Олег Кашин: Через пару лет Твиттер будет доступен только продвинутым пользователям VPN

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают замедление Роскомнадзором работы Твиттера, военное противостояние на Донбассе, устроившую распродажу брендовой одежды депутата горсовета Уфы, певицу Манижу, кражу металла на космодроме Байконур, российскую вакцину против коронавируса

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. Где-то в глубинной России Эдвард Чесноков. И давайте говорить замедленно, потому что Роскомнадзор замедлил Twitter, да?

Э. Чесноков:

- Я не заметил никакого замедления Twitter!

О. Кашин:

- Вы сейчас будто Жириновский говорите, но надо говорить, как Песков. Потому что это он сказал, что у нас все открывается. Действительно, забавная история. Роскомнадзор давит на Twitter, но поскольку у Роскомнадзора руки иногда крюки, он задавил и Kremlin.ru, и госуслуги, и много всего еще, а Twitter жив и легитимен. Так же было с Telegram во времена Жарова. И закончилось немного не линейно.

Э. Чесноков:

- Все-таки Дуров талантливее Дорси – создателя Twitter, поясняю.

О. Кашин:

- Давайте не будем зарекаться от того, что пройдет год, и Джек Дорси, улыбаясь, появится, не знаю, в Ново-Огарево или, скажем, в студии RT. И скажет: я всегда ненавидел проклятый Запад. Я считаю, что Россия – светоч, привейте меня «Спутник V».

Э. Чесноков:

- Кроме шуток, Джимми Уэйлс – основатель Википедии, уже сам сказал, что Википедия больше не отражает информацию с должной достоверностью, она в англоязычном секторе, по крайней мере, полностью захвачена адептами леволиберальной повесточки. И создам-ка я новую Википедию, потому что старая поломалась.

О. Кашин:

- Об этом же говорил когда-то Владимир Путин, что русская Википедия на базе Большой российской энциклопедии должна заменить как бы Википедию. На самом деле, пока даже в наших с вами беседах, когда вы произнесете хитрое африканское имя, я бегу именно в Википедию узнавать, о ком говорит Эдвард.

Twitter – другое. Twitter – треш-пространство. И любые запретительные меры его, наверное, встряхивают.

В общем, если честно, я готов подписаться под прогнозом, что через пару лет в России Twitter будет доступен только продвинутым пользователям VPN, потому что к этому все идет, конечно. И главная военная тайна Мальчиша-Кибальчиша в Кремле, что любые такого рода меры, которые делают жизнь хуже, чем она была вчера, будь то пенсионная реформа или введение пресловутого вещества «Новичок» в политическую повседневность, посадки, блокировки, запретительные законы, они не вызывают большого протеста общества. Общество вздыхает и говорит: не очень-то и хотелось. Да, конечно, с интернетом будет какая-нибудь беда.

Э. Чесноков:

- Может, все это потому, что в Twitter сидят какие-то политические активисты, которые перемалывают там не нужные и не интересные широкой общественности темы. А вот в «Одноклассниках» настоящая глубинно-народная жизнь, но когда и где мы обсуждали то, что происходит в «Одноклассниках»?

О. Кашин:

- В «Одноклассниках», более того, можно узнать, что прививки – это чипирование, не прививайтесь и так далее. Я не думаю, что если российское государство окажется один на один с аудиторией «Одноклассников», то ему будет гораздо веселее. А в Twitter, да, интересно. Вчера был гениальный диалог, думаю, вы оцените, когда Илья Яшин написал Максиму Кацу, что ты, Максим, карикатура. На что Максим Кац ответил, скажи, а какую именно карикатуру ты имеешь в виду? И поскольку есть знаменитая карикатура на Максима Каца, где он в образе еврея из газеты «Фелькишер Беобахтер», то…

Э. Чесноков:

- Началось…

О. Кашин:

- А Кашин –бинго! Ведь в условиях, когда Манижа представляет Россию, нам с вами приходится быть и зигометами, и черепомерами, и бог знает, кем еще. Нет?

Э. Чесноков:

- Ужас. Понимаете, я бы еще год назад пролил крокодилову слезинку по замедляемому Twitter, но когда забанены абсолютно цинично десятки и сотни консервативных активистов, включая какого-то 45-го президента в США, то, знаете…

О. Кашин:

- Бог с ним, с 45-м президентом. Давайте скажем прямо: в Twitter забанена моя соведущая по программе «Война и мир» на радио «Комсомольская правда» Мария Баронова. Twitter лишил Twitter возможности пользоваться Twitter.

