«Купили - и сидите тихо-спокойно, не дергайтесь»: Никита Кричевский рассказал, стоит ли менять сейчас валюту

Экономика с Никитой Кричевским
Редактор Алексей Иванов и экономист Никита Кричевский обсуждают, как российская экономика перенесет новые американские санкции, что изменится после получения налоговиками доступа к банковской тайне и почему у нас невозможно ничего сделать без знания русского менталитета

А. Иванов:

- Двое у микрофона. Профессор Кричевский и редактор Иванов, говорим про деньги. Никита Александрович отвечает на вопросы, я в основном их задаю. Всем - здравствуйте.

Н. Кричевский:

- Здравствуйте. Что случилось, Алексей Валерьевич?

А. Иванов:

- Байден заявил об ответственности…

Н. Кричевский:

- Ну, мы за все ответственны, мы, собственно, и не отрицаем…

А. Иванов:

- Вот у меня вопрос - что делать с долларом? Он пошел опять, поехал…

Н. Кричевский:

- Подождите, что делать, в каком смысле?

А. Иванов:

- Покупать, продавать?

Н. Кричевский:

- У вас много рублей и много долларов?

А. Иванов:

- Немножечко, да. Вот личные сбережения…

Н. Кричевский:

- Я вам говорил еще в прошлом году. Вот купили - и сидите, тихо-спокойно, не дергайтесь. Если у вас рубли и немного рублей, так какой смысл перекладываться, если вы, скажем, купите тысячу, две тысячи долларов? Ну, хорошо, вложите вы там 150 тысяч рублей, с какой целью? С целью навариться? С целью сохранить эти деньги? Я не вижу никаких ярких отрицательных, положительных сторон в пользу какой бы то ни было валюты. Если вы вложились в наличные доллары, ну и хорошо. Если вы решили остаться в рублях, тоже хорошо. Потому что, если вы вложились в доллар, вы теоретически можете себя защитить от обесценения рубля применительно к американскому доллару, если же вы остались в рублях, то вы вправе злорадствовать через какое-то время, если вдруг запретят американскую наличную валюту.

А. Иванов:

- Хорошо. Байден как раз, вот этот стареющий вашингтонский ястреб, сегодня сказал, что Путин заплатит. А когда я это слышу, я понимаю, что заплачу я, ну и весь российский народ. Каким образом заплатит российский народ?

Н. Кричевский:

- Слушайте, я чувствовал, что с самого начала вы хотите меня свалить на тему предстоящих санкций. Мы не знаем, какими будут эти санкции. Мы об этом узнаем завтра, как Байден и обещал. Вот тогда и будем говорить. Но завтра у нас эфира нет, поэтому сегодня я не вижу смысла гадать на кофейной гуще, какими будут завтрашние американские санкции. Что касается того, заплатит Путин, а вместе с ним весь российский народ, отчасти это правда. Но по большому счету проблемы будут не у российского народа, а у государства российского. Что, согласитесь, не совсем одно и то же. Потому что я не могу сказать, что мы существуем сепаратно отдельно, но, тем не менее, говорить о том, что мы существуем, что называется, в десны, тоже нельзя. Потому что у правительства, у Центробанка, есть масса способов нивелировать недостаток рублевых денежных средств внутри Российской Федерации. Больше того, по моим представлениям, в последние месяцы федеральный бюджет не больно-то и нуждается в каких-либо дополнительных заимствованиях и не испытывает такого жгучего дефицита денежных средств, для того, чтобы выполнить пресловутые приснопамятные социальные обязательства. Деньги есть. И денег будет больше. Потому что я не могу сказать, что налоговая свирепствует, но совершенно очевидно, что она наводит порядок в экономике Российской Федерации и конкретно в бюджетной налоговой сфере экономики Российской Федерации. Еще проще - практически с каждой неделей мы с вами видим и слышим о том, что выходят те или иные нормативные акты, да даже письма федеральной налоговой службы, которые делают практически невозможным любые аферы с налогами, любую оптимизацию, любое уклонение от этих налогов и сборов, которые идут в бюджетную и внебюджетную систему Российской Федерации. Иными словами, проблема сегодня видится не в том, что как мы будем спасаться от этого негодяя Байдена, а как мы будем заставлять госпожу Набиуллину заниматься своими прямыми обязанностями. Не рассуждать о ставочке и о том, какую она наденет брошку послезавтра, в пятницу, когда будет объявлять - мы решили временно приостановить, или - период мягкой денежной кредитной политики закончен. Вот вы говорите о том, что Китай поборол крайнюю нищету, можно даже сказать бедность по нашим меркам. Так за счет чего? В том числе, за счет того, что они не стесняются вбрасывать в китайскую экономику все большее и большее количество юаней. Сегодня государственный долг Китая составляет 303% ВВП.

