Владимир Сунгоркин: Россия на войну в Карабах не собирается. Это не наша война

Роман Голованов и главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин обсуждают, почему в Белоруссии перестала выходить «Комсомольская правда», что думает Сергей Лавров о мировых революциях и отравлении Навального и что стоит за «экологическим бедствием» Камчатки

Р. Голованов:

- Что с нами будет дальше, расскажет главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин. У микрофона Роман Голованов. Владимир Николаевич, вы сейчас движетесь в Минск. В одной из прошлых наших программ мы с вами говорили, что какие-то тяжелые отношения к Москвы с Минском. Что будет дальше – не совсем понятно. Положительных прогнозов особо нет. Вы сейчас с какой миссией туда едете?

В. Сунгоркин:

- Мы только въезжаем в Минск. На этот раз граница между Россией и Белоруссией стала еще более прочной. Если в прошлый раз я в Минск приезжал около месяца назад совершенно спокойно, потратив на границе минут пятнадцать, сейчас мы потратили минут тридцать. Там уже возникла такая бюрократия. Сидят военнослужащие к компьютера. Представляете, как они одним пальцем забивают фамилии, данные паспорта, зачем-то номер телефона. Стоит очередь. В общем, все как мы умеем. Мы умеем организовать порядок везде, где только можно. При этом с белорусской стороны границы по-прежнему никаких задержек нет, никаких белорусских пограничников не просматривается.

Хотя Белоруссия тоже не лыком шита. Они ввели вчера требование всем, кто приезжает в Минск, предъявлять справку, что у тебя нет ковида. Справку свеженькую, с анализом на вирус. Работа идет неустанная по строительству забора между Белоруссией и Россией, под лозунгами наведения порядка и улучшения, укрепления, совершенствования наших отношений.

В Белоруссии интернет гораздо хуже, чем в Москве и в большинстве наших крупных городов. В Белоруссии вообще к интернету по-прежнему небольшое недоверие. Тут не просто так все с интернетом, везде нужна какая-то регистрация, подтверждение, черт его знает что. В общем, здравствуй, Минск, здравствуй, Белоруссия!

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, а с какой миссией вы туда едете?

В. Сунгоркин:

- Я еду с абсолютно секретной миссией – снова поговорить с властями Белоруссии завтра о том, что делается, люди добрые, почему вы нам запрещаете издавать газету "Комсомольская правда" в Минске. Нам теперь уже не только газету запретили они издавать, они не принимают на продажу наши российские книги. А вчера белорусская почта разорвала с «Комсомольской правдой» договор о доставке газеты "Комсомольская правда" подписчикам. Мы подписчиков изо всех сил держали. В связи с тем, что они нам не разрешают печатать газету в Минске, мы печатаем газету в Подмосковье, из Подмосковья возим в Минск и ежедневную газету, и еженедельник. Везем ее только для подписчиков. Потому что всем киоскам под страхом разорения, всем магазинам под страхом проверок и всего прочего запрещено «Комсомольскую правду» в Минске распространять.

Невероятная, парадоксальная история. Потому что именно «Комсомолка» помогает строить Союзное государство. Именно у нас такие патриотические журналисты как Баранец, Саша Коц, Стешин Дмитрий. Очень много дают материалов, которые в самой Белоруссии нигде не прочтешь, даже в их белорусских СМИ, о том, как нам важно быть вместе – России и Белоруссии в этот период. И при всем при том вот я вам рассказываю, чем кончилось, какие у нас новости. Поэтому я сам оставил все дела, поехал в Минск посмотреть в глаза этим самым людям, которые … это, конечно, политически крупные люди, которые не пускают «Комсомольскую правду» уже даже нашим подписчикам. Вот такая история.

Р. Голованов:

- Читаю, что нам пишут слушатели: «А получится ли договориться?»

В. Сунгоркин:

- Знаешь, есть такое старинное изречение: делай, что должно, и пусть будет, что будет. Не знаю, вот завтра буду назад ехать, можете меня в эфир вывести, расскажу, есть у нас какие-то шансы в нашем маленьком фрагменте Союзного государства.

