Никита Кричевский: Внезапные выходные на майские ввели из-за приближения третьей волны

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и профессор Никита Кричевский обсуждают, получится ли у правительства заставить россиян прививаться, будет ли взиматься НДФЛ с переводов на карту, как удалось отлучить иностранных аудиторов и как старообрядчество и беспоповство влияют на современную политику

А. Иванов:

- Всем здравствуйте! Занимательная экономика на волнах радио «Комсомольская правда». Никита Кричевский в боевой готовности. И я – Алексей Иванов постараюсь не оплошать.

Н. Кричевский:

- Здравствуйте, дорогие радиослушатели.

А. Иванов:

- Сразу прямой вопрос, Никита Александрович. Какие ваши планы на майские праздники?

Н. Кричевский:

- Нет у меня планов. Отдыхать и работать.

А. Иванов:

- Отдыхать или работать? Большая разница.

Н. Кричевский:

- Совмещать приятное с полезным.

А. Иванов:

- Для вас ничего не меняется?

Н. Кричевский:

- Гармония первична.

А. Иванов:

- Вы поддержали решение Владимира Путина объявить нерабочими днями с 4 по 7 мая?

Н. Кричевский:

- Я несколько дней не мог понять, что происходит. Пока не встретился с весьма серьезным человеком из заведения одной из площадей. Это не Лубянка, это не мой профиль. И я ему задал вопрос: почему ни с того, ни с сего вероломно было введено нерабочее время? Народ начал же думать, что главный правитель хочет показать свою благосклонность и задобрить население. Но до выборов далеко. Никаких телодвижений не предвидится на майские. И что же происходит? И на что мне было четко сказано: надвигается третья волна. Это был не публичный разговор с глазу на глаз. Мы общаемся с этим человеком регулярно. Это очень высокий и статусный человек. И я не имею никакого права называть его фамилию.

Он сам переболел короной. Когда готовили послание, несколько человек из его направления ушли на больничный с короной. И в субботу выяснилось, что заболел наш с ним близкий знакомый.

А. Иванов:

- Что же они не вакцинировались-то?

Н. Кричевский:

- Не знаю. Я спросил, в чем дело? Он тоже заболел. И мне было сказано однозначно, что надвигается третья волна. Сегодня я еду днем, слушаю радио. Мне говорят о том, что отношение медперсонала просто обворожительное, это говорит девушка, которая лежала в стационаре. Настолько изумительное, что нигде не встречала, говорит она. Никакого недостатка в фармацевтике нет. Есть недостаток в свободных местах. И даже в Москве люди сидят в коридоре в ожидании своей очереди на госпитализацию. Именно с короной.

Это было в эфире. Факт есть факт, хотя официально это все опровергается. И когда сегодня Блумберг сказал, что вот по сведениям двух наших источников, третья волна уже пришла, получилось, что тут же опровергли и сказали, что все это ерунда. И количество заболевших снижается.

Мы ходим на родительские собрания, общаемся с классными руководителями, нам говорят, что в Москве школьники средней и старшей школы заканчивают учебный год 14 мая. А младшие классы после майских праздников не вернутся в школу. Досрочные каникулы.

Мне об этом говорил весьма ответственный человек. Это, кстати, человек военный с большими погонами. И у него дети учатся в школе.

Ну, вот такая ситуация. Не зря же вам Путин говорил – вакцинируйтесь! Вам же лучше. Альтенатива – переболеть с неизвестным результатом. Непонятно, как вы перенесете и какие будет последствия.

А то, что это было сделано криво, косо, непонятно – объявление майских каникул? Это другой разговор. Президент об этом заявил на прошлой неделе, а разъяснение от Минтруда появилось только в понедельник вечером. Я не понимаю, что происходит. Чем занимался Минтруда? Ведь Путин сказал: нерабочие дни. Это значит, что на усмотрение работодателя. Это значит, что Сбер работает по режиму субботы, Россети действуют по обычному распорядку. В то же время специально Путин сказал: нерабочие дни. И я посмотрел 42-й закон Москвы о тишине. Там написано: запрещены шумные работы в воскресные и нерабочие праздничные дни. Праздничные! Это значит, что 4-7 мая нерабочие, но не праздничные дни. Следовательно ремонтники имеют полное право шуметь.

Повторюсь. Это сделано потому, что стоит задача разорвать цепочку заражений. И все равно передвигаться будут меньше. Значительная часть уедет на дачу или будет сидеть по домам, заниматься уборкой или прогулками на свежем воздухе. Контактов будет значительно меньше. Общественный транспорт, работа. Где угодно.

