Владимир Сунгоркин: Навальный - диктатор похлеще многих. Первые три года он будет разбираться с врагами

Что будет
Главный редактор «Комсомольской правды» рассказывает, с чем связано ослабление антиковидных мер в Москве, получится ли устроить оппозиционный митинг в ближайшее время и что будет с Белоруссией, которая уже дровами решила торговать

Р. Голованов:

- Рассказываем, что с нами будет дальше. Главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин. У микрофона Роман Голованов. Владимир Николаевич, здравствуйте.

В. Сунгоркин:

- Здравствуйте.

Р. Голованов:

- Я уже потерял голову от хороших новостей, которые нам пришли из мэрии Москвы, от Собянина.

В. Сунгоркин:

- Сыплются, как из рога изобилия.

Р. Голованов:

- Наконец-то дистант отменяется. Все начинают ходить нормально в школы, в университеты, в колледжи. Транспортные карты учащихся разблокируют. Кинотеатры, библиотеки, детские развлекательные, торговые центры, уголки возвращаются к более-менее нормальной работе. Главное, чтобы заполнялись не больше чем на 50 процентов. Но остается, что 30 % сотрудников на дистанционке. Все у нас по-прежнему с масками, с перчатками. С ресторанами, ночными клубами, барами. Если и улучшится вся эта эпопея с коронавирусом, то скоро и люди старше 65 лет смогут нормально жить и вернуться к работе.

Мы начинаем побеждать, что ли? Или расслабляться рано?

В. Сунгоркин:

- Я думаю, что главным градусником, счетчиком для принятия Собяниным таких решений является тот факт, что ему, скорее всего, рапортуют чиновники: Сергей Семенович, у нас есть пять, шесть, семь, девять тысяч свободных коек в Москве. А при этих койках – медперсонал со шприцами в руках. Значит, мы можем позволить немножко еще дать населению города свободы. А для чего им свобода нужна? Для того, чтобы они ходили, ездили, тратили деньги. Чтобы экономическая жизнь в Москве была. Деньги – кровь экономики. Чтобы с помощью этих людей деньги бегали по кровеносным сосудам. И экономическая жизнь в Москве была более оживленной, более интересной для бизнеса, для налогов и так далее.

Я думаю, этот механизм я тебе очень близко к правде жизни описал. Что мы можем себе позволить людям дать чуть больше свободы в связи с тем, что койки у нас есть, если что. Мораль: расслабляться не стоит, потому что койки – это тоже такой печальный символ в конце, что, если что, мы всех положим на койки.

Дальше. Конечно, обнадеживает и то, что идет вакцинация. Она реально в Москве идет, реально идет в области. И очень смутно, спорно – в большинстве страны. Москва обычно впереди ледоколом идет. Поэтому то, что в Москве Собянин назвал, по-моему, 200 тысяч провакцинированных, это же, скорее всего, из них 150 тысяч в этой волне так называемой массовой вакцинации получили первый укол. Второй укол – прибавляй еще три недели. Примерно в двадцатых числах февраля, а точнее, к 1 марта, скорее всего, начнет сказываться благотворное влияние уколов, прививок. Надо получить две вакцины, а потом антитела начинают вызревать. Вот давай отложим на графике время до 1 марта. И с 1 марта будем с тобой следить, как вдруг волшебным образом пойдет на дальнейшее снижение количество инфицированных в Москве, а дальше и по стране.

На самом деле мы очень мало людей вакцинировали и в Москве, и в стране. Просто удручающе мало. На сегодня Израиль, который на первом месте по вакцинации, у них вакцинирован уже 31 человек в каждой сотне. Каждый третий житель Израиля уже вакцинирован. Значит, мы числа 1 марта должны увидеть волшебное превращение Израиля, когда примерно с 1 марта в Израиле начнет приближаться к нулю количество людей инфицированных. Вот это будет очень интересное зрелище. Хотя оно будет видно в основном на листочках бумаги и на экранах, но это очень будет интересно, что нас ждет.

Р. Голованов:

- А если оглянуться назад?

В. Сунгоркин:

- Да, а Россию это пока не ждет. Я не сказал простую вещь. А у нас вакцинировано сегодня, как в том мультипликационном фильме про полтора землекопа, у нас сегодня 0,6 человека в каждой сотне провакцинировано. Даже одного человека из ста не вакцинировано. Мы опять очень сильно отстаем. И это должно быть поводом для разборок в правительстве.

