Почему врачи и учителя – «бюджетники», а чиновники и силовики – «госслужащие»?

Владимир Ворсобин
В программе «Гражданская оборона» Владимир Ворсобин обсуждает массовые увольнения врачей из-за низких зарплат с членом комиссии Совета Федерации по мониторингу экономического развития Антоном Беляковым и учителем физики школы 17 в Ногинске Вадимом Мурановым.

Скачать передачу [mp3, 43.9 МБ]

Мы предлагаем вам полный текст программы.

В.Ворсобин:

- Поздравляю вас всех с первым днем школы! С праздником!

У нас сегодня не самая веселая передача, поэтому поговорим о вещах более грустных Почему врачи и учителя, на которых держится человечество и наша страна, получают так мало? Почему они на таком положении в этой пищевой цепочке? Они находятся на самом низу. Им достается самое последнее, самая мелочь от того, что есть в государстве. От бюджета, от казны.

Нижний Тагил, есть такой город, в котором все хирурги, а там единственная больница, решили написать заявление об уходе. Потому что зарплата для враче1 в 20 тысяч рублей, а я ставлю на одни весы сейчас и учителей, и врачей, считаю, что это одна профессия. Одна лечит тело, другая душу и мозги развивает.

И эти хирурги подали заявление. Началась такая буча, что пришлось делать заявление секретарю президента Пескову. Туда поехали все чиновники, которые решили уговорить хирургов не подавать заявления об уходе. Люди просто уже отчаялись. И была интересная фотография, ее можно посмотреть в фейсбуке. Стоит такой толстый чиновник, смотрит на тощего хирурга. И ему что-то говорит, дескать, почему ты, гад, увольняешься? Это такая очень странная история.

У нас в студии Антон Владимирович Беляков, член комиссии Совета Федерации по мониторингу экономического развития. Здравствуйте!

- Здравствуйте!

В.Ворсобин:

- Он у нас как врач, как человек, связанный в прошлом с медициной.

А.Беляков:

- Всегда был связан и остаюсь связан.

В.Ворсобин:

- А справа у меня Вадим Александрович Муранов, учитель физики школы № 17 в Ногинске. Здравствуйте!

В.Муранов:

- Здравствуйте!

Вадим Муранов

Вадим Муранов

В.Ворсобин:

- А сейчас вы услышите Сергея Ивановича Павлова, врача-хирурга Нижнего Тагила Демидовской городской больницы, который объясняет, почему так массово врачи подали заявления об уходе. Мы ждем связи с ним.

А сейчас послушаем Ирину Левину, сопредседателя Народного фронта, которая ездила с министром здравоохранения Цветковым, чтобы улаживать эту ситуацию.

Ирина Левина

Ирина Левина

И.Левина:

- Это совершенно рабочая ситуация, в которой неадекватно много шума. Там работала комиссия. Я полагаю, что на днях комиссия подведет итоги. И тогда это можно будет обсуждать. По той ситуации, которую я знаю о тех врачах, которые собирались увольняться, но остались, знаете, это и так травматично для них. То, что это приобрело такой шум и резонанс.

В.Ворсобин:

- Антон Владимирович, логично ли поступили врачи?

А.Беляков:

- Я вынужден согласиться, при всем моем неоднозначном отношении к некоторым заявлениям некоторых лидеров ОНФ, с репликой, которую мы только что услышали. Очень сложно обсуждать в формате, если да кабы. Давайте поймем, что этому предшествовало. Я вас уверяю, не стоит спешить с выводами, что это шантаж, что вот мы все уйдем, а вы тут умирайте. Поверьте, как правило, все неоднозначно.

В.Ворсобин:

- Это похоже на шантаж.

А.Беляков:

- Вы знаете, почему я стараюсь быть осторожным? Давайте дождемся и поймем, что же там происходило. Поверьте, в некоторых случаях сложно, долго, изнурительно, но любого человека, в том числе, и доктора можно довести до крайней степени раздражения.

В.Ворсобин:

- Я вас на секунду прерву и процитирую Александра Мясникова, экс-главу Кремлевской больницы. Он высказался так: «Для меня их действия кажутся абсолютно чуждыми врачебной этике и попросту неприемлемыми. Ведь там речь идет о том, что они массово уволились, попросту оголив в больнице дежурства. Если человек становится (видимо, врачом), то он берет на себя определенные обязательства, которые нарушать он не вправе. Как в известной песне: служить везде, служить всегда за труд не требуя наград».