А. Иванов:

- Это даже больше, чем у американцев.

Н. Кричевский:

- В полтора раза. Да что там в полтора - в два раза больше, по сравнению, более чем в два раза более по сравнению с американцами. В полтора раза больше Японии.

А. Иванов:

- А у нас что-то типа 20%.

Н. Кричевский:

- А у нас 20%. И чем вы гордитесь? Тем, что у вас народ нищает? Тем, что у вас экономика все последние годы находится на уровне около нуля? Тем, что у вас уровень реальных доходов населения за 10 лет практически не изменился? Сегодня, по итогам 2020 года, можно констатировать, что уровень реальных доходов находится на уровне 2010 года, госпожа Набиуллина. Ну, вам-то все равно, у вас, говорят, дети в Норвегии. Но у нас-то дети здесь. И в этом наше отличие.

А. Иванов:

- Они гордятся тем, что российская экономика является, по их же словам, крепостью. То есть, нам не грозит долговой кризис, который неизбежно, как считают наши финансовые власти, рано или поздно придет в тот же Китай, в ту же Америку. Мы со своими 20% долга среди этих бурь и ветров будем стоять, как вкопанные.

Н. Кричевский:

- 67% УФЗ номинированы в иностранной валюте. Пусть она нам не рассказывает о том, что мы застрахованы от каких-либо проблем на рынке внутреннего государственного долга. Ничего мы не застрахованы. 67%! 17% госдолга находится в руках Сбера, что делает уязвимым финансовую устойчивость самого Сбера. А что касается иностранного долга, то треть государственных ценных бумаг сосредоточено в руках, в лапах, в авуарах британских и американских инвестиционных фондов и прочих финансовых кампаний. И это вы называете финансовой независимостью, финансовой безопасностью? Ну, извините.

А. Иванов:

- Вот, кстати, Силуанов, министр финансов, ваш любимый Антон Германович, допускает инвестирование части средств фонда национального благосостояния в золото. Но дальнейшей диверсификации валютной структуры не планируется.

Н. Кричевский:

- Много раз говорил, повторю еще раз. Не обращайте внимания на то, что говорит Силуанов и прочие товарищи. Они, без сомнения, очень умные, грамотные и компетентные люди, но очень часто, да практически всегда, они говорят только для того, чтобы заполнить собой повестку, для того, чтобы напомнить о себе. Вот вчера была коллегия федерального казначейства.

А. Иванов:

- Событие, которое осталось незамеченным нашими слушателями.

Н. Кричевский:

- О котором написал разве что один федеральный бизнес-портал и я не буду даже говорить название этой газеты, да дело-то не в этом, дело в том, что господин Силуанов сказал, что нужно уделить особое внимание расходам на нацпроекты и мероприятия единого плана восстановления экономики, а так же в плане дотаций субъектам Российской Федерации. Ну, то есть, вот это то, чем федеральное казначейство занимается в режиме онлайн. Это все равно, что Силуанов попросил уделять особое внимание сотрудникам федерального казначейства на прогноз погоды, который они слышат по утрам. Потому что если будет дождь, Силуанов рекомендует взять зонтик. А при переходе улицы обязательно обращать внимание на светофор, потому что, если это красный, значит, переходить нельзя. А если зеленый, тогда пожалуйста.

А. Иванов:

- Сотрудников полиции можно привлечь призвать обращать огромное внимание на профилактику преступлений.

