Должна ли Россия реагировать на реплики Байдена

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают интервью Джо Байдена американским журналистам, встречу Ксении Собчак с маньяком, 30-летие референдума о сохранении СССР и вспоминают подвиг Александра Прохоренко в Сирии

О. Кашин:

- Всем привет. Я – Олег Кашин, где-то в глубинной России (возможно, все еще в Крыму) – Эдвард Чесноков. Эдвард, Крым или уже другое место?

Э. Чесноков:

- Я в Крыму. Сразу хочу извиниться, тут плохой интернет, и я лишь повторяю свой спич от позавчерашнего дня, что давайте сделаем национальным проектом хороший интернет в Крыму. Но наши взгляды, Олег Владимирович, прикованы к новой трансатлантической полемике.

О. Кашин:

- Да. Горячая новость, что Россия отозвала для консультации из США своего посла Антонова. Но если честно, я думаю, что Россия не среагирует на этот эпизод. Не так, как мы иногда говорим, что Россия проглотит плевок, а, что называется, Россия проявит здравый смысл.

Я напомню, Байден, давая интервью ABC, по-моему, и ведущий, этот знаменитый грек, близкий к семье Клинтонов, спросил Байдена: «Скажите, вы считаете Путина убийцей?» И Байден сказал, типа, да, считаю. Это вызвало некоторую бомбежку на российской стороне. Но на самом деле я наблюдаю тех людей, которые давали комментарии. Первый был Володин, спикер Госдумы, который всегда бежит впереди паровоза, пытаясь доказать Кремлю, что его зря сослали в Госдуму, он по-прежнему нужен и адекватен. Вторым был лидер «Единой России» Андрей Турчак, человек, которого лично я много лет обвиняю в соучастии в покушении…

Э. Чесноков:

- Можно я процитирую?

О. Кашин:

- Нет, Эдвард, я произнесу слово, чтобы оно было в стенограмме. Я обвиняю Андрея Турчака в покушении на мое убийство. Они бы еще Кадырова вытащили. Кадыров, у которого руки по локоть в крови, тоже бы сказал: Путин – не убийца. А теперь цитируйте вашего Турчака.

Э. Чесноков:

- Очень интересная цитата. «У нас межнациональный мир, у них массово ботинки целуют. У нас семья и ее ценности, у них – гендеры и трансгендеры. И, наконец: «Доверие наших граждан к Путину недосягаемо для рейтингов Байдена».

О. Кашин:

- Я смотрел даже видео, где Турчак это говорит. Он явно читает по суфлеру, явно текст ему писали какие-то пиарщики в розовых рубашках, потому что сам этот человек двух слов связать не в состоянии.

Давайте скажем, что не было такого, что Байден выходит на трибуну, за эту кафедру с надписью «Президент Соединенных Штатов» и говорит: «Господа, хочу сделать важное заявление. Владимир Путин – убийца». Нет, из Байдена зачем-то этот журналист (хороший, судя по всему) вытряс слово «да» в ответ на то, считает ли он Путина убийцей.

Можно ли считать это таким смертельным оскорблением? Я думаю, что если бы Байден сказал, что советские деды зря воевали или позор ветеранам, или если бы Байден назвал Путина гомосексуалистом, это было бы страшное оскорбление. Называть Путина убийцей… Эдвард, мы с вами можем говорить, что спорно про Скрипаля, спорно про Немцова, спорно еще про кого-то, но хотя бы Яндарбиев или хотя бы Масхадов, кого-то Путин убивал, отдавал приказы убивать. В его положении это естественная ситуация. Более того, есть эта девушка Луиза, которую пресса называет дочкой Владимира Путина. Недавно у нее был гениальный диалог в ClubHouse. Ее спросили: «Как тебе фраза: если бы хотели убить, убили бы»? На что она ответила, что есть такая штука, «золотой миллиард», это общество таких богачей, которые устроили всю эту канитель с коронавирусом, и они убивают людей, а если такие обычные люди могут это делать, то правительство разве не может в разумных целях?

Э. Чесноков:

- Ну, и в чем она не права?

О. Кашин:

- Очевидно, что на отношения России и США уж эта-то история повлияет в последнюю очередь, есть масса других, скажем так, более обоснованных эпизодов. Вот сегодня очередные санкции по Навальному Америка ввела. Ну, понятно, что про них говорить не так интересно. Интересно, как рубль упал после заявления Байдена. Я надеюсь, как человек, получающий все свои доходы в рублях, что рубль отскочит, но, по крайней мере, интересно, как быстро валютные рынки реагируют на такого рода новости.

