Кто виноват в гибели ребенка на Донбассе

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают последние события в Донбассе, новости культуры, Алексея Навального в колонии и криминальные схемы,

О. Кашин:

- Привет! Я – Олег Кашин. И мы с Эдвардом волнуемся и переживаем, будет ли война в Донбассе? Новое обострение. Эдвард, расскажите ваши ощущения и знания на этот счет?

Э. Чесноков:

- Вы намекаете, что я несколько ближе к этому региону, находясь в Крыму? Да, в Севастополе. И несколько дней назад выдел перемещения достаточно большой воинской колонны. Я не думаю, что это как-то связано с Донбассом.

О. Кашин:

- Вы же не бегали по Севастополю, как шпион, подглядывать за этими войсками? Вы гуляли по городу, а войска двигались, правильно?

Э. Чесноков:

- Именно так.

О. Кашин:

- Я просто слишком много вижу видео, когда незачехленные танки едут по железной дороге, какие-то колонны грузовиков в светлое время суток, не стесняясь. И такое ощущение, что ради этих видео все и делается. Российская сторона как бы слишком демонстративно перебрасывает войска. Обычно такого не бывает.

Э. Чесноков:

- Вот видите, мы научились в медийку! Когда в феврале 2014 года войска перебрасывали, то обо всем этом узнали постфактум, когда вежливые люди появились. И стали спасать котиков. А сейчас нет.

О. Кашин:

- Так это же была нормальная и правильная военная операция, когда враг не ждет, а наши бойцы появляются.

Я думаю, вы согласитесь, главная эмоционально-шокирующая новость этих дней – гибель четырехлетнего ребенка, скажем его имя – Владик Шихов. Гибель в Енакиево. И помимо того, что и Дмитрий Песков сказал, что фейков с погибшими детьми не бывает, хотя Россия, как мы знаем, родина распятого мальчика. И в течение всех выходных какие-то околодонецкие спикеры, закатывая глаза и разрывая рубаху, говорили о том, что украинский беспилотник убил этого ребенка. И эта смерть не должна остаться без возмездия.

Насколько я понимаю, за трое или четверо суток сегодня мальчика похоронили. Ни одного доказательства присутствия этого беспилотника, ни одного доказательства того, что он был убит с воздуха, так и не появилось.

Э. Чесноков:

- Пожалуйста, есть слова его бабушки, которые приводит «Комсомольская правда». Цитирую: «Услышала взрыв. Дым черный. А когда рассеялось, смотрю, он лежит. Волосики шевелятся, шапочка рядом, ни ручки, ни ножки нет». У меня у самого волосы шевелятся!

О. Кашин:

- Да, мальчик подорвался на чем-то у себя на огороде. Что это могло быть? Пушилин даже не говорит, что это беспилотник. Пушилин говорит, что это какой-то боеприпас, который надо расследовать. Но при этом люди, на основании этой трагедии говорят, а давайте-ка ударим по Киеву, их можно уже в очередь выстраивать. И давайте скажем прямо, что эти люди – провокаторы и разжигатели войны.

Э. Чесноков:

- Проблема в том, что сомнительные детали этой истории с мальчиком из поселка Александровское, они никак не отменяют того, что Украина практически ежедневно обстреливает Донбасс.

О. Кашин:

- Нет, Эдвард, это манипуляция. Есть конкретный мальчик. И кто его убил, надо выяснять. Скорее всего, если никто не видел этого дрона, если эта мина лежала в огороде с 2014 года, то, может, покойный Моторола ее там забыл, грубо говоря. Естественно, на основании очень сомнительной информации делать выводы «а давайте воевать», это, конечно, не красиво.

Э. Чесноков:

- Сомнительность этой ситуации, притом, что мальчик умер…

О. Кашин:

- Мальчик погиб, да.

Э. Чесноков:

- … не отменяет того факта, что в Донбассе русских убивают за то, что они русские. Это делают украинцы. Понимаете?

О. Кашин:

- Нет, не понимаю, Эдвард. Тень погибшего мальчика эмоционально окрашивает нашу беседу. Кроме того, что убивают русских за то, что они русские, нет, это неправда. Идут регулярные на протяжении семи лет перестрелки на линии соприкосновения. И как их интерпретировать, это уже вопрос пропаганды.

Э. Чесноков:

- Пожалуйста, люди вышли с русскими флагами и георгиевскими лентами. Их стали убивать. Сначала их просто разгоняли.

О. Кашин:

- Семь лет назад их стали убивать. За это время много всего накрутилось. Были и минские соглашения, и контактные группы.