Р. Голованов:

- Это вопрос к людям, которые не идут вакцинироваться.

В. Сунгоркин:

- Там такой заколдованный круг. С одной стороны, люди, это правда, не идут. Больше того, выявлена главная причина, почему они не идут. Она очень интересная. Они не идут потому, что половина врачей, точнее, в России-матушке половина медработников сами считают, что неправильно вакцинироваться, и всем советуют это – не ходить вакцинироваться. Не дремучие староверы на реке Подкаменная Тунгуска, которые двумя пальцами крестятся и называют дьяволом вакцину, а медработники – люди, которые клятву Гиппократа давали, институт оканчивали, ординатуру и так далее. Не хотят. Поэтому у нас ситуация опять очень специфическая в России. И тут есть о чем порассуждать.

Р. Голованов:

- Если посмотреть назад, помните, мы ругали, что взяли и обрушили всю экономику. А вот теперь можно сказать, что это было все не зря, и болезнь реально страшная?

В. Сунгоркин:

- Я не могу сказать, что все это было не зря. Потому что болезнь реально – у кого страшная, у кого не страшная, там по-разному получилось. Но все эти меры, сейчас задним числом видно, что, наверное, надо было их провести хотя бы для того, чтобы получить опыт. Но я тебе скажу, что дело темное до сих пор. Я разговаривал с разными светилами, их спрашиваешь: а вот это? У них такой ответ: а черт его знает, информации мало.

Вот смотри, сейчас то, что мы проходили по весне – локдаун, по-умному выражаясь, проходит Великобритания. Там наш друг Кашин подробнее может сказать, но они уже давно на локдауне. Как-то это влияет на рост инфицированности? Ответ – никак. Они улетели куда-то в космос с этими графиками роста инфицированности. И все эти маски, прекращение работы, изоляция никак не влияют. Есть несколько стран, где по-прежнему рост очень высокий. Кстати, в Израиле тоже очень высокий рост. Но, возможно, в Израиле этот рекордно высокий рост связан с тем, что они повально всех сейчас вакцинируются. И по ходу дела они обнаруживают реальную зараженность людей. Мы же тоже ничего не знаем про реальную зараженность. У нас один из ста пришел и проверился. А 99 – черт их знает.

Р. Голованов:

- Президент Аргентины Альберто Фернандес привился вакциной "Спутник V".

В. Сунгоркин:

- Итальянский посол привился вместе со своей супругой, находясь в Москве. Видимо, проникся нашей с тобой пропагандой и агитацией. Помнишь, еще была такая легенда, что тех, кто привьются вакциной "Спутник V", их в Европу не будут пускать, потому что Европа не признает за вакцину эту бурду, которую вкалывают. Венгрия признала, сертифицировала "Спутник V".

Р. Голованов:

- Прививаться всем надо идти?

В. Сунгоркин:

- Да, я все время это говорю. А потом мне говорят наши же слушатели добрые: а вот потом кто-то помрет, не дай бог, как ты ночью будешь спать? Я привился и вам советую.

Р. Голованов:

- На субботу нам обещают революцию. Навальный вернулся в Россию, выпустил здесь уже целое якобы расследование про президента. Началась буча, заварушка. Тут сейчас приходят новости, что задержали Соболь. Весь TikTok заполнен призывами, чтобы подростки выходили на акции. Объясняют, что нужно взять с собой. Чего нам ждать в субботу? Что там будет?

В. Сунгоркин:

- К сожалению для нас с тобой, как публицистов и тружеников медийного фронта, на мой взгляд, ничего такого особого, тем более революции, не случится. Для этого не нужно быть великим прогнозистом. Несколько факторов. Во-первых, наши силовые органы, начиная от полиции и кончая генералами, очень серьезно изучали все опыты – и белорусский, и московский, и все-все-все, что происходило. И я думаю, сейчас они уже чертят у себя на карте всякие квадратики, как рассечь этот митинг. Митинг же незаконный, его нигде не согласовывали. Куда выдавливать метущуюся молодежь.

И все наши с тобой усилия по прогнозированию, что будет, они могут заключаться, наверное, все-таки это будет похоже на вот эти сцены из 2019 года, когда по бульварам бегали эти «космонавты» с дубинками и лупили, или это будет что-то более красивое с точки зрения эстетики. Они будут говорить что-то в мегафон, они не будут бегать как оглашенные с дубинками, а будут уговаривать людей, запускать песни Барыкина и попсу семидесятых.

