Никита Кричевский: Если вы ушли в доллар или в евро, сидите спокойно, ничего не предпринимайте

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и Никита Кричевский обсуждают колебания рубля, шансы на отключение России от SWIFT, дедолларизацию, психологию чиновников и раскулачивание олигархов

А. Иванов:

- Всем привет! Испытанный экономический тандем – профессор Кричевский, редактор Иванов. Шеф, трогай!

Н. Кричевский:

- Вы долго работаете над заставочкой?

А. Иванов:

- Нет. Это влет называется. Импровизация. Что там с рублевичем, расскажите?

Н. Кричевский:

- А что с ним такое?

А. Иванов:

- Опять полез куда-то в невиданные дали. 91 рубль – евро, 76 рублей – доллар. Что происходит?

Н. Кричевский:

- Мы же с вами неделю назад это обсуждали. Говорили, что если вы ушли в доллар или в евро, сидите спокойно, не дергайтесь. Ничего не предпринимайте. Если вы остаетесь в рублях, хотите – меняйте, хотите – не меняйте. Дело ваше. Но ни в коем случае не паникуйте, не слушайте всяких «умных экспертов», которые говорят о том, что сейчас самое время переложиться из доллара в рубли и зафиксировать прибыль. А до этого товарищ из Сбербанка заявил: к концу апреля 70-71 за доллар. Конец апреля не наступил, кто его знает.

А. Иванов:

- Может быть, вам придется посыпать волосы пеплом.

Н. Кричевский:

- Я бы сказал – голову. Но пока что все идет ровно в другую сторону. Могу спрогнозировать, что в ту сторону будет идти и дальше.

А. Иванов:

- А что произошло за эту неделю, что он начал сползать?

Н. Кричевский:

- Целый ряд факторов. Для рубля главное – это ожидание скорых неминуемых санкций, которые могут возникнуть буквально каждый день. Не исключаю, что они могут быть объявлены сегодня вечером. Америка проснется, пойдет на работу и может заявить, что вводит санкции. Это обычно бывает по Москве вечером. И все этого ждут, особенно после того, что заявил на прошлой неделе господин Байден.

Следующий момент связан с турецкой лирой. Это было очень тревожно для всех развивающихся экономик.

А. Иванов:

- Лира рухнула на 18 % после увольнения главы Центробанка Турции.

Н. Кричевский:

- Это было связано с тем, что проблемы сегодня начинают прорезываться у всех развивающихся стран. И Турция здесь просто первая ласточка. По ней ударило больнее всего. Но Турция менее устойчива к подобного рода колебаниям. Потому что экономика по бюджету дефицитная, экономика, не имеющая внутренних сырьевых ресурсов. Экономика, закупающая ту же нефть с газом на рынке. Ничего удивительного в этом я не вижу.

Плюс ко всему, инфляция все последние годы там была существенно выше в сравнении с российской. И третий фактор – это падение цен на нефть. Хотя это весьма и весьма относительно для России. Поскольку мы видим, как по телевизору ничего не понимающие в экономике девочки говорят о том, что вот, смотрите, нефть сегодня стоит столько-то. И в абсолютном выражении экспорт нефти снижается уже третий месяц подряд. Может быть, по итогам марта мы выйдем в какой-то плюс, но первые два месяца были очень тяжелыми. Я бы даже сказал, в какой-то степени провальными. Мы экспортируем меньше. И связано это с ограничениями по соглашениям ОПЕК+.

А. Иванов:

- В марте была новая встреча.

Н. Кричевский:

- Да, тем не менее, по итогам марта посмотрим. За первые два месяца мы видели снижение экспорта нефти в абсолютных величинах. Это не покрывает увеличение цены за баррель. Поэтому все вместе так негативно рикошетит на рубль. Но в первую голову – это ожидание скорых санкций. Выход из облигаций Федерального займа иностранных инвесторов.

А. Иванов:

- Этот процесс на этой неделе происходил. Может быть, не так активно его широкая публика мониторила, но ведь была практически паническая распродажа наших ОФЗ.

Н. Кричевский:

- Я бы не сказал, что она была панической. Она была на уровне годичной давности, когда только-только начиналась пандемия, когда как раз нефть и упала. Но тогда не было даже близко никакого разговора о санкциях.

