Владимир Сунгоркин: К марту заболеваемость коронавирусом начнет падать и к июню всё закончится

Что будет
Главный редактор «Комсомольской правды» рассказывает о том, почему 70 % россиян не хотят прививаться от коронавируса, куда отправят Чубайса и исполнит ли Лукашенко свои очередные обещания

Р. Голованов:

- Что с нами будет дальше? Даем пророчества, предсказания и прогнозы, которые должны сбыться. Главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин и я, Роман Голованов.

Владимир Николаевич, у нас намечается всеобщая вакцинация. Мишустин говорит, что дело будет добровольным. С другой стороны, страшно кого-то заразить коронавирусом. Скажите, вы не боитесь, что прививку сделают и какой-нибудь жидкий чип введут в руку вместе с этой вакциной?

В. Сунгоркин:

- А тебе будут прививку делать? Ты же у нас переболевший.

Р. Голованов:

- Я хочу сделать прививку.

В. Сунгоркин:

- А зачем? Ты измерил антитела? Может быть, ты уже накачан этим добром.

Р. Голованов:

- Нет, пока не замерял.

В. Сунгоркин:

- А почему ты не замеряешь? У одних много антител, и считается, что это здорово, у других мало, значит, надо задуматься. В общем, ты замерь, и в следующий четверг мы слушателям доложим. Они же уже знают, как ты болел, как твоя беременная жена проходила это. У нее тоже все позади?

Р. Голованов:

- Да.

В. Сунгоркин:

- Теперь ты должен слушателям доложить, что в итоге с антителами у тебя. А я для начала скажу, что на днях сделал себе эту самую прививку. Первую. Там же долгий процесс. После первой прививки надо отсчитать три недели, потом будет вторая прививка. И из всего этого вырастет энное количество антител. И тогда мы будем наплевательски ко всему относиться, ходить без масок, чихать и кашлять на сотрудников и ездить в переполненном трамвае.

Р. Голованов:

- А вы уверены, что она сработает?

В. Сунгоркин:

- Теперь самое интересное. Готовясь к нашей сегодняшней программе, я вычитал, что уже есть разнообразные исследования общественного мнения, отношения к прививке. В общем, дело плохо в плане доверия общества к предлагаемым им благам со стороны власти. 70% населения не хотят делать прививки.

Р. Голованов:

- 70 – это только те, кто честно признался. А еще процентов 20 решили промолчать, как обычно они и делают.

В. Сунгоркин:

- Я знаю, что большое количество моих высокопоставленных знакомых сделали эти прививки по блату. Вот когда это надо было по блату и в обстановке дефицита, они это сделали – кто в августе, кто в сентябре, кто в октябре. И что ты думаешь? Все, кто эти 42 дня продержался, не поймав вирус, никто из них не заболел. Я тоже ее делал по блату. Дальше у меня немножко болела рука (это в руку делают), и я немножко заболевал. Но меня предупредили: будет ощущение, что ты заболеваешь. Я немножко заболевал, а потом все прошло. Но когда это по блату, мы вот так, а когда сказали всем построиться и с понедельника записывайтесь на прививку, то обнаружилось, что 70% точно не хотят. Вот это для меня, честно говоря, удивительно, но это показывает отношения власти и общества. Общество сейчас в глубоком недоверии.

Р. Голованов:

- Всё сделали неправильно. Нужно было сказать, что вакцину разработали только для Путина, Мишустина, Кадырова, Сунгоркина и Венедиктова, а остальным эту вакцину не дадут, она будет в страшном дефиците…

В. Сунгоркин:

- Что ее будут раздавать по специальным спискам, согласованным в парткоме, профкоме и в КГБ.

Р. Голованов:

- Тогда бы вся страна стояла в очереди, думая, что она колет себе подпольно эти лекарства. Потому что, когда болели коронавирусом, люди себе кололи в живот черт знает что – всякие прививки от малярии, не пойми что.