Отпускников много. Да, проблема остается. Вы хотите, чтобы ввели полный локдаун, как это было в прошлом году? Нет, не хотите.

А. Иванов:

- Ровно в это время год назад была облава на шашлычников. В этом году все намного гуманнее проходит. Власти избегают слов «локдаун», «третья волна», чтобы, наверное…

Н. Кричевский:

- Я ни в коем случае не разжигаю и не подзуживаю. Я высказываю свои субъективные предположения, мысли и то, что я слышу от людей. Это не значит, что это истина в последней инстанции. Я с Путиным не знаком, не общаюсь лично, поэтому все, что ниже – слухи и домыслы.

А. Иванов:

- Кстати, в той самой статье Блумберга, о которой вы говорили, интересный момент про то, что россияне плохо вакцинируются. Объясняется. Потому что их «не заставляют». Многие говорят неформально о том, что если не заставляют, то вакцинироваться не надо. Вы, как знаток русской психологии, скажите, как можно широкие народные массы заставить пойти и сделать себе укол «Спутник V»? Может, правда, надо заставлять?

Н. Кричевский:

- Сейчас доступен «Спутник V». По всей вероятности, скоро мы с этим столкнемся. Пряники наш народ не устраивают. Наш народ не покупается на пряники. Нужен кнут. И будет вам кнут.

А. Иванов:

- Сначала кнутик, потом пряник.

Н. Кричевский:

- Либо это будет закрытие выезда без отметки вакцинации, либо это будет поражение в правах для тех, кто не вакцинировался. Не знаю, как это будет сделано родным государством, но то, что оно это сделает, я в этом практически не сомневаюсь. Эта вот русская традиционная безалаберность, надежда на авось, до добра нашу нацию никогда не доводила. И сейчас не доводит. Люди мрут вокруг, а вы сидите и ржете, думаете, что это не про меня.

А. Иванов:

- Тут пишут. «Большой вопрос к господину Кричевскому». Из Красноярского края.

Н. Кричевский:

- Вот. Тем более, там люди уже спать собираются.

А. Иванов:

- «Правда ли, что с этого года будет взиматься НДФЛ с переводов на карту

Н. Кричевский:

- Бред сивой кобылы. Я его слышу последние лет пять. НДФЛ – это налог на доходы физических лиц. Каким образом вычисляются ваши доходы? Вы сдаете декларацию, по итогам которой доходы за вычетом расходов остаются тем приварком, с которого берется 13%. Для того, чтобы ваши переводы облагались НДФЛ, нужно прежде доказать, продемонстрировать, убедиться, что это именно доход. Очень часто это может быть перевод от жены к мужу, от папы к ребенку, от ребенка к бабушке. Возврат долга, например.

А. Иванов:

- Оплата услуг.

Н. Кричевский:

- Вы можете быть самозанятым и сидеть на этой карте, принимать платежи. Каким образом? Даже доблестный Сбер поймут, что это именно ваш доход. Это неразумно.

Вот каким образом мне Иванов перевел 5 тысяч рублей? С меня господин Греф снимает 13% - 650 рублей. За что? А он говорит, что это твой доход. Стоп! Я Иванову дал в долг месяц назад пятерку.

А. Иванов:

- А еще бывает в ресторане так. Кто-то один расплатился картой, другие ему на счет.

Н. Кричевский:

- То же самое долг. И объясните, где здесь налоговая база? Ваш доход? Его нет. Его быть не может. Плюс когда мы сдаем декларацию, мы говорим о том, что есть имущественные налоговые вычеты, социальные налоговые вычеты, инвестиционные налоговые вычеты. Мы их предъявляем к возврату. Вот ровно те поступления, которые приходят в течение года на карту, они суммируются, вносятся в декларацию, декларации подаются и заявляются налоговые вычеты. А каким образом с ваших денег, которые приходят на карту, сразу взимается подоходный налог? Это нонсенс и бред. На это никто и никогда не пойдет.

Неужели вы не понимаете, что если вводят налог на профдоход, если внедряют систему самозанятости, а там расплата идет именно на карты, то ни о каком введении НДФЛ на денежные переводы не может быть и речи.

А. Иванов:

- Достаточно того, что с нас до сих пор берут банковские комиссии.

Н. Кричевский:

- Это отдельная история. Причем, с одного банка на другой. Вы отстали от жизни.