А. Иванов:

- Кто покупает эти ОФЗ?

Н. Кричевский:

- В настоящее время – только Сбербанк. Еще другие банки. Но в основном весь рублевый пакет, который предлагался в последние месяцы, выкупался Сбером.

А. Иванов:

- Может, это и хорошо, что мы у иностранцев забрали свой долг? Мы ничего им не должны. А должны Сбербанку.

Н. Кричевский:

- Там проблема еще в том, что две три номинала ОФЗ находятся в валюте. 67 % всех выпущенных ОФЗ номинированы в валюте. По последним отчетам, доходность по государственным ОФЗ выше доходности по корпоративным облигациям. То есть компании в любой момент могут объявить дефолт. Доходность по нашим ОФЗ выше. Это очень тревожный симптом. При том, что дефолта по нашим ОФЗ, которые эмитирует государство, быть не может, сегодня очень интересный момент на рынке, когда вы можете выйти из облигаций, особенно если подходит время, с минимальными потерями и переложиться в ОФЗ. Но это не для простых смертных слушателей.

А. Иванов:

- Для финансово грамотных.

Н. Кричевский:

- А они в наших советах не нуждаются. Аналитик Сбера Кузнецов предсказал 70-71 к концу апреля. А аналитик «Альфа Капитал» вчера сказал, что самое время переложиться в рубли. Никогда не обращайте внимания на всех этих молоденьких ребяток, которые выходят для того, чтобы хапануть, словить дешевую популярность. Тут же появляются такие конченые псы как Кричевский и иже с ними. Там и Делягин тоже недалеко. Они говорят: товарищи, мы-то умудренные уже жизненным опытом. Надо аккуратнее.

Очень много было граждан, которые в былые времена прогнозировали цены на нефть. Тоже никто не угадал. Минэкономразвития угадывал инфляцию. И тоже не угадывал. А ВВП как он угадывал! В 2008 году господин Клепач, он тогда занимался с Минэкономразвития как раз прогностическими функциями, отвечал за прогностический департамент, пересматривал прогноз по ВВП четыре раза за год, по инфляции – шесть раз. Последний его прогноз был: 13 с небольшим процентов. Сволочь, попал! 13,3 % было. Вот оно – мастерство. Не пропьешь.

А. Иванов:

- Эта зависимость от доллара задолбала уже всех, даже нашего министра иностранных дел Сергея Лаврова. Он в не свойственной для себя роли экономиста выступил на этой неделе. «Нам нужно снижать санкционные риски путем укрепления своей технологической самостоятельности, путем перехода к расчету в национальных валютах и в мировых валютах, альтернативных доллару». Это красивое слово «дедолларизация».

Н. Кричевский:

- Он поехал в Китай и оттуда кусался с Брюсселем, с Вашингтоном. Он сказал, что инфраструктура отношений с Евросоюзом разрушена, осталось только Тушино. Или не говорил. Это он сказал в Китае, товарооборот которого с Америкой составляет 598 млрд. долларов.

А. Иванов:

- Пусть в юанях торгуют.

Н. Кричевский:

- Китай получает доллары за свою продукцию. Китай эти доллары потом тратит на приобретение трежерис. И тут выходит Лавров и говорит: надо отказываться от доллара. Китайцы говорят: мы полностью согласны, только у нас на 3 трлн. китайских ОФЗ. Посоветуйте, что с ними делать. Мы продаем продукцию в долларах, а вот с этим что делать? И тут Лаврову то ли звук отключили, то ли микрофон, то ли надели маску. Расшифровать высказывание господина Лаврова я предлагаю после паузы.

А. Иванов:

- Нам пишут: «Китайцы покупают трежерис и устраивают России трэшерис».

Н. Кричевский:

- Боюсь показаться нескромным, но мне кажется, что мой Telegram-канал Антискрепа в тройке ведущих экономических Telegram-каналов. Авторских, не побоюсь этого слова.

А. Иванов:

- Вы там все по пунктам раскладываете, все по делу.

Н. Кричевский:

- Это профессорская привычка. Надо разжевать.

А. Иванов:

- Давайте закончим про Лаврова.

Н. Кричевский:

- Я могу сказать, что я услышал в его пассаже, в его тезисах. Я услышал прозрачный намек на скорое отключение России от SWIFT.