Серьезно. Давайте проговорим такую вещь. В 2021 году уже не продашь российской аудитории эту историю про бандеровцев, которые убивают русских людей. За семь лет там сложилась абсолютно бандитское как бы исламское государство, только не исламское, запрещенное в России, а вот такое людоедское и упырское. И если говорить о том, что должна сделать Россия, прийти и разогнать этих пушилиных, освободить узников концлагерей, которые там есть. И отобрать деньги у олигарха Курченко.

Э. Чесноков:

- При Пушилине хоть какой-то там порядок начался.

О. Кашин:

- Если мы говорим, что эти войска там чего-то хотят, конечно, было бы прекрасно, если бы пришла какая-то нормальная российская администрация. И расчистила этот гнойник. Но гнойник называется ДНР и ЛНР. К Украине проблема не имеет никакого отношения. Украина со своим Зеленским там живет и живет как-то.

Э. Чесноков:

- Украина, что признает даже ОБСЕ, которую никак нельзя упрекнуть в кремлевской пропаганде, обстреливает Донбасс! Из тяжелой артиллерии. Регулярно. Это факт.

О. Кашин:

- Идут перестрелки туда-сюда. Да.

Э. Чесноков:

- И люди периодически гибнут по-настоящему, а не как этот мальчик. Вы это отрицаете?

О. Кашин:

- Мальчик погиб по-настоящему. Здесь тоже разговоров нет. Другое дело, что считать гибель этого мальчика заведомым преступлением украинской стороны нет оснований никаких. И считать гибель этого мальчика поводом для немедленного удара по Киеву тоже нет оснований. Те люди, которые разжигают, пользуясь нашими эмоциями, родительскими в том числе, да. Это негодяи.

Э. Чесноков:

- Никто, по крайней мере, из нормальных людей, к коим мы с вами относимся, не призывает ударить по Киеву. Мы призываем просто провести операцию по принуждению к миру Украины, отодвинуть их тяжелую артиллерию. Если она не отодвинется, значит, надо ей помочь.

О. Кашин:

- Это называется, не знаю, взять Мариуполь, да? Не надо, слушайте. Вот я не знаю, поскольку разговоры о донбасском консенсусе, как предвыборной полезной теме, звучали с начала года, потом подутихли, мне казалось, что кремлевские политтехнологи, наверное, поняли, что второй раз крымского чуда не произойдет. Крым – отдельная тема. Он символизировал несправедливость потерь 1991 года, а уже Донбасс вызывает вопросы. Ну, что Донбасс? Где Донбасс?

Э. Чесноков:

- Вот Польша призналась, сто уголь с Донбасса закупала. У края есть экономические перспективы.

О. Кашин:

- Закупала, а кто зарабатывал на этом? Сошлюсь на издание BAZA, которая расследовала и доказала, что на этом угле зарабатывает Курченко. Курченко – это олигарх, близкий к Януковичу и его сына – знаменитому стоматологу. Я не уверен, что люди должны были погибать за то, чтобы этот Курченко сделался богаче. Это не очень справедливо и не очень правильно. И ценностно не соответствует теме…

Э. Чесноков:

- К сожалению, на любой войне люди умирают за то, чтобы кто-то сделался богаче.

О. Кашин:

- Логичнее было бы, чтобы богатели на этой войне русские люди Донбасса. И русские люди России.

Э. Чесноков:

- Тут я с вами согласен, да.

О. Кашин:

- А когда делается сверхмиллиардером Курченко, после того, как всю республику превратили в руины… Думаю, к господину Курченко должны быть вопросы и в российским компетентных органах.

Э. Чесноков:

- Господина Ходорковского тоже не сразу приземлили с его установки по выкачиванию скважинной жидкости. Всему свое время.

О. Кашин:

- Вот если вдруг какие-то околодонбасские олигархи вдруг заимеют политические амбиции против Путина, тогда да, Путин вспомнит о том, что он борется с олигархами. А пока олигархи соответствуют его интересам, ну, что, воруют и воруют.

Э. Чесноков:

- Подождите, Путин не может быть везде. На Большой Морской в Севастополе, действительно, провели прекрасную реконструкцию, но очень много в Севастополе улиц, на которые Россия просто еще не пришла. Мы же не говорим, что Путин или кто там виноват...

О. Кашин:

- Конечно, официальной России жители Донбасса обязаны своим нынешним состоянием.

Эдвард, хотел спросить. Как у вас в Севастополе с водой? Я сегодня увидел пост Сергея Аксенова – соседний регион, Крым – это не Севастополь, где он гордится тем, что удалось наладить включение любой воды трижды…

Э. Чесноков:

- Надо еще раз понимать, что Севастополь и остальной степной Крым – это очень разные истории. В Севастополе все хорошо.