Э. Чесноков:

- А за что?

О. Кашин:

- А они не объясняют. А так же известный журналист, спецкор «Коммерсанта» Александр Черных уже лет пять живет без Twitter. Более того, если он заведет Twitter с другого девайса, электронного адреса, его вычислят и накажут.

Э. Чесноков:

- Потому у каждого цифровой отпечаток индивидуален. И он есть у корпораций.

О. Кашин:

- У них есть какая-то украинская мафия, не побоюсь этого слова. В Facebook она точно есть. Недавняя история про воронежских радикалов, которых именно украинский проект «Стоп фейк», который как-то на подряде у Facebook, забанил кучу российских медиа. И администрация Facebook говорит, а это не мы. Действительно, забавная история. Один из воронежских радикалов в «Стоп фейк» интервью его папы, что он написал на заборе «Смерть чуркам!». Естественно, он никак не связан с Украиной. Ну, не знаю.

Э. Чесноков:

- Кстати, многие из таких хардкордных скинов, они вполне себе ездили на Украину, сражались там на сторону батальона, а потом полка «Азов». И для них украинские загометы вполне себе свои люди.

О. Кашин:

- Вспомним знаменитого Мильчакова, который собак зверски убивал, в итоге, стал русским ультра-фашистом. Или кем он стал? Дэнээровцем? А другие праваки, да, идут в батальон «Азов».

Юлия Чичирина, между прочим, поехала сейчас выступать в поддержку нашего друга знаменитого Абхаза.

Э. Чесноков:

- В Абхазию поехала. Я, правда, не знаю, разрешен ли одиночный пикет конституции Абхазии.

О. Кашин:

- Да, ей еще предстоит поправки и обнуление, да, мы взволнованно за этим следим. И группа российских военкоров – известных журналистов ВГТРК и, по-моему, «Комсомолки», и много чего еще подписались под этим письмом в поддержку боевого командира Абхаза. Может, и есть шансы на то, что его отобьют?

Э. Чесноков:

- Дай бог. Абхазы – не простые люди, конечно. А власти должны понимать, что они играют с огнем. И если они продолжат еще раз беспредел против человека, которого мы считаем нашим, то это им может очень дорого стоить.

О. Кашин:

- Может, и не дорого. Действительно, вы сказали, что абхазы не простые, а кто простые? Одни русские, наверное? Вот Максим Орешкин, допустим, помощник или советник президента, бывший министр, болел коронавирусом. А сегодня его обнаружили на совещании у Владимира Путина. Как же так? И спросили Пескова. И Песков ответил одним словом: поправился. Вот она, русская простота!

Э. Чесноков:

- При этом, если мы говорим об Украине, на Донбассе началось очередное обострение. Украина обстреливает не только части народной милиции, но и в своем репертуаре – мирных жителей. Параллельно украинские власти рассказывают, что у них есть какой-то очередной план по примирению в Донбассе. Этот план якобы для них подготовили в Германии и Франции. Этот план России не показали. Самое забавное, что даже на очередных бессмысленных минских переговорах этот план не обсудили, его никто не видел и не слышал. Видимо, план прост – растереть в порошок все, что движется. Надеюсь, что большая Россия, переваливаясь с боку на бог и обсуждая Манижу, не заметит.

О. Кашин:

- Мы вчера обсуждали карабахский вариант, да? Интересно тоже, я читал «Комсомольскую правду» про турецкие беспилотники, которые в Сирии были опробованы на российской системе ПВО. И вроде бы российская система ПВО сумела их все сбить к чертовой матери, о чем «Комсомольской правде» рассказал российские военный, который курирует сирийскую противовоздушную оборону. Может, действительно, версия про карабахский вариант в России, когда украинцы с помощью турецких беспилотников уничтожают народную милиции ДНР, действительно, не такая фантастика?

Э. Чесноков:

- А здесь вопрос простой. Когда летом 2014 года казалось, что вот-вот народные республики будут уничтожены, подул северный ветер. Возвратились отпускники, ну, это такая метафора. И Украина вместо блиц-крига получила «Иловайский котел».

О. Кашин:

- И только сообразил. Фильм «Северный ветер» - фильм Ренаты Литвиновой спродюсирован женой Владислава Суркова, который и отвечал за российскую политику на донецком направлении семь лет назад. Неспроста…

Э. Чесноков:

- Видите, карточный домик – Россия, когда карта к карте соединяется.