А. Иванов:

- Он сказал, что мы должны альтернативные системы расчета платежные вводить. Я читал, что какая-то система BRICS Pay якобы должна появиться. Будем с индусами обмениваться.

Н. Кричевский:

- У нас 34 % товарооборота с ЕС. Чуть меньше – с Китаем.

А. Иванов:

- А инфраструктура отношений разрушена.

Н. Кричевский:

- Осталось только Тушино. Мы говорим про то, что отношения разрушены, тем не менее, 34 % товарооборота по итогам января этого года ориентированы на Евросоюз. С Китаем существенно меньше, в 1,7 раза. В основном это как раз ЕС. Вы про какие разрушенные отношения говорили, Сергей Викторович? И правда ли, что ваши не ближайшие, но недалекие родственники – внуки имеют гражданство Израиля? Я не утверждаю, я спрашиваю. Как в Telegram пишут, что Лавров объявляет джихад доллару, а на самом деле у него внуки имеют гражданство Израиля.

А. Иванов:

- А с Израилем у нас все хорошо. Слава богу, это не Евросоюз.

Н. Кричевский:

- SWIFT – это первое, на что я обратил внимание. Второе. Лавров сказал об укреплении своей технологической самостоятельности. Я не буду стебаться по поводу импортозамещения, разработки новых технологий. Здесь у нас полный швах. Я скажу о другом, о том, что дедолларизация, вообще денежное обращение – это инфраструктура разработки и коммерциализации технологий. Такая же, как информация, основные средства, электроэнергия. Мы задействуем эту инфраструктуру для того, чтобы развивать свою технологическую самостоятельность. Потому что конечный пункт действия инфраструктуры – это развитие новых технологий и укрепление своего технологического суверенитета. Нельзя ставить телегу впереди лошади, впереди паровоза, я бы сказал. Потому что не поедет. Не телега рулит. Телега всего лишь находится позади. А впереди находится нечто другое.

В Антискрепе я задавался вопросом. В 1957 и 1961 году никакого доллара в Советском Союзе не было. Единой европейской валюты тоже не было. А были марки, фунты, франки, лиры и прочее. А спутник запустили. А Юрий Алексеевич полетел. А доллара не было.

А. Иванов:

- И колбаски не было тоже.

Н. Кричевский:

- С колбаской я бы поспорил. Я о том, что все-таки, наверное, иностранная валюта – это далеко не самый главный аргумент, когда вы рассуждаете о технологической самостоятельности. Я имею в виду Сергея Викторовича.

Наконец, третий эпизод, о котором я хотел сказать. Если уж и начинать дедолларизацию, то начинать ее с себя. У вас доллары есть, Иванов?

А. Иванов:

- У меня евро есть.

Н. Кричевский:

- И у меня. А долларов нет.

А. Иванов:

- Мы уже дедолларизировались.

Н. Кричевский:

- Давным-давно. Начинать надо с элиты. И проводить не мягкую конфискацию, о которой мы сегодня будем говорить, когда коррупционеров будут ловить, если у них средства на счетах превышают их трехгодичный годовой доход. Начинать надо с того, чтобы предложить жесткую амнистию тем, кто имеет накопления, активы, недвижимость, бизнесы за границей. Я имею в виду чиновничество. Они в добровольном порядке, разговор идет принципиальный и очень серьезный: ребята, вы сами, добровольно… Вот я – Путин.

А. Иванов:

- Допустим.

Н. Кричевский:

- А чего допускать? Я выступаю на собрании. Говорю: ребята, дело очень серьезное. Нас, действительно, будут прижимать. Потому что отношения дошли до крайней точки, за которой, я не исключаю, что придется распаковывать ядерный чемоданчик. Но перед этим можно признать ЛНР и ДНР, еще что-то такое натворить. Нас не ставят ни в грош. И первое, что они сделают, это отключат нас от SWIFT, а самое главное – арестуют наши активы за рубежом. Об этом позавчера предупреждал российский Минфин. Ребята, готовьтесь к аресту зарубежных активов. Не уточнив, государственные это активы или корпоративные, или частные.