С.Павлов:

- Я, конечно, знаю коллегу Мясникова. Поверьте, я ни за что не приму для себя, что человек, который избрал для себя профессию врача, тем более хирурга, отучившись шесть лет в университете, потом два горда ординатуры, потом кучу времени практики, взял и решил: а вот сейчас я уйду, умирайте вы все. Поверьте, когда эта проверка закончится, видимо, здесь есть большой повод для блогосферы, для журналистов, для самих коллег, которые приняли такое решение, изложить свою позицию.

Сергей Павлов

Сергей Павлов

Есть всегда точка критическая. Почему сейчас у нас силовикам можно платить несопоставимо большие зарплаты, чем врачам, учителям? Ну, раз уж мы коснулись этого вопроса. Да вот потому, что все думают, что да куда он денется? Он десять лет учился, чтобы стать доктором. И что он сейчас будет делать? Почтальоном будет работать? Да нет, нормально. Он там выживет на свои копейки. Он продержится. Кто-то коньяк подарит, кто-то колбасы принесет. На подножном корме доживет как-нибудь доктор.

Еще доктор ладно! Послушайте, вот мы все время используем термин «врачи», когда речь заходит о медицине. А есть еще средний медперсонал! А есть младший. Кто думает о нянечках? Они вообще там как расходный материал, похоже, в головах отдельных чиновников и потребителей.

В.Ворсобин:

- Пошло уже очень много сообщений от коллег из врачебного нашего цеха. Михаил из Воронежа, слушаем вас!

- Необходимо изменение статуса врачей и учителей. В 90-е годы их загнали в бюджетники, а либерасты присвоили себе термин «интеллигенция». Надо повысить их статус до статуса госслужащих. И, кроме того, неплохо было бы сделать так, как это делается с военными, то есть, выдавать им квартиры после какой-то выслуги.

В.Ворсобин:

- Как в советское время было.

- Да. И тем самым повысить их статус.

В.Ворсобин:

- Спасибо. Антон Владимирович, вы работаете в Совете Федерации. Откуда так получается, если я работаю учителем или врачом в Москве, я получаю бешеные деньги. Около ста тысяч рублей и больше. Если я работаю в условном Кургане, я получаю 20 тысяч рублей. Это ведь сознательная государственная политика! Откуда он происходит?

А.Беляков:

- Слушайте, у нас вся Владимирская область такая.

В.Ворсобин:

- Мы подготовили сюжет на эту историю. Как медики Качканара сражаются с чиновниками, которые хотят уничтожить медицину в городе.

- Медики в Качканаре добились отмены так называемой оптимизации. Они взбунтовались против намерения руководства больницы сократить штат. И объединить родильное и гинекологическое отделения. Планировалось уволить четырех медсестер и двух уборщиц, остальному персоналу, по словам медиков, по сути, в ультимативной форме было предложено работать в три раза больше за те же деньги. Сотрудники больницы записали видеообращение к президенту Владимиру Путину.

Перед тем, как обращаться к президенту, сотрудники больницы попытались объяснить руководству, почему сокращение штата и объединение отделений может оказаться опасным для жизни пациентов.

В тот же день после публикации видеообращения к Владимиру Путину стало известно об отмене оптимизации. Более того, больницу посетила комиссия из министерства здравоохранения Свердловской области. Оказалось, что планируемое сокращение не было согласовано с чиновниками. Это было личное решение главврача.

Пресс-секретарь городской больницы Ирина Рябинина объяснила, почему главврач хотела провести оптимизацию: «Главный врач руководитель. Она смотрит на работу больницы в целом. И она видит нагрузку по отделениям. И когда она озвучила рациональное использование кадров, это не прихоть. Это были реальные и объективные причины. Это была очень низкая нагрузка на отделение. Сотрудники могли помочь другим отделениям, в терапии той же, в хирургии, в поликлинике. Пока у них низкая нагрузка, их могли перераспределить туда».