В. Сунгоркин:

- В общем, интересная ситуация начнется. Шойгу публично этой дрянью укололся, показывали на днях. Но мало помогает. Говорят: наверное, ему из другой бутылки налили. Во всяком случае, мы с тобой как лоялисты призовем всех наших слушателей прививаться. Я руководствуюсь таким сакральным знанием. У меня большое количество знакомых привилось (еще по блатной схеме), и ни один не заболел, кто продержался 42 дня. Там еще надо 42 дня продержаться.

Чего народ боится? Что какую-нибудь дрянь впрыснут. Народ боится, что это будет что-нибудь такое разбодяженное. Народ боится, что потом заболеет. Тогда еще одну вещь подчеркнем. Никому не впрыскивают живой вирус. Там рожки да ножки от вируса, и ковидом вы точно не заболеете. Это был краткий пересказ 250 статей в «Комсомольской правде», посвященных этой теме.

Р. Голованов:

- А теперь добойка. Еще к этой прививке нужно сделать прививки от гриппа и пневмококка. Это доктор Мясников советует.

В. Сунгоркин:

- Но не сразу, надо их развести как-то.

Р. Голованов:

- Ну да. Имеется в виду, что это обязательно.

В. Сунгоркин:

- Я от гриппа тоже делаю, сделал в этом году, и делаю каждый год. И гриппом не болею, слава богу, много лет. Так что вот такой наш ответ на вызов времени.

Р. Голованов:

- Нам пишет Владимир Дмитриев: «Люди не доверяют власти во всем, и этого уже не изменить».

В. Сунгоркин:

- Ну, даже спорить не буду. Но если власть скажет, что дважды два – четыре, что мы будем делать?

Р. Голованов:

- Примем, что пять. Владимир Николаевич, что будет дальше с этой вакцинацией? Она остановит эпидемию или нет? Или опять тут очковтирательство будет?

В. Сунгоркин:

- Знаешь, ответ готов. Давай посчитаем. 70% не верят, 5% сомневаются, а 25 верят. Если 25% страны привьется, то я думаю, что это еще наложится на такие дрожжи, как мы имеем в твоем лице (переболевших и получивших антитела). Скажу прогноз. Где-нибудь через 3 месяца, то есть к концу марта, по моим астральным расчетам, вся эта пандемия начнет резко падать, а к июню она кончится.

Р. Голованов:

- Хорошее сообщение от Игоря. «Начнут рисовать статистику. Будем все, как в Китае, люди заболевают, но от всех всё скрывали…»

В. Сунгоркин:

- Запиши где-нибудь на стенке, что к июню она закончится, эта история с коронавирусом. Ну, что-то останется. Вот в Австралии сейчас в день то отыщут 28 человек, то 6. Вот будут в день находить где-то 28, где-то 5, но все это останется позади к июню. Я просто рассуждаю. Тот самый стадный иммунитет растет. У нас же высокие цифры. Просто кончится народ, годный для заболевания.

Р. Голованов:

- Мне кажется, к 22-му году.

В. Сунгоркин:

- Плюс мы усугубим вакциной.

Р. Голованов:

- Я даю все-таки 22-й год. Это слишком рано, потому что люди будут отказываться от прививок. Вот Путин сделал и не заболел – это всё врут, а сделала баба Маня и не заболела – вот баба Маня – источник.

В. Сунгоркин:

- Ты все правильно обрисовал. Но тех, которые будут кричать, что все врут, их догонит ковид с другой стороны (ну, как он тебя догнал).

Р. Голованов:

- Вот нам пишут: «Роман, не делай глупостей. Вколоть эту бодягу…» Отговаривают меня, не верят.

