Ленин. Захоронение. Может пора?

Писатель Владимир Торин обсуждает с экспертами, что делать с Мавзолеем и телом Ленина

В. Торин:

- Добрый день, дорогие друзья. Меня зовут Владимир Торин. И здесь мы разговариваем о нашем будущем, о будущем, которое мы заслужили, о нашем будущем, в котором теперь возможно все. Настолько всё, что буквально на прошлой неделе Союз архитекторов России сообщил о начале приема заявок на всероссийский конкурс на лучшую концепцию по реиспользованию Мавзолея Ленина на Красной площади. Знали ли архитекторы, какую волну они поднимут? И вот уже две недели не стихают споры про Мавзолей Ленина, про Ленина вообще. Мы поняли, что обойти эту тему невозможно. Сегодня у нас в студии Максим Александрович Сурайкин, глава партии «Коммунисты России». И у нас в гостях Андрей Кормухин, координатор православного движения «Сорок сороков».

Максим Александрович, эта тема про Ленина – это вечная такая тема, которая раскалывает российское общество? Почему это вызывает такой раскол и трепет? А во-вторых, насколько долго все это будет продолжаться?

М. Сурайкин:

- Во-первых, Ленин это политик планетарного масштаба, изменивший ход истории всего человечества. Поэтому споры о нем не будут утихать. Но я думаю, что когда вся планета придет к социализму (я думаю, что в пределах 100 лет), памятники ему будут стоять по всему земному шару, и его будут обсуждать.

Я не думаю, что эта тема раскалывает общество пополам. Я думаю, что 90% наших граждан, которые понимают, что государство, которое создал Ленин (Советский Союз), было настолько социально обеспечено, что нам еще 100 лет до такого социального обеспечения идти – и бесплатные квартиры, и образование, и медицина, и достойная старость, сокращение рабочего дня и много еще чего. Его ненавидит 10% тех господ, которые владеют 90% нашей собственности, которые считают нас своими рабами, ну и их приспешники. За это выступают неолибералы очень активно, часть деятелей РПЦ, поскольку он тогда действительно отодвинул церковь от государства, и различные псевдоорганизации, за которыми стоят те же либеральные силы, сторонники защищать капиталистический строй, в котором мы все рабы. Поэтому они искренне ненавидят Ленина и подогревают этот спор.

В. Торин:

- Андрей, ваше отношение к Ленину и ко всей этой истории?

А. Кормухин:

- Я согласен с коллегой по поводу того, что Ленин, безусловно, является политиком мирового масштаба. Он действительно внес в политику и в жизнь земли много нового. Но я бы не говорил о том, что все, что сделал Ленин, это только хорошее. Хотя было много хорошего не то, что Ленин сделал, а много хороших посылов, которые стояли за марксизмом как теорией развития человечества. Наравне с этим было и очень много плохого сделано и сторонниками Ленина, и Лениным в частности. Наверное, в каждом человеке есть много хорошего и есть много плохого.

В чем я не согласен с Максимом Сурайкиным, так это в том, что это было каким-то долгоиграющим проектом в истории человечества. Потому что этой теорией марксизма даже в нашей стране, которая своим 9-вековым православием и честным отношением к жизни и к людям помогла построить социализм в отдельно взятой стране, тем не менее, даже у нас его хватило всего на 70 лет в отличие от других многовековых цивилизационных проектов.

Я, например, считаю, что мы до сих пор живем в русской православной цивилизации. А то, что случилось у нас под названием СССР в нашей истории, так это благодаря тому, что мы были русской православной цивилизацией. И как только родились люди в атеистических, коммунистических семьях, такие как Чубайс, Гайдар, сейчас Максим их называл либералами… Да, конечно, они либералы, но они плоть от плоти, как раз продукт того самого коммунизма, они были адептами коммунизма. Но эти заповеди, которые были свойственны русскому человеку (не укради, не убей, не прелюбодействуй), они сказались, и через 70 лет Советский Союз рухнул, потому что это был колосс на глиняных ногах.

А то, что касается Ленина, он же тоже был человеком. Наверное, он совсем не хотел бы, чтобы свою жизнь закончить вот так, как он ее закончил, и в каком виде он сейчас находится в Мавзолее, заспиртованный химикатами, между небом и землей, часто на потеху каким-то людям, которые издеваются над всей этой историей. Я считаю, что было бы по-человечески правильно похоронить его на Волковском кладбище, рядом с мамой, как он этого хотел. И я уверен, если бы он был там похоронен, коммунисты хуже бы к нему относиться не стали. И точно так же, как они сейчас ходят в Мавзолей Ленина, они бы ходили и на Волковское кладбище, почитали его могилу, справляли бы там свои юбилеи, праздники и т.д.