О. Кашин:

- Итак, смерть Twitter, смерть YouTube, смерть Google, смерть Microsoft! Не бойтесь, я всего лишь цитирую великого русского философа Александра Дугина, который вот так отреагировал на замедление Twitter силами Роскомнадзора.

Давайте о чем-то более веселом. Очем?

Э. Чесноков:

- Как о чем? О светско-депутатской жизни! Депутат горсовета Уфы Юлия Романчева объявила на своей странице в Instagram, где почти 20 тысяч подписчиков, о распродаже своей одежды. У депутата горсовета Уфы кроссовки Dolce&Gabbana за 29 тысяч рублей. Это за столько она продает, возможно, покупала дороже. Платье Salvatore Ferragamo за 150 тысяч рублей, еще одежды, куртки, ветровки – 130 тысяч рублей и так далее.

О. Кашин:

-Эдвард, я всегда мечтал вести передачу про фэшн, но не думал, что она будет такая. Вот сейчас в ваших интонациях есть что-то такое, напоминающее советскую власть первых лет. Пришли, значит, революционеры реквизировать, говорят: кроссовки! На самом деле, хорошо, что у российских депутатов даже в Башкортостане есть кроссовки Dolce&Gabbana. Если человек нарядный, то ему и о судьбах Родины думать проще, поверьте.

Э. Чесноков:

- Подождите! Но почему у нее костюмы от Salvatore Ferragamo, а не от фабрики Большевичка? Где он, пафос импортозамещения! Где она, национализация элит! Где поддержка отечественного производителя!

О. Кашин:

- Не знаю. Русский фэшн тем и ценен, что он часть глобального фэшна. И да, где костюмы от российских модельеров? Они вот, на Владимире Соловьеве. Есть от знаменитого грузина худи с серпом и молотом, естественно, заметили. И они стоит, Эдвард, тоже не сто рублей.

Э. Чесноков:

- Главное, чтобы русский фэшн не превратился в русский фашизм. И чтобы депутаты еще и о народе думали.

О. Кашин:

- Что касается народа, важная история. И реально хорошая новость: Артем Дзюба возвращается в российскую сборную. И в марте на матче он будет ее капитаном.

Э. Чесноков:

- Раз вы уж начали с хороших новостей, продолжу. Автомобили Aurus Senat, их пилотная партия выпущена уже на заводе в Елабуге! Очень скоро их могут купить все желающие. Начиная с мая. 18 миллионов рублей стоит простенький Aurus Senat в базовой комплектации, но в этой первой серии, которая отправится покупателям, только машины с более высоким уровнем комплектации за 22 миллиона. Может, скинемся?

О. Кашин:

- Я не уверен, что ездить на машине Aurus – есть моя мечта, но при этом здорово, что Елабуга будет ассоциироваться теперь не только как с местом самоубийства Марины Цветаевой, а как и с роскошными российскими лимузинами, на которых ездят роскошные российские силовики.

Э. Чесноков:

- И при этом мы говорим, что мы не работает с диаспорой российской, что мы русских людей не возвращаем, а если и возвращаем, они живут в ужасающих условиях. Агриппина Ануфриев-Егоров - фамилия такая странная, потому что она бразильская россиянка. . Она из Бразилии приехала, потому что предки ее чуть ли не во времена Льва Толстого уехали с духоборами в Новый Свет. И ей дали дальневосточный гектар. И вместо того, чтобы плакаться, как все плохо, в Амурской области эти вот бразильские староверы запустили производство сыров. И что больше всего меня тронуло – суперсекретный рецепт этого сыра Агриппине дали просто бесплатно в одной из московских сыроварен. Не исключаю, что дал Олег Сирота.

О. Кашин:

- Ваши новости настолько хорошие, что мне неловко их слушать, я привык к плохим. Или хотя бы к новостям про Плохого. Олег Плохой – замдиректора Росгвардии предложил заранее согласовывать списки журналистов, работающих на митингах. И, внимание! Расставлять из в специально отведенных местах, то есть, в загончиках буквально.

Представьте очередной несанционированный митинг. Там полиция бьет людей, а рядом за решеткой, может, даже с крышей стоят журналисты в жилетах. В общем, какая-то дикость. Олег Плохой, понятно, ему бы, наверное, в тюрьме работать. С Олегом Плохим на не по пути, конечно.