В. Сунгоркин:

- Вот смотрите, Путин и Собянин заявили, что надо уже с понедельника массово начать прививать. Но при всем при этом еще несколько дней назад вполне такая не секретная информация была, что у нас запасов вакцины еще нет на массовую прививку. Заводы только начали ее производить, сырья не хватает, и это объективная ситуация. Я разговаривал с одним деятелем в этой сфере где-то дней 5 назад. И он мне это все подтвердил. Но при этом уверенно говорят: с понедельника начнем. Я подозреваю, что уже действительно пора начинать, и расчет на то, что мы с понедельника начнем, а потом подтянутся эти запасы. А вдруг народ пойдет в таких количествах, что все захлебнется? А наши вожди, Путин и Собянин, отлично знают то же, что мы с тобой сейчас огласили. Что народ боится и не жаждет идти. Поэтому говорят: на тех, которые пойдут, наверное, хватит, а там подвезем свежак. Скорее всего, те глубокомудрые люди, которые сейчас не хотят идти, ни во что не верят, им надо об этом задуматься. Вы все-таки сходите, поставьте, пока другие еще думают. А то останетесь без этой прививки. Тяжело лежать с ковидом.

Р. Голованов:

- У меня сейчас родители болеют страшно.

В. Сунгоркин:

- У тебя родители болеют, а у меня вся родня по деревням попрятана. У нас в «Комсомольской правде» очень много больных за последние недели (именно за последние недели). Так что, граждане, прекращайте дурью маяться, идите на запись, ставьте себе прививку. Очень много за последние дни моих знакомых стало заболевать.

Р. Голованов:

- Давайте перейдем к хорошим новостям. Путин назвал преемника Чубайса. Президент предложил кандидатуру Сергея Куликова. Это заместитель председателя коллегии Военно-промышленной комиссии (ВПК). Теперь он будет в Роснано, а Чубайс куда-то уйдет. Владимир Николаевич, почему именно сейчас (буду политкорректным) это происходит, такая отставка?

В. Сунгоркин:

- А политкорректность-то здесь какая?

Р. Голованов:

- Тогда спрошу по-другому. Почему в отставку, а не в «Лефортово»?

В. Сунгоркин:

- Конечно, можно часами о Чубайсе разговаривать. Это феноменальная фигура, вошедшая в историю надолго. Несколько очень интересных вещей по разделу «что будет, что вообще происходит». Первое. Взят преемник этого самого Роснано не из круга людей Чубайса. А вообще где люди Чубайса? Их раньше было очень много, а сейчас никого нет. Сейчас, кроме Леонида Яковлевича Гозмана, мы с тобой никого и не вспомним из соратников Чубайса. Вот символ соратников Чубайса – Леонид Яковлевич Гозман. Это ближайший друг и товарищ Чубайса.

Пункт 2. Года 3 назад я попросил Женю Арсюхина (у нас есть такой яркий журналист в России, он работал у нас в отделе экономики): «Женя, давай напишем статью». Я к Чубайсу всегда с симпатией относился, я вообще люблю реформаторов. И он пошел писать статью. Я говорю: «Столько всяких сплетен вокруг Роснано, столько всякой дури вокруг этого, но я не могу поверить, что Роснано – вот такая опереточная организация. Напиши статью об их достижениях». Женя пошел. А Женя тоже такой реформатор.

Р. Голованов:

- Неужели он нашел достижения?

В. Сунгоркин:

- И Женя Арсюхин пошел с такими же светлыми чувствами искать роснановцев. Они его встретили для начала как агента японской разведки какой-нибудь, в 37-м году перешедшего границу. Они его долго допрашивали, не подпускали никуда близко, ни к какой информации. Женя говорит: «Я ничего не понял. Я пытался что-то узнать, а они меня начали допрашивать, насколько я верен идеалам чубайсизма, ельцинизма и гайдаризма». И ему поплохело от этого. Я говорю: «Давай тогда окружными путями, раз они тебя даже не пускают к информации». Он пошел окружными путями и говорит: «Слушай, а там ничего нет, кроме блефа всякого». – «Может, плохо искал? Иди, еще ищи». Он пошел дальше искать. И так ничего толком не нашел, кроме… Мы в прошлый раз с тобой говорили, миллиарды, миллиарды и миллиарды, обанкроченные заводы, закрытые, приписанные какие-то подвиги.