Р. Голованов:

- «А какое же это Союзное государство? Что тогда с ним будет, если союзные СМИ не могут там нормально выходить?»

В. Сунгоркин:

- Я за все союзные СМИ не могу сказать. Здесь выходят на эту минуту «Аргументы и факты», «Московский комсомолец» отсюда давно выперли, еще задолго до всех этих событий. Мы выходили, но сложно. У нас почти всегда было оформлено органами власти Белоруссии предупреждение такое о чем-нибудь, не важно, о чем, но оно у нас почти всегда было. Для чего нам выносили предупреждения? Для того, чтобы, если они хотят закрыть газету, они нам второе предупреждение дадут, и по закону оно будет уже последним. После этого можно газету закрывать.

В данном случае вообще очень странно. Здесь с правовой ситуацией в Минске все хуже. С правовым сопровождением процедуры. В данном случае они просто перестали нас печатать, никак не объясняя. Документов никаких нет.

Р. Голованов:

- Нас спрашивают: «А Радио "Комсомольская правда" там вещает?»

В. Сунгоркин:

- Нет, конечно. Радио "Комсомольская правда" можно слушать по интернету. Вообще все эти игры в запреты очень устаревшие. Ощущение какого-то средневековья, по нынешним временам. Они нам закрыли газету. Но ведь интернет они не закрыли. Хотя я начал с того, что интернет здесь достаточно тихоходный. Как только у них какая-то демонстрация, они тут же перекрывают интернет, просто берут и отсекают его.

Р. Голованов:

- Потому что интернет могут читать подписчики Nexta, а газету читают уже бабушки, дедушки, которые не могут интернетом пользоваться. Может, чтобы до них правду не донесли?

В. Сунгоркин:

- Ты знаешь, все эти мифические старушки и дедушки существуют еще в природе, но каждый год все больше патриархальных бабушек и дедушек осваивают бездну интернета. Я думаю, что не стоит делать ставку и рассуждать только о бабушках и дедушках.

Р. Голованов:

- Переходим к большому интервью Сергея Лаврова, главы МИДа. Он дал интервью радиостанции «Комсомольская правда», «Спутнику» и «Говорит Москва».

В. Сунгоркин:

- А что?

Р. Голованов:

- Хотелось бы начать с тайн и закулисных дел. Как готовится интервью с министром? Вопросы согласовываются? Цензура, ФСО?

В. Сунгоркин:

- Цензуры, ФСО не было. Вопросы согласовывались ровно с одной точки зрения – чтобы мы втроем не задавали вопросы одинаковые. По какой логике делали на троих интервью? Радио «Спутник» - это все-таки радио, нацеленное на аудиторию зарубежную. Это радио, которое работает в большинстве стран вокруг нас. Радио «Говорит Москва» - это московская аудитория. Радио «Комсомольская правда» – это, безусловно, как и газета «Комсомольская правда» – радио нашей страны. У каждого есть свои вопросы. И у меня, и у «Спутника» и у «Говорит Москва». Поэтому мы согласовывали вопросы, чтобы не повторяться чтобы все не пришли с одним и тем же вопросом.

Министр Лавров, глянув на наши вопросы, мы ему такую шпаргалочку положили перед ним, он на нее глянул мельком, когда сел за стол, и говорит: ну, чего-то вопросы у вас скучноватые. Мы тут же взревели. Он был доброжелательно-ироничен. Мы стали думать о том, как нам вопросы сделать повеселее. Так и начался наш разговор.

Р. Голованов:

- Когда стали говорить про эту цепь взрывов вокруг наших границ, о странах СНГ, которые накрыты огнем и мечом, у вас сложилось ощущение, что наша страна все держит под контролем?

В. Сунгоркин:

- В смысле? Что значит – держит под контролем? Все эти страны мы держим под контролем?

Р. Голованов:

- Например, конфликт в Карабахе. Что мы сможем быть миротворцами, посадить всех за стол переговоров?