Я – Путин. Я выхожу и говорю: вот давайте сами добровольно, инициативно, выстраивайтесь в очередь. И в течение недели или двух, или месяца, переоформляйте все свои активы – и денежные, и предпринимательские, и еще какие-то – на Российскую Федерацию. Вам это кажется фантастикой, бредом сивой кобылы. Но по-другому сейчас не получится. Иначе вы потеряете все. И вот тогда выходит Сергей Викторович Лавров и говорит: так я насчет дедолларизации…

А. Иванов:

- Я хотел сказать по этому поводу только одно. Амнистия хороша только в тот момент, когда ты уже сидишь за решеткой, тебе есть куда выходить и есть что терять. А когда ты находишься на свободе, прекрасно пользуешься всеми этими благами, конечно, никто выстраиваться в очередь сдавать не будет.

Н. Кричевский:

- Тогда вы потеряете все.

А. Иванов:

- Превентивно – нужно показать сначала кнут, а потом уже с пряником.

Н. Кричевский:

- Новости последних дней. Абрамович подал в суд на автора книги «Люди Путина» и издателя. Британская книга. Она имела определенный успех. Я ее читать не буду, потому что я знаю существенно больше того, что там написано. Но Абрамович считает, что он никакой не коррупционер, «Челси» была куплена не для того, чтобы внедриться в британскую элиту.

А. Иванов:

- Улучшить имидж России.

Н. Кричевский:

- Якобы приказ об этом исходил от Путина. Это все дешевая беллетристика. Британцы так это видят, они так написали. Ради бога. Но чего он в суд подает? Потому что он боится, что в том числе из-за этой книги против него будут применены санкции. Ему же рабочую визу в Британии не продлили. Он получил гражданство Израиля. Он просто боится, что за счет тех фактов, которые были изложены в этой книге, ему скажут: Роман Аркадьевич, вы ничего не оспорили. И он подает в суд. И вечером выясняется, что юристы уже этого издательства говорят о том, что мы сами инициативно предлагали Роману Аркадьевичу и его юристам обсудить и прийти к мировому соглашению. Но мы никаких встречных действий от них не увидели и не услышали.

Как было в 90-е. Пришел, нагнул, пальцы разогнул. Призвал к ответу, забил стрелочку, в данном случае в суде. И вот я – чемпион. Но так же не делается. Это даже не атавизм, это какие-то приемы из 80-х, это какая-то гопота. И это сегодня наши олигархи.

Вот смотрите. Внуки Сергея Лаврова – граждане Израиля по рождению. Зять Александр Винокуров имеет израильский ID. На заборе много чего написано. Такие данные есть, причем, данные в телеге публикуются со скриншотами их документов. Лавров делает правильно, что не опускается до опровержений, чего не скажешь об отдельных российских губернаторах. Меня прибили, когда в одном махоньком канальчике написано о том, что ульяновский губернатор пойдет на выборы, даже если Путин не одобрит его кандидатуру. Ну, вот я прочитал, говорю, что вы правильно делаете, что не опровергаете, потому что на каждый роток не накинешь платок. Мало ли что на заборе написано. И это не повод озвучивать это на всю страну.

И чего вы думаете? Ульяновский губернатор то ли заявление написал, то ли дал распоряжение правоохранительным органам найти и обезвредить владельца Telegram –канала.

А. Иванов:

- Он такой типаж Александра Григорьевича Лукашенко.

Н. Кричевский:

- Не знаю, какой он типаж.

А. Иванов:

- Старой закалки.

Н. Кричевский:

- Так ищут! С утра читал. Это треш, дичь! Уголовный розыск, вместо того, чтобы заниматься своими прямыми обязанностями, выдергивает ульяновских региональных активистов и говорит: это не твой Telegram-канал? И вот это происходит, пять или десять человек выдернули таким образом. Ради чего? Ради того, чтобы, не знаю, привлечь за клевету? Или, может, прилюдно покарать, казнить. Посадить на кол, повесить на центральной площади, отлучить от Telegram? Ради чего? Но это такой удар по имиджу!

А. Иванов:

- У нас в чате пишут. Гафур из Пензенской области пишет: «Было бы неплохо, если бы в 2024 году вы стали у руля!».