Я однажды встретился с Чубайсом на одном мероприятии и ему довольно откровенно это рассказал. Говорю: «Может быть, вы нам интервью дадите, что-то расскажете про Роснано?» Чубайс, с которым мы знакомы лет 100, меня так сменил взглядом с ног до головы… Насколько я понял, они нам не могут простить (все образованные люди знают про слово «абажуры»)… Если помнишь, что-то антисемитское Скойбеда ляпнула неосторожно, мы потом затирали, замыли, отчистили эту фразу, убрали ее отовсюду.

Р. Голованов:

- По-моему, Гозман и возмутился, этот выкормыш Чубайса.

В. Сунгоркин:

- Абсолютно. Маленький пустяк. Это было 10 лет назад – фраза про абажуры. Короче, Чубайс меня сменил холодным взглядом большевика, каким он всегда являлся, и сказал: «Комсомольской правде» ничего я не расскажу». Я пожал плечами, обалдел с этого. Я не думал, что все так запущено уже и тяжело. Но, видимо, он был заведен Леней Гозманом, который долго судился с нами, разоблачал нас как врагов всего и вся и фашистов каких-то. В общем, на этом наше постижение нанотехнологий имени Чубайса закончилось. Мы на самом деле, реально пытались просто разобраться. Но как только ты пытаешься разобраться и быть достаточно искренним, ты получаешь с двух сторон обычно – и с тех, которые «за», и тех, которые против Чубайса, что плохо ты Чубайса ненавидишь.

Это такая реальная история, которая была у «Комсомольской правды» в Роснано.

Р. Голованов:

- Если вы его знаете, он реально русофоб такой, он реально ненавидит всех нас? Он реально участвовал в развале страны?

В. Сунгоркин:

- Ты про Чубайса? Да нет, Чубайс никакой не русофоб, не агент ЦРУ, не разваливал страну сознательно. Чубайс точно из такой же когорты, как пламенные ленинцы и большевики. Ведь ленинцы и большевики, они же тоже хотели счастья народу. Причем они хотели счастья всей планете. Они хотели все народы освободить от эксплуатации капиталистами. Их возмущало, что какой-то хрен с бугра, Мамонтов какой-нибудь, владеет какой-то фабрикой, а Сытин владеет типографией. И вся эта утопия им нравилась, и они были готовы за нее положить народ под пулеметы.

Анатолий Борисович, он такой же, он очень похож. Он глубоко ненавидел коммунистов. Он такой большевик с обратным знаком. Он ненавидел коммунистов, он ненавидел любые социалистические игрушки. Как всякому большевику, ему надо было все скорее, скорее и скорее сделать. Он не злодей. У него так получилось. Вот дедушка Ленин, он же тоже не был злодеем, он на елку приходил…

Р. Голованов:

- Оркестром дирижировал.

В. Сунгоркин:

- Нет, я про Ленина говорю. Ленин на елку к детям приходил, печнику шапку вручил и т.д. Но при этом он был повинен в смерти миллионов, в голоде в Поволжье, в разрушении России как страны и т.д. Вот Анатолий Борисович такой же. Он не злой человек, он любит родину, но он большевик.

Р. Голованов:

- Но для меня-то Ленин – бандит самый настоящий.

Мы видим в комментариях все проклятья, которые летят в адрес и нас, и Чубайса.

В. Сунгоркин:

- А нас-то за что?

Р. Голованов:

- Ну, как? Я – против Ленина, вы вообще за Чубайса.

В. Сунгоркин:

- А, вон что. Да нет, конечно, наши добрые слушатели все категоричны, им, конечно, для таких категоричных слушателей есть другие ораторы, у нас есть неистовый Мардан, есть полковник Баранец, вот их надо слушать тогда, которые: расстрелять, повесить, сжечь! Живым желательно.