В. Сунгоркин:

- Насчет контроля – дело темное, вскрытие покажет. Нет, мне больше понравилась та часть его ответа на вопрос: а чего это везде кругом полыхает? Это происки мировой закулисы и все нацелено на нас как некое орудие борьбы с нами? Подискутировали немного, что да, безусловно, в официальных и в реальных доктринах и США, и НАТО существуют пункты о некоем поддержании напряженности в сфере наших территориальных интересов, поблизости от границ России. Что это считается хорошим делом для НАТО и для Америки, чтобы вокруг нас немножко так дымилось. И были огоньки, всполохи. Но ни в коем случае нельзя сводить всю эту тему только к проискам мировой гидры империализма.

Безусловно, значительную роль играют реальные внутренние проблемы, которые накопились в этих странах. Я думаю, вирус, все эти проблемы, связанные с пандемией, а они ударяют по экономике, безусловно, они, конечно, как часть внутренних проблем, сработали в качестве взрывных механизмов, детонаторов. Это же реальность. Смотри, в Киргизию вернулось огромное количество гастарбайтеров. Они без работы, им делать сейчас нечего. Естественно, они в Киргизии будут бузить, искать, где бы им свою энергию приложит. А им говорят: как – где? Давай президента свергать. Я думаю, так у каждой страны есть свои внутренние проблемы, которые вылились во все эти истории. Мне очень понравились ответы Лаврова.

А по разделу – что будет? Да, впереди, похоже, Молдавия. Хотя говорили: вот в Таджикистане все тоже громыхнет. Но Таджикистан проявил себя интересно. Они переизбирали своего вождя. Переизбрали его с 90 % голосов за. И, не моргнув глазом, перешли к текущим вопросам. А в Молдавии ожидается, что будет заварушка. Там тоже скоро будут выборы – в ноябре. Так что надо будет внимательно смотреть, как там Молдавия. Молдавия для нас важна. Во-первых, она недалеко от нас. Во-вторых, там тоже есть такая территория как непризнанная Тираспольская республика, где стоит наш военный контингент, где живут русские люди, где, безусловно, будут делаться попытки сменить режим в Молдавии. Там сейчас президент, очень лояльный к России и к нашим интересам.

Р. Голованов:

- А какие еще страны вокруг нас могут полыхнуть? Казахстан?

В. Сунгоркин:

- А кто там остался у нас? Казахстан? Мне кажется, пока жив и руководит страной, вернее, приглядывает за страной Нурсултан Абишевич Назарбаев, первый президент, все более менее будет нормально. Но проблема будет, он же тоже уходящий человек, у него уже большой возраст. Если он бразды правления ослабит или отойдет совсем от присмотра за страной, да, в Казахстане тоже много опасностей, что возникнет какая-то серьезная проблема.

Р. Голованов:

- А у нас есть силы, инструменты, чтобы все это потушить? Или мы уже все упустили?

В. Сунгоркин:

- Да нет, ничего мы не упустили. Это жизнь. Она везде время от времени бурлит. Она только в каких-то наивных представлениях людей: вот тут у нас бурлит, а где-то там прямо аркадия и рай на земле, цветы цветут. Везде есть свои проблемы. Даже у американцев вон что творится. Трамп же тоже какие-то странные вещи начинает говорить. Типа: я власть не отдам, если что, я буду ее защищать. Примерно то же самое Александр Григорьевич говорил, что не отдадим. Так интересно, они прямо как двое… По-моему, по всему миру есть очаги напряженности.

Отвечая более конкретно на твой вопрос, есть ли у нас рычаги, да, у нас полно рычагов. У нас есть золотовалютные резервы для влияния, у нас есть армия и флот с современным вполне оружием, в случае чего защищать наши интересы. Я считаю, что у нас нормальная позиция для того, чтобы проводить свои интересы. Мы об этом как раз много разговаривали с Лавровым, что, может быть, нам надо больше воли проявлять в проведении своих интересов, а не просто реагировать на то, что уже стряслось.

Р. Голованов:

- «А почему русские ребята должны идти и разруливать конфликт Армении и Азербайджана в Карабахе?»