Н. Кричевский:

- Вот один в один то же сказал Силуанов. Один в один. Для опять же слушателей - бюджетно-финансовая система России в настоящее время, да и всегда, состояла из двух столпов. Две основы, два суппорта. Это федеральная налоговая служба, которая отвечает за сбор денежных средств в бюджетную систему. А вторая нога - это федеральное казначейство, которое занимается распределением этих денежных средств. То есть, та самая бухгалтерия. Что касается Минфина, Минфин занимается более чем огромным спектром задач, стоящих перед государством, а по сути не занимается ничем. Я не удивлюсь, если через месяц-другой абсолютное большинство наших слушателей смогут, ни в чем не уступая господину Силуанову, занять место министра финансов. Потому что сбор как прежде будет в зоне ответственности ФНС, а бухгалтерия распределения денежных средств будет у федерального казначейства. Как работали, так и будете работать, я вас уверяю. Что касается Минфина, да, там еще надо бюджет составить, там надо его провести через Государственную думу, там надо его утвердить, это очень важно, вне всякого сомнения. Но практической деятельностью занимается два ведомства, подчиненные министерству финансов. И тогда, когда нам говорят о том, что, а вы знаете, на Неглинной улице, там, где находится центральный офис ФНС, формируется аж целая команда для того, чтобы переехать на улицу Ильинка, там, где находится офис министерства финансов. И я понимаю, о чем идет разговор, я понимаю, что вот те люди, которые сегодня, как Силуанов, возглавляют министерство финансов, они просто там ненужная надстройка. То есть, ни о чем.

А. Иванов:

- А у нас везде сейчас будут налоговики.

Н. Кричевский:

- Нет, нет.

А. Иванов:

- Я вот смотрю - Дмитрий Вольвач из ФНС назначен замминистра экономического развития.

Н. Кричевский:

- Мы ж о чем говорим? Мы говорим о том, что сегодня Силуанов сказал о том, что он не против инвестировать часть средств, переложить часть средств ФНБ в золото. У меня тут же возникает вопрос - кто тебе позволит это сделать, Антон Германович? Это личная прерогатива президента Российской Федерации. Не твоя, Антон Германович, а Владимира Владимировича.

А. Иванов:

- Смотрите, сегодня вступили в действие поправки в налоговый кодекс, по которым коммерческие организации обязаны выдавать налоговым органам сведения, отнесенные к банковской тайне. Мы вот только что говорили о том, какую роль федеральная налоговая служба играет вообще в системе российской власти и финансовой власти, в частности, и вот теперь это вам зримое доказательство того, насколько они теперь влиятельные.

Н. Кричевский:

- А в чем их влияние?

А. Иванов:

- Ну, они получили доступ к банковской тайне. Следующий шаг - остается к адвокатской тайне получить доступ, к врачебной тайне получить и к тайне причастия.

Н. Кричевский:

- А тайна посещения туалета?

А. Иванов:

- Вот не уверен, что именно этим интересуются налоговики, но все остальное вполне может им пригодиться.

Н. Кричевский:

- Надо изучить содержание экскрементов. В зависимости от содержания, мы можем понять, как хорошо живет этот или иной среднестатистический россиянин, понимаешь.

А. Иванов:

- Надеюсь, что это нововведение отложится все-таки…

Н. Кричевский:

- Шутки шутками, а у меня все тот же вопрос к нашим слушателям. Вы же на протяжении десятилетий топили за контроль расходов отдельных господ нашего с вами российского происхождения. Вот вы говорили о том, что а вот он получает 100 тысяч, а у него там имущества на сто миллионов. И вы говорили - надо наказать. Тут даже дядя Гена Зюганов сказал - надо обложить налогом подозрительно богатых наших сограждан. Его спросили - а что значит подо подозрительно богатые? Но Геннадий Андреевич уже был далеко в этот момент и этот вопрос повис в воздухе. Если вы хотите навести порядок и соблюдать хотя бы минимальные основы социальной справедливости, вы должны быть готовы к тому, что везде в любой общественной ситуации, в любом общественном действии существует не только кнут, но и пряник. Не только пряника, но и кнута. Пряник в данном случае - это социальная справедливость, а кнут - это необходимость, вынужденная необходимость поступиться какими-то вашими правами и интересами. В данном случае мы говорим о том, что налоговики получают доступ к банковской тайне. Алексей Валерьевич, вам есть чего опасаться в плане взаимоотношения с банковским сектором?