Понимаете, оценивать деятельность Чубайса я не считаю, что должны вовсе не широкие народные массы, а он, все-таки занимался экономикой страны. Политикой он занимался очень недолгий период. И ему же наш родной русский народ предъявляет претензии по экономическим вопросам, между прочим, что он распродал Родину, разрушил экономику, еще раз разрушил экономику. И снова разрушил экономику. А вот разрушил он ее или не совсем разрушил, где там его вина, а где вина, не знаю, начиная с того же Ленина, да? И далее по списку. Это большой и интересный разговор, но он такой медицинский, я бы сказал. Часть его решений были неправильными, часть решений были абсолютно правильными, часть были правильные, но в условиях, когда они оказались неправильными не по его вине. И так далее. А демонизировать?.. Конечно, Чубайс, он по своей природе был неистовый большевик и очень откровенный, он не был никогда дипломатом. Он позволял себе, как многие сильные люди, не быть дипломатом. Находился он на глазах у миллионов, поэтому любой, кому надо было побороться за народное счастье, ставил перед собой образ Чубайса и на нем, как на груше, отрабатывал какие-то вещи. Вот Чубайс нам не обещаем манну небесную, а мы вам пообещаем. Кто лучше? Мы или Чубайс? Вы – кричит им народ! Ну, я кратко пересказал спор, тогда был очень популярный Верховный совет и антинародный рыжий Чубайс. И так далее.

Все это вульгарщина и популизм. И мало имеет отношения к реальности. В целом роль Чубайса, я бы сказал, пятьдесят на пятьдесят, как, кстати, многих реформаторов. Половины он сделал черного для народа, а половину он сделал белого для страны.

Р. Голованов:

- Спрашивают, а где дети Чубайса? Чем они занимаются?

В. Сунгоркин:

- Хороший вопрос.

Р. Голованов:

- А я уже нашел ответ.

В. Сунгоркин:

- Дети у него взрослые уже. Как ни странно, я чего-то не могу ничего…

Р. Голованов:

- А я нашел. Это «Аргументы и факты» - ответ редакции. Сын Алексей окончил ВШЭ, работал с ценными бумагами. И занимается бизнесом по квадрациклам в России. Туризм. А дочь получила экономическое образование, живет в Санкт-Петербурге. И работает в представительстве крупной иностранной компании. У нее есть дочь Варвара – единственная внучка Чубайса. Вот такие вот открытия.

В. Сунгоркин:

- Ну, вот тоже личная жизнь, которая, мне кажется, вообще не относится в данной теме. Ты задал вопрос широко так, типа, злодей или… Моцарт от или Сальери от экономики?

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, как вы думаете, куда его направят? Ему не дадут же серьезную должность?

В. Сунгоркин:

- Смотри, ему 65 лет. Ну, что такое серьезная должность? Я думаю, он не пропадет. У него всегда было очень много энергии, большие связи, не все его считают злодеем и исчадием ада. Слухи о том, что он может оказаться в каких-то арктических наших центрах по развитию Арктики - вполне может это быть, потому что Чубайс, вообще, к северам, к природе всегда с большой любовью относился. Не все знают, но этот злодей по рекам сплавлялся, очень любит Камчатку.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, вы точно попали в цель! Его на север и хотят отправить тут.

В. Сунгоркин:

- Да, да, на Колыму. Применять энергию Чубайса в мирным целях, мне кажется, было бы полезно для Родины.

Р. Голованов:

- А я тоже свой прогноз дам. Мне кажется, его не выкинут, куда-нибудь посадят, потому что в нужный момент народу надо выпускать пар.

В. Сунгоркин:

- Да нет, его уже забыли. Конечно, он годится за неимением, но, по-моему, его уже подзабыли, все-таки. Он давно на обочине.

Р. Голованов:

- К следующей теме. Белоруссия. Лукашенко обвинил НАТО в создании группы для захвата белорусских земель, параллельно с этим Тихановская делает не менее интересное заявление, что она готова возглавить страну в переходный период. Все это имеет отношение к реальности? Куда будет дальше двигаться Белоруссия? И возможно ли туда возвращение Тихановской в момент, когда Лукашенко ослабнет? И ослабнет ли он дальше?