Э. Чесноков:

- Нет, все-таки у нас есть хоть какое-то самоуважение, и нам надо ответить. И хорошей возможностью ответить, например, было бы выдворить американского консула из Екатеринбурга, а то что-то слишком много он по университетам Уральского федерального округа ездит с лекциями о демократии.

О. Кашин:

- Эдвард, помните, как при дружественном России Трампе натужно, болезненно, некрасиво и почти криминально закрывали российское консульство в Сан-Франциско или Лос-Анджелесе, когда буквально захватили здание.

Э. Чесноков:

- В Сан-Франциско. Они говорили, что русские следили за американскими подлодками.

О. Кашин:

- Ну да. И вы сейчас это же предлагаете – чтобы город, который раньше назывался Свердловск, снова стал тем закрытым городом, каким он был в те времена, когда Борис Николаевич сносил дом Ипатьева и сибирская язва заражала жителей города. Слушайте, американское консульство в Петербурге закрывали. Естественно, американские консульства в этих полутора российских городах – это знак того, что Россия еще не окончательно закрылась, и что железный занавес пока еще не возник. Давайте не будем трогать это консульство, лучше напишем (не мы с вами, а какие-то другие блогеры) сто постов на тему того, что Байден – маразматик. И вот в этот свисток и уйдет пар.

А что воевать из-за этого случайного вопроса? Помните, как Буш-младший перед выборами президента США в 2000 году говорил про кредиты России, что они осели в карманах Черномырдина. Обвинил в воровстве Черномырдина. Черномырдин тогда что-то там мычал в присущем ему стиле, что я знаю Буша-старшего, его жену Барбару, а этого не знаю. В итоге скандала не состоялось. Ну, сказал и сказал, проехали, нормально все.

Слушайте, а что, Путин никого не убивал? Мы его не осуждаем за это, он убивал врагов на войне, приказы отдавал. Ну, бывает, что здесь как-то особенно строить из себя невинность политическую.

Э. Чесноков:

- Да. И что-то мне подсказывает, что и Байден, в общем-то, недавно санкционировал авиаудар по Сирии ракетами. Ну, на себя бы посмотрел. Но вопрос в другом. Есть ли у нас хоть какое-то достоинство и самоуважение, чтобы как-то сказать, хотя бы мягко? Такого не было даже во времена холодной войны.

О. Кашин:

- Я нашел немецкие плакаты времен войны, где они убийцей называли Сталина. И тоже вопрос: а что, Сталин не убийца? Да убийца, конечно. Мы с вами постоянно говорим, рассказываем, как о Россию вытирает ноги Белоруссии, вытирает ноги Абхазия. И как-то Россия спускает это на тормозах. Даже когда Лукашенко сказал, что у Белоруссии нет друзей, что Песков ему ответил? Что, конечно, нет друзей, потому что это братья. Естественно, Россия привыкла к тому, что ее унижают, и как-то терпит.

А если говорить о Владимире Путине, то сегодня у меня его выступление вызвало реакцию, может быть, не байденовскую, но сопоставимую, когда Владимир Путин призвал прокуроров оперативно реагировать на проявления национализма и попытки дестабилизации в стране. Дословно: «Прокуроры всех уровней должны оперативно реагировать на проявления национализма, на попытки дестабилизации ситуации в стране», - сказал Путин на расширенном заседании коллегии Генпрокуратуры. Национализм – нормальная часть политической мысли в любой стране. Почему для Владимира Путина национализм – это объект интересов прокуратуры, я не понимаю.

Э. Чесноков:

- Подождите. Может быть, он имел в виду национализм малых народов? Ведь буквально сегодня в торговом центре «Город» в Москве группа новых москвичей избила врача, который работает в Коммунарке, и пошел туда в кино с другом. Новым москвичам не понравилось, что у одного из этих парней серьга в ухе, а другой как-то ярко одет. Естественно, пострадавшие написали заявление. Но камеры в этом торговом центре почему-то не работали, хотя у каждого объекта есть паспорт антитеррористической защищенности, который согласуется известно где. Вот это пример национализма, и, уверен, что Путин имел в виду именно это. Разве нет?