В. Сунгоркин:

- Я абсолютно согласен с нашим слушателем. Думаю, и со многими другими, кто с ним согласен. Не надо нам, боже упаси, чтобы нам идти и разруливать. В принципе – воевать. Но в качестве миротворцев – это уже немножко другая история. Миротворцы – это не те, кто воюет. А это те, кто поддерживает мир. В качестве миротворцев мы можем выступать. Это ни в коем случае не бойцы, которые несут срочную службу. Это всегда контрактники, которым, скажем прагматично или цинично, хорошо платят за это миротворчество. Во-вторых, они должны не воевать, а защищать мир. В-третьих, в миротворческих контингентах служат люди изо всех стран. Это считается достаточно престижной службой.

Р. Голованов:

- Обсуждаем интервью главы МИД Сергея Лаврова трем крупнейшим радиостанциям. От радио «Комсомольская правда» был Владимир Сунгоркин.

Владимир Николаевич, возвращаясь к Карабаху. Зачитываю сообщение Татьяны Петровой из YouTube: «Миротворцы – это те, кого убивают, как в Грузии».

В. Сунгоркин:

- Я бы все-таки так это не трактовал. Да, в Грузии случилась вот такая история 8 августа 2008 года. Но это не означает, что миротворцев с утра до вечера везде убивают. Не совсем согласен с нашим слушателем.

Р. Голованов:

- Еще одна из историй. Это вопрос, который вы задавали – почему мы не работаем с оппозицией? Глядя на Белоруссию, Армению, Карабах, Азербайджан, мы начнем с оппозицией работать?

В. Сунгоркин:

- По миротворцам. Наш слушатель задал вопрос: зачем нам туда надо вообще идти? В России и без того уже более миллиона азербайджанцев, более миллиона армян. Если там война не остановится, и если начнутся серьезные боевые действия… Азербайджанцы говорят: мы обязаны вернуть территории Карабаха себе. Но на этой территории никакие азербайджанцы сейчас не живут, зато живет там очень много армян. Значит, что произойдет? Если у Азербайджана получится выполнить поставленную ими перед собой задачу, значит, возникнет огромное количество беженцев. Куда они отправятся? Или если у армян получится победа в войне, куда отправятся беженцы из Карабаха, из Азербайджана? Да к нам они и отправятся. Дальше наши слушатели скажут: а мы границу закроем. Но как-то так получается, что и границы мы не умеем закрывать, видимо, как следует в данных случаях. И как ты их закроешь? У них у всех родня. У большинства карабахских армян есть какие-нибудь родные, близкие в России. Вот мы получим рыдающих людей на территории России, бездомных, несчастных и т.д., беженцев.

У нас есть союзнические обязательства в рамках ОДКБ с Арменией. Если война перебросится из Карабаха на территорию Армении (а она может переброситься), значит, согласно союзническим обязательствам по ОДКБ нам придется втягиваться в эту войну (чего очень нежелательно). Поэтому миротворцы это некий компромиссный вариант, о котором Лавров и говорил.

Р. Голованов:

- Еще одно сообщение. «Вот армяне зовут нас на войну, а сами туда не едут».

В. Сунгоркин:

- Давай эту тему закроем следующим. Ни на какую войну в эту минуту, зови нас, не зови, но Россия на войну в Карабах не собирается. И я уверен, что не пойдет она воевать в Карабах ни на той, ни на другой стороне. Это не наша война. Давай на этом пока точку поставим.

Что касается того, идут армяне на войну или не идут. Армяне – боевая нация. И даже новейшая история Карабаха выглядит так, что в 94-м году армянская сторона как раз и захватила для собственной безопасности 7 районов азербайджанской республики и до сих пор их не отдает, несмотря на то, что Азербайджан экономически значительно более могучее государство, чем Армения. И по населению, кстати, оно больше, чем Армения. Но армяне победили, причем на чужой стороне. Они же захватили эти 7 районов на азербайджанской территории и удержали их. Ну, как удержали? Просто после этого было перемирие назначено.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, давайте вернемся еще к одному вашему вопросу главе МИД Сергею Лаврову. Это про уголовное дело по Навальному. Потому что мы получаем отклик всей этой истории в виде таких заголовков: «Евросоюз ввел санкции против России из-за ситуации с Навальным». И тут перечисляются директор ФСБ, первый зам. главы администрации президента, начальник управления по внутренней политике, заместители министра обороны. Что нам с этим делать?

