем вы передвигаетесь.

Н. Платошкин:

- А зачем?

В. Алфимов:

- Там нужен госномер и все.

Н. Платошкин:

- Они по госномеру могут определить, болею ли я коронавирусом? Нет, это все к Оксане Пушкиной. Она нас поймет.

В. Алфимов:

- Не буду с вами спорить по поводу Оксаны Пушкиной. У нее достаточно достойных дел, которые она сделала в Подмосковье.

Н. Платошкин:

- Например, вид на жительства в США. Вы это имеете в виду?

В. Алфимов:

- А это негативная характеристика?

Н. Платошкин:

- Да. Для депутата Госдумы да. Если это обычный человек, пожалуйста, хоть десять видов.

В. Алфимов:

- Насколько я знаю, по закону запрещено депутатам Госдумы иметь двойное гражданство и вид на жительство в других странах. Значит, ваш вопрос должен быть не ко мне и не в аудиторию вброс, чтобы поднять ненависть к Оксане Пушкиной, чтобы все на вилы сейчас ее подняли.

Н. Платошкин:

- Оксана Пушкина себя подняла на вилы тем, что вы процитировали. Мне даже комментировать ничего не надо. Друзья, посмотрите на таких депутатов лишний раз. Мы же с вами не подопытные кролики, чтобы мы кого-то выбирали, чтобы люди учились на нас управлять. Пусть они на ком-нибудь еще учатся. Вот в Америке и еще где.

У нас звонки?

В. Алфимов:

- Андрей из Краснодарского края. Здравствуйте!

Андрей:

- Здравствуйте! Вчера я посмотрел на канале «Народный журналист» ведет Константин Березин. Он вас вызвал на дуэль.

Н. Платошкин:

- А на чем дуэль? На соленых огурцах до первой крови?

Андрей:

- На словесную, я так понял. Потому что он всячески вас поливает, он хотел бы с вами как-то встретиться.

Н. Платошкин:

- Полить меня лично. Ему за глаза уже тяжело.

Андрей:

- Послушайте его за вчерашний день. Его «Народный журналист» на ютьюбе. Он слишком вас там поливает. Я хотел бы услышать ваше мнение по этому вопросу. И пойдете ли вы?

Н. Платошкин:

- Андрей, если м не всяких придурков слушать, что они про меня говорят, мне 25 часов надо иметь в сутках. Они на мне пиарятся, ладно. Я человек добрый.

Кстати, Валентин, вы журналист. Вы не знаете такого персонажа?

В. Алфимов:

- Нет, к сожалению. Народный журналист. Я не обязан знать всех журналистов.

Н. Платошкин:

- Вот видите, Валентин, как представитель журналистского сообщества, не знает. Я тоже первый раз слышу. Понимаете, если всякие люди с улицы меня на дуэли будут вызывать, у меня патронов не хватит. И на них просто жалко, у меня есть более достойные цели.

В. Алфимов:

- Это власть над мировым порядком?

Н. Платошкин:

- Естественно. Это Ротшильды, Рокфеллеры, Билл Гейтс с его чипами, инопланетяне из созвездия Сириуса.

В. Алфимов:

- А что мы будем делать сегодня? Пытаться захватить мир!

Так. Из свеженького. Московская область, по словам Андрея Воробьева, снимает режим карантина и самоизоляции, все.

Н. Платошкин:

- Давно пора!

В. Алфимов:

- А в Москве нет, но с понедельника начинается первый этап, нам и Анна Попова, и Путин, и Собянин на совещаниях по борьбе с коронавирусом, говорили, что снятие ограничений будет проходить в среднем в три этапа. Где-то можно быстрее, где-то медленнее. Цифровые пропуска будут действовать, но с понедельника первый этап смягчения ограничений. Открываются МФЦ. Начнет работать каршеринг, и появилась надежда на приближающееся окончание пандемии. Если посмотреть на кривую прироста заболевших, неделю назад мы видели 10 с лишним тысяч, то сегодня уже 8800. И она пошла вниз. А во многих регионах можно вообще делать все, что угодно.

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Это говорит о том, что в других регионах люди мозгами рулят. И они относятся к своему населению более щадяще. Мы с вами тут несколько раз Швецию упоминали. Тамне было карантина. Были зараженные, да, были. Были смерти? Были. Но абсолютно такие же, как в тех странах, где был карантин.

В. Алфимов:

- Просто там главный санитарный врач этим вопросом рулит, никто. Там президент за это не отвечает. У нас с вами был дядька из Швеции? В эфире. Просто в Швеции можно сказать: ребята, сидите дома. И сядут дома. Помните, когда нам сказали, что у нас нерабочие дни и лучше бы посидеть дома. Это было перед апрелем. Вы помните этих шашлычников? Что произошло? Люди массово пошли на улицу! Гулять, обниматься!

Н. Платошкин:

- Я прошлые выходные делал шашлык и в эти тоже.

В. Алфимов:

- Я тоже на неделе делал шашлык.

Н. Платошкин:

- Мне кажется, шашлык коронавирусом не болеет.

В. Алфимов:

- Но когда толпы народу!

Н. Платошкин:

- Кто же у нас делает шашлык… Вы на шашлык с улицы всех зовете, я не могу понять?