О. Кашин:

- Да. Но если мы читаем бэкграунд к этим новостям, мы вспоминаем, когда Путин говорил, что лозунг «Россия – для русских» есть лозунг пещерного национализма. Есть регулярные ссылки. Вот Венедиктов цитировал Путина, что для него главный враг – русский национализм. Нет, Эдвард, давайте не будем тешить себя иллюзией, что, критикуя национализм, Путин имеет в виду новых москвичей, среднеазиатов или кавказцев. Нет, Путин всерьез считает, как любой советский человек, что русский национализм вредит этой многонациональной империи. И это, конечно, главная историческая ошибка Владимира Путина.

Э. Чесноков:

- Я с вами поспорю…

О. Кашин:

- Загадочная история про маньяка, с которым то ли встречалась, то ли не встречалась Ксения Собчак. Но у вас, Эдвард, вроде было возражение про «Россию для русских», насколько я понимаю.

Э. Чесноков:

- Да. Я вообще ни одного вменяемого националиста не знаю, кто не в рамках шутки, а всерьез говорил бы, что он поддерживает лозунг «Россия – для русских». Это какие-то полные маргиналы. И хорошо, что с такими маргиналами сражаются.

О. Кашин:

- Знаете, Эдвард, таких маргиналов в России обычно ссылают руководить Роскосмосом (если вы понимаете, о чем я). Если вы помните знаменитый ролик партии «Родина» тогдашней во главе с Дмитрием Рогозиным «Очистим Москву от мусора».

Э. Чесноков:

- Но всего спустя три года после этого ролика и Навальный выпускал тоже не менее зажигательные ролики, но теперь он почти что лидер свободного мира.

О. Кашин:

- Да. Эдвард, вы сегодня сами подняли эту тему. Если говорить о национализме малых народов, откройте Конституцию даже Удмуртии. И вы прочитаете там, что Удмуртия – это республика удмуртского народа. Про русский народ там ни слова нет. А мы с вами, русские, довольствуемся тем, что в федеральной Конституции еле-еле впихнули фразу «государствообразующий народ» с намеком на русский язык.

В общем, это долгий разговор, и понятно, что Владимир Путин, администрация которого иногда позволяла себе… Мы помним и Тесака в лучшие годы, и БОРН знаменитый. Администрация Путина заигрывала с самыми лютыми нацистами, чтобы использовать их для создания напряженности в обществе или даже для борьбы…

Э. Чесноков:

- Нет, не администрация. До сих пор, кстати, неизвестно, это главарь банды БОРН рассказывал своим сторонникам, что у него какие-то связи в администрации, или это действительно была реальность. По-моему, он просто бахвалился.

О. Кашин:

- Знаете, Эдвард, самое время, чтобы я сказал, что мы с главарем банды БОРН, осужденным пожизненно, работали вместе с одним и тем же заместителем Суркова в администрации президента. Поэтому я подтверждаю, что Илья Горячев работал на АП, здесь вопросов нет. Он теперь сидит пожизненно. Но как Тесака пиарили даже федеральные телеканалы в лучшие годы, вы помните.

Э. Чесноков:

- Это уже не верифицируемая история, кто с кем работал. Вы же там не расписывались нигде в финансовых ведомостях.

О. Кашин:

- Ну, как вам сказать? Это было ООО, конечно, это было не федеральное учреждение. Вы говорите, что нет свидетелей. Поезжайте, Эдвард, в Донецк, там работает министром топлива и энергетики тот самый Леонид Симунин, которого на суде по делу Тихонова и Хасис называли куратором БОРНа. Спросите Симунина: а как, а что? Но бог бы с ним. Я думаю, тем таксистам, которые нас слушают в машине, неинтересны какие-то аппаратные игры 15-летней давности. Давайте на горячую тему – про Собчак. Что у Собчак с маньяком, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Совершенно непонятно. Она вроде бы взяла интервью у Виктора Мохова. Несколько дней назад поймали его блогеры, а он сказал, что не будет с ними общаться, потому что у него контракт. Собчак закричала, что вы всё врете, и что она просто делает документальный фильм про маньяка. Скажите, а про Собчака тоже Собчак делала докфильм?

О. Кашин:

- Суровые у вас рифмы, Эдвард. Я скажу деликатно, что фильм о Собчаке, где Собчак была ведущей, а режиссером была Вера Кричевская, проспонсировал Фонд Собчака, куда все государственные олигархи времен Путина должны скидываться деньгами, поэтому здесь все было прозрачно.

Вы правильно подняли тему – а расписывался ли я или Илья Горячев в ведомости АП? С телевидением точно так же. Когда говорят, что Первый канал берет интервью у этого маньяка, - нет, интервью берет непонятный человек, который уж не знаю, каким образом приводит туда Собчак, но он не работает ни на Первом канале, ни на «России», он работает в какой-нибудь маленькой, левой продакшн-компании, а потом продает это интервью Первому каналу. Ток-шоу на эти темы снимаются именно так. Я не знаю почему, может быть, чтобы не было юридических проблем, но тем не менее.