В. Сунгоркин:

- Ты не назвал в этом списке еще одну фигуру…

Р. Голованов:

- Полпред в Сибири.

В. Сунгоркин:

- Да. Что демонстрирует некие такие смутные представления тех, кто эти санкции назначает, о государственном управлении в России. Даже если такое злодеяние кем-то совершалось, вряд ли оно согласовывалось с Кириенко и с полпредом президента в Сибири. Этих уважаемых наших людей вписали в список. Это показывает достаточно причудливое представление тех, кто этот список составлял в Евросоюзе, о государственном устройстве Российской Федерации.

Что касается уголовного дела. Я спросил Лаврова, почему мы уголовное дело не возбуждаем. Лавров ответил примерно так: а как нам возбуждать уголовное дело, у нас на эту минуту нет никакой фактуры, нам Евросоюз (Германия, Франция, которые что-то исследуют, доказывают) никакой фактуры не дает. А на основании чего нам возбуждать уголовное дело? Это ответ Лаврова.

Но там действительно какой-то паноптикум. «Нью-Йорк Таймс», уважаемое медиа западного мира, я считаю, СМИ номер один всего западного мира, она вдруг в бухты-барахты сообщает, что Навального отравили в аэропорту, где он чай пил. Но ему этот «отравленный чай» принес его помощник. Для кого он брал чай? Вряд ли буфетчик знал, чай он покупает для себя, или для жены Навального, или для милой девушки какой-нибудь, или для самого Навального. Но «Нью-Йорк Таймс» заявляет, что чай был отравлен в аэропорту.

Тут же рушится вся стройная схема, что его отравили в гостиничном номере. Помнишь, эти бутылки с «Новичком» везли из гостиничного номера? Теперь мудрецы говорят: а его два раза травили (ничего себе «Новичок», боевое отравляющее вещество) – сначала его отравили в гостинице, потом смотрят, что-то не забрало его, давай ему дольем еще. Это какой-то абсурд, больше похожий на какие-то пародийные кинокомедии того же Голливуда.

Нет фактуры для возбуждения уголовного дела (я пересказываю ответ Лаврова). А фактуру не дают.

Р. Голованов:

- Скажите, как эта история будет развиваться дальше, что будет потом? Навальный будет показывать пальцем на всех чиновников России, против кого нужно ввести санкции, или приедет сюда свергать режим?

В. Сунгоркин:

- Я думаю, он сюда приедет. Но я думаю, что теперь у ФСБ будет двойная головная боль, чтобы охранять его и не дать никому из желающих его отравить. Не дай бог, чтобы с ним что-то случилось. Но то, что он сюда приедет, - да. Он тоже рискует, конечно, возвращаясь сюда. Потому что возможно и возбуждение уголовного дела по нему по каким-нибудь статьям по его заявлениям и т.д.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, перейдем к Камчатке. Нам говорят, что там экологическая катастрофа, умирают все, кто только может умереть в море. Это что такое, новый «День радио»?

В. Сунгоркин:

- Да, это такая история эпохи соцсетей, эпохи «все пропало», эпохи того, что любой может создать любую волну про ужасы-ужасы. У нас завтра в газете будет шикарная, очень точная статья Дины Карпицкой о том, что все это очень надуманная история. И во всей этой истории про экологическую катастрофу на Камчатке большую роль сыграл наш замечательный «Гринпис» (всемирно озабоченная проблемами природы организация), который просто уже превратился в такую чистую коммерцию. Собирает деньги, взносы, благотворительную помощь под любое свое бездумное заявление. Когда появились (в том числе и у нас на сайте «Комсомольской правды») эти заголовки типа «Экологическая катастрофа на «Камчатке», я с большим изумлением на все это смотрел на эти фотографии, где якобы тысячи животных лежат мертвые и т.д. В принципе эти бухты, которые они на Дальнем Востоке фотографировали, это обычный вид этих бухт в необитаемых местах. Там идешь по щиколотку в этих ракушках, мертвых ежиках, какие-то рыбки валяются. Там же приливы и отливы по 5-7 метров. В общем, ничего такого не видно.