Глава профсоюза Минздрава Свердловской области Сергея Угринов объяснил, почему в таких ситуациях медики вынуждены обращаться напрямую к президенту. «Первая причина, которая сегодня происходит в этих событиях – это отсутствие разговора руководителей либо администрации больницы с самими работниками. Объяснений никаких не проводится. И люди начинают обращаться к президенту, когда этот вопрос решается буквально на уровне министерства. Честно говоря, бюрократическая система, которая сегодня, все прекрасно знают, раз занятость идет 30, а 30 дней человек не может ждать».

Против плохих условий так же протестуют врачи в Нижнем Тагиле. Следом в Пятигорске уволилось все отделение травматологии. Во Владимира 12 медсестер.

В.Ворсобин:

- Заметили, как чиновники сразу пошли на попятную? А зачем нужно это все? У государства денег нет? Я слышал, что у нас в бюджете профицит, уйма денег. На оборону тратятся большие деньги!

А.Беляков:

- И это правда.

В.Ворсобин:

- Мы помогаем разным удивительным странам.

А.Беляков:

- И это правда. Но в этом профиците почему-то педагоги и медики находятся в отдельной строчке. И никто им поднимать уровень строчки не собирается.

Здесь большое лукавство. Деньги, которые выделяются федеральным бюджетом, в том числе, которые должны профинансировать зарплаты медикам, должны быть дополнены деньгами регионов. У нас многие регионы являются регионами с недостаточным финансированием. И они не могут эти деньги найти. При этом существуют так называемые майские указы президента, там существует дорожная карта. Например, доктор в 18-м году должен получать 200 процентов от средней зарплаты по региону. Сделали все, что можно. Изменили механизм расчета средней зарплаты, занизили его, чтобы был пониже. Но все равно не дотягивают, а с них спрашивают. С чиновников, с губернаторов. И что они делают? Увольняют часть людей, чтобы перераспределить деньги между оставшимися. Иди на две ставки, и мы выйдем на эти показатели. При этом все равно на показатели не вышли, у нас только четыре субъекта Федерации, которые выполнили майские указы в этой части. Остальные не выполнили. Поувольняли огромное количество медперсонала для того, чтобы перераспределить деньги между оставшимися. И все равно не получилось. Нагрузка выросла на доктора и на медсестру, качество упало. Очереди гигантские. Уровень здравоохранения понизился. И все от желания сэкономить.

В.Муранов:

- Я хотел просто реплику. У нас просто надо кормить очень большой чиновничий аппарат, поэтому денег не хватает. Обращение к гаранту, видимо, уже бесполезно. Потому что он четко объяснил людям на открытой пресс-конференции, сказал, что если снизить зарплату чиновникам, они же разбегутся. И вот, на мой взгляд, эта забастовка или не забастовка, как хотите ее называйте, я думаю, что это надо сделать нам всем. Просто взять и на время, хотя бы на недельку разбежаться.

В.Ворсобин:

- Между вами и чиновниками они выбирают чиновников.

В.Муранов:

- Конечно.

Передача в студии радио КП

В.Ворсобин:

- И в других регионах тоже начинает поднимать общественную голову врачи, учителя. Потому что на такие деньги жить невозможно.

Почему врачи и учителя получают мало, а силовики много? Получается, мы боимся нападения и смерти, которую нам несет враг. И мы обороняемся от него. И деньги тратим на оборону. Но при этом теряем людей в больницах, в школах. Это еще страшнее, когда из школы идут в тюрьму. Сразу. Я, кстати, видел таких детей. Есть целый городок Петровский завод. Это не доезжай до Читы. Там выпускники детского дома уходят сразу в тюрьму.

А.Беляков:

- Это статистика не конкретного города, если уж вы коснулись. У детдомовцев очень высокий уровень криминала. И высокий уровень суицида. Я эти цифры несколько раз публиковал. Это отдельный разговор и для отдельной программы.

В.Ворсобин:

- Но вопрос остается. Странная логика властей. Почему они так зажимают деньги?

А.Беляков:

- А давайте я вам подолью перца, Владимир? Преподаватели жалуются, что все плохо. Злая власть не дает и так далее. Слушайте, каждые выборы я смотрю на ютьюбе вбросы за определенного кандидата определенной самой главной нашей партии. Кто их делает?

В.Ворсобин:

- Учителя.