Э. Чесноков:

- Потому что все эти ООО – отмывочные.

О. Кашин:

- Знаете, Эдвард, отмывание денег вообще такая загадочная тема, в которой многих россиян, в том числе уважаемых, обвиняют, и на Западе в том числе. Поэтому давайте не будем открывать этот ящик Пандоры, скажем лучше про маньяков. Я как раз о том, что Собчак вроде бы берет интервью у этого Мохова, я узнал из Телеграм-канала известного журналиста Константина Придыбайло, который сказал, что Собчак нарушила журналистскую этику, и теперь для Константина Придыбайло никакой Собчак нет. Поскольку имя Константина Придыбайло, я думаю, мы оба узнали в тот период, когда он ежедневно в круглосуточном режиме, работая на своем телеканале, оправдывал деятельность минского маньяка Александра Лукашенко, оправдывая полицейское насилие, всякие гадости, которые творили белорусские силовики. Когда с этой позиции морали и гуманизма выступает подельник белорусских палачей, хочется, во-первых, заклеймить его позором, а во-вторых, обнять Собчак, которая, конечно, гораздо лучше…

Э. Чесноков:

- Да. Но как это отменяет моральность или аморальность интервью с маньяком? Понятно, что он получил за это деньги.

О. Кашин:

- Я вчера в ростовской «Комсомолке» читал анонс выходящего, по-моему, на НТВ сериала «Чикатило». Там обсуждают, какие актеры играют кого. И тоже вопрос. А российское кино, российское телевидение снимает художественное кино про мегаупыря…

Э. Чесноков:

- Я сомневаюсь, что там Чикатило выставляют героем.

О. Кашин:

- Знаете, обычно сериальные герои – люди противоречивые. Те российские сериалы, которые я смотрел, всегда там есть какая-то изюминка, может быть, человек был обижен на советскую власть. Поэтому я бы не стал заранее говорить, что фильм будет античикатиловский, давайте не будем зарекаться.

Э. Чесноков:

- Давайте все-таки не будем делать лишней рекламы такого рода людям. Самое главное, Ксения Анатольевна пыталась оседлать фемповестку, дискутировала о феминизме и т.д., то есть хотя бы как-то выказывала мнение, что ей, по крайней мере, небезразлична тема. Но подождите, учитывая то, что сделал Мохов, это вообще нормально, это защита прав женщин? Нет, это проявление адского лицемерия всех этих наших статусных либералов с Ксенией Анатольевной во главе.

О. Кашин:

- Подождите, Эдвард. Неужели вы бы отказались от интервью с тем же Чикатило? Или вы бы сказали: нет, никогда не буду задавать вопросы Чикатило «что сделало вас маньяком»? Журналистика – такая профессия…

Э. Чесноков:

- Я бы отказался. Мне не нужно интервью с Чикатило. Даже если мне заплатят премию, мне это не нужно.

О. Кашин:

- Слушайте, хочется пошутить про людоедов, у которых вы наверняка брали интервью в своих командировках, но, наверное, не буду, потому что вы скажете: ах, Олег, уберите свою черепомерку.

Э. Чесноков:

- Я, например, был в Джибути, и, несмотря на то, что там 6% христиан, там президент (мусульманин) бесплатно выделил место под православный монастырь для местных христиан. И Африка нам и в части демократии, и в части человеколюбия даст очень большую фору.

О. Кашин:

- Рамзан Ахматович тоже ведь построил православный храм (или сохранил) в центре Грозного, но вряд ли это делает его меньшим людоедом. Или Евгений Викторович, который… Извините, мы помним это видео с кувалдой, когда пригожинцы убивают, расчленяют сирийца под камеру. Вот Евгений Викторович – такой юморист из социальных сетей…

Э. Чесноков:

- Подождите. Если вы так осуждаете это видео с кувалдой (оно действительно отвратительное), то проблема в том, что на одно это видео приходится 100 тех же самых видео игиловцев, где они творят еще более чудовищные зверства. Это видео было ответом им на том языке, который они понимают.