Мы в субботу увидим или не увидим, точнее, мы что-то, конечно, с тобой увидим, как и все интересующиеся люди, мы увидим, модернизируется ли наша политическая машина с точки зрения, как картинку устраивать и как ее показывать. Потому что на самом деле мы въехали в такое общество, где очень многое зависит от медийной картинки. Для нас с тобой это здорово, мы же с тобой тоже тут не последние люди, от нас с тобой тоже теперь много чего зависит. Но это, действительно, реально картинка стала влиять на все.

Вот мы сейчас нашим замечательным слушателям скажем такую цифру, впечатлившую меня. Вот этот нашумевший фильм Навального про так называемый дворец Путина, его посмотрело на эту минуту сколько человек?

Р. Голованов:

- 42 миллиона человека.

В. Сунгоркин:

- А у меня уже получилось 45 миллионов. У нас в стране 130 миллионов взрослого населения. 45 миллионов посмотрело. Хотя он в топах и по всему миру сейчас. Он в трендах, в десятку, в двадцатку входит. Кстати, я думаю, наши же и смотрят, которых туда судьбинушка забросила. Допустим, его посмотрели в России 30 миллионов. Это что, каждый четвертый посмотрел? Да еще поделился на кухне: Семеновна, там чего делается-то! Там он такой дворец отгрохал!

Уже третий день полета этого фильма над гнездом кукушки. Что должна делать в этой ситуации пропаганда и агитация России-матушки? Конечно, надо чего-то объяснять, рассказывать и так далее. Объект явно не частный. Там ФСО, ФСБ, то и се. Что на этом объекте на самом деле. Народ благодарно услышит и другую, скажем так, официальную точку зрения, в любом исполнении. То, что Песков сказал, что это не дворец Путина, мы с удовольствием повторим. Но хотелось бы еще немножко: это не личный дворец Путина ему на пенсию, а это некий объект. А вот что это за объект? Расскажите. Пусть туда приедет бригада журналистов государственного, четырежды орденоносного ВГТРК и покажет, что там есть.

Его же невозможно засекретить. Знаешь, чем я развлекался перед нашей с тобой встречей? Откройте карту и найдите этот дворец. Там написано: резиденция на мысе Идокопас. Я даже представляю, как это можно подать было бы. Чего вам надо? Виноградники? Вот Навальный как раз пропагандист и агитатор. Он с ужасом в стиле Караулова, который может драматизировать любую картину, у него, по-моему, Вагнер играл, Шостакович. У него идет невинная картинка – дубы шумят, а музыка играет – у Шостаковича есть произведение про нашествие фашистов на Ленинград. И каждый смотрит: мама, вот до чего дело дошло! А там дубы шумят. Так и тут.

Вон он трагически показывает: виноградники – 150 га! Выращивают, гады, «Шардоне Дивноморское». Ну слава богу, я подтверждаю, лью воду сейчас на мельницу Навального, если угодно, я подтверждаю, что на кремлевских приемах реально уже много лет, лет так десять, ставят вино «Дивноморское». И чего? – спрошу я Навального, Ходорковского и всех. И чего? Ну, делают вино. Что такое вино? Это товар, это отечественный производитель, это импортозамещение. Вино красное, белое, игристое. Это рабочие места.

Дальше: а там еще ферма, которая моллюсков выращивает. И опять я скажу: и чего? Я был в ресторане в Геленджике, там с этих ферм устрицы поставляются в рестораны. Спрашиваешь: откуда устрицы? С Идокопаса. Ради бога, 200 рублей штучка. Кушай, ни в чем себе не отказывай.

Р. Голованов:

- А теперь они скажут: лично с резиденции президента выловили. И ценник – 400 рублей.

В. Сунгоркин:

- Конечно! Поставщик его величества. Спасибо Навальному, он сделал рекламу устрицам с Идокопаса. Проверенные же устрицы должны быть. Он сделал рекламу вину, которое называется «Дивногорское». Там создана куча рабочих мест. Я просто рассказываю, что можно и так повернуть. Конечно, это какая-то государственная резиденция. Кстати, я мимо ее проходил на катере со своими друзьями – руководителями СМИ. Это было лет восемь назад. Катер проходил недалеко от берега. И капитан всем громко объявлял: дорогие друзья, мы проходим – справа новая строящаяся резиденция президента Российской Федерации. И чего? Ну строится резиденция. Там вода почище, чем в Сочи. Там все более просторно.