О. Кашин:

- Эдвард, давайте о новостях культуры? Меня растрогала история про мужчину по имени Сулиман, который вчера, видимо, он, но неизвестно, купил все билета на показ фильма «Тихий голос» на фестивале «Артдокфест» в Москве. Фильм посвящен чеченскому бойцу ММА, который скрывал свою гомосексуальность, а потом бежал в Бельгию. Кто-то с одной карточки купил все билеты на этот показ, а потом пришел Сулиман как бы в кинотеатр, попросил не показывать фильм, потому что в Чечне очень не довольны, и будут серьезные последствия. И что в Чечне нет геев. «Новая газета» намекает, что Сулиман – помощник депутата Госдумы Шамсаила Саралиева. И кинофестиваль, как говорят в Чечне, дал заднюю – отменил этот показ. В общем, поддался такой не то, что чеченской цензуре, а грубой и почти физической чеченской силе.

Э. Чесноков:

- Вы сказали про «Артдокфест». Мне читатели из Белоруссии прислали чрезвычайно забавные анонсы. Например, там будут показывать фильмы, снятые термоядерными белорусскими националистами – «Сестры Окрестина». Это название…

О. Кашин:

- Эдвард, подождите! Окрестино – это лукашенковский концлагерь в Минске, в котором, очевидно, какие-то сестры, в смысле, девушки сидели. А нельзя эти фильмы показывать в Москве. Лукашенко – наш друг, да?

Э. Чесноков:

- Можно. Не то, что нельзя, но проблема в том, что а вот где пророссийские белорусские режиссеры, которые бы снимали какие-нибудь выдающиеся фильмы? Даже на деньги Фонда кино.

О. Кашин:

- Это вы спрашивайте у российского государства, у администрации президента, в Минкульта, у Россотрудничества и у посольства бывшего и нынешнего посла Мезенцева, который пошел на повышение.

Э. Чесноков:

- Нет, это нужно не у них спрашивать. А, например, у киноплатформы Оkko, которую, по слухам или не по слухам, купил Сбербанк. И которая сняла фильм «Чикатило». «Прекрасный» фильм.

Знаете, почему? Я посмотрел финансовые результаты этой платформы. У нее за последний отчетный год убыток почти миллиард рублей.

О. Кашин:

-Эдвард, какой убыток у какой платформы – все очень относительно. Я на платформу Okko смотрел, например, фильм про Барбоскиных. И мой ребенок его обожает. И платформу Okko поэтому ругать не готов.

А что касается документалистики, вот интересно, почему даже вы – хороший и добрый человек, при слове «Окрестино» встаете в стойку: антироссийская пропаганда. На самом деле, любая пропаганда против этого фашизма лукашенковского, она, конечно, пророссийская и правильная, потому что Русь святая, мы все за добро, мы против изнасилования дубинками и пыток, так далее. И если на российском фестивале, причем, здесь не тот случай, когда вот в присущей вам манере можно сказать: а, смотрите, бюджетные деньги тратятся. Нет, Виталий Манский, легендарный русский режиссер-документалист, который еще молодого Путина снимал с 1999 года…

Э. Чесноков:

- Проблема в том, что он адский заукраинец, понимаете?

О. Кашин:

- Нет, не понимаю. Он, как раз, нейтральный в этом смысле человек. У него на фестивале, помню, показывали какой-то фильм антибандеровский, снятый с позиции ДНР. Украинцы бесповались, а он не позволил им его снять. Опять же, одно дело, когда украинцы беснуются, а другое дело, когда приходит бородатый Сулиман. Естественно, тут надо Манского поддерживать, тем более, что он гений. И если он… Он не проукраинский, он оппозиционный сейчас. И это проблема в том, что российское государство ведет себя так, что художник типа Манского оказывается лишним. И его оппонентом. Это, конечно, большой провал.

Напомню, когда Манский был молодой, его фильмы показывали на Первом канале. А он снимал доброе кино про Путина двадцать лет назад. Но, к сожалению, Путину оказались нужнее…

Э. Чесноков:

- Проблема в том, что наша оппозиция ничего общего не имеет с национальными интересами и не знает даже такого слова.

О. Кашин:

- Это позиция государства на выдавливание любых критиков власти. Манский, как фигура, он и есть национальный интерес. Любой крупный художник – это национальный интерес России. А ваше превосходительство какое-нибудь, очередной чиновник, который стал чиновником, потому что он чей-нибудь сын, он не есть национальный интерес. Это они враги национальных интересов.

Э. Чесноков:

- И при этом я не знаю в Голливуде хоть сколько-то крупных художников, которые, например, снимают поперек повестки. Которые говорили бы, что с расизмом не все так однозначно, что «черные пантеры» людей убивали.