А.Беляков:

- Преподаватели! Сто процентов. Ровно те же самые, которые сейчас жалуются на ужасные условия! Ровно те же несчастные и обездоленные, которые терпеть больше не могут. На каждых выборах, на каждой избирательной комиссии сидит десять учителей. Одна прикрывает юбкой, вторая закрывает камеру, заклеивает жвачкой. Третья идет сыпать бюллетени. Чего же вы жалуетесь?!

В.Ворсобин:

- И сейчас улыбается учитель физики.

А.Беляков:

- Вы не член избирательной комиссии?

В.Муранов:

- К счастью, нет. Я категорически не участвую.

А.Беляков:

- Кстати, к разговору, почему не увольняются. Я не буду пальцем показывать, я человеку обещал, что не буду рассказывать. Убедили одного медика остаться работать, убеждали таким образом, что мама твоя будет уволена с предприятия. Прямо сейчас ей позвонил кадровик. Муж твой будет уволен из энергетической компании, прямо сейчас ему позвонил руководитель кадровой службы. И как вы будете в нашем городе жить, если ты уволишься, думай сама. И еще у сына будут в школе проблемы.

Вот так убеждают. Не к совести взывают.

В.Ворсобин:

- А если так платят учителям, они так работают. Я отец двух старшеклассников. Есть такое подозрение, что учителя, им все равно.

В.Муранов:

- Сколь веревочка не вейся, все равно совьешься в плеть, как Высоцкий пел в свое время. Действительно, учителей довели до края. И так же, как и врачей. Насколько бы самоотверженными не были эти люди, не выдерживали этот прессинг, эту жизнь на грани выживания, насколько бы они не любили свою профессию, в конце концов, есть такая вещь, как профессиональное выгорание. И государство в данном случае к этому подталкивает очень интенсивно в последнее время. Раньше оно, возможно, наступало в определенном возрасте в силу издержек профессии, то сейчас оно наступает через пять-шесть лет работы. Все. Человек выдохся, потому что у него за спиной нет мужа. Да, поэтому в нашей профессии так много женщин, потому что мужчины просто не готовы за такие копейки вкалывать. А на учителе лежит колоссальный груз ответственности, это правда. С детьми мы имеем дело. И груз бюрократической системы со всеми отчетностями и так далее.

В.Ворсобин:

- Вы учитель физики. А вот учителя преподают историю. Они рассказывают, как отстаивали люди права трудящихся в свое время, как боролись за права угнетенных и прочее. Я знаю, что бунтуют врачи. Почему не бунтуют учителя?

В.Муранов:

- Это сложный вопрос. Я не могу за всех ответить. Я сам удивлен доколе? Сколько нужно еще поиздеваться над учителями, чтобы они поняли, что надо. Может, от того, что это по большей части женская профессия? А женщины ради детей готовы терпеть всякое. У них такой инстинкт материнства. Может, на этом выезжает наше государство?

Передача в студии радио КП

А.Беляков:

- И на избирательных участках вы еще и всех остальных заставляете терпеть каждый раз, когда вбросы. Я не лично вас, я о тех преподавательских кадрах лучших, которые каждые выборы просто…

В.Муранов:

- К сожалению, но должен признать, что да, в избирательных комиссиях сидят учителя. И, к сожалению, участвуют вот в этом безобразии. Но я призывал неоднократно своих коллег. Давайте как-то отстаивать свои права. Мне говорили, да, мы с вами согласны. Но мы все такие разные и никогда не объединимся.

В.Ворсобин:

- Роман, слушаем вас!

- Мне кажется, что проблема по зарплате стоит, прежде всего, в том, что неправильная система оплаты труда. И надо вернуться, как было в советские времена, когда было жесткое штатное расписание. Ведь ни для кого не секрет, когда директора школ по той же самой Москве, главврачи больниц себе выписывают зарплаты от полмиллиона до миллиона рублей. Это не секрет. И когда половина фонда зарплаты идет в виде премиального фонда, все вот эти перегибы так и будут.

В.Ворсобин:

- Директора обкрадывают учителей?

- Это учителя и врачи. У них такая система.

А.Беляков:

- Они считаются менеджерами. И руководителями. И разница может быть в восемь-десять раз. Мы это наблюдали много раз.