А. Иванов:

- Давайте поговорим про другую историю . Читаю интересный Telegram-канал, называется «Антискрепа», канал некоего Кричевского. Там есть интересный пост про то, что якобы у нас существовало постановление правительства, которое запрещает аудиторским компаниям доступ к особо чувствительной информации.

Н. Кричевский:

- 19 апреля вышло постановление 622 правительства РФ о том, что аудиторским компаниям, консалтинговым компаниям – это, как правило, все в одном флаконе, ограничивается доступ к чувствительной стратегической информации. Имеется в виду, что запрещается предоставление информации, документации аудиторской организации, которая имеет иностранных участников, иностранное присутствие. Даже если она формально российская, понятно, что если утка крякает, если у утки есть клюв и крылья, она ходит, плавает по воде, то есть все основания полагать, что это утка. Иными словами, доказать, что российское юрлицо – дочка иностранной компании Pricewaterhouse, даже если формально ничего об этом не говорится, проще простого. Как? Элементарно. Начиная с логотипа, фирменного знака, бланков и заканчивая приемом их аудиторских заключений в качестве неформального филиала, скажем так, материнской компании Pricewaterhouse. Везде – будь то Россия, будь то любая другая стана мира. И с 19 апреля, кстати, постановление вступает в действие с завтрашнего дня, запрещается передавать информацию аудиторским компаниям, которые имеют признаки аффилированности с иностранцами.

Что это значит?

А. Иванов:

- Они почти все такие.

Н. Кричевский:

- Это значит, что, в первую очередь, отсекается от чувствительной информации, о ситуации в российской экономике, отсекается большая четверка – Pricewaterhouse Coopers, Deloitte, Ernst&Young и KPMG. Отсекается. Львиная доля ситуации в российской экономике шла через этих четырех аудиторских фирм. Теперь постановление правительства – им запрещено работать с российскими компаниями. Что такое российские компании и почему им это запрещено? Во-первых, это вся оборонка. Это все компании, которые находятся под санкциями, а это крупнейшие компании. Это Газпром, который формально под санкциями не находится. Это банковские сектор, это негосударственные пенсионные фонды, это страховые компании, это торговые и сервисные центы, это практически весь крупный российский бизнес.

Я ковырялся в этой истории. И нашел это постановление поистине героическим, потому что много лет назад, да что там, десятилетия я и мои коллеги говорили о том, что главное, что нужно сделать для того, чтобы сохранить экономическую безопасность. Ну, хоть какую-то – это отключить иностранные аудиторские компании, которые за прошедшие 15- 20 лет получили доступ, по-моему, до запятой ко всей документации ведущих российских компаний.

Иностранцам даже ничего делать не надо! Никаких шпионов не надо привлекать. Вербовать никого не нужно. Просто запроси у аудитора, он будет тебе обязан, например, по американскому законодательству выдать ту информацию, которая тебе нужна.

В Минфине этим занимался директор соответствующего департамента, который пришел туда давным-давно, Леонид Зиновьевич Шнейдман, который там появился еще при Кудрине. Человек – сам выходец из Pricewaterhouse, который за полтора десятилетия пребывания на своей должности настроил аудиторскую систему и сферу таким образом, что даже если ты не принадлежишь к этим четырем аудиторским компаниям, ты обязан войти в саморегулируемую организацию аудиторов. И правила игры там определяют представители большой четверки. Если человек из Pricewaterhouse, понятно, что там будет рулить большая четверка.

Дальше. В 2016 году были продавлено решение о том, что даже если вы формально независимые внутренние аудиторские компании, вам следует присоединиться к международной аудиторской сети, неважно, как она называется. Это может быть кто угодно. И сегодня, когда мы говорим FBK, это не ФБК имени Алексея Навального, а имени Игоря Алексеевича Николаева – доктора наук, который частенько публично высказывается по тем или иным экономическим вопросам. Это уже не совсем FBK, это часть сети под названием Thornton. Я специально поставил в «Антискрепе» гиперссылку, этот пост вышел с утра. Вы нажмите на гиперссылку и увидите решения Минфина о создании международных аудиторских сетей. И там же на сайте Минфина есть список аудиторских фирм, которые вошли в эти международные аудиторские сети.

Иными словами, ЦРУ имеет право протянуть свои лапы к абсолютно любой документации, даже если формально она эту компанию не аудирует. Мы все были на ладони. И как Мишустин сломал эту историю! Я до сих пор не представляю. Очевидно, что это было сделано без ведома Силуанова, Кудрина, Шувалова, Дворковича и всех остальных, кто годами кормился на заказах! Ведь откаты там были сумасшедшие! Но это мое личное мнение, не буду наговаривать на людей. Мы предполагаем.