О. Кашин:

- Если говорить об антигосударственном кино, то в Голливуде его снимают на протяжении всего существования Голливуда. Помните, какие были фильмы против войны в Ираке или в Афганистане? С Мерил Стрип во времена Буша. Естественно, Голливуд живет этой повесткой, она гадкая, мы ее не любим. Но она не равна государству. Во время Трампа весь Голливуд был оппозиционным. А у нас невозможно себе представить…

Э. Чесноков:

- У нас повестка о том, что Донбасс, допустим, Россия – она не равна государству, у которого несколько иное мнение на этот счет.

О. Кашин:

- У нас такой повестки особенно и нет, кроме пресловутого Захара Прилепина и фильма «Ополченочка», который мы с вами недавно хвалили в эфире. А так что такое повестка? Вот если знаете, сейчас на выходных значительная часть московской интеллигенции, не считая Владимира Познера, про которого мы говорили, все ездили в Пермь на премьеру Богомолова, который сделал оперу «Кармен». Я видел эти кадры, саму оперу не видел, но там много субтитров: Кармен у Богомолова мечтала о новой прекрасной Одессе без хулиганов, бандитов и украинцев. Вот, опять же, такой спектакль. Нормально идет. Модный и хороший. Тот самый Богомолов, которого принято ругать в последнее время. И теперь он с вами, по крайней мере. Может, даже и с нами…

Э. Чесноков:

- Не знаю, те ли это консервативные ценности с таким легким душком антисемитизма, за который мы в наши с вами молодые годы выступали, не знаю.

О. Кашин:

- Кстати, Эдвард, поздравляю вас с днем русской нации. Сегодня годовщина Ледового побоища. И лет двадцать пять назад Эдуард Лимонов придумал этот праздник как день русской нации.

Э. Чесноков:

- Я процитирую, раз у нас новости культуры. Источник – Instagram Ксении Собчак. Это фото с того самого спектакля. «Потому что русский солдат либо воюет за евреев, либо их охраняет».

О. Кашин:

- Что касается солдата, который воевал за евреев или за англичан, в общем, Вторая мировая война. На самом деле, я без иронии говорю, что самый спорный период нашей, по крайней мере, истории российской в этом веке. Сегодня Владимир Путин подписал закон, который, по сути, ограничивает нас с вами в спорах о самой спорной странице истории. Закон защищает историю с фальсификацией, ветеранов от оскорблений. Вот Александр Николаевич Яковлев, который бывший член Политбюро, в моем детстве его часто называли агентом ЦРУ. А он фронтовик. И понятно, что про агента ЦРУ это была клевета. И вот сейчас бы кто-нибудь на Яковлева как бы набросился, его бы посадили за такое. Там тюремный срок за оскорбление ветерана. Или Виктор Петрович Астафьев, который предлагал сдать Ленинград, он тоже настоящий фронтовик, который в окопах гнил на фронте. Вот тоже, скажешь, что Виктор Астафьев не прав, предлагая сдать Ленинград? Ты оскорбил ветерана. Или Булат Окуджава, который предлагал поставить памятник Шамилю Басаеву.

Э. Чесноков:

- Подождите! Булат Окуджава провел свои военные годы по большей части в качестве воина запаса.

О. Кашин:

- По меньшей части, Эдвард.

Э. Чесноков:

- Его участие в Великой Отечественной войне, возможно, имело место, но мне кажется, оно сильно преувеличено.

О. Кашин:

- А помните был ветеран Игнат Артеменко? Пребывание его на фронте требует каких-то серьезных архивных изысканий, забыли уже эту фамилию, хотя месяца два назад казалось, что нет более важной проблемы, чем Игнат Артеменко.

И сегодня Алексей Навальный написал пост о том, что у него в колонии в Покрове вспышка туберкулеза. Навальный как бы сам кашляет, у него температура 38. Сейчас я видел сообщение, что его перевели в медсанчасть с ОРЗ по версии ФСИНа. И вся история про Навального в колонии, которую мы на прошлой неделе с Бароновой успели обсудить, посетили Мария Бутина и Кирилл Вышинский. И, конечно, там устроили довольно гадский скандал. Я не понимаю, почему туда не отправить хотя бы какого-нибудь доктора Рошаля, Венедиктова, Чулпан Хаматову, такую фигуру, которая не вызывает боевой стойки. А там пришла Бутина и сказала, что да в этой тюрьме лучше, чем в санатории!

Э. Чесноков:

- Она имела в виду, что в этой тюрьме лучше, чем в американской, где она сидела, между прочим.

О. Кашин:

- Ключевые фразы были про санаторий и про Алтайскую гостиницу в той деревне, на которую она ссылается, где она выросла. Но там, как сообщается, гостиницы нет.

Получается, за счет государства зачем-то сняли рекламный ролик для Алексея Навального…

Э. Чесноков:

- В годы детства ее она была, потом разорилась. В ковид.