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, ладно вам! Мы видели это видео, где стоят мангалы на расстоянии трех метров, у каждого мангала по пятнадцать человек. Ходят, задницами трутся друг о друга.

Н. Платошкин:

- Когда мне Собянин говорит две фразы, первая: всем помогать – бюджеты треснут. Вторая: я не понимаю, что москвичи бесцельно шатаются. Вот после этого мне с ним все ясно. Он может чего угодно потом рассказывать. Я из этих фраз вижу просто стойкую неприязнь.

В. Алфимов:

- Слышу предложение сжечь Собянина.

Н. Платошкин:

- Ни в коем случае не надо его сжигать. Я голосовал против него на выборах 18-го года, считаю, что правильно сделал. Если он еще будет выдвигаться, я просто еще раз против него проголосую. Точно гарантирую. К сожалению, я не ошибся. У меня бы вырвалась такая фраза? Да я бы ушел, я бы на улицу бы не выходил, мне было бы стыдно донельзя. И я бы потом извинялся три дня! Понимаете, какая фраза напрашивается в ответ? То, что мы с вами можем сказать. Глава мегаполиса не должен говорить! У него должно быть больше сострадания к обычным людям! Хоть интонацию бы поменял. Такое впечатление, что с преступниками общается все время. Извините, Сергей Семенович, что мы тут живем! Так вот сложилось.

В. Алфимов:

- Смотрите, интересная новость есть. Вдогонку и закроем тему карантина. В Совете Федерации появилась идея узаконить понятие «самоизоляция». Прописать обязанности и права россиян при режиме всеобщей готовности.

Н. Платошкин:

- Я, наверное, дикий человек. Меня учили в МГОМО одному, что законы обратной силы не имеют.

В. Алфимов:

- Он не будет обратную силу иметь.

Н. Платошкин:

- Прежде чем заниматься самоизоляцией, прежде надо было ввести закон, по которому это все может быть. А сейчас мы это все уже прошли, говорят: о! Может, это задним числом узаконить надо? Тут, Валентин, «самоизоляция», Само! Давайте мы с вами узаконим права и обязанности граждан при самоубийстве, например. Вот чего они могут делать, чего не могут. Понимаете, у нас самоубийство не карается. У нас доведение до него карается. А что такое «самоизоляция»? А что такое «самопиар»? «Самомнение»? Давайте его узаконим, нечего иметь о себе мнение. Пусть имеют другие.

Это все стыдно слушать.

Вот Валерий Баев предлагает добавить в Уголовный кодекс статью «доведение до самоизоляции».

В. Алфимов:

- Кстати, хорошая тема. Нужно ли наказывать тех, кто знает, что болеет коронавирусом. И заражает других.

Н. Платошкин:

- Мы это обсуждали. Если человек диагностирован, ему врач и предписывает оставаться две недели дома. Он подписывает бумагу.

В. Алфимов:

- А нужно его наказывать за то, что он выходит на улицу?

Н. Платошкин:

- Конечно. И, кстати, тут в Госдуме поправка 27 марта, она приняла поправки даже в Уголовный кодекс. Нет, в административный. Тут все ясно. Вопросов нет.

Это как все равно проститутка знает, что она больна смертельным заболеванием, продолжает свою трудовую деятельность. Конечно, ее надо наказывать.

В. Алфимов:

- У нас есть наказание за сознательное заражение ВИЧ.

Н. Платошкин:

- Совершенно правильно.

В. Алфимов:

- По-моему, до пяти лет.

Н. Платошкин:

- Здесь вопросов нет. Но это касается конкретных людей, которым это предписало государство. Они расписались, что это поняли. Вот когда люди больные сбегали из больниц в начале, это безобразие, конечно!

В. Алфимов:

- А если коронавирус еще не выявлен, а есть подозрение? Анализ готовится три дня. Вот эти три дня он должен сидеть дома?

Н. Платошкин:

- Я как юрист могу сказать: подозрение – это не преступление. Есть, знаете, выдающееся достижение человеческой мысли, как презумпция невиновности. Не вы должны доказывать, что вы не верблюд, а следственные органы вам должны доказать. И только после этого на вас могут накладываться какие-то ограничения.

В. Алфимов:

- Тогда тут работает такая история, что условный я плохо себя чувствую. Пошел и сдал анализ, который должен готовиться несколько дней. Но я знаю, что у нас с вами встреча завтра. А я прихожу к вам на встречу. Я имею право, правильно?

Н. Платошкин:

- Валентин, это уже моральная вещь. Вопрос культуры и воспитания человека. Мне здесь Собянин не нужен, я это и сам знаю. И любой человек, у которого с мозгами более-менее в порядке, он это понимает.

Самое главное, если вам не здоровится, вы попретесь на шашлыки?

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Я обещал про проклятых американцев поговорить, с которыми невозможно иметь никаких дел, потому что договор с ними подписываешь, а они из него выходят. Я сейчас про договор по открытому небу. США вышло из договора. И все, у нас теперь закрытое небо. Что это значит?

Н. Платошкин:

- Посмотрю за окном. История этого договора, он подписан в 92-м году сразу после развала СССР. В марте 92-го. Его Эйзенхауэр, президент США и бывший генерал, предложил Хрущеву в 59-м, когда тот впервые, как советский лидер, приехал в США. То есть, мы друг другу доверяем, поэтому наши самолеты с разведаппаратурой должны свободно летать над территорией друг друга. Мы тогда от этого отказались. И я считаю, что правильно сделали.