Э. Чесноков:

- Кому по пути, потому что это просто предложение. Во-вторых, мы видели много раз, когда журналисты, особенно иностранные, на митингах занимались не просветительской деятельностью, а политической.

О. Кашин:

- Я ничего про это не знаю, расскажите!

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, у профессиональных демонстрантов есть задача – красиво свинтиться под камеру, чтобы были фотографии в западной прессе, как там ужасно полицейский мутузит какую-нибудь девочку, как ее волокут цинично в автозак.

О. Кашин:

- Эдвард, волочь девочку не надо – это главное, это первично. Более того, бывает и другая пресса, которая за пять минут до митинга, когда мало народу, запускает дрон. И публикует потом фотографию пустой площади.

Э. Чесноков:

- А на это у нас «Белый счетчик» есть. Пожалуйста!

О. Кашин:

- «Белый счетчик», да. Социология ФСБ еще знаменитая, про которую вчера написала «Медуза». Если вы знаете, «Медуза» теперь считается изданием, работающим на власть и, соответственно, разоблачающим навальнистов. Да.

Э. Чесноков:

- А «Новая газета», она поссорилась с нашей силовой башней? Новая фаворитка у силовиков теперь.

О. Кашин:

- Это по версии Фонда борьбы с коррупцией. На мой вкус статья в «Медузе», она… Понимаете, когда Волков говорит, что протесты – мы отдыхаем, готовимся к новым, а «Медуза», ссылаясь на ФСБ, говорит: протестные настроения высоки, народу много. И кто тут больший оппозиционер?

Сегодня наш друг Алексей Венедиктов, выступая в своем «Эхе», сказал, что кто-то в окружении Навального работает на ФСБ. И, на самом деле, ой, что началось! Страшно рассказывать!

Э. Чесноков:

- Я сказал бы, но мы же ждем фамилии! Назовите! Тем более там уже все почти на Западе. А что самое интересное – Манижа, да, в интервью «Медузе» сказала, что многие представители нашей эстрады, скажем так, не совсем традиционны в своих предпочтениях. И они очень страдают, когда им нужно петь для домохозяек о красивой и чистой любви между мужчиной и женщиной. И вот опять: ждем, кто же это?

О. Кашин:

- Вы имеете в виду, что они все так называемые заднеприводные, не побоюсь этого слова?

Э. Чесноков:

- Господи!

О. Кашин:

- Вы меня учили говорить эвфемизмами!

Э. Чесноков:

- Я лишь цитирую великую мыслительницу и защитницу мигрантов Манижу.

О. Кашин:

- Эдвард, главная проблема современных россиян в том, что для них хорошие – только свои. Манижа представляет нашу с вами Родину на «Евровидении». Давайте будем за нее!

Э. Чесноков:

- Я пообщался со своим знакомым таджиком-гастарбайтером. Он вообще не слышал, что какая-то его соотечественница помогает мигрантам. Мне кажется, что любить хорошее надо, но если человек только надел маску добра, а ничего особого не сделал, как его любить?

О. Кашин:

- Анастасия Приходько, если помните, которая десять лет назад выступала на «Евровидении» от России, в итоге, кем она была? Главным лицом АТО в 2014 году.

Э. Чесноков:

- Да, украинская националистка.

О. Кашин:

- Понимаете…

Э. Чесноков:

- А кого Первый канал отправляет в эту бездуховную Европу представлять Россию?

О. Кашин:

- Первый канал всего народа, всей России!

Э. Чесноков:

- Россия – 2 – вот подлинная Россия.

О. Кашин:

- «Россию-2» закрыли лет семь назад.

Э. Чесноков:

- А мы ждем ваших звонков и пока что мы обсуждаем тяжелую ситуацию в Перми. Без шуток тяжелую. Там пар выше домов. Это тысячи литров горячей воды вырвались из магистрального трубопровода, половина района в Перми из-за аварии осталась без электричества. Это воистину апокалиптические кадры. Если нас кто-то слушает из этого города, пожалуйста, позвоните нам. Скажите, все ли хорошо, все ли в порядке?

О. Кашин:

- Эдвард, тогда давайте… Светлана Кривоногих, сегодня ей 46 лет, знаменитая героиня расследования проекта, мама известному Луизы, в общем, Светлана, с днем рождения, будьте здоровы, как говорится, и счастливы.