О. Кашин:

- Наверное, да. Но, конечно, Мария Бутина пробила дно. И по итогам этой недели стоит взять эталон ада, эталон людоедства…

Э. Чесноков:

- Навальный поддерживал Марию Бутину в 2019 году.

О. Кашин:

- Он поддерживал Бутину, когда она сидела в тюрьме. Навальный агитировал за нее, когда ее выдвигали в Общественную палату.

Э. Чесноков:

- Это говорит о том, что чушь – все это ваше «умное голосование». Не ведитесь!

О. Кашин:

- Понятно, чушь. Вообще, не нужно ходить на выборы в Госдуму, потому что состав Госдумы уже написал в Кремле. Вас там, Эдвард, как известно, нет, а певец Майданов есть.

Э. Чесноков:

- Посмотрим. Вот и узнаем.

О. Кашин:

- Объективно говоря, лично у вас…

Э. Чесноков:

- Заявку на праймериз одобрили.

О. Кашин:

- При смене власти, при президенте Навальном, когда начнется кадровая суматоха, скажут, что нам нужно для равновесия вот два депутата пропутинских, условно, давайте найдем Эдварда Чеснокова, позвоним Кашину, а Кашин да, трубку не берет.

Мы говорили про Марию Бутину в колонии у Навального. И еще такой момент. Она после своего эпического, позорного, гнусного, людоедского выступления в колонии потом давала интервью стриму «Изолента live» и рассказывала, что в тюремной традиции оскорблять женщин (по ее мнению, Навальный ее как-то оскорбил) неприлично, и после этого Навального должны перевести «в петушиную камеру». И есть коллега Марии Бутиной по тому телеканалу, где она работает, Антон Красовский, такой главный путинский публичный гей, я думаю, ему эта шутка очень понравилась.

Понимаете, вся эта гнусь почему-то концентрируется в этом антинавальновском спектре мнений и, естественно, поражает, как будто бы государство…

Э. Чесноков:

- При этом сами вы тот еще навальнист.

О. Кашин:

- Да, я тот еще навальнист. Но как будто бы государство ведет такую подспудную агитацию за Навального, не знаю зачем, не знаю почему. Сегодня еще была интересная новость про русских людей… С утра сегодня прошла новость, что в Эмиратах поймали 8 голых русских женщин.

Э. Чесноков:

- Не 8, а 40, и не русских, а каких-то других.

О. Кашин:

- Да, потом они оказались украинками и белорусками. Но здесь стоит пошутить, как обычно бывает с полицией, что «его из органов уволили еще неделю назад», вот их, видимо, тоже российского гражданства лишили неделю назад.

И еще одна новость, которой мне хотелось сегодня коснуться. Дочка Елены Мизулиной, Екатерина Мизулина, которая возглавляет Лигу безопасного интернета, инициировала полицейскую проверку одного из фильмов Дудя (не сказано какого, но, скорее всего, про фотографа Маркова, который рассказывал, как преодолевал наркозависимость). Лига безопасного интернета считает, что это пропаганда наркотиков.

И сейчас пошли валом такие новости, как бы треш-новости, кринж-новости. В конце прошлой недели было про Эдварда Била, который устроил ДТП кошмарное в Москве (тоже ютубер). Сейчас, мне кажется, накапливают такую критическую массу медийную. Что такое YouTube? Это помойка такая, где пропагандируют наркотики, где треш-стримеры, давайте блокировать YouTube. Нет, товарищи, не позволим мы вам ввести нас в заблуждение, мы сами ютуберы.

Э. Чесноков:

- Немного схем. Эдвард Бил, на него действительно ничего не зарегистрированы в реестре юрлиц.

О. Кашин:

- В нашем прошлом эфире вы говорили, что пробили по ЕГРЮЛ, а его там нет. А оказалось, что есть.

Э. Чесноков:

- Нет, я его не пробивал ни по каким местам, о которых вы говорите. Есть ООО «Эдвард Бил». Но я все-таки предполагаю, что оно с Эдуардом Юрьевичем как-то связано. Руководителем этого ООО является Бойко Андрей Витальевич. И если вы нажмете на него и посмотрите, то на нем висит еще 8 юридических лиц, и, что самое главное, все, кроме ООО «Эдвард Бил», ликвидированы, выписаны из ЕГРЮЛ, потому что, например, там недостоверные сведения. При этом самое забавное, что почти все эти юрлица зарегистрированы на адресах массовой регистрации. Это же забавно. Очевиден смехатоз какой-то.

О. Кашин:

- Резиновые квартиры.

Э. Чесноков:

- То есть эти миллионы, которые проходили через блог этого Эдварда Била, они проходили через вполне конкретных людей. И риторический вопрос (коль скоро мы с вами критикуем биткоины Навального, а вы его защищаете) – платил ли Эдвард Бил налоги?