О. Кашин:

- Ну, стандартная история – садизм как трофей, давайте победим садистов и людоедов и сами будем садистами и людоедами. Но я прежде всего говорил о том, что это, конечно, тоже аномалия, в том числе психиатрическая. И когда эти люди, которых даже вы, наверное, называете героями (не за это видео, конечно, а за совокупность причин), наверное, это такая же спорная моральная проблема, как и история с маньяком, которого, очевидно, Собчак оправдывать совершенно не собиралась и не собирается.

Э. Чесноков:

- Их нельзя сравнивать. Одни люди, Олег Владимирович, защищают мир, порядок, памятники архитектуры в Пальмире и нефтяные интересы ряда россиян, а другие люди творят зло, именно самое инфернальное и демоническое зло, и при этом смеются над нами, морализаторами. Вы действительно их ставите на одну полку? Нет.

О. Кашин:

- Ну, почему нет? Рамзана Ахматовича я готов поставить на одну полку. Потому что то, что мы читали в «Новой газете»… А теперь какое идет кривляние официальных лиц Чечни, что позор «Новой газете», она все придумала. И кому мы с вами верим, Эдвард, Общественной палате Чечни, которая говорит, что «Новая газета» льет воду на мельницу, или Милашиной? Я верю Милашиной. Вас не призываю, не склоняю к этому.

Э. Чесноков:

- «Новую газету» периодически ловили на сомнительных материалах, но я не буду это обсуждать.

О. Кашин:

- Тот же Евгений Викторович и ловил.

Денис из Москвы нам звонит.

Денис:

- Здравствуйте, господа. Олег, как всегда, прекрасен. Эдвард, конечно, тоже, хоть и вынужден играть роль такого охранителя. У меня такой вопрос. Может быть, даже такой комментарий в связи с высказыванием товарища Байдена. И, конечно же, наша реакция, вот эти угрозы кулаком, ответными мерами. Мне просто интересно, страна, национальная валюта которой скачет от одного заявления якобы деменционного дедушки, чем она может грозить, кроме бомбежки Воронежа, грубо говоря? Вот эти наши ответные реакции, честно говоря, они уже ничего, кроме смеха, у нормальных людей не вызывают. Для начала хотя бы, когда Бжезинский в свое время сказал, что вы уже определитесь, чья это элита – ваша или наша, которая держит своих жен, любовниц, любовников, капиталы, детей за границей, кому она собирается грозить?

О. Кашин:

- Вопрос абсолютно риторический. Но вот что скажет Эдвард?

Э. Чесноков:

- На самом деле я как-то уже и с трудом могу сказать, а кто конкретно – дочь Лаврова жила на Западе? Да, но она вернулась. Если вы про дочь Навального и детей Слабуновой, ну да, они на Западе. Укоренены там глубоко. Происходит национализация элит. И даже российские олигархи перерегистрируют свои компании с Британских Виргинских остров на остров Октябрьский в Калининграде.

О. Кашин:

- Эдвард, есть горячая история, совсем недавняя. Наш любимый Петр Авен, действительно, уважаемый человек, последний, наверное, большой частный банкир.

Э. Чесноков:

- Потомок латышских стрелков.

О. Кашин:

- На родине предков, в Риге, он и купил большое здание, чтобы в нем разместить свою коллекцию русского искусства, сделав Ригу более привлекательной для туристов. Эдвард, понимаете, когда мы говорим о национализации элит, а Авен близок к Путину, и мы читали его книгу «Время Березовского», в которой, по-моему, главное событие…

Э. Чесноков:

- Мне кажется, это он просто всем рассказывает, что он близок.

О. Кашин:

- Если ему Путин давал почитать письмо Березовского, наверное, Путин как-то к нему по-особому относится. Я помню, как Фридман выиграл суд у «Коммерсанта» как у антипутинской газеты 15 лет назад.

Э. Чесноков:

- При этом «Альфа Банк» пригласил к себе Моргенштерна, который называет себя Денницей. То есть Люцифер. Вот так люди работают.

О. Кашин:

- Про Денницу и стихи Сурков писал. И как бы никого это не смущало.

Нам дозвонился Дмитрий из Москвы.

Дмитрий:

- Я хотел высказать свое удивление вам. Понятно, что вы несколько циничную позицию занимаете в эфире. Скорее, вопрос здесь – это искренняя позиция циника или позиция условно…

О. Кашин:

- О чем речь?

Дмитрий:

- Вы практически все события, которые освещали в эфире, начиная от сообщения…

Э. Чесноков:

- Включая даже маньяка Мохова.