Э. Чесноков:

- Я здесь не вижу, если честно, новости. У вас герой Светлана Кривоногих, а у меня герой - это защитник Русского мира, народный губернатор Донбасса Павел Губарев. У него сегодня тоже день рождения. Я помню, как человек просто реализовывал право на демократию, стал народным губернатором, его признал народ в таком качестве, человек работал Дедом Морозом, я напомню, и он смог взять на себя ответственность и не побояться совершить настоящий мужской поступок. И его Украина посадила в тюрьму, и только чудом обменяв его на украинскую группу, смогли мы вернуть его домой. Вот я горжусь тем, что у нас есть такие люди, как Павел Губарев.

О. Кашин:

- Да все мы гордимся Павлом Губаревым, и то, что он был Дедом Морозом в довоенные годы, его никак не принижает на самом деле…

Э. Чесноков:

- Да, наоборот, это очень мило. То есть, человек честно зарабатывал деньги, человек не побоялся потерять этот бизнес…

О. Кашин:

- Да, вот, например, Пушилин начинал в МММ - это менее честно, чем быть Дедом Морозом.

Э. Чесноков:

- Да. А Игорь Иванович Стрелков вообще в реконструкторах начинал. Это не только честно, но и духовно.

О. Кашин:

- Как пресловутый доцент Соколов. А у нас звонки есть… Галина из Казани, здравствуйте. Нет Галины. Денис, Москва. Здравствуйте, Денис.

Денис:

- Здравствуйте. Я слушаю вас постоянно через приложение или в машине… Я про Евровидение хотел сказать. Изначально я скептически относился к этой гражданке, потому что певица она так себе… Но когда я увидел и услышал, кто выступает категорически против, вот такие чудовищные движения с капустой в бороде, как вот «Сорок сороков», я сразу вспомнил диалог из фильма «Служебный роман»: «Людмила Прокофьевна, как вам сапоги?» - «Слишком вызывающие» - «Значит, надо брать». Поэтому, значит, нужно Манижу отправлять на Евровидение

Э. Чесноков:

- Дорогой Денис, есть конкретная претензия к Маниже. Что в интервью Медузе она рассказывала, что Россия - это страна лицемерия…

О. Кашин:

- Но ведь Россия и правда страна лицемерия…

Э. Чесноков:

- Я с большим трудом могу представить других участников, которые бы говорили так о своей стране.

О. Кашин:

- Но ведь уже выбрали ее. Уважайте выбор Первого канала, Эдвард. Демократия начинается с каждого из нас. Мы уважаем чужой выбор.

Э. Чесноков:

- На том же самом Первом канале Алсу, дочь Алсу, каким-то невероятным фантастическим голосованием тоже выиграла, а потом оказалось, что голосовали телефонные боты, поэтому этот аргумент, Олег Владимирович, не засчитан.

О. Кашин:

- Вы знаете, на голосовании по Маниже, я узнавал, присутствовали аудиторы из «Ernst & Young» - тоже, конечно, мировая жаба, но, по крайней мере, достойная и не вызывающая…

Э. Чесноков:

- Я не думаю, что у Константина Эрнста нет каких-то договоренностей с Эрнстом и Янгом, как-то уж очень подозрительное созвучие.

О. Кашин:

- Вы знаете, да, Эдвард, я привык верить и Эрнсту, и Янгу, и Добродееву даже. Галина, Казань, здравствуйте.

Галина:

- Добрый вечер. Я сейчас внимательно слушаю вас по поводу Евровидения и я когда услышала по телевидению вот эту девушку, неважно, какой она национальности, я так и не поняла - что, Россия с этим выходит на Евровидение? Я подумала - мы даже в десятку не попадем. И потом, кто эти голосующие? Девочки 16-летние? Вообще что, здесь музыка есть? Я так и не поняла… С чем мы выходим?

Э. Чесноков:

- Это те самые голосующие, которые …

Галина:

- А кто эти голосующие? 16-летние ребята?

Э. Чесноков:

- Может быть. Очень может быть.

Галина:

- Вот это похоже, да. Подождите. Я живу в России. Ну, с чем мы идем? Кого мы хотим удивить?

Э. Чесноков:

- Да, Галина, спасибо, ваша позиция понятна.

О. Кашин:

- Андрей, Краснодар, здравствуйте.