А. Иванов:

- Мне нечего опасаться. Я хочу поумничать, можно?

Н. Кричевский:

- Нет, не сбивайте с мысли. Соответственно, на кого будет обращено внимание налоговиков? Не на нас с вами. Не на наших с вами слушателей. А на кого? На тех, у кого есть имущество, не соответствующее их заработкам, которое не бьется на порядки - ну, это как раз тот случай, когда получаешь 100 тысяч, а у тебя имущества на 100 миллионов. Ну, грубо говоря, у тебя есть дом, а на самом деле ты нигде не работаешь, числишься безработным, либо же у тебя есть люксовый автомобиль, а ты являешься студентом и понятно, что в жизни такой автомобиль купить не мог. И второе - это те наши граждане, которые имеют активы за границей. Вот тот самый нынешний замминистра экономического развития Дмитрий Вольвач, о котором вы говорили, а я вам не дал рассказать, какой он хороший, ну, потому что не люблю лизоблюдства… так вот, он сказал, что у наших сограждан за границей активов сосредоточено на несколько сотен счетов, порядка 700 тысяч счетов на общую сумму 177 миллиардов долларов. Вот на этих граждан и обращено особое внимание налоговиков. Есть еще третий эпизод. Для меня, как для индивидуального предпринимателя, это тоже важно. А именно - доступ к банковской тайне физлиц, занимающихся индивидуальной предпринимательской деятельностью. С чем с это связано? Это связано с тем, что в связи с тем, что легальных путей для обналички больше нет - и это факт медицинский, кстати говоря - вы моментально попадаете на разрыв по НДС и к вам возникают такие вопросы, что в лучшем случае вы заплатите полностью тот НДС, который вы умыкнули, и еще 20% штрафа. Так вот, понимая это, все больше и больше коммерсантов малой и средней руки обращаются за услугами по обналичке к кому? К индивидуальным предпринимателям. То есть, к нам. И вот на этих-то людей и направлено всевидящее око налоговых органов. И таких граждан, я имею в виду индивидуальных предпринимателей. В России в настоящее время 3,3 миллиона человек. При населении в 146 миллионов. То есть, грубо говоря, 2,5 процента. Все остальные могут спать абсолютно спокойно.

А. Иванов:

- Да, так вот, я всецело за то, чтобы бороться с обналичкой, с нетрудовыми доходами и т.д., все, о чем вы сейчас говорили, и я все думал, что же меня смущает в этом всевидящем взоре налоговиков. И я понял. Вот я не так давно перечитывал Набокова «Приглашение на казнь» и там, помните, был такой Цинцинат, которого обвинили в гнесиологической гнусности, а именно - в непрозрачности для общества… вот мы к этому идем, понимаете, да?

Н. Кричевский:

- Ну, сумничал, засчитывается, да. К чему вы ведете?

А. Иванов:

- Мы что, должны быть все прозрачные?

Н. Кричевский:

- Дело в том, что то, о чем вы говорите, в финансовой бюджетной налоговой сфере давным-давно уже десятилетие норма для всего цивилизованного мира. Даже в Китае, уж какой отсталый был Китай, и то это сегодня в порядке вещей. Но если вы такой алчный, жадный, сребролюбивый, ну, посоветуйтесь с родными, близкими, с умными людьми, как сделать так, чтобы вас не поймали за хвост. Ну, что ж вы такой дурак-то, господи? Чего ж вы в лоб-то прете? Что самое интересное, у нас же масса народу вот именно что прет. И прет в лоб. Вот ей говорят - нельзя этого делать - ну, когда мы говорим, например, о коррупционерах. Нельзя этого делать. А они, блин. Назло делают. Вот того поймали, а меня точно не поймают. Да и тебя поймают. И посадят. И не на два года условно, а лет на 10, как сегодня сажают каждый день пачками. Мы вообще не успеваем даже слышать об этом, нам кажется, что коррупции нет… Я открываю Телеграм канал «Антискрепа» и я просто вынужден сидеть в Телеграм повестке, я постоянно натыкаюсь на сообщения о том, что в одном регионе посадили одного, второго, третьего, в другом, в пятом, в десятом. Тут арестовали, тут приняли, тут на домашнем аресте… Слушайте, если вы хотите сказать, что у нас борьба с коррупцией не ведется, вы глубочайшим образом ошибаетесь. Я ни в коем случае не защищаю наши органы, но я просто констатирую факт. Я вижу каждый день и по многу раз сообщения о том, что того или иного господина приняли за коррупционную деятельность и даже за соучастие в организованном преступном сообществе.