Я был в Сочи в резиденции президента неоднократно. Это достаточно тесно. Там прямо над резиденцией нависают небоскребы по двадцать этажей. Это довольно неуютно. Потому что это строилось еще чуть ли не в 50-е годы. Вот надо то, что я сейчас буровлю, вот эти тезисы, надо их раскрывать, растолковывать. Чего власть молчит? Я подозреваю, что они не могут быстро согласовать и говорят: а черт с ним.

В итоге под лозунгами, непонятно какими, видимо, «Спасем Навального-правдоруба!», придут на Пушкинскую площадь люди. Дальше мы посмотрим, как будут правильную картинку обеспечивать теперь уже на Пушкинской. И тут я тебе напомню такую историю. Помнишь, шествия в Хабаровске были? Я даже скажу стихами: Хабаровск – амурский красавец, Хабаровск – мой город родной. Песня есть такая. И вот они ходили, поражая всех. Где они сейчас?

Р. Голованов:

- Все дома сидят.

В. Сунгоркин:

- Их нет. Хоть какие-то избиения дубинками были этих шествий? Ничего не было.

Р. Голованов:

- Нам пишут: «Чей бы ни был дворец, это называется – зажрались. При том, что народ живет и близко не так. Александр Корсаков».

В. Сунгоркин:

- Я с уважаемым Александром Корсаковым абсолютно согласен. Спорить не буду. Наверное, не самое хорошее время для создания этих дворцов. Но я напомню такую вещь, что эта резиденция начала строиться где-то в 2005 году, 15 лет назад. Я мимо нее проплывал лет десять назад. Ее уже показывали как достопримечательность местную. Наверное, не стоит дворцы строить. Но не стоит и вот с такой лютой ненавистью относиться к тому, что надо…

Хорошо, была совершена ошибка, я даже так соглашусь с Александром Корсаковым. Но теперь-то что, ее сносить или что? Мне кажется, сейчас надо более-менее публично, если это полусекретный объект, просто объяснить. Если это частное, во что я глубоко не верю, что за частный объект, так мощно охраняемый и так мощно сооруженный, надо объяснить. Если это реально государственный объект, надо тоже объяснить. Почему надо объяснить? Потому что 45 млн. просмотров, а часть из них – люди просто смотрели в экран вдвоем…

Р. Голованов:

- А вы не думаете, что многое из этого просто накрутили?

В. Сунгоркин:

- Я даже думаю, что если из этого половину накрутили, что невероятно, то все равно это уже предмет общественного интереса. Значит, надо объясняться. Наш что губит? Что мы не объясняемся, а очень снобистски относимся к каким-то очень важным событиям. А потом удивляемся.

Мы говорили о Хабаровске. Это очень хорошая история для поучительности, что дальше делать. Вот в Хабаровске никого не разгоняли, но демонстрации постепенно исчезли. Там Дегтярев по-прежнему остается непопулярным, он на последнем месте рейтинга губернаторов, в последней десятке. Но он при этом встречался с людьми, создал общественные советы из этих протестующих, обсуждал с ними, отвечал на их запросы, пытался им помогать и помогла реально. И волшебным образом все как-то рассосалось. Нету этих демонстраций. Так и тут, надо просто работать с уважением. Это же тоже часть нашего народа. Интересующаяся которая. Надо с ними тоже работать. Объяснять, информировать и так далее.

Р. Голованов:

- Пишут из Челябинска: «Нехороший вы человек, Сунгоркин. Ну ладно, врет Навальный. Ну, а мы, что, хорошо живем, что ли? Власть должна быть вменяемой».

В. Сунгоркин:

- А я-то здесь причем? Я-то что натворил? Власть должна быть вменяемой. Согласен.

Р. Голованов:

- Вы должны всех позвать свергать власть.

В. Сунгоркин:

- Нет, больше того, если бы от этого уважаемый радиослушатель начал жить хорошо, от того, что мы с Ромой сейчас пойдем в субботу власть свергать и свергнем ее, мы же с тобой ребята о-го-го! Мы с тобой – та соломинка, которая переломила спину верблюду власти. И вот мы с тобой приходим, подмигивая друг другу, сваливаем власть. Что дальше? Я кем иду? Я, наверное, в идеологическую обслугу новой власти иду. Ты, наверное, тоже со мной. А дальше что?

Допустим, вот приходит Навальный. Навальный, между прочим, диктатор похлеще многих. Что он будет делать? Он что, накормит население? Он поднимет его жизненный уровень? Да ни фига. Во-первых, первые три года Навальный будет разбираться с врагами. Кого в тюрьму, кому отомстить.