Андрей:

- Здравствуйте. Я хотел бы спросить мнение ведущих о ситуации по поводу удушения свободы слова в городе Краснодаре. Вот я в 2003 году создал информационное агентство, которое выпускало газету с одноименным названием «Кубанский правозащитник». На меня был сфабрикован приговор, чтобы избежать тюрьмы, я попросил политического убежища, выехал из России, попросил во Франции убежища, мне отказали. Приехал, квартиру мою продали, уголовное дело вот уже крутится …

О. Кашин:

- Юрия Мошу знаете? Его сейчас посадили в тюрьму в Америке, тоже вот с этого начинал на самом деле, поэтому будьте осторожны…

Э. Чесноков:

- В Америке посадили?

О. Кашин:

- Он с Кубани правозащитник, бежал с Америку и в итоге торговал гринкартами, вернее, торговал своими связями в миграционных организациях. То есть, понятно, по поводу свободы слова на Кубани вопросов нет - там нет свободы слова. И давно, причем, нет…

Есть у нас еще звонки?

Э. Чесноков:

- И при этом, Олег Владимирович, есть еще одна тяжелая новость, и тоже из Перми. Там школьники поставили девочку на колени, издевались над ней, сняли это на видео, выложили в соцсети, естественно, и как-то я против каких-то ограничений в интернете был, но, когда я один за другим вижу такие новости… Я сомневаюсь, что, если бы не было возможности «прославиться» такими видео, то дети бы это делали. Давайте мы наш великий русский файервол создадим с нейросетью, которая будет выискивать в соцсетях, а они ж в основном ВКонтакте сидят… и выискивать такой контент и банить его.

О. Кашин:

- Тик-Ток, Эдвард…

Э. Чесноков:

- Тик-Ток - это братский Китай, с которым мы уж как-нибудь договоримся.

О. Кашин:

- Ну, да, Тик-Ток, по крайней мере, в дни протестов никак себя не проявил, как союзник российского государства, оно вдруг обнаружило, что китайские товарищи гораздо более сложные, чем кажутся. Между прочим, Эдвард, сегодня интересный опрос в Белоруссии. Кто в Белоруссии самый популярный иностранный …?

Э. Чесноков:

- Не знаю. Может быть, Эммануэль Макрон?

О. Кашин:

- Си Цзиньпин, Путин на втором месте, отстает на полтора процента. Вот опять же, что это - глупость или измена?

Э. Чесноков:

- Не знаю. Я думаю, что, поскольку Си Цзиньпин далеко, они наивно верят, что можно будет взять у него полтора миллиарда и не отдать… Но нет, Китай всегда приходит за своими деньгами…

Новость из разряда киберпанк-2021. Казахи на лошади обокрали космодром Байконур. Олег Владимирович, вы можете себе такое представить? Как это было? Расскажу. Несколько дней назад, сообщает, кстати, «Комсомольская правда», на космодроме Байконур заметили странных гостей. Двое мужчин проникли на территорию объекта - вопрос: а как они смогли проникнуть, а достаточна ли охрана Байконура, хорошие ли усилия предпринимают местные власти и полиция - и попытались спилить металл. Это двое безработных жителей ближайшего поселка Тюратам, 30 и 31 год им. Сумма ущерба сейчас устанавливается, изъятое имущество возвращено на космодром. Ну, это ж реально какая-то безумная… То есть, была великая держава, которая запускала «Бураны/» в космос, Шаттлы космические, достигла невероятного уровня в чем-то. И в пошлости космической, и в космосе. И сейчас какие-то люди на лошади, хотя мы им по сути выстроили космодром, приезжают и скручивают там металл. Ну, что это такое?

О. Кашин:

- Ну, это кошмар! Но как с этим быть, Эдвард?!

Э. Чесноков:

- Да не знаю как быть. Наверное, как-то развивать, проводить дальнейшую имплементацию и поиск новых модальностей в Евразийском экономическом союзе. Ничего другого на ум не приходит.

О. Кашин:

- Ну, наверное. Хотя про ЕврАЗэС, по-моему, мы с вами в наших регулярных эфирах говорим в таком, скорее, ироническом духе. И, естественно, он не похож на источник благополучия для современных россиян.

Э. Чесноков:

- Возможно. Но давайте все-таки мы с хороших новостей начнем. Все больше стран принимают - не просто сертифицируют нашу вакцину, но и готовы наладить производство ее. Например, Италия уже выразила соответствующую готовность. А вот в Евросоюзе как-то не спешат. Европейские чиновники открыто говорят, что российская вакцина - это русская рулетка. Мне интересно, что бы они сказали про американскую вакцину, или про израильскую что-то подобное. Но вот молчат. Только нас ругать можно, а?