А. Иванов:

- Почитаем пришедшие вопросы. Сергей (Тверская область) интересуется: «Почему при более высокой ключевой ставке в 2010-2011 годах мелкий и средний бизнес чувствовал себя лучше, чем сейчас, да и уровень жизни был выше?».

Н. Кричевский:

- Потому что спрос был на их продукцию. А ставка тут ни при чем. У непросвещенной публики бытует суждение, которое им было впарено, втюхано, вбито в голову на протяжении всех последних 20 лет: ставка рефинансирования, ключевая ставка, называйте это как угодно, это тот главный инструмент, который влияет на уровень инфляции в экономике. Вот вбили людям в голову, и люди живут со святой уверенностью в том, что если госпожа Набиуллина ставку подкрутит в сторону увеличения, значит, инфляция упадет.

Вот мы с вами понимаем, что в последних случаях роста цен, будь то на масло, на сахар, на стройматериалы, на металлопрокат, на гречку, дороговизна или дешевизна кредитных ресурсов не имеет абсолютно никакого значения. Во всех случаях, помимо, естественно, жадности тех, кто занимается производством и торговлей названных видов продукции, главной причиной роста внутренних цен было то, что выросли экспортные цены, потому что конъюнктура поправилась, поэтому стало выгоднее продавать за границу. И наплевать на то, что здесь народ без денег сидит. А наша проблема какая?

А. Иванов:

- Прибыль?

Н. Кричевский:

- Да, произвести, продать, часть оставить в офшоре, заплатить с остатка налог на прибыль и сказать, что мы развиваем экономику, чего вы вообще лезете к нам. И на протяжении 25, а то и 30 лет у нас правительство шло на поводу у этих людей. Потому что экономика, рынок, свобода предпринимательства и пр. «Но мы же платим налоги, чего вам еще надо? А если вам надо, чтобы люди… Надо, чтобы они зарабатывали больше, платите им больше денег, а наша хата с краю, мы свое дело сделали, до свидания». Вот такая логика у этих огрызков (извините за грубое слово). Вот они произвели, четверть гречки они уже успели с сентября продать за границу. Урожай, кстати говоря, в прошлом году – плюс 14 процентов по сравнению с 2019 годом. С сентября 2020 года было распродано за границу (в Китай, страны СНГ, в некоторые другие государства) четверть всего урожая, который был собран в прошлом году.

А. Иванов:

- Я не думал, что кто-то ест гречку за границей, я думал, это чисто российская еда.

Н. Кричевский:

- Вот видите, едят. И теперь они говорят: упаковка подорожала, еще что-то, экспортные цены выросли, поэтому, будьте добры, платите за эту несчастную гречку больше. А правительство и население говорят: так урожай и так далее. Они говорят: наше дело – вырастить и продать, а с прибыли мы платим налоги, а из того, что мы через офшоры продали тем же китайцам, часть оставили в офшоре, а часть вернулась обратно в страну. Вот из того, что вернулось в страну, мы заплатили налоги. А если вам хочется, чтобы цены на гречку, на сахар и прочее были пониже, субсидируйте нас, давайте нам миллиарды, и мы, так уж и быть, пойдем вам навстречу.

Слушайте, прошли те времена, вы же видите, что прошли. Вчера пришло сообщение о том, что ФАС, которая…

А. Иванов:

- Давайте я зачитаю. «Федеральная антимонопольная служба возбудила 3 дела на рынке плоского проката. Провела анализ и пришла к выводу, что в действиях ПАО «Северсталь», ПАО ММК (Магнитогорский) и ПАО НЛМК (Новолипецкий металлургический комбинат) содержатся признаки установления и поддержания монопольно высокой цены на горячекатаный прокат».

Н. Кричевский:

- Вы понимаете, на кого правительство и ФАС подняли хвост? На священных коров. На тех, кто отжал у народа эти предприятия, которые строила вся страна, будь то «Северсталь» (Мордашов), будь то Новолипецкий комбинат (господин Лисин), будь то ММК (Рашников).