В. Сунгоркин:

- В принципе, благодаря последним заявлениям очень словоохотливого Александра Григорьевича, уже просматривается некий календарь, по которому он будет Белоруссию двигать. Ну, какой календарь? Он на днях сказал более забавные вещи, хотя куда еще более забавные, чем те, которые ты процитировал? Что НАТО нападет на Беларусь. Это, конечно, сильное заявление, надо было нам вынести его в прямую речь, в смысле, а аудиозапись дать прослушать, она шикарная. Она реально была такая именно, да, что НАТО готовится напасть на Белоруссию для того, чтобы оттяпать половину Белоруссии, на которую она претендует. Ну, это все вполне серьезно он рассуждает.

Смотри. Он выступал перед врачами на днях там. Нам с тобой на счастье, что есть, о чем поговорить о таком экзотичном. И сказал следующее, что он в президенты не пойдет в следующие после того, как будут приняты поправки в конституцию. Но поправки будут приняты, между прочим, примерно в марте-апреле, должны быть приняты, если Александр Григорьевич ничего там не учудит, а он горазд на сюрпризы.

Если эти будут приняты в марте поправки, значит, к лету там должны быть выборы. Но остался сюрприз такой, он сказал, что на выборы не иду, все. Но сюрприз-то в том, что у нас есть огромное количество стран вполне нормальных, где президент, собственно, не играет никакой роли, но играет большую роль премьер-министр. Далеко ходить не будем: это Армения, там премьер-министр главный, это Молдавия – там парламент главный, это Германия, где канцлер – главное лицо, а президент, по-моему, его фамилия Вайцзеккер, его вообще никто не знает. Поэтому если конституция в Белоруссии будет принята такая, что президент будет лицом церемониальным, а главным лицом будет премьер-министр, мы с тобой волшебным образом увидим, что Лукашенко уже не президент, но он первое лицо Белоруссии. Мне кажется, этот сценария вполне вынашивается сейчас Александром Григорьевичем. Он же не отдаст власть. Он не такой человек, он не замечен в такой пошлости, как отдача власти выборным путем. Он столько уже наговорил.

У нас с тобой «Что будет», и нам надо ждать уже через месяц – следующая точка в Белоруссии – это начало обсуждения новой конституции. Я на днях тут встречался с разными ребятами из Белоруссии, такие политические обозреватели, так их назовем, с ними мы делали конференцию. И они считают, что уже много по конституции есть вариантов, они зависят ровно от одного человека все – от Лукашенко Александра Григорьевича. Они все очень разные, эти варианты. И что Александр Григорьевич будет где-то максимум в январе он должен каким-то способом начинать, потому что дальнейшее уже становится совсем неприличным. Вот этот разгон демонстраций и все такое.

Р. Голованов:

- А вот про премьера? Это вы из этих разговоров вытащили?

В. Сунгоркин:

- Нет, это из головы. Это же очевидно, если Лукашенко говорит: я не пойду в президенты, тогда грош цена тому президентству, в которое Лукашенко сказал, что не пойдет. Значит, он будет делать парламентскую республику.

Р. Голованов:

- Вот сейчас он начнет сокращать полномочия президента…

В. Сунгоркин:

- Легко и с удовольствием будет сокращать.

Р. Голованов:

- А потом? Он делает финт и уходит в премьеры. Но народ обозлится заново.

В. Сунгоркин:

- А там очень интересная ситуация. Он уходит в премьеры, допустим, по решению парламента. А парламент там весь, так сказать, его ручной. Тогда и парламент переизбрать надо, а парламент как переизбирать? Это удивительная страна – Белоруссия, там вообще партий нет. Там реальных партий нет. Оппозиция, которая сейчас по улицам ходит, у нее же нет лидеров, вернее, лидеры сидят в тюрьме. Выпустит он их из тюрьмы, будет другая история. Но он их не отпустит.