В 92-м году был подписан договор. Согласно ему мы с вами и они тоже можем летать над территорией друг друга невооруженными самолетами с определенной сертифицированной аппаратурой, с определенных аэродромов. У нас это Кубинка, например. Американцы могут нас с вами инспектировать с Кубинки, с Магадана и еще есть пару мест. В самолете обязательно должен быть представитель, если хотите, принимающей стороны. Они типа летают и смотрят, что у нас там происходит. Мы тоже.

Договор фуфло. Знаете, почему? Потому что вы можете отказать, в принципе. Нам отказала славная братская Турция, когда они у нас самолет срубили в конце 15-го. Да, договор действует для Европы, США и Канады. И России. Мы решили в феврале 16-го полетать над Турцией, обычное дело. Они нам просто тупо взяли, и отказали. Послали нас куда подальше.

То, что этот договор сейчас прекратит существование, честно скажу, это все фигня. Ничего тут такого нет. Они нас в чем упрекают? Что мы им над Калининградом не разрешаем летать и вблизи границ Абхазии и Осетии. Они нас упрекают, что у нас аппаратура 16-го года якобы не такая, она не просто оптическая. Там еще радары есть. Мол, они запрещены. Мы говорим, что нет.

Черт с ними! Вот в этом смысле, если договор о ракетах средней и малой дальности нас с вами, Валентин, может в пику ситуации может привести к гонке вооружений, а это нас с вами коснется, нам платить за это придется. А здесь это все фуфло.

И последнее. Трамп заявил, что мы можем новый договор подписать, внимание, с участием Китая. Вот чем мне нравится Трамп, он ведет свою страну к столкновению с Китаем, я желаю ему на этом пути ускорить скорость.

В. Алфимов:

- Успеем Марию Захарову, официального представителя МИДа послушать по этому поводу.

М. Захарова:

- Это не у нас обострение отношений с Америкой, это у них обострение, а мы это комментируем. В чем, собственно, проблема этого документа для Соединенных Штатов Америки? Это вопрос не конкретно этого документа или не вопрос и не проблема их претензий к российской стороне. Это вопрос планомерного выхода Соединенных Штатов Америки из всех договоренностей, которые, так или иначе, они считали, связывают им руки. Уже много лет назад в одностороннем порядке они покинули договор по ПРО, договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности не так давно. Недавно заявили о том, что не будут ратифицировать договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, а это все части вот этой самой мировой стабильности, международной стабильности.

Поэтому это не вопрос отношений к России, это вопрос того, что они сбрасывают с себя все обязательства, которые считают для себя неудобными.

В. Алфимов:

- Я отмечу, в прошлом году взорвала всех фотография Капитолия, а над ним Ту-154 ВКС России. Красота же, елки!

В. Алфимов:

- Давайте пройдем по новостям Госдумы. Тем более, что там очень странные вещи происходят. Очень странные законы принимаются. Всех жителей России занесут в некий регистр. Госдума приняла закон о создании единого регистра, который содержит сведения о населении России. Там будут Ф.И.О., дата рождения, семейное положение, гражданство и другие данные о людях – там более 30 пунктов в общей сложности. Доступ к информации о себе будет открыт. То есть, я смогу зайти, про себя посмотреть что-то… Пользоваться информацией смогут госорганы, нотариусы, центры госуслуг. А налоговая будет обеспечивать безопасность сведений. Ну, мы знаем, что у нас налоговая полиция сейчас главное цифровое ведомство в стране, они, собственно, и будут заниматься безопасностью.

Н. Платошкин:

- Сейчас, конечно, вокруг этого очень много споров, там говорят, что страна превращается в цифровой концлагерь, всех повесят, расстреляют и прочее… Я считаю, конечно, что это форменный бред. Я этот закон смотрел. И вообще, прежде чем что-то комментировать, я стараюсь все-таки почитать, о чем идет речь. Регистр, который принят, заработает в 2023 году – три года надо, чтобы его создать. Друзья, это все данные, которые вы и так дали государству. То есть, вы берете паспорт, вы заполняете анкету некую, да… Финансовые сведения и сведения о здоровье вноситься никуда не будут – только те данные, которые уже есть. СНИЛС, ИНН…

В. Алфимов:

- То есть, банковского счета и медицинской карты там не будет?

Н. Платошкин:

- Нет, ни в коем случае. То есть, это делается для центров госуслуг. Вот я пришел поменять права, они меня спрашивают, а вы где, в каком ГИБДД получали их? Я заполняю там, через несколько дней прихожу. Почему? Потому что они запрос туда отправляют, им там чего-то приходит… теперь этого не будет. То есть, у них будет единая база данных всех, которая уже сейчас есть у государства, только они все в разных местах. То есть, мы вот с Валентином пришли менять права – и нам их сразу выдали. Сейчас же у нас распространяется какой-то бред – что там секретные данные о личности будут храниться, с их помощью будут управлять и прочее… Друзья, ну, сами посудите, что, государство не должно знать ваши паспортные данные?.. Все данные, которые в этом реестре будут, вы их и так давным-давно сдали, только они все в разных местах. А теперь будут в одном. Все.