А. Иванов:

- Есть в России такая традиция, на мой взгляд, бороться с коррупцией на низовом уровне, а коррупцию на высоком уровне как бы не замечать.

Н. Кричевский:

- Вы знаете, я считаю, что на низовом уровне коррупции у нас практически нет. Вот эти все мелкие подарки - слушайте, ну, имейте совесть. Формально это коррупция, да, согласен. Но при этом мы должны понимать, что вы, как участник коррупционного правонарушения преступления, имеете дело с чиновником, который своим действием либо бездействием способствует удовлетворению ваших интересов. Учитель в данной ситуации не подпадает под признаки коррупционного правонарушения преступления. Врач то же самое. Если вы считаете, что взятка врачу или учителю - коробка конфет или бутылка шампанского - это коррупционное правонарушение и преступление, вы глубочайшим образом ошибаетесь. Это подарок. Обычный подарок. Потому что учитель не должностное лицо. Это учитель. И больше никто. Вот вы хоть режьте меня. Что касается коррупции в более высоких сословных эшелонах, то здесь я с вами отчасти согласен и даже более чем отчасти. Потому что на средних и более-менее высоких уровнях с коррупцией борются и борются весьма эффективно. Достаточно вспомнить десятки губернаторов, которых посадили за коррупцию, а вот что касается коррупции на высшем уровне, вот здесь да.

А. Иванов:

- Есть куда еще?

Н. Кричевский:

- Но это вопрос не на нашу с Ивановым зарплату… знали бы, какая она огромная…

А. Иванов:

- Ну, коррупция на низовом уровне - я имел в виду все-таки не учителей, а, допустим, когда человек сдает квартиру без документов…

Н. Кричевский:

- Это не коррупция. Это неисполнение обязанностей налогового агента. Для этого Мишустин вам предложил самозанятость. Зарегистрируйтесь, платите 4% и спите спокойно.

А. Иванов:

- По самозанятости, кстати, сегодня Счетной палаты был отсчет, что в шесть раз снизилась показываемая прибыль самозанятых, после того, как ИП начали массово переходить на этот режим.

Н. Кричевский:

- Ну, потому что там есть верхний режим.

А. Иванов:

- Никита Александрович, прикольный опрос ВЦИОМ провел: «Что бы россияне посоветовали президенту, будь они его советниками?». Хотите знать ответы?

Н. Кричевский:

- А я заранее знаю все ответы, потому что мы с вами много раз говорили о русском менталитете. И понятно, что ничего нового мы там не увидим. И первый ответ, самый популярный наверняка про пенсионный возраст.

А. Иванов:

- Вы просто прорицатель! За отмену пенсионной реформы и возвращение прежнего пенсионного возраста выступили 14%. Чего-то мало.

Н. Кричевский:

- Это самое популярное.

А. Иванов:

- Да, причем с отрывом. 6% - за снижение налогов.

Н. Кричевский:

- Легкость внушаемости у нашего населения, потому что русская нация юна, поэтому нация легко внушаема. Ну, посмотрите на своих детей-подростков. Вы очень легко можете им внушить практически любую истину, особенно если ваши детки находятся до 16 лет.

Нам всего-то тысячу лет. Сравните с 5-6 тысяч лет Китая, Израиля, Греции, Италии, Египта – вот таких государств. А мы нация юная – тысяча лет.

А. Иванов:

- Американцы более юные.