В.Муранов:

- Порочность системы, на мой взгляд, заключается в одном факте. Если учителя реализуют госстандарт, федеральный стандарт, единый по всей стране и все дети сдают сдают единый госэкзамен во всех регионах одинаковый, то и, скажем так, ставка у них тоже должна быть у всех одинаковая. И, вы знаете, эти хитрые высказывания чиновников о средних зарплатах, эти хитрые отчетности по исполнению майских указов президента о средней зарплате, речь надо вести не о средней заработной плате. Она складывается из множества переработанных часов и так далее. И нагрузок на преподавателя троекратных. Речь надо вести об окладе, ставке. Ставка у нас 18 часов. И больше ставки учитель не может тянуть физически. Это же не зря придумана была ставка. Для учителя работа более 18 часов в неделю – это работа в упадок сил. На уничтожение самого себя. Это так. И если у нас будет четко сказано, что учитель берет на себя нагрузку не больше ставки, ставка оценивается в сто тысяч рублей по всей стране без исключения, потому что зайдите в магазины в Хабаровске и в Московской области! Или во Владимирской области, в Воронеже! Там примерно будет одинаковые цены. Почему такая разница в оплате труда?

Я был в разных областях. Там везде одно и то же. В одних и тех же сетевых магазинах одна и та же цена.

А.Беляков:

- Хочу отреагировать на реплику по поводу выгорания. Конкретный пример. Во Владимирской области есть поселок Балакирево в Александровском районе. Дневной детский стационар. На 10 тысяч жителей есть всего один доктор. Молодая девушка, которую заманили тем, что сказали, мы тебе дадим жилье. Не обманули. Убитая квартира с крысами. Мы там были. Она в жутком состоянии. И платит она за это жилье 10 тысяч рублей. Ее зарплата сейчас 7 тысяч. Не уходит, потому что есть муж. Она сейчас в декрете и продолжает работать.

В.Ворсобин:

- Итак, почему же чиновники и силовики получают много, а учителя мало?

А.Беляков:

- Потому что чиновники и силовики получают деньги из федерального бюджета, а врачи и медики получают частично из федерального, частично из регионального.

В.Муранов:

- Для государства важнее чиновники и силовики. Силовики их оберегают, а чиновники, видимо, отстегивают.

В.Ворсобин:

- Владимир Путин заявил, что если чиновникам не доплачивать, они разбегутся.

В.Муранов:

- Да, если им снизить зарплату, они разбегутся. Дело в том, что если они разбегутся, страна не заметит. А вот если разбегутся учителя и врачи!.. Всего лишь в одном городе врачи из больницы ушли! И уже целый хай поднялся. А если они уйдут из всего города? А если они уйдут по всем городам? А если учителя первого сентября всей страны возьмут и не выйдут в школы?

В.Ворсобин:

- Вы в это верите?

Передача в студии радио КП

В.Муранов:

- Я в это не верю, к сожалению. Мои коллеги, к сожалению, не обладают такой волей, чтобы встать дружно и выйти из школы вон. Хотя бы на один-два дня. Сразу страна это почувствует. А вот если депутаты Госдумы не соберутся на очередной созыв, да мы этого не заметим! Заводы продолжат работать, фабрики тоже. И никакая фирма не разорится.

А вот если не выйдут на работу учителя, то тогда куда детей поведут все остальные люди?

В.Ворсобин:

- Замечу, что это говорит не учитель истории и литературы, а учитель физики школы №17 в Ногинске!

Михаил Каневский, врач «Скорой помощи», здравствуйте! Вы в эфире.

- Добрый вечер! Я полностью согласен с преподавателем. Когда-нибудь это случится. Уйдут учителя и уйдут врачи. Вот тогда страна вздрогнет. И то, что было в Нижнем Тагиле, это только начало. Но это не такое начало. Это уже набат. Вслед был Пятигорск. Недавно был город Александров. Там уволилось 12 медсестер. Их уговорили вернуться обратно.

А.Беляков:

- Не уговорили еще.

- Я читал, что якобы они забрали свои заявления. И тут прозвучало мое любимое слово «выгорание». Понимаете, как такового выгорания нет. Просто любой врач-медик любого статуса понимает, что его навык, профессионализм и умения, они никому не нужны. Все подчинено каким-то странным стандартам. Медиков отучают думать. Писать под копирку все эти, извините, карточки, которые мы пишем. Это полная туфта, там никакой правды вообще нет! Все это выдумано в угоду ОМС, чтобы ОМС приняло карточки и оплатило.