Знаете, все-таки не место человеку, который сыграл не самую большую роль в истории России (а она у нас тысячелетняя), лежать в центральном месте, на Красной площади русской православной цивилизации.

В. Торин:

- Андрей, мы говорим про православное государство, вы говорите про какие-то православные каноны, у нас сейчас введены в закон такие новые формулы, как оскорбление чувств верующих. А сам по себе Мавзолей и нахождение мумии – это не оскорбление чувств верующих?

А. Кормухин:

- Я не считаю, что это оскорбление чувств верующих. В каком плане? В том, что все-таки эта история появилась до того, как появился этот закон. У нас есть понятие, что обратной силы закон не имеет.

В. Торин:

- Но большего врага православия, чем Ленин, вообще сложно придумать. Это был человек, который просто уничтожал православие в принципе.

М. Сурайкин:

- Вы не правы. Он не православие уничтожал, он уничтожал церковь как государственный институт.

А. Кормухин:

- Не просто он уничтожал православие, а с его легкой руки разрушались храмы, уничтожалось священство, казачество, именно то, что связывало Россию с 9-вековым прошлым, с великим прошлым. Уничтожалась история.

М. Сурайкин:

- Во-первых, я не согласен с тем, что выросли в атеистическом обществе, поэтому они отвергли Советский Союз. Как раз эти господа либералы – это остатки той недобитой буржуазии, которая сидела тихо, и переворот случился именно потому, что советская власть добивалась бесклассового общества, и рабочий класс, говоря современным языком, потерял нюх. А вот буржуазия сидела тихо, и своих детей они выращивали как ненавистников советской власти, которая не дает им дорваться до власти и сделать нас рабами, забрать наши заводы, пароходы и т.д. И они всё это сделали.

Что касается выноса и захоронения Ленина. Вы сами себе противоречите. По этой логике, давайте мы все мощи святых сейчас вынесем из всех ваших церквей и всех ваших лавр и захороним на кладбищах. Но вы прекрасно знаете, что это будет оскорбление чувств верующих и плевок. Ровно таким же символом для рабочего класса и для людей совести и труда является Ленин. Да, он, наверное, хотел, чтобы его захоронили обычным способом, потому что он был очень скромный человек и даже говорил: памятники мне не ставьте. Но я думаю, что если бы он сегодня знал, что его личность, его тело служит международной борьбе за права трудящихся, он был бы счастлив.

И последнее. Этот ложный посыл (а, честно говоря, откровенное вранье), что у нас только построили этот эксперимент, он не удался и т.д., - сейчас на планете 8 стран социализма. До создания социализма в России их не было. Самая крупная страна из них – Китай.

В. Торин:

- Андрей, ваше мнение?

А. Кормухин:

- Знаете, я посоветовал бы Максиму, прежде чем говорить о так называемых потомках недобитой буржуазии, лучше знакомиться с биографиями тех людей, которые творили у нас либеральную революцию в 90-х годах. Я думаю, если бы Максим знал биографию того же самого Егора Тимуровича Гайдара, то для него многое открылось бы, и он бы знал, что его предок был что ни на есть самым главным комиссаром во время революции и написал много книжек, по которым потом детей делали октябрятами и пионерами. Если бы он знал биографию господина Чубайса, я тоже думаю, что он бы многое открыл. Он совсем не потомок недобитой буржуазии.

То, что касается мощей святых, Максим сказал, что это будет плевок в душу 100 миллионам людей…

М. Сурайкин:

- Сотням миллионов и даже миллиардов.

А. Кормухин:

- У меня тогда вопрос. Религия – опиум для народа, как говорил Ленин, или все-таки душа есть у людей, и есть божественное проявление? Все-таки человек состоит из человека внешнего и человека внутреннего. Насколько я знаю, Ленин был… Хотя разное о нем говорят, и к концу жизни эта волю похоронить его рядом с мамой была связана с тем, что он во многих вопросах разочаровался. Но я не буду утверждать, пусть это останется неподтвержденными слухами. Тем не менее, как раз вопрос по поводу того, что плюнуть в душу. У коммунистов есть душа, коммунисты верят в бога? Тогда вопрос – что же тогда происходило у нас в 20-х годах, во времена красного террора, когда тот же Ленин отдавал приказы уничтожать оппортунистов, попов? Максим сказал, что тогда нужно и мощи святых захоронить. Мы же не предлагаем выкинуть тело Ленина из Мавзолея. Мы предлагаем похоронить его по-человечески.