А. Иванов:

- Рашников, по-моему, из красных директоров, он там был еще и до…

Н. Кричевский:

- Отжали за копейки. И теперь они говорят: да мы же модернизировали, мы то, мы сё, а вообще мы содержим хоккейные клубы, отстаньте от нас. Хлеба и зрелищ. Ну, на хлеб у вас есть деньги, вы, чернь, а зрелище мы вам поставляем, потому что у нас хоккейные клубы – «Северсталь» череповецкая, магнитогорский «Металлург»… Вот зрелище присутствует, и в огромном количестве, больше вам, чернь, ничего не нужно. И тут выходит правительство вместе с ФАС и говорит: по поводу черни мы поняли, а цены-то почему выросли? А эти говорят: вы же понимаете, электричество растет, издержки растут, все растет. Они говорят: а что же у вас экспорт так вырос? А потому что цены же выросли, поэтому мы торгуем на Запад по более высоким ценам. Им говорят: а при чем тут внутренний рынок? А они говорят: мы туда продаем по высоким ценам, и здесь мы будем продавать по высоким. А у людей денег нет. Народ начал отказываться от ипотеки. А почему? Потому что денег нет. Потому что ипотечные суммы кредитов выросли. И народ начал массово отказываться от ипотеки. От льготной.

А. Иванов:

- Она уже такая льготная, что дороже, чем которая была не льготная.

Н. Кричевский:

- Абсолютно верно. 6,5%, при том, что инфляция у нас 5 или неважно сколько. Народ начал отказываться. Почему? Потому что не тянут, потому что цены начали поднимать. И у них спрашивают: а что случилось-то? Они говорят: а вот экспорт… А почему у вас цены, что в «Северстали», что в Новолипецке, что в Магнитке практически одинаковые? Они говорят: ну, так совпало. Нет, это не так совпало, это называется картельный сговор. И возбудили дело, итогом которого должен стать (и он станет)… Если Мишустин проломил своим лбом просто, чуть ли не в одиночку, железобетонную стену Big 4, большой четверки аудиторских компаний, через которую на Запад и на Восток уходила абсолютно вся информация о нас. И ФАС возбудила дело о картельном сговоре, итогом которого станет штраф в процентах от выручки. А штраф этот от 3 до 15% от выручки, что в сумме получается миллиарды рублей.

А теперь я вас возвращаю к февралю этого года, когда мы с неким Ивановым Алексеем Валерьевичем сидели, болтали, и я ему говорю: «Алексей Валерьевич, олигархи – новая нефть».

А. Иванов:

- Вы должны были запатентовать эту фразу. Мне кажется, сейчас ее уже кто ни попадя произносит.

Н. Кричевский:

- Вот вам, пожалуйста. Не успели мы переварить историю с фронтальной проверкой Русагро господина Мошковича, который вальяжно сидел и гнул пальцы перед президентом, как выскочили священные коровы российской приватизации по фамилии Мордашов, Лисин, Рашников.

А. Иванов:

- Кто следующий на очереди?

Н. Кричевский:

- Сегодня оказались гречкоделы. Я тоже подумал, неужели у этих краснознаменных российских предпринимателей, которые, как известно, самые умные в мире, нет мозгов понять, что, ребята, правила игры изменились, надо жить по-другому, надо работать по-другому, потому что иначе государство… Греф говорит: с государством ни одна экосистема не справится, перемелют в труху. Греф это вам говорит.

Сегодня, пожалуйста, гречка. На 36% за последние полгода цены выросли, а они говорят: а мы еще на 15. Запретительные пошлины на экспорт – это самое простое, что вас ждет, самое легкое, что вас ждет. Я полагаю, что вы будете платить в бюджет если не сотни, то десятки миллионов штрафов точно. Потому что дальше к вам придет ФАС, дальше к вам придет налоговая инспекция. И вот тут внезапно вылезут разрывы по НДС, прочие недоработки (а они есть у каждой компании), а дальше будут штрафы. И окажется, что проще было вести себя прилично, чем наглеть.

Небольшое объявление. Производство русских матрешек теперь также сосредоточено в Китае, точнее, в одном китайском селе под Харбином. Местные жители внезапно выяснили, что из веток и поленьев, которыми они разводят огонь, можно делать матрешки и продавать их на экспорт. Ежегодно они делают порядка 10 миллионов штук и продают их в Россию. И все очень довольны, в том числе российские компании, которые занимаются реализацией этих матрешек под видом своих собственных, российского производства.