О. Кашин:

- Знаете, Эдвард, я еще раз скажу, что если мы всерьез разбираем рынок блогеров и в YouTube, и в TikTok, в итоге окажется, что через одну-две итерации, транзакции мы упремся либо в мэрию Москвы, либо в администрацию президента, либо в Минобороны, либо еще в какие-то интересные структуры.

Э. Чесноков:

- Либо в те проекты Форин-офиса и МИ-6, которые разоблачили неизвестные хакеры, согласно которым миллионы фунтов стерлингов тратятся на молодых лидеров мнений.

О. Кашин:

- Эдвард, какие молодые лидеры мнений? Посмотрите Русскую службу BBC. Это потолок того, что британское правительство может сделать на российском направлении. На самом деле, если честно, допустим, за сегодняшним судом по проникновению Любови Соболь в квартиру этого Кудрявцева, который Навального отравил, я следил через Русскую службу ВВС, у них был самый подробный онлайн. Ну, наверное, это и есть британское влияние.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Если вы посмотрите на российских блогеров, канал «Бульба престолов» регулярно об этом пишет. Которые ездят в Беларусь, еще тогда, до протестов 20-го года, постят что-то такое вышиваночное и бело-красно-орнаментальное…О. Кашин:

- Эдвард, что, Тихановская поменяла таблички на улицах Минска на таблички на мове? Нет, не Тихановская.

Э. Чесноков:

- Но заметьте, сколь трогательно слияние тех, кого условно можно назвать аудиторией, с которой работают Форин-офис и МИ-6, и нашего….

О. Кашин:

- Лукашенко, конечно, главный враг России, главный агент Запада и главный русофоб. И то, что этот русофобский режим своими миазмами отравляет Россию, находясь рядом с ней, на расстоянии вытянутой руки, это, конечно, абсолютная дичь, абсолютный позор.

Э. Чесноков:

- Не знаю. Я все-таки надеюсь, что добрые русские люди когда-нибудь запрягут и поедут…

О. Кашин:

- Григорий из Саратова нам дозвонился.

Григорий:

- Две реплики. Первая. Пожалуйста, передайте мою рекомендацию уважаемому Владимиру Николаевичу Сунгоркину (я здесь, в глуши, в Саратове, политтехнолог выборный на пенсии), что Эдварда Чеснокова и Ивана Панкина надо обязательно выдвигать в состав Государственной Думы.

Э. Чесноков:

- Я уже выдвинут. Спасибо.

Григорий:

- Вторая тема. Олег Владимирович, никто из журналистов почему-то не задумывается, откуда Мария Бутина, выпорхнувшая из своего райцентра где-то в Сибири, на Алтае, знает об условиях пребывания в местной гостинице.

О. Кашин:

- Про это все уже отшутились. Знаете, Григорий, давайте не будем на эту тему юродствовать.

Э. Чесноков:

- Вы с ума сошли? Даже в пересказе не обижайте все-таки девушку.

О. Кашин:

- Я впервые своими глазами увидел Марию Бутину лет 7 назад на форуме Кафки и Оруэлла в Калининграде. Она приезжала туда как лидер движения за гражданское…

Э. Чесноков:

- Вы все-таки извольте, даже повторяя чьи-то слова… Не надо так говорить.

О. Кашин:

- Все-таки она за гранью человечности. Поскольку она приехала оказывать медийные услуги палачам и садистам из ФСИНа, мы ее за это не любим. Ну да, критика такого рода в ее адрес недопустима, естественно.

Э. Чесноков:

- Из ваших слов это было неочевидно, когда вы это говорили.

О. Кашин:

- Эдвард, если бы вы защищали других людей. А так, эту Бутину, которая действительно сделала адскую гнусность на этой неделе, джентльмен Эдвард защищает.

Э. Чесноков:

- Ну, какая гнусность? Она из лучших побуждений приехала. Да, наверное, нужно было отправить дьякона Андрея Кураева, который бы ему Библию привез.

О. Кашин:

- Весь опыт каторжный, лагерный, уже нашего времени, когда люди сидят, кто по народной статье 228, кто за фашизм, Тесака замучили, вот она соучастница убийства Тесака, соучастница убийства Магнитского. У нее руки вдруг уже стали в крови. Зачем ей это нужно, я не знаю…

Э. Чесноков:

- Вы сваливаете все в одну кучу.

О. Кашин:

- Ну, как в одну кучу? ФСИН – одно ведомство, оно гомогенное (не побоюсь этого слова).

Э. Чесноков:

- Я уверен, что даже во ФСИНе есть искра света.

О. Кашин:

- Люди, которые спасают котиков и переводят пенсионеров через дорогу? Нет, не думаю. Фсиновец по умолчанию негодяй.