Дмитрий:

- Совершенно верно. От слов Байдена, маньяка Мохова, Кадырова, Путина, Лаврова и прочих, в общем, практически все, что бы мы ни сказали, вы фактически выводите на линию циничности. Вы оспариваете момент. Возникает вопрос: а есть ли нормы морали?

О. Кашин:

- Ну какой циничности. Подождите, Дмитрий. Конкретно я регулярно говорю, что Рамзан Ахматович Кадыров – неправильный руководитель региона, он ответственен за какие-то убийства, в том числе за те, о которых пишет «Новая газета». Где здесь цинизм, если мы называем убийц убийцами? Тот же Турчак – моя боль многолетняя. То же самое, где цинизм в моем отношении к Турчаку. В не правы, если называете цинизмом какую-то критику в отношении власти, наверное, это неверный подход.

Дмитрий:

- Когда вы говорите о том, что слова Байдена об «убийце Путине» - это не бог весть что такое, он, наверное, убивал, вы низводите фактически любого человека таким образом на ничтожество.

О. Кашин:

- Кто из них ничтожество? Байден – президент США.

Дмитрий:

- Вы можете любого человека… Не надо меня здесь выводить на фамилии. Я никого из них не считаю ничтожеством.

О. Кашин:

- Я тоже, кроме Турчака, конечно.

Дмитрий:

- Вы фактически аннулируете и достоинства Путина, вы считаете, что главу государства другой глава государства может назвать как угодно, и это норма, и за это не должно быть никаких действий.

О. Кашин:

- Дмитрий, вы себя оскорбленным считаете, когда Байден сказал это?

Дмитрий:

- Ни в коей мере я не считаю себя оскорбленным. Но полагаю, что в приличном обществе есть некие границы, которые недопустимо нарушать. Как вы думаете?

О. Кашин:

- Наверняка есть такие границы. Но давайте посмотрим, впереди еще много времени, будет ли встреча на высшем уровне лидеров России и США. Вполне же может быть на самом деле. Может быть, на Генеральной Ассамблее ООН. И если Путин пожмет руку Байдену, давайте не будем большими путинцами, чем сам Владимир Путин. Давайте на этом пока остановимся. Потому что пока, кроме отзыва посла для консультации, ничего интересного не произошло. Все остальное – информационный шум. Эдвард, вы как считаете? Наверное, вы не согласны?

Э. Чесноков:

- Еще раз, я считаю, что нам нужно сохранять свое достоинство. Но делать какие-то вещи, которые экономически по ним ударят. Хотя бы сократить свои вложения в американские облигации. Да, они у нас и так сократились заметно.

О. Кашин:

- Эдвард, о достоинстве нужно было думать, мне кажется, когда Лукашенко в Россию сморкался. А ведь тогда же та же ваша риторика: надо на Лукашенко давить экономически. И что? И где? Вообще ничего. Он нам брат. Он нам даже не друг – он нам брат.

Э. Чесноков:

- Давайте все-таки подождем до чего-то. Потому что вполне возможно, что где-то на невидимом уровне идет негласное движение – хотя бы в Белоруссии и России будут созданы совместные центры подготовки военных.

О. Кашин:

- Вы сказали – «на невидимом уровне». Я представил, как где-то в бункере какой-то российский руководитель, не будем называть его имя, берет куклу Байдена и втыкает в нее иголочки. Может быть, такого рода ответные меры. Ну, а так, на месте Байдена я смотрю, если абхазы Россию могут унижать, то я - президент США, мне сам бог велит.

Э. Чесноков:

- Пожалуйста, это уже от нас, от журналистов зависит. Давайте писать по схематоз, как абхазские чиновники майнян биткоины на энергии, которая передается от Ингурской ГЭС. Об этом все знают. Я сомневаюсь, что они платят налоги. А деньги тратят они ездят в Россию. Это зависит от четвертой власти – от журналистов.

О. Кашин:

- Они платят налоги, только неофициальные налоги, откат это когда-то называлось. Сейчас, наверное, как-то иначе.

Э. Чесноков:

- Давайте вспомним про одну печальную годовщину. Я об этом сказал уже накануне в программе «Война и мир» с Александром Коцем, но повторю. 17 марта 2016 года, ровно пять лет назад, смертью храбрых пал Александр Прохоренко, Герой России посмертно, в Сирии, под Пальмирой. Он вызвал огонь на себя, спасая жизни своих товарищей. И знаете, что самое печальное в этой истории? Даже не то, что он погиб в 25 лет, а то, что об этом я узнал из сообщений британских СМИ. Я помню этот день. И вдруг мне скидывают ссылку: смотри, что там пишут. Что «русский Рэмбо», они так его назвали, геройски уничтожил сотню запрещенных игиловцев, вызвав огонь на себя. А мы почему-то молчим.