В. Алфимов:

- Эта история очень похожа… обычно к ней цепляют слова Никиты Михалкова о том, что Билл Гейтс хочет нас всех чипировать своими невидимыми чипами и для этого он спонсирует Всемирную организацию здравоохранения и мы все будем под колпаком, за нами будут следить.

Н. Платошкин:

- Конечно, Билл Гейтс спонсирует ВОЗ не просто так. Потому что он спонсирует некие медицинские разработки, которые потом эта ВОЗ может вам порекомендовать. Понятно, что у него есть бубновый интерес. Но, ребята, по поводу всемирной чипизации… я вас просто умоляю… Ну, вы же в школе учились. Вот они говорят – вот нам чип введут… жидкий, причем, жидкий. Я таких не видел, но, может быть, ладно. Введут. Про меня все будут знать. Ребята, ну вот чип в мобильном телефоне, вы же знаете, его заряжать надо каждые несколько часов! А у вас-то он за счет чего будет работать, от каких батареек, вот этот чип, который вам кто-то введет? Я уж не говорю о том, что жидких чипов я никогда не видел в жизни. Вот у меня лежит мой телефон и все знают, где я нахожусь. Система геолокации. И так все известно. От того, что я нахожусь в своей квартире, я дискомфорта не испытываю… Ну и что дальше? Что со мной после этого произойдет? Ну, понятно, что я не буду ходить по улице и всем рассказывать, где я живу. Но и вы, наверное, тоже не будете… У государства и так эти данные есть. Вы ж, когда паспорт получаете, вам регистрацию туда ставят – значит, государство знает, где вы живете. Ну, и что изменится-то?..

В. Алфимов:

- У нас звонок. Из Самары. Вячеслав, здравствуйте.

Вячеслав:

- Здравствуйте. Николай Николаевич, я послушал ваши дебаты с Константином Семиным и считаю, что у него есть методика подхода.

Н. Платошкин:

- Да, у него самого подхода только нет, а методика есть, это точно.

Вячеслав:

- Нет, я как бы в прошлом милиционер в отставке, эксперт… у нас есть методика, от которой мы не можем отойти, чтобы достичь какое-то определенного момента. Мне кажется, что Семин предлагает именно методику.

Н. Платошкин:

- Какую?

В. Алфимов:

- О чем речь? Методика подхода к чему, к кому?

Вячеслав:

- К смене власти.

Н. Платошкин:

- А что у него за методика-то? Что надо делать? Вот у меня методика смены власти – это выборы. И разрешенные митинги, по законодательству. Может, это ни к чему не приведет. Не знаю. Но я что-то предлагаю. А он что предлагает? Надо учиться методике, для того, чтобы иметь методику. Для того, чтобы иметь методику по подходу к чему, о чем вы сами не знаете…

В. Алфимов:

- Давайте дальше пойдем по нашим темам… Еще в Госдуме предложили временно запретить плохие новости. Дело в том, что психологи отмечают мощное влияние сообщений на людей, которые сидят в изоляции, поэтому в нижней палате российского парламента предлагают ввести временный мораторий на публикацию негативных новостей. Там полагают, что в условиях самоизоляции роль СМИ возрастает и это создает почву для злоупотреблений. Ну, вот мы знаем с вами, что нас слушают, Николай Николаевич, поэтому мы начинаем злоупотреблять и нагонять страха. И ради трафика СМИ начинают просто вбрасывать сообщения, которые вызывают отрицательные эмоции. И психологи говорят, что во время карантина часть населения находится в состоянии стресса, поэтому ежедневный проток плохих новостей только усугубляет ситуацию и негативно сказывается на психике людей.

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Валентин, я думаю, что вы скажете, какой депутат такую хрень предложил, а то гражданин Милонов, у которого со мной были дебаты, он с них ушел, когда я спросил, есть ли у его тестя вилла на Кипре? Почему-то это его очень взбесило, он плюнул и ушел. Вот сейчас он предлагает, чтобы мы с Валентином, прежде, чем что-то вам рассказывать, звонили Милонову и спрашивали – а вот это можно рассказать?

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, мы уже позвонили Милонову. Давайте его послушаем.

В. Милонов:

- Сейчас люди и так напряжены, и так их окружает информация негативная, они подвержены большим депрессиям из-за того, что многие находятся дома. А тут мы их окружаем не то что правдивой информацией, а всякими фейк-ньюс. И задача моя не вводить ни в коем случае цензуру, а наоборот, обратиться к тем, кто представляет как бы доблестную корпорацию журналистскую, к Союзу журналистов, провести как бы самостоятельную, самодисциплинирующую работу. Хватит, может быть, давать людям вместо информации какие-то жареные полупроверенные недостоверные факты. Да, есть информация о коронавирусе, есть всякие разные жизненные ситуации, которые имеют место и, конечно, их обсуждают, они интересны. Но – чтобы как можно меньше на наших экранах, на наших ресурсах появлялось бы фальшивых, поддельных новостей. И, я думаю, что никто лучше, чем сами журналисты, с этим не справятся. Поскольку это вопрос профессиональной журналистской этики.

В. Алфимов:

- И давайте сразу услышим, что сказал Владимир Соловьев, председатель Союза Журналистов России, потому что именно к нему обратился Виталий Милонов.