М. Сурайкин:

- Та мы вам мощи святых тоже предлагаем по-человечески похоронить.

А. Кормухин:

- Когда коммунисты пришли к власти… Например, мощи Серафима Саровского были найдены совершенно случайно, в музее атеизма в Санкт-Петербурге, с бирочкой, с которой они там лежали. А многие мощи во времена коммунизма были просто потеряны, потому что они как раз были выброшены из мощевиков и уничтожены.

В. Торин:

- К нам подоспели результаты опроса. «Комсомольская правда» напечатала опрос по поводу того, что же должно быть, по мнению читателей, с идеей захоронения Ленина. 1600 человек приняли участие в опросе. 40% считают, что тело Ленина нужно как можно скорее захоронить на кладбище. Оставить тело в Мавзолее поддерживают 22% россиян, а 17% выразили мнение, что тело Ленина надо захоронить, когда уйдет поколение, для которого он по-прежнему дорог.

В 2019 году Владимир Путин говорил о том, что тема перезахоронения тела Ленина - «лучше туда не забираться, а идти вперед и развиваться активно».

Максим, что вы думаете по этому поводу?

М. Сурайкин:

- Давайте отвечу на предыдущий вопрос. Во-первых, что касается социалистического эксперимента. Он оказался успешен. Временное поражение социализма это только временно. У нас сейчас 8 стран социализма на планете. Великий Китай 2-миллиардный, с ведущей экономикой мира. Индия идет по социалистическому пути, Куба, Лаос, Венесуэла. Даже в Америке появление феномена Сандерса… Еще 30 лет назад в Америке за социалистические взгляды просто сажали в тюрьму. То есть половина планеты живет при социализме, это только мы одни, ненормальные, от него отказались – от бесплатных квартир, образования и т.д., в угоду 30 олигархам, которые нанимают таких людей, которые не уважают Ленина.

Что касается Ленина и церкви. Если мы посмотрим внимательно, Ленин боролся не с верующими, он боролся с ролью церкви как государственного института угнетения. Поэтому он изымал церковные ценности в пользу голодающих. Шла Гражданская война, и те священники, которые благословляли белых офицеров на белый террор, естественно, являлись такими же воинами и преступниками, они, естественно, подпадали под законы военного времени.

Что касается мощей. Есть огромное расследование, что когда советская власть столкнулась с тем, что с помощью мощей дезинформируют население, было принято решение провести проверку. И что вы думаете? Когда начали вскрывать сотни этих мощей, выяснилось, что в 90% либо куклы, либо вообще пустые гробы, либо кости от разных людей. Естественно, советская власть начала разоблачать этот миф. Да, в этом процессе и какие-то реальные мощи были, и они подверглись этой экзекуции. Но любая власть совершает ошибки. Сейчас мы переживаем этот сложный капиталистический этап, но я вижу по выборам… Когда я баллотировался кандидатом в президенты, мне несколько десятков подростков по 12-13 лет (они уже читали Маркса, они уже всю семью заставили голосовать за кандидата-коммуниста) написали. Возрождается сейчас очень мощное социалистическое сознание…

В. Торин:

- Они скоро придут в ЧК и расскажут про отца…

М. Сурайкин:

- Это миф, который в 90-е вбили, что коммунисты, социалисты – это ветераны, бабушки, полусумасшедшие и т.д. Черта с два! Во всем мире это студенчество, это молодежь. Потому что они здесь лишены куска хлеба, они лишены будущего. У них всё украли. Для них только социализм – спасение. Поэтому мы еще удивимся, как буквально через 5-10 лет миллионы подрастающих молодых людей по 15-20 лет будут коммунистами и социалистами. И имя Ленина засияет еще ярче над нашей страной.

В. Торин:

- А вам не кажется, что вы, Максим, в какой-то степени пропагандируете некую религию? И тот же самый Владимир Ильич Ленин, лежащий на Красной площади, это некий такой святой мученик, некий символ?