Н. Кричевский:

- Американцы – это британцы, испанцы, ирландцы, голландцы и прочие товарищи, которые активно туда переехали.

А. Иванов:

- И африканцы.

Н. Кричевский:

- Да. И поэтому говорить, что есть американская нация нельзя ни в коем случае. Все это потомки. Естественно, потомки тех, кто родился на африканском континенте.

И когда вы говорите, что пенсионный возраст, я не удивляюсь. Что есть наш менталитет? У нас, на мой взгляд, две ключевые максимы, которыми мы руководствуемся. На самом деле, их три. А если считать, что Россия – женская душа, а так оно и есть, тогда остается две. Первая – это рай на земле. Или религиозный, или религиозно-идеологический, вспомним: «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». То, что сказал товарищ Хрущев в свое время.

А вторая – это долг. Вот мы с вами никогда об этом не говорили, потому что не приходилось. Но чувство долга у русского человека развито, конечно, более чем. Долг перед Родиной, перед страной, перед матерью, перед семьей, перед своим кланом. Долг перед двором! Перед братвой, с которой ты вырос!

А. Иванов:

- Мы – нация-коллективист.

Н. Кричевский:

- Согласен. Долг перед компанией, в которой ты проработал какое-то количество лет.

У нас везде долг. А там, где долг, там и совесть, там и стыд, потому что если ты не выполняешь то, что общепринято, считается нормой в русском обществе, ты подвергаешься обструкциям. А обструкция – это стыд. А память стыда – это совесть.

Тут цепочка очень простая, поэтому когда вы говорите о том, что население голосует чаще всего за возврат прежнего пенсионного возраста, говорю, что это менталитет, потому что, скажем, 500 лет назад и 400 лет назад мы, наши предки сжигали себя для того, чтобы поскорей попасть в рай, не поступившись своими религиозными принципами и убеждениями (я имею в виду старообрядцев). 50-100 лет назад мы добровольно шли на авиационный таран, восхищались подвигом Матросова, который ценой своей жизни закрыл амбразуру. И это точно так же было признано не только советской пропагандой, но и немецко-фашистскими захватчиками. Они точно так же говорили о том, что с русскими невозможно, они, как писал главнокомандующий сухопутными силами нацистской Германии: они предпочитают закрываться в танке и сгорать вместе с этим танком. Но они не сдаются.

Понимаете? Они – это Иван Сусанин, который уйдет и ценой своей жизни, уведет польский отряд туда, откуда польский отряд никогда не выйдет. Он уведет его в болото. И таких случаев на Руси были более чем достаточно. Всегда!

Это свидетельствовало о том, что русский отдает долг перед Родиной, а самое главное – русский стремится прямиком в рай. Не зря же Путин говорил: мы попадем в рай, они все сдохнут. Это была фраза не навеянная сиюминутным убеждением. Это в нем говорил русский менталитет.

Потом мы переходили к раю на земле… Коммунизм – та же религия. Это ничего общего не имеющая сентенция с реальностью, но это рай на земле. А когда и этот рай не удался, последнее, что у русского человека осталось – это пенсионный возраст. Когда можно выйти на пенсию, ничего не делать, а страна-государство-нация-социум будут платить тебе деньги за то, что ты есть. За то, что ты сделал. Потому что это тоже долг. И они говорят: вы нам должны! И вы будете нам платить!

И вот ничего удивительного нет. Дальше что? Налоги – 6%? У нас, конечно, безумно дорогая налоговая система, ну, 4%, ну, это невозможно. Ни в одной стране мира такого нет. Чтобы 4% брали с ваших доходов? До 200 тысяч рублей в месяц? Да, слушай, это беспредел. Да в Древнем Риме такого не было. Да рабы платили существенно меньше, чем русский человек, который платит аж 4%! Не 57%, как в Швеции! А целых 4%!

Дальше что?

А. Иванов:

- Я вам немножко наврал, когда сказал, что пенсионный возраст – самый популярный ответ, потому что самый популярный ответ – «затрудняюсь ответить» - 63%. Это тоже многое говорит, мне кажется, о нашем национальном характере.

Н. Кричевский:

- Из тех, что ответили, третий какой?