Мы потеряли очень много. Мы потеряли, помимо матрешек, я уж не говорю про такие простейшие продукты питания, как, например, чеснок, который тоже на 80 или 90% к нам приходит из Китая…

Смысл выражения «бить баклуши». В основном это были старообрядцы. Когда им нечего было делать, они садились, брали заготовки и били баклуши, то есть делали из этих мелких поленьев заготовки для ложек. Это называлось бить баклуши. Дальше уже была более серьезная работа, доводили это до ума. А баклуши – это как раз те самые заготовки для ложек, из которых потом…

А. Иванов:

- Баклуши тоже китайцы делают теперь?

Н. Кричевский:

- Деревянные ложки. А мы били баклуши. Я не говорю о том, что в Кимрах, например, было сосредоточено обувное производство.

А. Иванов:

- Я был в Кимрах, видел там обувные магазины. Это, конечно, тихий ужас.

Н. Кричевский:

- Там осталось только название. Я имею в виду, города.

А. Иванов:

- Городок неплохой, но там, конечно, все не так прекрасно.

Н. Кричевский:

- Кимры – это часть северо-западного беспоповского пояса вокруг Москвы. В основном он шел, конечно, по Тверской губернии. Очень многие политические деятели вышли из тех мест. Есть в районе Большого Завидова деревня Поминово, где прожил всю свою жизнь дед Владимира Владимировича Путина, куда Владимир Владимирович приезжал на лето, подкормиться, как тогда говорили. Это было голодное послевоенное время, из Ленинграда его отправляли к деду. Соответственно, отец его оттуда, матушка из села (или деревни) Заречье. Это всё были беспоповцы. Я больше чем уверен, что очень многое из старообрядческого беспоповского менталитета перешло к Путину. Это не самые плохие качества для человека, но они, мягко скажем, неоднозначны. Впрочем, это уже совсем другая история.

Читайте Телеграм-канал «Антискрепа», ждите выхода моей новой книги «Духовные скрепы», она выйдет в мае, там об этом много будет сказано, но не конкретно про Путина, а вообще про менталитет старообрядцев-беспоповцев. Почему я уделяю им столько места? По одной простой причине. У нас вся центральная и северная Русь (северо-западная, северо-восточная) в XVII веке была разделена, и была разделена очень жестко, на тех, кто принял никонианские новины, и тех, кто остался верен древлему (не древнему, а древлему) благочестию. То есть, кто не стал креститься тремя перстами, а по-прежнему крестился двумя. Началось массовое бегство. Массовое бегство ушло в северные области (от Москвы это Ярославль, частично Тверь, Вологда, Архангельск, в Нижний Новгород многие уезжали). А когда при Петре I начали, как говорит Алексей Валерьевич, щемить беспоповцев в нижегородских лесах, они убежали на Урал. Так вот, я вам должен сказать, что до 70% населения Урала до революции было старообрядцами и в основном беспоповцами. Всего по стране их было порядка 30-35%, но их система ценностей ассимилировалась, перешла на значительную часть русского населения в общем и целом. И русское слово «купеческое» и пр. – это на самом деле не про никониан, а про тех, кто поставил все силы на алтарь.

Это я к чему? К тому, что Кимры – это был беспоповский пояс. И они исторически были настроены категорически против действующей власти, в первую очередь против царского режима. Потому что они считали любого царя из Романовых антихристом. И это был один из немногих регионов, где Владимир Владимирович Путин проиграл президентские выборы. Путин проиграл, потому что люди исторически голосуют против власти. Я уже не говорю о местных начальниках, они там меняются, выборы за выборами.

А. Иванов:

- Пара вопросов из чата. Народ интересуется, почему это у нас продуктовую корзину решили отменить, и у нас теперь прожиточный минимум будет исчисляться от медианного дохода.

Н. Кричевский:

- Система подсчета изменилась. Модель изменилась, и переживать по этому поводу не стоит. Можно подумать, что вы на эту потребительскую корзину жили или как-то на нее обращали внимание. Она была больше для стеба. Это был технический показатель, ни о чем. Он был нужен для чиновников, а не для нас с вами.

А. Иванов:

- У нас не использовано 10 трлн. рублей из бюджета. Чему радуетесь, когда говорите, что с олигархов еще налогов стрясут?

Н. Кричевский:

- Следующий вопрос.

А. Иванов:

- А почему это вы так?

Н. Кричевский:

- Да, переходящие остатки. В эти 10 триллионов входит и ФНБ.

А. Иванов:

- Это на черный день, который еще не настал?

Н. Кричевский:

- Я не могу сказать, на какой это день. Я считаю, что это нечто подобное общаку.

А. Иванов:

- Друзья, на этом всё. До следующей недели. С вами были Никита Кричевский и Алексей Иванов. Всего хорошего.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!