М. Сурайкин:

- Кстати, еще один вопрос. Можно цепляться к словам. Я в свое время возглавлял молодежную организацию российских ученых социалистической ориентации, я кандидат исторических наук. И когда мы проводили изучение, как оцерковляли Россию в начале 90-х, мы провели анализ, что к концу 80-х абсолютно научно мыслящему обществу практически силком это вбивалось. И во многом этому помогало то, что у нас в обороте сохранились такие слова, как слава богу, дай бог. Но это не значит, что если я как атеист говорю «слава богу» или «на все воля божья», я в него верю. Просто это обывательские выражения. Это, кстати, большой грех с точки зрения верующего – упоминать бога всуе. И когда мы говорим про душу, мы говорим про достоинство человека, его мысли, его образ жизни. Вот когда ввели закон об оскорблении верующих, мы единственная партия, которая сказала о том, что давайте введем законы о защите прав наукомыслящих граждан. Потому что когда священники выступают и говорят о том, что женщина, которая живет без заключения брака, это, извините, проститутка (прямое оскорбление). У нас полстраны сейчас гражданским браком живет. Они говорят, что женщина, которая делает аборт, ее надо чуть ли не камнями закидать. И это мы постоянно от представителей РПЦ слышим. То есть, есть часть представителей РПЦ, которые абсолютно античеловеческие вещи говорят. И они не имеют отношения к этому красивому образу церкви, которая всех любит.

Я только за православие как историко-культурную ценность, сформировавшую характер русского народа. Но даже православие, извините, насаждалось огнем и мечом. И сколько славян было вырезано тогда. Вы об этом тоже не забывайте.

Я считаю, что мы перейдем к социализму, и все эти вопросы будут урегулированы.

В. Торин:

- И сразу вдруг православие исчезнет.

М. Сурайкин:

- Нет, не исчезнет, но она станет социально ориентированным, а не будет ориентироваться только на интересы церкви.

А. Кормухин:

- Все-таки мы – тысячелетняя русская православная цивилизация. И советский проект в ней состоялся только лишь потому, что у людей было понятие совести, чести, любви, добра. А это все свойственно человеку внутреннему, который не думает о сиюминутной жизни, который думает о жизни вечной. И он поэтому старается сделать все в своей жизни, чтобы этой вечной жизни достичь.

40 и 25 процентов – это не совсем пополам.

В. Торин:

- Просто есть 17 % людей, которые говорят, что тело все-таки выносить надо, но потом, когда умрут те, кого это оскорбляет. Я их мысленно приплюсовал к тем 22 %.

А. Кормухин:

- Тем не менее, вектор понятен. Я хотел ответить Максиму. Если он говорит о чудовищном капитализме и либерализме, который нас захватил в 90-е годы, я с ним абсолютно согласен. Но кто его осуществлял? Его осуществляли как раз бывшие коммунисты. Возможен он стал именно потому, что они в определенный момент почему-то подумали, что они могут монетизировать свой административный ресурс и превратить его в финансы, которыми они будут управлять. По сути, разграбив народное добро и народные ресурсы.

Русский народ всегда был справедлив. Он всегда жаждал справедливости. В православии это вообще заложено. Если вы послушаете проповеди Христа, они как раз о справедливости, о честности и о любви – о любви к ближнему, друг к другу. Где любовь, там не может быть разграбления или наживы на чужом горе, на чужих невзгодах. Здесь я согласен абсолютно. Но про нюансы мы всегда забываем.

Россия – великая страна. Если бы она была вне православия, и Максим это отметил, я считаю православие фундаментом России, не было бы православия, не было бы России, никогда бы мы в жизни не освоили такие огромные территории, которые превратили нас в самую большую страну в мире. А почему мы смогли освоить такие территории? Да потому что семьи-то у нас были православные, верующие, которые верили именно в добро, в любовь, во взаимопонимание, в уважение, в совесть, честь. И в ту самую справедливость. И семьи у нас были по 12, по 15, по 18 детей в каждой семье. И не было ни разводов, ни гражданских браков, не делали аборты. Все это стало возможно именно с приходом коммунистов к власти. И именно с теорией Ленина.

Есть такая поговорка у православных: благими намерениями иногда выстлана дорога в ад. Нужно понимать, что если бы не случилось то, что с нами случилось в 1917 году, то нас бы сейчас было 600 миллионов, Дмитрий Иванович Менделеев нам это предрекал к середине ХХ века. А сейчас, возможно, нас был бы миллиард. Когда Максим говорит про Китай, так это вообще проект тех самых либералов, неоконов, неотроцкистов, которые сейчас пожары в Америке устраивают. Именно господа Рокфеллеры и Ротшильды вкладывали в Китай огромные ресурсы. Именно они там создавали государственный капитализм.