А. Иванов:

- Возврат конституции старой формы. И отмена моратория на смертную казнь.

Н. Кричевский:

- Вот! Это – Восток. Небезосновательно считается, что мы произошли, по крайней мере, наш менталитет очень похож на менталитет восточных народов, наций. И не зря же у нас очень много былин, сказок, пословиц пришло к нам с востока. А что касается возврата смертной казни, здесь, конечно, в первую очередь, народ смотрит на Китай. И говорит о том, что китайцы делают правильно, но это восточный менталитет.

А. Иванов:

- И американцы спокойно себя казнят.

Н. Кричевский:

- Ну, в Америке это единичные случаи, а Китай – мы все знаем, что там регулярно казнят коррупционеров. И это их не останавливает. И я представляю, что было бы, если бы у них не было смертной казни.

И второй запретительный момент – шлагбаум, который русский человек готов поставить посредством восстановления смертной казни – это, конечно, борьба с преступлениями против личности, наиболее гадкими, кошмарными и ублюдочными, в первую очередь, это даже не столько насилие, сколько педофилия.

А. Иванов:

- Сегодня у вас в Telegram-канале был репост в Антискрепе, прочитал, что плохие люди в Китае должны уступать место в транспорте хорошим людям.

Н. Кричевский:

- Нет, заходить позже хороших. Сначала заходят хорошие, потом плохие.

А. Иванов:

- Мне кажется, это финиш. Вот когда настолько прозрачность в обществе наступает, что ты сегодня бабушку не перевел через дорогу, завтра тебя в конец очереди ставят…

Н. Кричевский:

- Ну, у нас говорили, например, на миру и смерть красна. Природа та же самая.

Я это к чему? К тому, что если вы хотите заниматься социальной психологией на уровне практики прикладных исследований, то подумайте о менталитете. Кстати, сегодня мне попалось заявление Виталия Милонова о том, что он призывает мою любимую похоронку перевести в электронный формат. И реализовывать ее через Госуслуги. По крайней мере, базовый набор. Это к чему? К тому, что у русской православной церкви всегда среди прочих, была дихотомия – трупоположение, трупосожжение. Трупоположение – это классические похороны, погребение. Трупосожжение – это кремация. Сейчас получается так, что кремация у нас выступает дешевым заменителем очень дорогого трупоположения, потому что невозможно, там по 400-500 тысяч рублей в Москве платить за самый обычные похороны. Далеко не каждый может себе позволить.

И Милонов говорит, давайте хотя бы базовый набор похоронных услуг, связанных с трупоположением – погребением, проводить через Госуслуги. Это ровно то, о чем мы с вами всю дорогу говорим. Давайте переведем это на электронно-цифровой формат. Мы уберем оттуда коррупцию, тех агентов, которые наживаются на людском горе. Если у вас есть дополнительные услуги, есть на это деньги, милости просим. Но базовый набор должен быть в электронном виде через Госуслуги.

Мы тут с Ивановым смотрели YouTube – прямую трансляцию. Иванов – красавчик! А Кричевскому 53-й год, четверо детей, о чем вы говорите! А Иванов – сказка. Был бы я Красовский, попросил бы автограф.

А. Иванов:

- Переводим тему.

Никита Александрович, проиндексирует правительство пенсии работающим пенсионерам, как вы думаете?

Н. Кричевский:

- Сто процентов.

А. Иванов:

- Игорь спрашивает из Нижегородской области.

Н. Кричевский:

- Игорь, даже не сомневайтесь. Вопрос не в том, а насколько. Мы говорили, что, скорее всего, коэффициент, с которым пенсии будут проиндексированы, составит 3%. А ЛДПР предлагает 10%. Я думаю, что в процессе подсчетов коэффициент будет выше. Что означает этот коэффициент? Узнайте в Пенсионном фонде.

А. Иванов:

- И вернут ли недоплаченное за предыдущие годы? Или индексация будет с момента вступления в силу?

Н. Кричевский:

- Должны вернуть. Мне кажется, должны.

А. Иванов:

- Посмотрим.

Давайте обсудим Олега Тинькова.