Н. Кричевский:

- Вот очень хорошая подача! Давайте в следующем эфире поговорим о мотивации. О целеполагании. Это большая тема. Целеполагание - чиновничество, исследователи, предприниматели. И о том, как сегодня видится сама институциональная система, на которой покоится Россия. Она не хорошая, не плохая. Просто она вот такая. При этом она практически не изменилась за полтора столетия. Даже в советском периода, помните, в самом начала советской власти Владимир Ильич просто бил себя в грудь и кричал, что по форме верно – по сути издевательство. То есть, власть сменилась, причем, кардинально. А повадки остались те же самые у бюрократии.

Гафур, вы молодец. Спасибо! Дождитесь следующего эфира.

А. Иванов:

- Вас спрашивают, вы в 2024 году пойдете, станете у руля? А вы про это.

Н. Кричевский:

- Понимаете, у меня заточенность на другое. Когда я общаюсь с чиновниками, вижу, что у них цель, рубеж, к которому они стремятся, он никак не коррелируется с моим. У них другой тайминг, они заняты тем, чтобы максимально обставить принятое решение до наибольшего количества подушек, соломок, в идеале не брать на себя ответственность. У них задача – капитализировать то, что они делают. И это не связано с деньгами. Это связано с имиджем, с благами, с народным вниманием, восхвалением, обожанием. И в том числе, это связано с деньгами. Это то, что касается бюрократии. Там разговор о том, что надо сделать жизнь людей лучше имеет место быть, но имеет место быть не на первом месте. Мотивация у них другая.

У исследователей мотивация своя. У них нет фиксированного рабочего времени, нет постоянных совещаний, нет заточенности на результат во что бы то ни стало. Нет грядущего постановления неважно чего: правительства, Совета министров, областной губернской думы, этого ничего нет. У них есть другое – они мыслят в параллельной парадигме.

Предприниматель и коммерсант, если приходит во власть, он начинает замыкать на себя все интеллектуальные, информационные и кадровые человеческие потоки. Почему? Потому что его задача – в кратчайшие сроки получить… Вы скажете прибыль? А я скажу – эффект.

А. Иванов:

- Выйти в кэш.

Н. Кричевский:

- А я скажу – эффект. И он работает на результат. А ему легче и проще сделать самому, нежели кому доверять и поручать. Как-то обставляться теми самыми соломинками или младшими сотрудниками, с которыми можно разделить ответственность.

Кстати, кастовость начинается с младших сотрудников, которых чуть-чуть на проверку подпускают к кастовым процессам принятия решений. Я бы даже сказал – к корпоративным, не к кастовым. И потом они, если проявляют свою осведомленность, компетентность, умеют держать язык за зубами и данное вышестоящему слово, они потихонечку поднимаются.

И вы можете себе представить, дорогой Гафур, чтобы Кричевский оперировал теми целями и теми факторами, о которых я только что говорил? Я не могу. У меня да, заточенность на результат, но результат какой? Он не связан с тем, что прибыль на выходе, приход минус расход, выходим в плюс. Он не связан, чтобы обставиться и сделать так, чтобы я был неуязвим для критиков и критиканов, чтобы меня обожали. Он связан с тем, что я высказываю свою точку зрения, и меня меньше всего волнует, что обо мне скажут люди.

Вы знаете, откуда это получилось? Такая моя линия поведения.

А. Иванов:

- Думаю, вы родились с ней.

Н. Кричевский:

- Нет. Фридрих фон Хайек – нобелевский лауреат по экономике…

А. Иванов:

- Австрийская школа.

Н. Кричевский:

- Он в войну находился в Британии. И до войны, собственно. Убежал из Австрии, женился на британке, все было хорошо. Война закончилась. Он вернулся в Австрию, нашел свою первую любовь, развелся с британкой, женился на этой женщине, которая выжила в горниле Второй мировой. Тут же моментально от него отвернулось все приличное в кавычках и без кавычек общество. На протяжении десятилетий его только что фекалиями не обмазывали, находили придирки, провалы в его умопостроениях и умозаключениях вплоть до каждой запятой. Он из-за этого болел, переживал, у него ухудшалось здоровье. И так шло до тех пор, пока в 1973 году ему не дали Нобелевскую премии. И моментально телефон начал разрываться от поздравлений! И от вопросов: Фридрих, а почему ты пропал? Почему тебя так долго не было? Не видно и не слышно. А не хочешь ли прочитать лекцию? Взять грант, провести исследование?