Помните, два с половиной месяца назад, когда сказали, что в стране уменьшилось количество алкоголиков? Обсуждалась эта ситуация. Что реально на самом деле? Как в этом поучаствовала «Скорая»? Нам запрещено ставить «алкогольное опьянение», иначе пойдет первым диагнозом, ОМС не оплачивает эту карточку. Поэтому мы придумываем. Либо гипертоническую болезнь, либо ОРЗ, либо еще что-то. Но вторым диагнозом мы ставим «алкогольное опьянение». Вот так.

В.Ворсобин:

- А если прокуратура к вам прицепится, а вы поставили не тот диагноз? И вы будете крайними.

- Нет. Я поставил тот диагноз. Вторым. Ничего ни разу такого не было. А что нам примкажете ставить? Алкоголикам, которые вызывают просто потому, что они бухают целую неделю. И не могут уснуть. И вызывают в час ночи. Что нам им поставить?

В.Ворсобин:

- А чем это все закончится? Куда все это движется? Вот вы на земле работаете, в «Скорой».

- Сложно сказать. Почему на московской «Скорой» не будут бунтовать? У нас огромное количество приезжих. При всем моем уважении к приезжим, москвичей там практически нет. Приезжие берут ипотеку, ссуду. И все. Они становятся заложниками системы. Они будут молчать, когда их оскорбляют, когда их бьют. Потому что они будут понимать, не дай бог к ним привяжутся, к их работе. К написанию карточки. К запятой, неправильно поставленной палочке, галочке и так далее. И они будут получать от начальства нагоняи вплоть до выговоров, штрафов и так далее. Поэтому они всегда молчат.

В.Муранов:

- Так же молчат и учителя. Подавлены просто.

- Согласен.

В.Ворсобин:

- Передо мной лента сообщений. Конечно, тут много того, что читать нельзя. Экстремизм.

Представляете? Мы обсуждаем школы, врачей. А у меня половина ленты забита призывами к чему-то нехорошему! Потому что говорят, что по-другому решить этот вопрос нельзя.

Передача в студии радио КП

В.Муранов:

- Народ до крайней точки кипения довели этими поблажками в сторону чиновников. Раздувать его в два раза у нас научились, уже раздули за последние три-четыре года. А с педагогами и врачами тоже научились разбираться. Подавлять их, уговаривать не увольняться. А чиновники живут и здравствуют.

В.Ворсобин:

- А давайте послушаем учителей из Краснодара. Может, попадется и светлая сторона этой жизни?

- Я работаю учителем химии и биологии. Моя зарплата 25 тысяч. Конечно, ее не хватает. Почему такой размер зарплаты, наверное, лучше спросить у нашего правительства.

- Я учитель обществознания и истории. Зарплата у меня 26 тысяч. К сожалению, такие оклады у учителей. Почему? Всему виной нормативно-подушевое финансирование. Конечно, нам э той зарплаты не хватает. Это не только моя история. Это по всей стране у учителей.

В.Ворсобин:

- Одно и то же, какой город ни включи.

В.Муранов:

- Везде одна и та же ситуация. За эти деньги нам нужно каждые пять лет проходить аттестацию, собирать различные справки о курсах и прочее, повышать квалификацию надо. Будто мы не учились на учителя и тут же вдруг через пару лет мы все забыли. Нам нужно сдавать кучу всяких отчетов и прочее. И это все за эти деньги.

А депутату, например, нужно просто прийти, посидеть в кресле пару часов и пойти домой.

А.Беляков:

- Еще нужно, чтобы за него проголосовали. Или вы поможете.

В.Муранов:

- Да.

А.Беляков:

- Вадим, я свою родную Владимирскую область объехал много раз. И в прошлом году я поставил задачу все районы, все медицинские учреждения объехать. Мы сейчас обсуждаем массовые увольнения, такой информационный бум. Вот у меня есть район Собенский. Это граница областного центра в сторону Москвы. Это 150 километров от Москвы всего.

57 тысяч жителей. В поликлинике работает один врач. Остальные уволились тихо.

В.Ворсобин:

- Надеюсь, это изменится. Хуже уже нельзя.

А.Беляков:

- И примерно такая ситуация по всей территории.

Что будет
У любого события есть две стороны. Спокойно проанализировать явления, понять происходящее, создать объемную и четкую картинку помогает аналитический взгляд политолога Георгия Бовта.