О. Кашин:

- Ну, сегодня Дмитрий Гордон меня порадовал тем, что он говорит, что по-прежнему остается противником «Спутника V», потому что Зимбабве его покупает, а нормальные страны не покупают. Вот Италия - интересный пример, хотя у Италии с Россией особые отношения, еще со времен Берлускони, естественно.

Э. Чесноков:

- Да, безусловно. Еще со времен итальянского коммуниста Пальмиро Тольятти, в честь которого назвали русский город Ставрополь на Волге. И, более того, целый завод нам построили итальянцы, где мы производили «копейку» и в общем производим… Поэтому, понимаете, вот наш некий хитрый план, что вот мы создадим вакцину и подружимся, по крайней мере, с какой-то частью запада, самое смешное, что хитрый план работает. Разве нет?

О. Кашин:

- … какие-то романтические настроенные на Украине говорят - запад, запад - но запад на самом деле гораздо прагматичнее, чем кажется.

Э. Чесноков:

- Звонок у нас. Андрей, вы в эфире.

Андрей:

- Добрый вечер, уважаемый Олег и Эдвард. Хотелось бы узнать ваш прогноз на развитие событий на Донбассе.

Э. Чесноков:

- Я хотел бы верить, что все-таки Россия не останется безучастной и наконец-то не только словом, но и делом защитит граждан России. Их там уже свыше 100 тысяч человек. Потому что люди настрадались, люди заслужили, уже пора. Если сейчас мы ничего не предпримем, то это… Я ни в коей мере не угрожаю, я просто выражаю свое внутреннее ощущение. Это может очень плохо сказаться на рейтинге власти. Настоящем рейтинге.

О. Кашин:

- Ну, Эдвард, вы романтизируете. Мы уже не раз обсуждали, что людей, которые бы всерьез просыпались с утра и думали, как там Донбасс? - в России гораздо меньше, чем семь лет назад…

Э. Чесноков:

- Не знаю, не знаю… Я не знаю, с какими людьми вы общаетесь, но те люди, с которыми я общаюсь, они за Донбасс и им наплевать на Манижу. Для многих там и направление этой молодой женщины на Евровидении, какое это? - рубежное решение, что мы отклонились от консервативного курса - да бог с ней. А вот если за Донбасс мы не впишемся, то это для них будет решение и вот тот самый патриотический майдан, которым Владислав Юрьевич Сурков пугал, пугал, да было нестрашно, он вполне может обрести реальные очертания.

О. Кашин:

- Да, но, я думаю, к выборам нам повесточку еще откорректируют. Манижу дадут новую, Дзержинского, кого угодно. И мы будем с пеной у рта доказывать все, что угодно.

Э. Чесноков:

- Я вполне себе уверен, что с такой ультралеволиберальной повесткой Манижа может победить, тогда ее примут в молодую гвардию «Единой России», потом и в какую-нибудь региональную группу, например, по Москве - она же из Строгино, кстати. И ничего, что она рассказывала, как она сталкивалась с расизмом в троллейбусе, живя в Строгино (в Строгино нет троллейбуса), но ее включат в межрегиональную депутатскую группу по Строгино, она пройдет и будет заниматься вопросами семьи, материнства и детства в новой Думе.

О. Кашин:

- Слушайте, Эдвард, сейчас в Москве, по-моему, нигде нет троллейбуса, его заменили на электробус. Но был в Строгино троллейбус, я сам на нем ездил, это правда. Улица Исаковского - это ж там?

Э. Чесноков:

- Не знаю, там трамвай был, а улица Исаковского - надо посмотреть…

О. Кашин:

- Ну, будем считать, что это спорная тема…

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю, тем не менее, наш эфир, хоть и не подходит к концу, но неизбежно подходит к концу. И при этом, Олег Владимирович, я верю, что у вас починится интернет, что вы присоединитесь к настоящим патриотам России… и вернетесь в Россию когда-нибудь. Потому что русский человек должен на своей земле жить. Гоголь, да, он тоже был таким творческим эмигрантом, но он все-таки не порывал связей с родиной и сюда возвращался. Возвращайтесь и вы. Мы вас ждем.

О. Кашин:

- Ну, по крайней мере, через интернет. До завтра тогда. Всем пока. Спасибо большое. Извините за плохую связь.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!