О. Кашин:

- Эдвард, маленький эпизод из личной практики, такое же абсолютно. Я в 2005 году ездил на Камчатку, когда там затонул батискаф с моряками-подводниками, там человек десять было. Они там два дня были на дне без еды, без воды, но спаслись. Их спасли англичане как раз. Прошло лет пять, я уже сам об этом забыл сто раз. И мне звонит британский журналист из газеты Sun и говорит: вот так и так, я пишу книгу про этих моряков, хотел взять у вас комментарий, вы там были. Я подумал: боже, я забыл, Министерство обороны забыло, все забыли. Англичане помнят. Вот опять же, в таких вещах проявляется свойство нации, если угодно.

И да, я думаю, действительно, наши пиарщики Минобороны, которые умеют создавать поводы – «Танковый биатлон», парк «Патриот», если бы не английская пресса, не было бы никакого Прохоренко в нашей памяти. И еще, если говорить о памяти, тоже важная дата.

Э. Чесноков:

- Я сомневаюсь, был ли бы вообще Герой России – посмертное награждение.

О. Кашин:

- Разумеется. И по ассоциации, хотя, конечно, абсолютно разные вещи, сегодня также печальная дата – ровно год назад не стало Эдуард Вениаминовича Лимонова, с которым даже однажды в нашей программе мы общались по телефону, последний наш разговор был. В общем, вечная память великому русскому писателю.

Мы говорили о пятилетии со дня гибели, со дня подвига «русского Рэмбо» Прохоренко. Эдвард начал говорить, я перебил. Эдвард, продолжите.

Э. Чесноков:

- Да, вы поступаете как джентльмен. И это прекрасно. Где русские сериалы про Прохоренко? Это тот пример, на котором можно учить подрастающее поколение. Потому что пока что мы постоянно видим из разных областей России, что там дети сожгли памятник героям войны, здесь они вступили в запрещенную в России организацию АУЕ, и так далее, и так далее. Но даже не это самая большая проблема. Нам нужны медиа-офицеры. Это те, кто может сопровождать военные действия медийно, которые могут создавать героев, настоящих героев, чтобы о них знала страна. Которые могут отвечать на информационные вбросы раньше. Информационное измерение войны не менее важное, чем воздушное, наземное. Создайте уже при каждой роте медиа-офицеров.

О. Кашин:

- Знаете, Эдвард, я улыбаюсь вам в лицо. В смысле, нежно абсолютно. Естественно, вспоминаю наши эпизоды общения с полковником Баранцом. Вот, пожалуйста, действительно, медиа-офицер, ни дать, ни взять.

У нас Сергей из Ярославля звонит.

Сергей:

- Здравствуйте, уважаемые ведущие. Уважаемый товарищ Эдвард, уважаемый товарищ Олег, очень интересно вас слушать. Особенно интересно слушать товарища Кашина, когда он рассказывает о своем богатом прошлом, очень интересных деталей много рассказывает. Но вот иногда его словно подменяют. Особенно это происходит в те дни, когда, видимо, на горизонте не оказывается поблизости товарища Сунгоркина. В эти моменты он позволяет себе… И еще здесь он впутывает… Где-то неделю назад это происходило. Баронова с ним рядом оказалась. Она тоже декламировала стихи Есенина. Вы догадываетесь, о чем я.

О. Кашин:

- О гомосексуализме!

Сергей:

- Конечно. Вот мне непонятно, товарищ Кашин, я не знаю… Вы вроде бы разумный человек, а ведете себя ну как мальчишка. Зачем вы эти темы постоянно…

О. Кашин:

- Я понял вопрос. На самом деле это легитимный вопрос. Я не буду говорить: ах, что вы там вообще ерунду спрашиваете. Нет, на самом деле, если бы не было в России вот этой избыточной казенной гомофобии, если бы из американо-английского кино не вырезали сцены без ведома режиссера, если бы не было закона о ЛГБТ-пропаганде, по которому людей всячески прессуют даже за какие-то невинные дела, я бы гораздо спокойнее к этому относился. Но когда в России прессуют какую-то социальную группу, естественно, долг русского интеллигента – надеть на себя эту пресловутую желтую звезду или радужную и ходить с ней. Потому что, естественно, когда кого-то отделяют от общества, когда про кого-то говорят, что это неполноценные люди, надо их защищать. И это не вопрос…

Э. Чесноков:

- Да кто говорит? Это говорят законченные маргиналы.