В. Соловьев:

- Поначалу мне показалось, что это розыгрыш. Когда я вчитался, я понял, что депутат Милонов решил таким образом выразить, наверное, общее желание всех нас услышать какие-то хорошие новости, потому что его тоже можно понять, наверное, как и нас всех, наблюдать каждый день беспрерывно на всех каналах, во всех газетах людей в тяжелом состоянии, капельницы, шприцы, больницы… ну, это может отразиться достаточно сложно на психике людей… и, конечно, Союз журналистов стоит на страже свободы слова и свободы распространения информации, как положительной, так и негативной. Увы, любая информация должна быть, чтобы люди понимали, что происходит. Поэтому, конечно, я не готов обращаться к журналистскому сообществу с тем, чтобы объявить мораторий на плохие новости. Это будет выглядеть смешно, а, потом, я не имею права так делать, я не командую прессой. Но депутата я понимаю и мне тоже хотелось бы услышать уже хорошие новости о том, что кончается эпидемия…

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, есть ощущение, что Милонов предлагает цензуру ввести…

Н. Платошкин:

- У меня есть ощущение, что, пока мы с вами, Валентин, боремся с шашлыками, Милонов злоупотребляет горячительными напитками. Потому что, по-моему, на здравую голову вот это все не придумать… Вот на востоке гонцу, принесшему плохую весть, голову отрубали, да. Но от этого весть-то никуда не испарялась, понимаете… Вы знаете, гражданин Милонов, кончайте дурить и обеспечьте нам хорошие новости из Госдумы. Снизьте пенсионный возраст, дайте людям материальную компенсацию… Мы что, критиковать, что ли, должны, если это сделают? Если больницы откроют в Рязанской области – мы об этом обязательно сообщим. А что мы должны рассказывать-то? Что у нас налог будет на вклады с 1 января? Ну, это вы сделали, Милонов. Вы. При чем тут мы-то? Обеспечьте нам нормальные новости, хорошие. Мы вот, кстати, решили сегодня поговорить про Николая Угодника, - чтобы люди смотрели разные вещи, слушали разных людей. Вы, Государственная Дума, за последние три года источник самых ужасных, плохих новостей в Российской Федерации. И я думаю, избиратели вам за это квитанцию скоро выдадут.

В. Алфимов:

- Я не соглашусь с вами, что Виталий Милонов поставщик самых плохих новостей…

Есть еще одна новость. Лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский предлагает продать мумию Владимира Ленина, которая находится в Мавзолее на Красной площади, об этом Владимир Вольфович написал в Твиттере. Продать для пополнения российского бюджета. Он пишет – во Франции бизнесмен хочет продать картину «Джоконда», а мы могли бы продать мумию Ленина. С продажи мумии бюджет может получить огромные деньги.

Н. Платошкин:

- Да, просто вот гражданин Навальный, который к нам дойти никак не может, он, по крайней мере, писал, что у сынка Жириновского есть какая-то охрененная вилла в Объединенных Арабских Эмиратах. Может, ее продать ради бюджета? А что касается Ленина? Вот у Жириновского при виде Красной площади бабло все время всплывает. То он там деньги кому-то раздает… кстати, чего-то давно не было. Надел бы перчаточки, масочку, вышел бы, деньги бы людям раздавал, холопами бы их называл, крепостными… Жириновский, вам продать все можно, у вас, кроме бабла, наверное, в голове вообще ничего не существует. Но в нашей стране есть какие-то вещи и какие-то понятия, которые не продаются. И никогда продаваться не будут. Что бы вы там со своим баблом в башке и с вашим сынком с виллой в ОАЭ, по данным Навального, по крайней мере… не знаю, я там не был… Так вот, этим займитесь. Когда мы придем к власти, мы разберемся с вашей партии и с ее финансовыми делами. Кстати, в Волгограде выгнали людей за финансовые махинации. ФСБ задержало людей из аппарата ЛДПР за финансовые махинации. Так что сами со своим баблом нормально обходитесь, Жириновский. Вы в жизни полезного для страны, на мой взгляд, вообще ничего не сделали. И вообще все деньги, по идее, которые вот вам налогоплательщики заплатили, должны с процентами еще вернуть. Прежде чем открывать свой рот на человека, книги которого до сих пор являются самыми издаваемыми книгами русского языка на иностранных языках.

В. Алфимов:

- Госдума приняла в третьем чтении закон о неотложных мерах поддержки экономики России при пандемии. В частности, документ предусматривает повышение максимального размера пособия для тех, кто остался без работы в период декретного отпуска. Больше чем в два раза повышается это пособие. Принят так же закон о предоставлении самозанятым налогового капитала в размере 1 МРОТ, который они могут использовать в 2021 году, если не успеют потратить в нынешнем… Сколько у нас МРОТ?

Н. Платошкин:

- 12130 рублей. Ну, конечно, это стартовый капитал просто огромный! На эти деньги можно…

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, ну, спасибо хотя бы на этом мы должны сказать, да?

Н. Платошкин:

- Валентин, ну, назвать это каким-то капиталом? Ну, у кого язык-то поворачивается? Мы, что, с вами не знаем, сколько у нас в стране чего стоит, что ли? Кстати, недавно в Калуге, в Рязанской области снизили прожиточный минимум. То есть, он был там, условно, 9600, сделали 9300… Снижают. Оказывается, у нас все настолько здорово, что у нас вот эти прожиточные минимумы… ну, не знаю, деньги, что ли, девать некуда, поэтому и снизили?