Р. Голованов:

- Нас как раз не в обслугу, а в тюрьму или за сарай.

В. Сунгоркин:

- Я надеюсь, что я успею убежать куда-нибудь. Ну, в тюрьму, допустим. Это он года три будет всех сажать. Вот как из этих тюрем, из всего этого выйдет… Правильно говорил какой-то великий человек: что такое революция? Это сто тысяч вакансий, прежде всего. А вот как от этого наши слушатели станут богаче? У меня есть версия, что они станут беднее.

Тамара Ивановна из Москвы:

- У меня к вам вопрос. Мне уже за 80 лет. Я приехала из Сибири, я не москвичка. Я телевизор не смотрю, потому что там ничего нет. Слушаю ваше радио, за исключением рекламы. Но это вы деньги зарабатываете, я понимаю. Но почему не стало никакой цензуры, что можно такие вещи у вас услышать, поют певцы, что это просто жуть какая-то. Разве можно так? Ведь молодежь тянется к вам. А вы такие песни ставите. Тут как-то слушаю. Одну песню страшную послушала, вторую слушаю. «Моя подруга номер пять, ты позвонила мне сегодня, а я хотел тебя вчера». Это как называется?

В. Сунгоркин:

- Да жуть. Тамара Ивановна, мы с Романом являемся крепкими семьянинами и образцово-показательными членами общества. Я согласен, насчет «Подруги номер пять» я записал сейчас. Будем с этим бороться.

Р. Голованов:

- «Сунгоркин, а друзьям-миллиардерам Путина вы тоже скажете: ну и что?»

В. Сунгоркин:

- Смотря в каком контексте. Я не знаю. Во-первых, я с ними не общаюсь, с друзьями-миллиардерами. Но если они построили мост в Крым, создали огромные предприятия, ради бога, и хорошо, будет что Навальному отбирать, как он всегда говорит, и передавать народу. Ну и что?

Р. Голованов:

- «Два циника кривляются, ублажая друг друга», - пишет Вера Шабарина. «Смешно, право. Вы хотя бы взгляните, сколько у вас зрителей».

В. Сунгоркин:

- Можно, конечно, к этому относиться - более протокольными фразами выражаться. Но вы же сами чертыхнетесь и скажете: нет, чего-то скучно, пошли на другую станцию. И пойдете какого-нибудь другого оратора слушать, который будет вряд ли протокольно выражаться. Что делать.

Р. Голованов:

- Следующая тема – Белоруссия.

В. Сунгоркин:

- У нас Белоруссия стала обязательным номером программы. В администрации президента Белоруссии нашу программу, видимо, особенно белорусскую часть, внимательно слушают. Критикуют нас с тобой. Считают, что мы недружелюбно относимся к Белоруссии. Они подразумевают чинов администрации. Нам надо это иметь в виду. Можем передавать привет через нашу программу администрации президента Белоруссии. Что новенького в Белоруссии? Там всегда есть о чем поговорить.

Р. Голованов:

- Включим Лукашенко, который за дрова.

А. Лукашенко:

- Спрос на эту продукцию будет всегда. Это выгодная для нас продукция. Зачем, чтобы испортились в лесу, сгнили эти ненужные нам, как они у вас называются, низкокачественная древесина, мы ее переработаем в дрова и с высокой рентабельностью продадим. Европа сегодня скупает, да не только Европа. Нам самим надо закрыть потребности. Надо четко определиться, сколько нам надо щепы, пелет, чтобы заместить для отопления природный газ. Что же мы, жжем импортный ресурс, а у себя под ногами огромный ресурс этот. Отрадно, что вы в два раза дохода больше приносите, чем из бюджета получаете денег. Это очень хороший показатель. Это то, о чем мы мечтали лет 15 назад.

Р. Голованов:

- Лукашенко хочет всю страну спасать дровами. Что будет с Белоруссией?

В. Сунгоркин:

- Это наша родня ближайшая, это как братья и сестры наши. Меня впечатлила эта тирада про дрова. Ее многие заметили. Дальше он, не останавливаясь на достигнутом, Александр Григорьевич показал, вернее, его команда показала, как Лукашенко лично рубит дрова. Рядом песик очень трогательно бегает. Я с большим интересом и с удовольствием смотрел на этот ролик. У него колун правильный. Кстати, дрова очень правильные. В жизни-то эти колоды дров сучковатые, бывает так, что в них увязает топор. А у него все дрова, я тебя уверяю, там, видимо, так все серьезно поставлено, без сучка, без задоринки. Дрова такие ровненькие. Я так подозреваю, это ясень.