Вот это было в середине 70-х, а до этого на протяжении десятилетий его обмазывали последними экскрементами.

А. Иванов:

- Если вам дадут Нобелевку, вы меня на фуршете…

Н. Кричевский:

- Я не о Нобелевке. О том, что у исследователя своя дорога. И если он верит в то, чему он следует, он должен идти до конца.

У меня выходит книжка «Сказки, былины, пословицы, поговорки». Причем здесь экономика? Оказывается, причем. А кто-то скажет, что Кричевский идиот. И со своей стороны, возможно, будет прав!

Смотрите, в открытую пугают. Посмотрите на Лаврова, на Минфин, на товарища, о котором вы будете говорить.

А. Иванов:

- Вы еще неделю назад сказали, что мы скукожимся, закрываемся полностью, оказываемся в коконе.

Н. Кричевский:

- Я оказался не прав?

А. Иванов:

- Правы. А товарищ, про которого мы будем говорить, это глава Ростехнадзора Андрей Алешин, который предложил привлекать к денежной ответственности за промышленные аварии собственников, а так же при выплате дивидендов налагать 10% штрафа в доход государства. Это вот ваша любимая концепция, что теперь у нас олигархи становятся новой нефтью. Мы говорим о классе двухсот самых богатых людей России…

Н. Кричевский:

- Сто тысяч семей.

А. Иванов:

- Это довольно прилично.

Н. Кричевский:

- Они не должны скидываться. Я бы сказал мягко, скидываться – это от щедрот. Они должны ответить за то, что происходит. Я вчера читал расследование по поводу одного девелоперского проекта в Москве. И я потерялся на третьем или четвертом абзаце, потому что там оффшор на оффшоре. Там сделка на сделке. Там какой-то ресторан на Рублевке – ты мне должен вернуть семь миллионов долларов либо переоформляешь свою контору в Британии. А если ты не сделаешь, смотри у меня в телефоне проект уголовного дела на тебя. Там же были мои любимые братья Мазараки – один заместитель гендиректора ГБО «Ритуал», а второй неформальный внештатный помощник. Там кого только не было! Там были и вот эти вот товарищи из московской архитектуры, чего там только не творилось! И вот эта вакханалия финансовая и материальная, корпоративная, коррупционная достигла таких масштабов, что даже Кричевский потерялся, хотя он заточен на чтение подобных постов и информации.

Там разговор не о том, что кто-то должен отдать какой-то кусок, а о том, что Росприроднадзор вот наложил штраф 146 миллиардов рублей на «Норильский никель», это была первая ласточка. И я сказал, что она не последняя. Прошел месяц. И выходит руководитель Ростехнадзора, говорит, что за каждой аварией есть фамилия, имя и отчество не топ-менеджера, а собственника. Человека, который входит в совет директоров и дает добро на ту или иную операцию. Как правило, в ущерб износу основного фонда.

А. Иванов:

_- Тут, наверное, можно порадоваться за жителей Норильска, потому что деньги, которые стрясли с «Норникеля», они пойдут на благоустройство этого северного города.

Н. Кричевский:

- И тогда же Кричевский говорил, что за каждым олигархом есть шкаф с кучей скелетов, который только приоткрой, они посыпятся так, что ты закрыть эту дверцу не сможешь. И вот Алешин выходит и говорит, что я считаю, что надо штрафовать собственников. И в качестве примера предложил: давайте 10% от дивидендов в доход государства. При наличии аварии. Такое судебное решение. Это уже не прецедент, это становится системой. Явью, частью новой повседневности, реальности и нормальности.

На выходных в «Антискрепе» писал о том, что «Лента» - сеть гипермаркетов получила штраф 670 миллионов рублей от ФНС. Не поперхнулись, не поморщились. Выплатили. Не оспаривали. Ну, да, говорят, мы не спорим.

Потанин не оспаривает, «Лента» не оспаривает, никто не оспаривает. Мы согласны. Потому что они понимают, что дальше будет хуже. Дальше будет не только национализация, дальше будет уголовное преследование. И проблемы существенно серьезнее, чем просто рассчитаться и отдать.

А. Иванов:

- Неплохой способ пополнять бюджет.

И на этом у нас подошло к концу время нашей передачи. Через неделю увидимся!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!