И у меня очень плохие прогнозы по Китаю. Поверьте, если у них начнется какая-то история, связанная с катаклизмами, вполне допускаю, что выход из этих катаклизмов они будут искать в победе над внешним врагом. А кто ближе всего к Китаю? Мы это прекрасно знаем. Поэтому я бы не обольщался социализмом Китая. Он с таким либерально-неоконовским душком под названием «сделать в США».

Нам они почему-то никогда высокие технологии не давали. А Китаю – с большим добродушием дали эти новые технологии. Да и с последним вирусом, которым вы вдруг заболели неожиданно, тоже не все ясно. Почему-то в лаборатории Уханя фигурируют такие фамилии как Сорос и Гейтс.

Возвращаясь к фигуре Ленина, я бы сказал, ведь мы не предлагаем глумиться над его телом или еще что-то. Наоборот, то, что он - уже практически тела там нет, про мощи говорили. Мощи химикатами никто не накачивал. Мощи не бальзамировали. Мощи сами себя проявляли. Ложных мощей, по сути, быть для православных не может. Потому что именно на мощах проявляются чудеса. Канонизация святых происходит с огромной ответственностью. Царя Николая II не могли очень долго канонизировать. Несмотря на его мученическую смерть.

В. Торин:

- Кстати, мученическую смерть от чего?

М. Сурайкин:

- Николая Кровавого канонизировали – и довольны.

В. Торин:

- Еще одна новость. Художник Дэвид Датуна заявил, что хочет выкупить тело Ленина за миллиард долларов и построить мавзолей в Нью-Йорке. Он уверен, что США необходимы изменения и социал-коммунистические преобразования. Мы обратились к Алексею Лидову, историку искусств, академику Российской академии художеств, зав. отделом Института мировой культуры МГУ.

А. Лидов:

- Я думаю, дело не в самом Ленине, а просто в какой-то мега-известности, вокруг которой разные деятели, в том числе деятели, называющие себя художниками, танцуют. Если те идеи, которые для многих воплощал Ленин лет сто назад, сейчас они уже потеряли свою актуальность. Просто этот набор звуков знают практически все. Есть ограниченный список имен, которые для всех что-то говорят. Это и используется для разнообразных жестов и перформансов, которые становятся самоценными.

В. Торин:

- Может быть, коммунистам выкупить за миллиард долларов тело Ленина?

М. Сурайкин:

- Я думаю, что китайская компартия готова была и за сто миллиардов выкупить. Но я согласен, что это определенный пиар художника, который неуместен к такому масштабу личности. Ленин до сих пор самый цитируемый автор в мире и самый переиздаваемый. Причем лидирует с огромным отрывом. Поэтому говорить о том, что его идеи сто лет назад были кому-то интересны… Не говоря о том, что сейчас Мексика превращается потихоньку в социалистическую систему, и половина Земного шара при социализме благодаря Ленину живет.

То, что про Китай мой оппонент говорил, давайте мухи отдельно, котлеты отдельно. Одно дело – социалистическая идея и построение социалистической экономики. другое дело, что происходит с конкретно взятой страной, с ее национальными особенностями, с ее развитием, с попыткой других стран туда вмешаться. Я считаю, что мы компартия, не входящая пока в Госдуму, хотя у нас много региональных депутатов – около трехсот разного уровня, шесть фракций, сам я депутат законодательного собрания Ульяновской области, заместитель председателя законодательного собрания. У нас денег таких нет. Но даже если бы они были, мы лучше их просто так дадим нуждающимся и вложим в развитие социальной сферы, а Ленин и его мавзолей должен быть национально-культурной ценностью. И он должен принадлежать всему российскому народу. Советскому народу.

В. Торин:

- Тут с вами согласен и председатель партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов.

С. Миронов:

- Лично у меня негативное отношение к роли Ленина в истории России, но я уважаю своих соотечественников старшего поколения, для которых Ленин и мавзолей – это нечто святое. Я считаю, что эту тему лучше не трогать.

В. Торин:

- Да, у нас много мнений как за, так и против. Тема острая. Андрей, скажите, вы за то, чтобы тело Ленина вынести из мавзолея и забыть про это все? Или вы за что?