В. Алфимов:

- Госдума наделила правительство правом определять особенности возврата денег за путевки, которые не состоялись из-за введения режима самоизоляции. Еще Госдума разрешила господдержку общепита и гостиниц с лицензией на алкоголь.

Н. Платошкин:

- Ну, здесь я полностью за поддержку общепита, с лицензией там или без лицензии… Почему они упоминают лицензию на алкоголь? К сожалению, Валентин, это даже не очень смешно. Вы знаете, сколько стоят эти лицензии? Обалдеть! Прибыль от этой торговли лицензию не окупает. Что, это у нас такая борьба с пьянством, что ли? Лучше, чтобы люди брали в магазине и в подворотне, что ли, потом напивались? Ну, проходили это уже, хорош. Конечно, надо поддержать общепит, конечно, надо поддержать турфирмы, которые попали в эту дурацкую ситуацию не по своей вине, естественно. То есть, если границы были закрыты государством, это правильно было сделано, конечно, государство должно компенсировать турфирмам, а значит, самим туристам те деньги, которые они вложили в путевки, по которым не поехали. Тут даже разговора нет. Называется обстоятельствами непреодолимой силы, которые от людей никак не зависят, они здесь не виноваты, соответственно, это должно быть компенсировано.

В. Алфимов:

- Малому и среднему бизнесу разрешили в этом году расторгать договор аренды без возмещения убытков.

Н. Платошкин:

- Тоже абсолютно верно. Да, им отсрочку дали по аренде, что тоже неплохо. Ну, потому что если у вас выручки нет, с чем вы будете аренду-то платить? Да, это верная мера, но еще раз говорю – деньги должны быть живые в экономике!

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, давайте поговорим о наследии Дня Победы. Потому что много всего очень неприятного произошло. Просто в сам День Победы и около него это не особо замечается, и не хочется замечать… а потом догоняет. И эти новости, конечно, скрыть невозможно совершенно. Тем более, что в этом году почва для них намного благоприятнее, чем в другие годы. Хотя бы потому, что не было Бессмертного полка…

Н. Платошкин:

- Пока не было, Валентин. Пока не было.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Да, я очень надеюсь, что он пройдет. Будем надеяться, что это произойдет 24 июня. В день годовщины Парада Победы 1945 года. Давайте я вам зачитаю несколько новостных сообщений на новостных сайтах. Жительница Тульской области, повесившая на сайте «Бессмертного полка» фото Адольфа Гитлера, стала фигуранткой дела о реабилитации нацизма, сообщает следственное управление Следственного комитета по региону. По предварительным данным, 8 мая 2020 года девушка, находясь у себя дом, зарегистрировалась на сайте «Бессмертный полк»-онлайн, после чего разместила на нем фотографию Адольфа Гитлера, указав его как героя Великой Отечественной и второй мировой войны, сообщает следствие. Санкция это статьи – до трех лет.

Еще новость. Следственный комитет предъявил обвинение жителю Волгограда, который, по данным следствия, разместил фото главы гестапо Генриха Мюллера на сайте акции «Бессмертный полк», точно так же указав его как героя войны. Денис Воронцов зовут этого человека. По версии следствия, не позднее 3 мая 2020 года во время акции мужчина разместил фотографию Мюллера, при этом подписав фото Михайловский Геннадий. 12 мая фотография была продемонстрирована в ходе трансляции акции «Бессмертный полк»-онлайн. Сам Воронцов отрицает свою вину.

Еще одна похожая история в Самаре… Таких историй много, к сожалению. Там Андрей Шабанов, местный житель, загрузил фотографию Гитлера или Гиммлера… Он говорит – да, я не отрицаю, это сделал я, но он говорит – это стёб, я не признаю то, во что превратили эту дату – в какой-то пафос, ерунду, обесценили, то, что сейчас называется победобесием, превратилось как раз в тот самый фашизм, который декларировали фашисты. Вот такие люди есть, да… но Следственный Комитет, слава богу, борется…

Н. Платошкин:

- Можно, конечно, сказать, что это люди, да… Я бы вот еще добавил, что оказались там несколько из них как-то связаны со штабом Навального… Я допускаю, что сам Навальный мог об этом не знать. Но он мог бы высказаться по этому вопросу, правильно? Осудить это каким-то образом. А вот термин «победобесие» я у него лично слышал, у Навального. И так же термин «на фиг нам этот салют, это огоньки какие-то. Ну, вот люди и стебутся. Что касается следствия. Это все, конечно, люди молодые. Я бы их не сажал бы, хотя, конечно, по закону, по УК, статья 354/1 предусмотрено до 3 лет. Вы знаете, я бы их отправил на обязательные работы в поисковые отряды. Я бы их отправил на обязательные работы в концлагеря, чтобы они навели там порядок, чтобы они посмотрели, что там творили вот эти люди, которых они ради стёба вытащили на «Бессмертный полк». Гиммлер очень хотел расстрелы посетить, его в Минск привезли летом 1941 года, пари нем расстреливали наших военнопленных, он хотел просто себя закалить, так сказать. И вот он как раз тогда сказал – морить всех газом, потому что после одного выстрела мозги нашего солдата забрызгали этой сволочи эсэсовский мундир. Вот, понимаете, кого вы выставили вообще? Какое чудовище! Над кем вы смеетесь?! Ладно, молодежь, ломать им жизнь тюремным заключением? Я против… Вот принц Гарри пришел как-то на карнавал в форме вермахта, африканского корпуса Роммеля. Его после этого в Освенцим отвезли на экскурсию. Он там ходил целый день печи все эти смотрел и все остальное… Так что нужно поработать, чтобы понять своими мозгами, что натворили…