Э. Чесноков:

- Наша вера учит, что свет есть и во тьме. Я уверен, что честные фсиновцы тоже есть, просто мы о них не знаем.

О. Кашин:

- Да, просто у них с пиаром плохо, поэтому теперь, может быть, будут пиарить добрый ФСИН. Нет, конечно, ФСИН это мрачная организация.

У нас звонок. Денис из Москвы.

Денис:

- Олег, как всегда прекрасен, причем снимает с языка все мои мысли, мне уже даже как-то боязно становится. Я хотел бы сказать по поводу этого так называемого одноклеточного блогера, который гонял, как сумасшедший, получал по несколько штрафов в день, и ничего не делалось. Я могу другой пример привести. Товарищ Слуцкий, которого Путин наградил орденом «За заслуги перед Отечеством», чей водитель либо он сам…

Э. Чесноков:

- Подождите. Он Буту и Ярошенко помогал.

О. Кашин:

- Он на вертолете в Лавру прилетал и на «скорой» в аэропорт приезжал.

Э. Чесноков:

- И он при этом помогал на адвоката для Бута и Ярошенко. Я считаю, это заслуга.

О. Кашин:

- Я прочитал в «Комсомольской правде» жуткую историю про Приморье, как в начале марта мужик с семьей (жена, двое детей, еще племянница, дочка брата) поехал на рыбалку. Когда ехал с рыбалки, решил срезать угол через замерзшую реку. Все утонули. Вернее, думали, что утонули все, а на самом деле глава семьи один спасся и решил не выходить к людям, остался в лесу и заморил себя голодом и холодом, умер спустя три недели, пил горячую воду, не ел ничего и мерз, потому что понимал, что как ему теперь жить, погубил и свою семью, и дочку брата. Меня эта история взволновала. Спасибо коллегам из «КП-Приморье», которые об этом написали.

Э. Чесноков:

- Я все-таки хотел бы повторить простую вещь. Друзья, не выходите на лед весной.

О. Кашин:

- Эдвард, вы начали говорить «хотел бы повторить простую вещь», и я подумал, вы хотите сказать, что и во ФСИНе бывают хорошие люди. Как вы меня уже приучили к тому, что вечно защищаете непонятно кого. Я не приветствую такое ваше поведение, хотя понимаю его, по крайней мере.

Э. Чесноков:

- Давайте вернемся на Украину.

О. Кашин:

- Там что-то случилось?

Э. Чесноков:

- Нет. Арсен Аваков… Хотя можно сказать, что и случилось. Приступ любви к русскому языку.

О. Кашин:

- Да, это безумие, конечно. Вспомнили, что у них есть русский язык.

Э. Чесноков:

- Арсен Аваков заступился за русский язык. Видимо, это как-то связано с теми колоннами русских танков…

О. Кашин:

- А потом еще Юлия Мендель, пресс-секретарь Зеленского, сказала, что русский язык…

Э. Чесноков:

- Ну, она не столь радикально заступилась, она сказала, что все-таки есть украинский русский. Оказывается, мы есть.

О. Кашин:

- Помните, мы с вами на прошлой неделе рассказывали про этот курьез, когда Россотрудничество решило отметить юбилей Тараса Шевченко…

Э. Чесноков:

- Не полюбили Россотрудничество за это. Этот широкий жест остался бисером перед хрюшками.

О. Кашин:

- И в итоге Россотрудничество гонят из Киева, хотя странно, что оно все эти годы там существовало. В итоге сегодня сенатор Владимир Джабаров, первый зампред международного комитета Совета Федерации, сказал, что если закроют Россотрудничество в Киеве… Угадайте, что должна сделать Россия?

Э. Чесноков:

- Закрыть библиотеку им. Шевченко на Арбате?

О. Кашин:

- Нет, упаси боже. Перенести это представительство в Донецк или Луганск, потому что по международным соглашениям это территория Украины. Понимаете, какой великий ассиметричный ответ великой державы?

Э. Чесноков:

- И при этом, друзья, мы все-таки призываем наше государство быть последовательным и защищать русских и русский язык бескомпромиссно.

О. Кашин:

- В 2021 году звучит довольно сомнительно такой призыв.

Э. Чесноков:

- Олимпиаду мы тоже 7 лет ждали.

О. Кашин:

- Но мы знали в течение этих 7 лет, что она будет.

Э. Чесноков:

- И сейчас знали, что Донецк, Луганск, Одесса, даже Минск когда-нибудь будут русскими. Надо только верить.

О. Кашин:

- Эдвард, стала бы русской хотя бы Москва (не побоюсь этого слова). А мы знаем, что для Владимира Путина русский национализм – главный враг.

Э. Чесноков:

- В ней все меньше стреляющих свадеб. Это колоссальное достижение. И даже когда они периодически имеют место, то это вызывает бурное обсуждение в соцсетях, и самих этих стреляющих арестовывают иногда.