Н. Кричевский:

- Сегодня был текст в федеральном канале на бизнес-канале по поводу его высказывания в Clubhouse.

А. Иванов:

- Да. Тиньков назвал трех самых богатых людей России через пять лет.

Н. Кричевский:

- Он, по-моему, не говорил о пяти годах.

А. Иванов:

- Через пять лет. Он ответил, что Павел Дуров, Николай Сторонский.

Н. Кричевский:

- Кто все эти люди? Поясняйте.

А. Иванов:

- Павел Дуров – это многие знают, основатель всех Telegram-каналов. И всех страничек в ВКонтакте.

Николай Сторонский – это финтех-компания Revolut. Это необанк, приложение, популярное в западных странах, через которое можно совершать финансовые операции без комиссий практически.

Н. Кричевский:

- Опа! Плевок в господина Тинькова.

А. Иванов:

- Да, Тиньков завидует Сторонскому.

Н. Кричевский:

- Про Грефа молчите!

А. Иванов:

- Мы о нем думаем.

И третий богатей – Игорь и Дмитрий Бухманы. Основатели игровой компании Playrix – это такие вот едешь в метро, каждый второй сидит в мобильник уткнувшись, играет в каких-нибудь гномиков, что-то такое.

Н. Кричевский:

- Это вот те ребятки – два братика, которые родились и выросли в Вологде.

А. Иванов:

- Где резной полисад.

Н. Кричевский:

- В доме они выросли. В 2001 году они разработали свою первую игру, приложение. И продали ее за страшные деньги – сто долларов. На двоих. Сегодня состояние каждого – более трех миллиардов долларов. Им, кстати, пару дет назад предлагали продать их компанию то ли за семь, то ли за двадцать семь миллиардов. Они сказали, извините, нет. Нам по кайфу жить и так.

Я удивляюсь, почему господин Тиньков не вспомнил о Сергее Брине.

А. Иванов:

- Наверное, у него нет гражданства России уже.

Н. Кричевский:

- Вы абсолютно верно подметили. Он упомянул людей, которые живут вне России. Дуров – в Дубаи, Сторонский в Британии, а мои любимые братья в Ирландии. Они убежали, видимо, их тут начали прессовать. И я не знаю, кто быстрее до них добежал, кто быстрее успел. То ли силовики, то ли бандосы. В общем, они взяли билет на самолет в один конец. И улетели. Долгое время столовались на Кипре, после того, как с Кипром возникли вопросы с правами собственности, они переехали в Ирландию. И преспокойно себя там чувствуют.

А все трое ребят – рожденные в Российской Федерации.

А. Иванов:

- А они налоги со своих доходов где платят?

Н. Кричевский:

- Там. Поскольку они налоговые резиденты тех юрисдикций, где они сегодня работают.

183 дня ты должен находиться на территории какого-либо государства, чтобы стать налоговым резидентом. И ни о каком присутствии Дурова, Сторонского и Бухманов в России речи быть не может, не приедут они сюда достаточно долго. Так же, как и Брин, который передвигается на метро с пакетиком, гад, целлофановым. Я эти фотографии вижу, они у меня перед глазами. Едет в какой-то кепочке. На метро. Мультимиллиардер! Сооснователь и сособственник Google! YouTube – это тоже Сергея Брина. Они же его купили достаточно давно! Это они там рулят.

Это я к чему? Тинькову надо было сказать, что есть IT-инфраструктура. Есть информация, есть информационно-прикладная безопасность. Вот это те дороги, по которым вам надо идти. Твори, выдумывай, пробуй, как говорили в советские времена! Вместо этого он сказал, что вот эти вот трое будут через какое-то количество лет самыми богатейшими, но я здесь заканчиваю. Несколько лет назад в Китае была разработана программа по возвращению наиболее успешных умных китайских ученых и предпринимателей из-за границы обратно.

А. Иванов:

- Надеюсь, их возвращали не в заднем багажнике

Н. Кричевский:

- Нет, им предложили лаборатории, самые льготные условия. Все, о чем они даже мечтать не могли. В первый же год действия этой программы вернулась шестая часть. Вот у нас будет то же самое!

А. Иванов:

- И на этом у нас все!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!