В. Алфимов:

- Еще одна история. Многие ее в ту же копилку бросают, но я бы здесь вот так оголтело этого делать не стал. Бурю возмущения в социальных сетях вызвала серия фотографий и видеоролик, которые выложил у себя на странице 9 мая общественный активист из Балтийска Сергей Дустин. Балтийск – этот город брали с жуткими боями, там огромное количество воинов наших полегло, там был немецкий порт Пилау… Кстати, в этом городе есть немецкое мемориальное кладбище…

Н. Платошкин:

- А он тоже молодой, Валентин?

В. Алфимов:

- Ну, лет 45-50 ему. Он выложил у себя фотографии в соцсетях и на некоторых из них он возлагает цветы к памятнику советским воинам, которые штурмовали Пилау, а на других он тоже с цветами на территории как раз соборного иностранного военного захоронения второй мировой войны, где похоронены, в том числе, и солдаты вермахта. И через некоторое время появилось видео, где он объясняет свой поступок. «С 2015 года, - говорит Сергей, - я прихожу сюда, после того, как выхожу на братскую могилу Красной Армии. Я прихожу на это место с тем, чтобы помянуть жертв второй мировой войны, захороненных на этом мемориале. Это многонациональное кладбище, которое формально является немецким. Тут похоронены и жители Пилау, и беженцы, которые попали в эту мясорубку, есть и часть солдат вермахта. Все эти люди являются жертвами преступной политики развязывания войн». Сергей Дустин говорит – войны развязывают политики, а гибнет в них обычные люди, в том числе, и те, которые были призваны в армию часто не по своей воле. «А военные преступники недостойны никакого поминовения». Вот как оценить такой поступок? Я был на этом кладбище два раза – был такой пункт у меня в экскурсии.

Н. Платошкин:

- Вы знаете, вот этот детсад слушать – войны развязывают политики… Вы знаете, когда немцы напали на нас 22 июня 1941 года, у нас многие люди знаете как считали? Да не могут немецкие рабочие, социал-демократы, христиане, коммунисты, не могут они все это делать, они вот-вот восстанут, они эту проклятую диктатуру свергнут… ну, что ж они вытворяют-то? Как же так? Да не было ничего. Но! Вы знаете кому памятник-то стоит ставить? Двум фельдфебелям, которые в 41-м, 22 июня, переплыли Западный Буг и сообщили нам дату нападения. Вот эти немцы – герои, им даже Героя Советского Союза можно дать. Резидент Главного управления Генштаба Ильзе Штёбе, девушка 35 лет, сообщившая нам о точной дате нападения, работавшая в МИДе. Ей голову отрубили в 41-м. До этого, кстати, Гитлер был джентльменом, женщин не казнили… ей голову отрубили, у нее всю семью вырезали. Вот это немцы! И не зря она, правда, уже в 60-е, получила орден, посмертно, естественно, Боевого Красного Знамени. Вот это герои! Ведь насколько им тогда тяжело было идти против массы своего одурманенного народа. А, знаете, еще какие немцы были герои? В 1942 году, летом, когда вермахт был под Сталинградом, когда уже все, приказ «ни шагу назад», Гитлер устроил выставку в центре Берлина, называлась она «Советский недочеловек». Там использовались фотографии наших измученных пленных в концлагерях, их лица… и группы немцев, обычных, ночью забросала эту выставку бутылками с горючей смесью, они сожгли ее. Все погибли потом, все, как один. Гестапо вычислило их всех! Вот кому надо, если уж немцам хотите носить цветы. А не тем, кто был в вермахте и убивал, жег, насиловал, а потом говорил – вы знаете, меня призвали… Нюрнбергский трибунал установил четко: выполнение преступных приказов не освобождает от уголовной ответственности!

В. Алфимов:

- Давайте о хорошем поговорим. С праздником вас, Николай Николаевич! Сегодня у вас именины.

Н. Платошкин:

- Спасибо большое! Меня очень многие радиослушатели и пользователи сетей поздравляют с именинами, с днем Святого Николая, хотя сегодня Никола-вешний, а я в октябре 65-го родился, у меня Никола-зимний. Тем не менее, огромное спасибо, друзья. Назвали меня в честь деда-фронтовика, кстати, бравшего Кенигсберг, а его, естественно, в честь Святого Николая. В нашей православной церкви это третий после Иисуса, Богородицы, главный святой покровитель всей нашей Руси. Это Святой Николай Угодник или Чудотворец. У каждой страны есть обычно покровитель такой небесный. Скажем, у Германии это Святой Михаил, например. Вообще это был реальный человек, который жил, если попроще сказать, в третьем веке нашей эры, умер в четвертом, недалеко от современной Анталии. Тогда это была провинция Римской империи, Ликия называлась, жили там греки в основном, и сам Николай Мирликийский, тоже был, естественно, грек. Мощи его хранятся сейчас итальянском городе Бари, потому что, когда турки захватили то место, где был епископом Святой Николай, мощи итальянцы успели оттуда убрать, в Бари перевезли частично, частично – в Венецию. Кстати, был сделан научный анализ этих останков, принадлежат они мужчине старше 72 лет, ростом 167 см., у которого был артрит, у которого, наверное, был деформирован нос. О чем это говорит? Во время последних гонений на христиан в Римской империи – а это было начало 4 века – примерно с 303-го по 310-й, Николая схватили и дико пытали, возможно, ему как раз в то время повредили нос, может быть, еще какие-то части тела. Человек покровительствует путешественникам, поэтому, кстати, в свое время он был покровителем немецкого торгового союза Ганза. Я еще думал, почему на севере Германии столько церквей святого Николая?.. Влюбленных он покровитель…

В. Алфимов:

- Кстати, я один вопрос хотел с вами обсудить. В принципе, у нас в стране Николай Чудотворец – это да, его знают, его почитают, его уважают. К остальным святым намного меньше пиетет.

Н. Платошкин:

- Да, это наш покровитель. Его имя Николай – это победа народа. И он считается покровителем невинно осужденных. Потому что про него рассказывают, что он прямо вот у палача из рук вырвал троих человек, над которыми был занесен меч просто… Это имя внушает мне гордость, потому что он защитник несправедливо обиженных, я бы так сказал. А на Руси ведь всегда справедливость – это всегда была наша главная социальная ценность и, я думаю, такой и останется. Девушкам Святой Николай давал приданое. Известна легенда о нем, когда отец троих своих дочерей, так как приданого не было, решил их в проститутки отдать. И Святой Николай каждую ночь подходил и бросал золотой слиток – для одной девушки, на следующую ночь для другой… на третью его поймали, ну, чтобы хоть поклониться ему в ноги. Он сказал – у меня одна просьба: никому никогда об этом не рассказывайте. Вот эта западная традиция, когда, знаете, вот на Рождество вывешивают носки, в которые кто-то что-то должен класть, - это оттуда. Николай бросил этот слиток в окно и он попал в чулок одной из девушек и она счастливо вышла замуж. И сам Санта-Клаус – это Святой Николаус, Святой Николай, который на Рождество приносит всем подарки. Так что Николай Угодник это хороший покровитель. Кстати, на монголо-татарские орды наши шли с его иконами, в Зарайске, например… Кстати, самый маленький Кремль, сохранившийся целиком, это город Зарайск… От татар оборонялись с этой иконой потом… То есть, хороший нам достался покровитель, честный, хороший человек, реально живший на этом свете и который помог очень многим людям.

В. Алфимов:

- У нас много церквей Николая Чудотворца, но, пожалуй, один из главных соборов – это Ставропигиальный морской собор Николай Чудотворца, который находится в Кронштадте и, соответственно, он просто божественной красоты…

Н. Платошкин:

- А знаете почему он путешественникам и морякам особенно…

В. Алфимов:

- Вот, вот, я как раз к этому хотел перейти. Он покровитель моряков, в том числе, военных моряков, так что его на российском флоте очень сильно тоже уважали.

Н. Платошкин:

- Легенда была такая, что он как раз из Ликии – это юг Турции, плыл в Александрию, там разразился дикий шторм, человек упал с мачты и разбился, и он его воскресил, ну, или вернул к жизни. И еще был случай, когда у него голод был, вот в том месте, где он был епископом, шел корабль к императору, с зерном, византийскому, и тот говорит – сгрузите нам зерна, пожалуйста. Ему – да вы что, нас император там замочит и т.д. Тогда Николай сказал – я вам гарантирую, что все будет хорошо. Они сгрузили зерно, люди не умерли с голоду, а когда они пришли в Константинополь на этом корабле, выяснилось, что зерно в том же самом количестве. Так, по крайней мере, гласит легенда, по крайней мере, император ничего плохого этим морякам не сделал… Так что, видите, у нас такой святой покровитель, реальный человек, который существовал, который реально делал добрые дела, так что мы можем со всей прямотой им гордиться!

В. Алфимов:

- Да, вот мы как раз начали с вами с того, что остальные святые не так сильно почитаются, хотя есть Серафим Саровский, тоже совершенно реальный человек…

Н. Платошкин:

- Обычно в церквях, и в нашей, и в западной, там есть общий святой, что ли – вот на Руси это Николай, а есть святые или покровители отдельных городов, отдельных местностей, они могут быть совсем другие люди, они, может, больше сделали конкретно для этого места… Еще раз говорю – вот Николай почитается только на севере Германии, вот где была Ганза, торговые пути, на юге вы его церквей не встретите, там свои покровители. Но еще раз говорю – нам за своего покровителя точно не стыдно. Вы знаете, я атеист, тем не менее, я горжусь своим именем и считаю, что сегодня хороший праздник, который стоит отметить с миром и с добротой.

В. Алфимов:

- Ну, что ж, тогда всех Николаев – с праздником! И вас, Николай Николаевич, с праздником, с именинами!

Н. Платошкин:

- Спасибо большое!