Р. Голованов:

- Перейти из президента в премьеры, если прогноз такой, это же у всех на глазах!

В. Сунгоркин:

- Подожди. Ты с таким изумлением! А 9 августа у всех на глазах было сообщено, что Александр Григорьевич Лукашенко получил 80% голосов. Ну, и что?

Р. Голованов:

- Как что? Вот и улица.

В. Сунгоркин:

- Вышел народ, да. А народ какой? Александр Григорьевич дальше у всех на глазах сообщил, что они все алкоголики, наркоманы и деклассированные элементы. Было? Было. Поэтому ему не привыкать, во-первых, к этому. Но бог бы с ними, с их внутренними делами. Президент Российской Федерации совершенно правильно сказал, это вчера-позавчера по поводу Белоруссии, что надо, чтобы Беларусь сама у себя разобралась, чтобы это был внутренний диалог. Пока никакого внутреннего диалога нет. Там так: или ты за Александра Григорьевича, или ты за приход НАТО на территории синеокой. Но бог бы с ними, и это тоже нас не касается. Более интересна другая вещь, которая тоже легко прогнозировалась. После того, как мы, называя своими словами, в этом споре славян между собой белорусских, мы заняли позицию, что мы поддерживаем Александра Григорьевича в его неустанной борьбе с НАТО, с агрессией, с Польшей и прочими изобретениями его, пропагандой и агитацией, что происходит? Происходит такая интересная вещь, что настроения белорусов осторожно начинают становиться антироссийскими. Или проевросоюзными. И вот последние замеры, которые делали какие-то там социологи, а там тяжело с социологией, но какие есть, те и сделали. Они показали, что в пользу евровыбора стало на 11% больше белорусов всего за последние месяцы. Если эта динамика будет продолжаться, то мы в течение года, опять же к тем самым выборам, мы уже никакого влияния серьезного на выбор белорусского народа иметь не будем. Получится что-то вроде Украины в 2014 году только вид сбоку.

Ничего подобного не было. Вот эта наша тоже любовь к тому, что все считать заговором Антанты, любые недовольства народа, у нас уже в райцентрах в России –матушке любой, кто рыпнется на главу района, его в два счета обвинят агентом НАТО и так далее. А чего ты? Это не смех. Я помню губернатор в Самаре был Меркушкин Николай Иванович, старый мой товарищ. Он мне на полном серьезе объяснял, что там какой-то блогер, который его постоянно подвергал критике за ямы на дорогах, что этот блогер кормится из фондов ЦРУ. И когда я выразил деликатное, хмыкнул, сомнение самое деликатное, он сказал, а что, ты не понимаешь, что это цэрэушник? Они этого блогера, кстати, посадили на два года. В итоге. По-моему, уже выпустили.

Да, друг мой.

Р. Голованов:

- И, наверное, ушел в убеждении, что вы кормитесь от Сороса.

В. Сунгоркин:

- Запросто. А где еще кормиться-то? Белоруссия, она сейчас находится в очень большом таком движении, и это движение не в сторону России происходит. И об этом нашему начальству надо бы задуматься. Как с этим казусом быть – с казусом Белоруссия.

Р. Голованов:

- А почему не в сторону России? Неужто не поняли, что если вы не с Россией, вы теряете или Карабах, или теряете власть, как это может быть в случае с Лукашенко.

В. Сунгоркин:

- Почему не в сторону России? Потому что Александр Григорьевич Лукашенко сейчас все менее популярен в Белоруссии, хотя, безусловно, часть белорусского народа его поддерживает. Мы говорим о больших цифрах, о весах истории. И вот две чаши весов. И на эту чашу, скажем так, образованная часть Белоруссии уже говорит, нам-то Лукашенко давно надоел. И, похоже, что он на выборах не победил, говорит образованная часть Белоруссии. Похоже, что Александр Григорьевич так весело себя ведет, гоняет нас с утра до вечера тут всех, потому что он опирается на поддержку своего старшего брата, как он его называет. Своего, так сказать, учителя и так далее, президента России. Вот в какую- ловушку мы сейчас попадаем. И надо с этим чего-то делать, скажем так, в этой истории время работает против российских интересов. Нам нельзя белорусский народ вот так отвернуть от себя, как мы уже отвернули украинский. Мы украинский народ потеряли. На сколько лет, никто не знает, но потеряли. И там под сорок миллионов народу. И сейчас мы совершаем, мне кажется, большую ошибку с нашей политикой в Белоруссии.