А. Кормухин:

- Прежде чем конкретно на этот вопрос ответить, скажу следующее. Максим немножко передернул цифры и смыслы. Я думаю, что самым цитируемым историческим персонажем в истории человечества является Иисус Христос.

М. Сурайкин:

- В истории человечества – да. Но сейчас – Ленин.

А. Кормухин:

- И мы живем в христоцентричном мире, в 2020 году от рождества Христова. И он, в отличие от Ленина, не рвался к власти. Он не устраивал красный террор. Он пошел за нас на крест. И был распят. Я, как верующий человек, как верующий в того, который за меня пошел на крест и был распят, я верю тому, что Он говорит.

В. Торин:

- Это ведь тоже некие трактовки.

А. Кормухин:

- С точки зрения верующего человека я понимаю, что Ленин мучается, находясь между небом и землей. Мне, как верующему человеку, хотело бы, чтобы он нашел покой там, где он хотел – рядом с мамой. Я не говорю, что мы должны ради этого взрывать наше общественное пространство, устраивать между собой гражданскую войну. Безусловно, для этого нужны определенные обстоятельства. Я бы был рад, как гражданин России, который ни в коем случае не призывает к противоборствам и столкновениям, если бы коммунисты, действительно, поняли, что Ленину будет лучше рядом с мамой, где он хотел. И они точно так же могут туда приходить. И он таким же символом для них останется. Просто мне, как православному христианину, наблюдать за этой, по сути…

Дьявол – это обезьяна Бога. Часто люди, которые делают что-то альтернативное Богу, они пытаются повторить за ним. Коммунисты, когда пришли к власти, сейчас, кстати, очень много православных коммунистов, как ни странно. Они говорят об этом. Тот же Геннадий Андреевич Зюганов говорит…

В. Торин:

- А вам не кажется, что «православный коммунист» - это оксюморон.

А. Кормухин:

- Тем не менее, они говорят о том, что кодекс строителя коммунизма списан с Нагорной проповеди Христа. Так вот, обращаясь к ним, я говорю: ребята, может быть, пришло время, пусть тело найдет покой. Мощи тех же святых Русской православной церкви обретают и не сразу их выставляют. Прежде чем обрести мощи, проходит иногда много лет, иногда и столетий, прежде чем начинают проявляться чудеса на их мощах. Давайте как православные христиане, если мы, действительно, Россию считаем тысячелетней Россией, если мы понимаем, что православие есть фундамент, мы живем в 2020 году от рождества Христова, давайте не мучить Ленина. Похороним его по-человечески. Никто не предлагает его выкинуть из мавзолея, как делают некоторые люди. Давайте захороним рядом с мамой, как он хотел. Если это будет вызывать такой антагонизм, люди будут готовы с шашкой наголо идти защищать, наверное, стоит подождать, когда к этому придут люди.

В. Торин:

- Все началось с мавзолея – со здания. Мавзолей Ленина как здание – что с ним делать?

М. Сурайкин:

- Там не только мавзолей, там целый некрополь великих людей государства. И это священное место для многих сотен, миллионов советских граждан. В мавзолей постоянно идет очередь. На могиле Сталина каждый раз в день рождения и в день смерти такая гора цветов.

В. Торин:

- Вы же их и приносите.

М. Сурайкин:

- Это простые люди приносят. Мы их тоже приносим. Но в таком количестве – нет. Эта тема, когда ее трогают в такой вульгарной форме, фактически является экстремистским подходом. Мы уже обратились в прокуратуру, чтобы возбудили уголовное дело против Союза архитекторов. И вообще запретить эту организацию как экстремистскую. Они сейчас открещиваются, но у них прямо в конкурсе – вынос тела и все дела.

В. Торин:

- Можно еще расстрелять как врагов народа.

М. Сурайкин:

- Это мы потом разберемся, при приходе к власти.

В. Торин:

- Вы уже понимаете, что скоро будете у власти.

М. Сурайкин:

- Я считаю, что победа народа и коммунистов неизбежна. И возврат социализма. Вопрос – когда.

В. Торин:

- Знали ли люди из Союза архитекторов России, когда объявляли конкурс, как можно использовать мавзолей Ленина, если будет принято решение о выносе вождя, к чему это приведет? Я так понимаю, что таким образом решили отметить 150-летие со дня рождения Владимира Ильича Ленина.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts, Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Девушка с собакой породы доберман в зоомагазине
Писатель-фантаст Сергей Лукьяненко