Но тут же туда поехало дикое количество всяких пытливых исследователей (что, кстати, делает честь нашему государству), отправили ученых отовсюду, отправили каких-то природоохранных чиновников разбираться. И ничего не найдено (как мне сразу и показалось). Я посмотрел на эти снимки – а снимки-то ни о чем для тех, кто понимает. Нашли единственную причину. Это так называемые красные приливы. Это всё про водоросли, которые стали токсичными из-за потепления климата. Но это вовсе не то, что можно называть экологической катастрофой, все погибли, все умерли, ужас-ужас, и всё это происки военщины, химическое оружие и т.д.

А за всем этим шумом на самом деле стоял «Гринпис», который раздувал все это – фотокарточки раскидывал невероятные, какое-то мутное, непонятное видео. Все эти заметки заканчивались словами «поддержите «Гринпис», поддержите пытливых, честных исследователей» и так далее.

Наш спецкор Дина Карпицкая, очень добросовестная девушка, все это расписала. После чего получила: вы всё врете, это все неправда, мы знаем точно про экологическую катастрофу, про радиоактивные могильники и так далее. А я даже в этой бухте бывал. Мы делали экспедицию «Комсомольской правды» по тем местам. Действительно, там очень богатая фауна. Но называть все эти горы мертвых моллюсков, мертвых морских ежей, валяющихся в любой бухте на побережье Камчатке, на побережье Приморского или Хабаровского края, все-таки это большое свинство. В данном случае – хайп (есть такое нехорошее слово). Просто огромное количество безответственных людей раздували на ровном месте всю эту тему.

Р. Голованов:

- Но как все это развивалось? Ведь в массы, в соцсети уходит, когда Юрий Дудь выкладывает…

В. Сунгоркин:

- Знаешь, сейчас много не надо. Допустим, давай сейчас отсчитаем три недели. Народ же живет одним днем. Через 3-4 недели можно поднять большую шумиху про что-нибудь еще подобное. При этом что меня потрясает? Ничего выдумывать не надо. Существует такая серьезная отрасль, которая точно уничтожает все живое вокруг себя. Это отечественные добытчики золота. Там огромное количество корпорацию моют золото на реках. Вот эти ребята абсолютно уничтожают природу. Реки там, где добывают золото, становятся мертвыми. Что меня умиляет в этой ситуации, почему-то «Гринпис» категорически не видит того, как уничтожают природу золотодобывающие предприятия. С этим очень сложно бороться. Золото, платина – это дорогие игрушки, как ты понимаешь. И меня терзают смутные сомнения. Я что-то не помню, чтобы «Гринпис» где-то возвысил голос против уничтожения природы золотодобывающим предприятием. Вот они уничтожают, так уничтожают. Это не сравнить ни с «Норильским никелем», который в давным-давно мертвую реку по нечаянности сбросил какое-то количество нефтепродуктов, смешно говорить об этой Халактырской бухте в Авачинском заливе Камчатки, о которой подняли шум до небес. При этом все помалкивают про золото.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, говоря, что с нами будет дальше, мы погружаемся в мир истерики?

В. Сунгоркин:

- Это на выбор. Тут два варианта. Первый вариант – мы все умрем (и попробуй с этим поспорить).

Р. Голованов:

- Мы все умрем в конце.

В. Сунгоркин:

- Да. А второй вариант ответа – истерика, безусловно, будет продолжаться, все это шоу будет продолжаться, но, мне кажется, эти истории нас будут учить.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич, всю правду мы продолжим говорить в следующих выпусках программы «Что будет». В ответе на вопрос, кто нам лучше, Трамп или Байден, глава МИД Сергей Лавров ответил так: «Процитирую песню Семена Слепакова «Америка нас не любит».

В. Сунгоркин:

- При этом он глубоко вздохнул.

Что будет
Человек против бюрократии: программа «Гражданская оборона» о том, как люди сопротивляются или уживаются с чиновниками в регионах России.