В общем, всем здорово. Просто это к вопросу, как ни странно, и про Навального тоже, про наши игры с Навальным. Общим местом стало – идут информационные войны. Навальный делает ход с фильмом. Фильм там – мама, не горюй! Он почти два часа идет. Огромное количество документов, справок и так далее. Это надо где-то добыть. Вот кто их добыл и как? Будем завидовать, что такая мощная команда работает.

И эффект достигнут. Народ взбудоражен: дворцы, а мы тут морковку без соли догрызаем последнюю. А они там дворцы строят. Вся логика понятно. Но на это же надо большой машине информационно-пропагандистской отвечать. И вот пока, мне кажется, Навальный выигрывает. Счет, условно говоря, 2:1. Надо еще вспомнить, как Навальный прилетал в Москву. Самолет кружится над «Внуково», потом уходит в «Шереметьево». Какую биографию делают нашему рыжему, - как говорила Ахматова про Бродского.

Слушайте, посадили во «Внуково», вышел, получил штампик в паспорте, поехал домой. Потом с ним разбирайтесь. Что мы увидели в кино, на экранах? Мы увидели смену аэропорта, отчаянное вранье несусветное. Даже если это правда, в данном контексте это вранье, что застряла машина на полосе. Самолеты, пассажиры, влипшие во всю эту дурь. И вся эта картинка к чему призвана? Она чем служит? Она служит ровно одному: народ веселится. Э, Навального-то как встречают! Сколько аттракционов устроено, чтобы народ понял, что важный человек летит.

Вот про дрова – та же ошибка. У Белоруссии сейчас огромное количество претензий к правящему строю, которые сводятся в значительной степени к тому, что он архаичен, он устарел. Что делает Александр Григорьевич в этой ситуации? Он говорит: надо дровами больше топить.

Р. Голованов:

- А потом он еще выходит к людям и говорит: интернет схлопнется, все интернет-медиа пропадут, будут телевизор и газеты.

В. Сунгоркин:

- Старый добрый телевизор, старые добрые газеты никогда не подведут. Кстати, газетой можно печку растапливать. Но при этом он, как ни в чем не бывало, говорит, вот это старая добрая такая ламповая пропаганда. Он говорит: ставим задачу на следующую пятилетку, чтобы выросла экономика страны на 21 %. Все, кто хоть чего-то в этом понимаем, говорят: это как? На дровах, что ли? У него куча проблем, у него кредитные задолженности, уходят инвесторы из-за всего вот этого, деньги уходят. А он говорит: на 21 %. У него экономика росла на 1 % в лучшем случае много последних лет. Кстати, как и в России. Не будем лицемерить, у нас тоже была такая же засада.

Р. Голованов:

- А нам в ответ на дрова Лукашенко летит: «А жадный Путин обирает народ, повышая цены на топливо, газ».

В. Сунгоркин:

- Наверное, не без этого.

Р. Голованов:

- А почему лично Путин во всем виноват?

В. Сунгоркин:

- Он же за все в ответе. Я про другое. Нам нужно вот этим нашим демиургам от информационной политики вот об этом очень серьезно думать. Что у нас, что в братской Белоруссии. Мы же не враги режима, мы с тобой два лоялиста. Пока очень серьезно выигрывает вот эта вот… И наши слушатели это подтверждают: давай дворцы, а мы тут… На все наши с тобой попытки что-то осмыслить и понять, что надо делать в этой ситуации.

В Белоруссии, подводя итог, насколько я понимаю ситуацию на сегодня, Александр Григорьевич Лукашенко, глубоко уважаемый нами с тобой президент, решил, что все закончилось, революция у нас, непонятно, то ли начинается, то ли не начинается, а у него все закончилось, все будет теперь хорошо. И поэтому он сейчас осчастливливает вверенное ему население рассуждениями, что дрова, братцы.

Р. Голованов:

- Что будет дальше с белорусами?

В. Сунгоркин:

- Как мы уже не раз анонсировали, осталось уже немного до всебелорусского собрания, на котором, я думаю, Александр Григорьевич изложит свою программу продвижения страны в направлении северокорейского – китайского опыта образца двадцатилетней давности. Я думаю, вот это будет.

Р. Голованов:

- Ну, а мы с вами готовимся к субботе.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Кирилл Колесников в гостях у Радио «Комсомольская правда».