О. Кашин:

- Если слушающие нас люди не считали иронию Эдварда, я ее расшифрую. Потому что, естественно, российское государство очень сторонится любой русской темы, российское государство боится русских людей, российское государство всегда считает, что его благополучие зависит от того, чтобы русским людям было хуже.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Я в Крыму смотрю, и здесь прямо по центру Севастополя плакаты, где написано: «Севастополь, Крым – Россия», «Русская весна»… Ну, почти что «Мы – русские».

О. Кашин:

- В общем, есть такая территория на территории Российской Федерации, где слово «русский» не под запретом. Вы мне сегодня присылали в порядке курьеза обложку военных времен книжки про Максима Горького, которая называется «Гениальные люди великой русской земли».

Э. Чесноков:

- «Великой русской нации».

О. Кашин:

- Я сам в юности поражался, как при сталинизме культивировалась эта русскость, естественно, когда их приперло, когда враг подошел к Москве. Но, конечно, с годами я стал понимать, что в исполнении этой грузинской бандитской шайки риторика в поддержку русского народа, который они сотнями тысяч и миллионами губили на фронте, это самая гнусность и лицемерие. И вот эти картинки эмигрантские (назовем их так) времен войны, когда Сталин и Берия вытаскивают из гроба мертвую Россию, пытаются ее нарядить, чтобы люди думали, что она жива, это буквально то, что было на самом деле.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Все-таки проспект 25 Октября в Невский проспект переименовали. Плохо разве?

О. Кашин:

- А тех, кто переименовал, через 3 года уничтожили физически по «ленинградскому делу». Диалектика советской власти. И сама блокадная тема потом оставалась под негласным запретом до конца 70-х годов.

Э. Чесноков:

- Я сейчас в Севастополе, и здесь весь исторический центр восстановлен после войны. И благодаря этому мы имеем прекрасный такой город.

О. Кашин:

- Собственно, сегодня была полемика между Кравчуком и Натальей Дмитриевной Солженицыной на тему того, что Солженицын говорил об украинцах. Я вспомнил, красивое же здание на въезде в центр Москвы по Ленинскому проспекту, симметричное, где Гагарин стоит. Как известно, там стоял гулаговский лагерь, и, собственно, заключенные такие дома и строили. Уж не знаю, кто строил Севастополь, пленные немцы или пленные русские, но для советской власти русские были рабами всегда, поэтому, естественно, об этом нельзя забывать даже в такие торжественные моменты, когда мы говорим…

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. У меня остались, например, книги «Слово о полку Игореве» в роскошнейшем переплете, издание где-то 75-й год. Сейчас таких изданий нет. И я сомневаюсь, что если перевести цену той книги (а там в конце каждой книги, если помните, цена была проставлена) на современные деньги, то она будет не в 10 раз больше. Понимаете, была русскость такая…

О. Кашин:

- В те годы (как раз 70-е) самая дорогая книга (поскольку за нее глупые среднеазиаты готовы были отдать автомашину «Москвич») – книга Олжаса Сулейменова «Аз и Я», о том, что на самом деле «Слово о полку Игореве» написал какой-то татаро-монгол. Это была очень модная книга, которую любила тогдашняя интеллигенция – что, вот, эти русские даже «Слово о полку Игореве» украли у каких-то узбеков.

Э. Чесноков:

- Тем не менее, Золотое кольцо именно тогда появилось как феномен, Суздаль древнерусский.

О. Кашин:

- Да, Золотое кольцо из тех городов и строений, которые советская власть за эти годы не успела уничтожить. Естественно, об этом разговаривать можно бесконечно…

Э. Чесноков:

- Я имею в виду, что охранная зона Суздаля тогда была создана.

О. Кашин:

- Да-да, когда уже прошло 70 лет. Вспомните, в Нижнем есть могила Кузьмы Минина, которую тоже искали по оврагам, куда большевики выкинули косточки, когда разоряли Нижегородский кремль. Естественно, говорить про русскость советской власти примерно то же самое, как говорить про русскость власти современной.

Э. Чесноков:

- Ну, сегодня она более прорусская…

О. Кашин:

- Сегодня, конечно, более прорусская, но невозможно быть более антирусскими, чем советская власть. В этом смысле, конечно, Владимир Путин в выигрышном положении находится.

Э. Чесноков:

- И при этом давайте все-таки верить, что Россия вспрянет ото сна, и этот добрый, истинный патриотизм прорастет сквозь асфальт, как он всегда прорастал…

О. Кашин:

- …вопреки российскому государству.

Э. Чесноков:

- А может быть, и благодаря ему, кто знает.

О. Кашин:

- Прощаемся до завтра. Всем пока. Всех обнимаю.