О. Кашин:

- Ну как вам сказать, Эдвард. Вот как раз я постоянно, когда смотрю программу «60 минут», там депутат Журавлев постоянно говорит, депутат Госдумы: а в Европе гомосеки. Даже пресловутый Турчак сегодня: у нас в России любовь, а на Западе – гендеры и трансгендеры. Когда это постоянное промывание мозгов…

Э. Чесноков:

- Трансгендеры – это не гомосексуалисты, это совершенно другая история.

О. Кашин:

- Эта аббревиатура ЛГБТ, еще какие-то буквы появились, уже все к этому относится. В общем, естественно, когда гомофобия делается государственной политикой, нужно быть против гомофобии как против любой государственной фобии. Потому что можно далеко в этом жанре зайти. И ничем хорошим не закончится.

Опять же, страницы истории. Мы вчера об этом говорили. Сегодня ровно 30 лет, как прошло голосование на референдуме в Советском Союзе о сохранении Советского Союза. Хотя на самом деле я не разделяю всеобщего уже советского ностальгического фанатизма по этому поводу. Референдум не проходил, по сути, не состоялся в Литве, Латвии, Эстонии, Армении, Грузии, Молдавии. То есть уже эти шесть республик не вошли в состав Советского Союза даже по итогам референдума. А сам вопрос был так сформулирован, что речь не шла о том, чтобы сохранить то, что есть, а, скорее, речь шла о том, чтобы дать Горбачеву карт-бланш на создание нового конфедеративного Советского Союза.

Но самое удивительное, что в тот же день, о чем никто вообще не помнит, Эдвард, вот на вас протестирую, помните, какой еще был референдум 30 лет назад в этот день в России?

Э. Чесноков:

- Нет. Именно в России – не помню.

О. Кашин:

- Именно в России одновременно с союзным референдумом был российский референдум о введении в России должности президента, избираемого всенародным голосованием. Почему-то исторический момент – сегодня 30 лет как в России есть президент – никто не помнит. Удивительное дело. Мы поздравляем Владимира Путина и Дмитрия Медведева с этой важной датой. А Горбачев тоже, кстати говоря, в эти дни стал президентом, за год до этого, 15 марта 1990 года. В общем, март в России – президентский месяц. И Путина первый раз избрали, между прочим, президентом тоже 26 марта 2000 года, тоже мы об этом помним, конечно же.

Э. Чесноков:

- И я хочу все-таки обратиться к нашим внутрироссийским делам. Совершенно безумная история в Новосибирске. Валерий Вобликов, бывший спецназовец ГРУ, многократно сбегал из тюрьмы. Однажды он сбежал, поменявшись одеждой с собственным братом. И брат, знаете, сколько получил? Год и два месяца. Да, так было можно. Это совершенно фантастическая история. Этот Вобликов сколотил банду, которая домушничеством занималась. Во время одного из налетов он украл сорок чистых бланков паспортов, выписывал себе новые имена, путешествовал по стране. Работал физруком, одновременно работая главарем банды. Полное безумие. Вот он в очередной раз сбежал. Его в очередной раз поймали где-то в Сибири. Узнали по ориентировке. Есть, оказывается, хоть какая-то польза от этих фотороботов.

Если нас слушают все-таки сценаристы, то вот вам, пожалуйста, история. А знаете, почему они все-таки экранизируют Вобликова, а не Прохоренко? Потому что с точки зрения нашего современного культурного дискурса, идеальный герой – это вот такой мерзкий русский, как Вобликов. А русские, такой как Прохоренко, это не герой для наших телевизионщиков и писателей.

О. Кашин:

- Я хочу зайти с другой стороны. Понятно, что этого Вобликова так вяло ловили, потому что он не политический. Вот если бы он был за Навального, я думаю, против него было бы нормальное полноценное уголовное дело, все бы хорошо у него было. Я наблюдаю, как раз вчера такой политэмигрант Станислав Речкалов выложил бумагу из ФСБ.

Э. Чесноков:

- «Альфа Банк» за Навального что-то такое, были такие слухи.

О. Кашин:

- Это слухи неподтвержденные. На этой ноте уйдем. А про Речкалова завтра расскажу, если не забуду. А забуду – и бог с ним.

Еще раз всех с 30-летием референдума Советского Союза. Эдварду хорошего Крыма. Всем пока!

Э. Чесноков:

- И с нашим Крымом!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!