Р. Голованов:

- Вопрос вдаль. Что будет с нашими отношениями с белорусами? Мы их потеряем, как украинцев?

В. Сунгоркин:

- Ну, если мы так же будем каждые две недели подтверждать, что мы всячески поддерживаем Александра Григорьевича в его неустанной борьбе, ставить на этом точку, хотя сейчас точка не ставится, сейчас говорят: мы хотим, чтобы там сейчас произошел диалог, чтобы белорусский народ сделал свой выбор. Но как белорусский народ сделает свой выбор, если у них все практически кандидаты в президенты были посажены по выборов, все, кроме Тихановской. Теперь и она в эмиграции. И как делать народу выбор, если там сейчас достаточно жесткая борьба с любыми попытками диалога и с любым инакомыслием? Какой диалог? Кого с кем? Александра Григорьевича со своим аппаратом? Какой там диалог? Он им скажет, они примут к сведению.

Вот такая ситуация. Нам надо всячески поддерживать пророссийские настроения, но мы туда даже не влезаем сейчас. Между прочим, в Белоруссии сейчас очень четко, жестко уничтожается любое влияние, выдавливается любое влияние России. Вот мы с тобой каждый раз говорим, поминаем, что там не выходит «Комсомольская правда». Там сидела одна комиссия по проверке, сейчас их там уже две. И маленький пустяк: там выходила другая российская газета – «Аргументы и факты», ее тоже выгнали из всех сетей киосков. И пока еще разрешают доставлять подписчикам. Так что все очень интересно.

Р. Голованов:

- А они не понимают, что есть интернет? И активная часть людей сидит там, она уже не верит никаким газетам, верит какому-нибудь блогеру, который кормится…

В. Сунгоркин:

- У них вчера или позавчера произошло большое совещание. Как раз, чтобы решать этот вопрос без наших с тобой подсказочек, что по интернету тоже будет решаться вопрос. Все это совершенно цинично делается. Ну, просто страна традиционная, поэтому печатные средства там гораздо большее влияние имели, чем в России. Но в России тоже процентов тридцать населения никаким интернетом не пользуется, чтобы ты знал. А что такое 30%? Это порядка 40 миллионов населения, между прочим.

Р. Голованов:

- А это голоса на выборах.

В. Сунгоркин:

- Это 40 миллионов. И надо их уважать. И в Белоруссии печатными средствами массовой информации интересуется примерно 20-30% населения. Нормально.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, Лукашенко устоит после всего? И насколько лет он еще задержится?

В. Сунгоркин:

- Лукашенко, на мой взгляд, на 100% зависит на сегодня от позиции России, российского политического руководства. Если российское политическое руководство решит его поддерживать дальше, он устоит. Но это будет такое интересное… Он будет сидеть на штыках и так далее.

Р. Голованов:

- Ну, будем следить.

В. Сунгоркин:

- Если, если, если…

Р. Голованов:

- Будем следить, что будет с батькой, с нами, с нашими отношениями.

Еженедельная радиопередача "Доброволец" - это передача о добре, помощи, взаимовыручке и милосердии. К нам в гости приходят топ-менеджеры крупных компаний, развивающие корпоративное волонтерство, руководители крупных благотворительных фондов, представители власти и многие другие. В течении часа гости делятся своим опытом помощи людям, расскажут почему благотворительность - это важно, как будет развиваться это направление у нас в стране. Ведущие - Роман Карманов и Вадим Ковалев.